Рецензии на книгу «Чёрный принц»

ISBN: 978-5-389-10147-0
Год издания: 2015
Издательство: Азбука, Азбука-Аттикус
Серия: Азбука Premium

«Черный принц» вошел в золотой фонд мировой литературы (а также в шортлист Букеровской премии) и создал Айрис Мердок славу самой «английской» писательницы XX века. «Черный принц» — это вершина психологической прозы автора; это своеобразный, замкнутый внутри себя мир, существующий по своим собственным законам, мир, одновременно логичный и причудливый, реалистичный — и в чем-то ирреальный Любовь и предательство, цинизм и порядочность — эти взаимоисключающие понятия характеризуют большинство героев книги. Итак, Брэдли Пирсон, стареющий писатель, переживает творческий кризис. Окруженный требующими постоянного внимания и заботы родственниками, терзаемый бывшей женой, он пытается найти утешение в любви к молоденькой девушке, дочери друга. Эта любовь, обреченная с самого начала, неминуемо ведет к катастрофе.

Показать все

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу Чёрный принц
Оценка: 5  /  3.9
Мы тут все задорные

Начинается все с лихой комбинации событий, которую иначе как балаганом не назовешь, продолжается тем, что не получается никак оторваться от чтения, а заканчивается воистину внезапным финалом, после которого ты активно начинаешь искать двойное (тройное, далее по списку, нужное подчеркнуть) дно у истории, свидетелей, рассказчиков, выискивая, кто из них говорит правду, кто сумасшедший, а кто просто зашел выпить чаю.

Не получается у меня смотреть на Айрис Мердок как на английский вариант Достоевского или аналог, несмотря на то, что с последним в плане творчества часто проводят параллели. Скорее для меня "Черный принц" по накалу драмы и перипетий сюжета ближе к Толстому, с которым так же сравнивают Мердок, вот только, в отличие от исходника, здесь никто не пытается влезть мне в мозги, дабы доказать, какая точка зрения самая важная. Скорее я провожу параллели в плане того, что, читая "Черного принца", так и хочется сесть на лавочку, подпереть голову кулачком и так вот про жизнь вздохнуть, мол, ну закрутили, что твой сериал. При этом в сюжетные перипетии отлично вписывается целый пласт рассуждений о том, что есть истина, что есть творчество, что есть истина в творчестве и как стоит растрачивать (или нет) свой талант на этой бренной земле. Про писателей и не только, так сказать.
Ну и я уже молчу о том, что мне в очередной раз захотелось прочесть уже "Гамлета" в оригинале. И дело не столько в аллюзиях, которые тут и там встречаются в романе, пока автор как бы намекает, что не всегда стоит так пристально всматриваться в ведро, потому что оно может оказаться по задумке и правда просто ведром. Дело вообще в настроении, в этой драме, где в финале ты начинаешь задумываться, кто в этой истории призрак, а кто главное действующее лицо.

Роман, который я по умолчанию окрестила как потенциально тяжеловесный, я умяла за два дня и читала, просто не отрываясь. Совершенно неправильно делать его слишком сложным в своем восприятии, равно как и цедить исключительно как историю про склоки и перипетии бытовых душ. Для меня "Черный принц" - отдельно взятая камерная трагедия, где успели порассуждать обо всем на свете, будь то жестокость женской мести или эмоциональность юности. Отдельного упоминания заслуживают описания чувств, будь то влюбленность или ревность. Удивительный случай, когда автору удается мастерски описание и действия, и эмоций. А в финале будет ждать приложение послесловий, дабы сравнить, почувствовать, каково это - видеть через кривое зеркало свое неправильное отражение. Или же дело вовсе не в зеркале, а в том, что и как упрямо хочет видеть тот, кто в него смотрится?..

Итого: на сегодняшний день самое любимое у Мердок для меня, определенно, а так же открытие как минимум этой весны. Порой достойные книги слишком долго ждут своего часа, но, видимо, на то свои причины у бытия.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Рецензия на книгу Чёрный принц
Оценка: 5  /  3.9

«Добро не торжествует, а если бы торжествовало, то не было бы добром. И слезы не высыхают, и не забываются муки невинных и страдания тех, кто испытал калечащие душу несправедливости»

Брэдли Пирсон – писатель, который в данный момент времени переживает творческий кризис. За всю жизнь он написал всего три книги, но как говориться важно не количество, а качество. Брэдли выпускает и пишет только те истории, которые действительно могут стать чем-то выдающимся. Он, конечно, мог бы публиковать по несколько книг в год, как его друг Арнольд Баффин, но это не его дорога, Брэдли не стремиться за славой и за гонораром, он творит настоящее искусство. Только вот в данный момент это получается у него не очень хорошо. Да и времени на книги у Пирсона почти не остается. Как гром среди ясного неба на голову ему обрушиваются сразу несколько проблем. Бывшая жена возвращается повидаться, от сестры ушел муж, с которым она прожила много лет и отношения с другом тоже не очень складываются. В жизнь Брэдли Пирсона пришел хаос.

«Любовь преображает мир»

И среди этого беспорядка и хаоса Брэдли находит свою любовь. На писателя обрушиваются сильнейшие чувства, неконтролируемое влечение к двадцатилетней Джулиан дочери своего лучшего друга Арнольда. Со стороны может показаться, что Брэдли лишь хочет отомстить другу за причтённые проблемы, но это совершенно не так. Пирсон действительно влюблен, его чувства и намерения чисты и светлы. Для Джулиан Брэдли является чем-то вроде кумира, учителя, она видит в нем идеала, к которому стремиться сама. Конечна разница в возрасте у них огромная, но мне хочется верить, что у них все сложится.

«Мы готовы простить свидетелей нашей низости, но не свидетелей нашего унижения»

Также помимо выше перечисленных персонажей в книге присутствуют и другие не менее интересные личности, к которым я кроме отвращения больше ничего не испытываю. Кристиан – бывшая жена Брэдли. Самовлюбленная стерва, которая не дает покоя никому, она всегда хочет, чтобы весь мир крутился вокруг одной ее и когда этого не происходит Кристиан начинает злиться. Арнольд – этакий лучший друг Брэдли, под маской которого прячется самый настоящий хитрый и лживый подонок. Он использовал дружбу с Брэдли лишь для того, чтобы хорошо устроиться в жизни. Рейчел – жена Баффина. Она тоже ничем не лучше своего мужа, вообще не ясно, что ей нужно от жизни, от Брэдли, от мира. Арнольд и Рейчел – два сапога пара оба лживые и жестокие люди, которые кроме себя никого не видят. Присцилла – сестра Брэдли. К этой женщине я отношусь более терпимо, чем к предыдущим, хотя она тоже не подарок. После того, как её бросил муж, она просто впала в депрессию, упала на кровать и начала реветь. Её, конечно, можно понять она потеряла любимого человека, но нельзя же вечно лежать и реветь в подушку, надеясь на то, что все самой разрешиться.

«Суть ее темна для меня, как темен для себя я сам. Механические пружины нашего "я" остаются сокрытыми от нас, покуда божественная сила не доведет их до совершенства, а тогда некому будет знать о них, да и нечего»

Книга очень жизненная, она дает огромную пищу для размышлений. Забыть эту историю невозможно, она очень красивая, творческая и вкусная, но помимо этого она еще и актуальна. Номинация на Букеровскую премию была заслуженной. Этот роман действительно стоит, чтобы на него обратили внимания и прочитали. Книга написана живо легко и качественно. Ценители высококачественной прозы будут довольны.

картинка AffrontiRegiven
Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 5  /  3.9

«Черный принц» самый известный роман британской писательницы с ирландскими корнями Айрис Мердок. Это многоуровневый роман, где темы любви и искусства сталкиваются в неравном бою. Вообще, противопоставление этих двух категорий весьма характерная черта творчества писательницы. Айрис Мердок с точностью ювелира описывает целую гамму чувств и состояний: муки творчества или творческое бесплодие, запретная любовь или угрызения совести, состояние ревности любовной и ревности творческой, зависть к успехам других на литературном поприще и просто ожидание музы. И вот муза пришла…

Писатель средних лет Брэдли Пирсон (Black Prince) за всю свою творческую жизнь написал всего три книги. Нет, он, конечно, мог стать своего рода пишущей машинкой, выпускать каждый год несколько романов, чтобы поддерживать интерес публики. Грубо говоря, стать хорошо продаваемым писателем (как его друг Арнольд Баффин), стать попсовым. Но, нет – это не его дорога. Ему удалось сберечь свой талант в чистоте и выпускать только «настоящие книги». Но, где черпать вдохновение? Книги рождаются от одиночества и от любви. Любви! Ведь, каждый творческий человек должен быть хоть немного влюблен.
Любовь пришла к Брэдли как наваждение, закрутила его в безудержном порыве приятных эмоций, смела рамки приличия и нивелировала общественное мнение. Бредли воспылал любовью к едва повзрослевшей дочери свого друга писателя Джулиан Баффин. Со стороны может показаться, что писательская зависть к популярности у читателей Арнольда Бафиина сподвигла Брэдли Пирсона отомстить ему, закрутив роман с его дочерью. Но это совсем не так. Любовь и увлечение главного героя подлинные и не вызывают сомнений. Юная Джулиан видит в Брэдли учителя-интеллектуала, наставника, гуру. Для нее он настоящий писатель, не то, что ее отец – потакатель публики и массовик. Не понятно, что задевает больше Арнольда Баффина – то, что его дочь выбрала эталоном в творчестве Брэдли Пирсона, или возрастная разница влюбленных. Вот тут и звучит во весь голос главная фанфара романа – любовь или искусство?

Этот роман относится к разряду высококачественной интеллектуальной прозы. Размышляя о Высоком, Айрис Мердок напрямую ведет диалог с читателем. Она бросает вызов, заставляет задуматься о сосуществовании высоких материй и обыденности. Не всегда в этой схватке есть победитель. Но пытаться, однозначно, стоит. Это чтение для читателей с хорошим литературным вкусом. Качественный актуальный в любое время роман!

Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 4.5  /  3.9

Роман о стремлении к совершеству - в любви и в искусстве. Роман-размышление о том, что же это такое - идеальная любовь и подлинное искусство. Стоит ли размениваться, пробуя себя в любви и в творчестве, даже если заранее знаешь, что идеала не будет? Или все-таки нужно ждать - может быть, всю жизнь? Лично я считаю, что жажда совершенства - это опасный, полный разочарований и часто безнадежный путь. И возможно, Брэдли Пирсон, герой "Черного принца", даже согласился бы со мной, но вряд ли променял бы этот путь на другой.

Брэдли Пирсону 58 лет, но выглядит он куда моложе. Брэдли писатель. Кто-то наверняка скажет, что неудавшийся, но это не важно, сам он всегда считал себя писателем истинным, ждущим того самого Вдохновения, той самой Великой Книги. Он не из тех, кто в ожидании чего-то настоящего готов марать бумагу, производя на свет пошлые поделки. Писательство не было для него ежедневной жизненной необходимостью; скорее, таковой была идея писательства. Брэдли долго ждал возможности уйти со службы и всего себя посвятить сладостным бдениям над чистым листом бумаги. Было ли ему что сказать этому миру? Возможно, Брэдли Пирсону нужна была для этого его идеальная любовь. Или, возможно, ему было нужно хоть что-то.

Конечно, Брэдли влюбляется. Я читала роман во второй раз, но это опять было внезапно - даже для меня, не говоря уже про Брэдли. Он получает свою идеальную любовь - любовь без будущего, без продолжения, не имеющую ни малейшего шанса выбраться из кокона влюбленности. Любовь страстную, последнюю и совершенно запретную. Только такая любовь может быть идеальной, ведь все знают, что происходит с любовью через годы, через брак, через ежедневность, рутину, быт. О, я не говорю, что она исчезает, но она так меняется, находится в таком непрерывном движении, что ни о каком идеале речи нет. Идеальная любовь - это любовь без будущего, неделя страстной влюбленности без надежды на продолжение, а, может быть, и без настоящего желания этого продолжения. Брэдли ведь умен; он знал, что станет с его совершенной любовью, как только она вернется в реальную жизнь. Недаром Брэдли Пирсон испытывал такое отвращение к браку, такой страх перед этим союзом, полном всех чувств. И недаром Брэдли окружают супружеские пары, внутри которых бог знает что творится.

"Черный принц" полон раздумий на темы любви и искусства. Две силы, движущие человеческую жизнь, создающие ее. Уж для Брэдли Пирсона точно. Его книга создана любовью. Его любовь была все той же жаждой совершенства. По-моему, в романе все-таки больше об искусстве, несмотря на подзаголовок "Праздник любви". Не столько даже больше, сколько важнее. О подлинности искусства, об истине, о трагической невозможности запечатлеть со всей точностью то, что имеешь сказать, о том, "из какого сора" все это рождается. И о любви, конечно. Какая это все-таки великая сила, как она преображает жизнь и мир, каким источником может служить. И в каких страшных эгоистов она превращает людей, на какие безумства сподвигает, какой огонь открывает в человеке.

Стоит ли стремиться к совершенству, не давая права на жизнь тому, что не может им похвастаться? Стоит ли неделя идеальной любви целой жизни? Кто знает.

Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 5  /  3.9
- По-вашему, какое предельное выражение человеческих страданий?
- Концентрационный лагерь.

Написать отзыв на произведения Айрис - это равносильно исповеди, обнажению души, признанию в сокровенном. Для меня.
С каждой прочитанной книгой я начинаю все острее и глубже ощущать всю бренность и суету бытия. Спадают розовые очки, выхожу из состояния транса, слабеет гипноз того неведомого кукловода, что сконцентрировал мое внимание на совершенно другое, и я прозреваю.

С каждой прочитанной книгой я говорю себе: "вот оно! Это твоя кульминация, Айрис!" но снова ошибаюсь, потому что кульминация Айрис - это еще непрочитанное, неизведанное, ожидающее своего часа. Ее книги невозможно читать без передышки, они терпеливо ждут, нередко годами.

Айрис предельно деликатна, абсолютно не претенциозна, совершенно не кичлива. Она философ, а ее произведения - это иллюстрации к ее мыслям. Она создает свой Мир и он определенно не для всех: подгонять его под массы - это удел и призвание графоманов. Айрис - бог, она творит, я смотрю, всматриваюсь оторопело, в ступоре, изо всех сил пытаюсь понять то, что вижу, но увы... Самое большее на что оказываюсь способна - это замереть после последней перевернутой страницы, ошалело уставиться в стену, на которой продолжают мельтешить тени, обмякнуть в бессилии и расплакаться, не стыдясь своих слез.

"Черный Принц" - это книга в книге, это попытка Брэдли Пирсона сказать по-настоящему весомое слово, оставить гениальный след в литературе, а не просто пройтись по поверхности, вскользь, без малейшей царапинки, к примеру, как его друг Арнольд Баффин, чьи книги - это грибы после дождя, идущие нарасхват, востребованные и читаемые: из разряда тех, что мы привыкли брать на дорогу и еще куда-нибудь, из расчета прочитать страничку-другую, убивая время. Пирсон же надеется, что настанет триумф книги, для которой человек будет красть это самое Время, жертвовать им во имя еще одной страницы, плюя на важные дела, сон, еду, на саму жизнь, которая в это самое время продолжает свой непрерывный путь к финишу. Книга Пирсона - книга Мердок...

"Черный Принц" - это роман о любви. О любви ли? Скорее, о неистовой одержимости, падании ниц перед божеством, перед иллюзией, принятой за правду - за личную правду. Любовь 58-летнего Брэдли Пирсона к 20-летней Джулиан Баффин в моем воображении рисовалась, как сцена из несуществующей (вообще-то, существующей) трагедии, где в главной роли Страсть, изначально обреченная на невозможность. Чувство, окрыляющее Пирсона, открывающее в нем гения-художника, но в то же время, его проклятие, рок.

...моя способность любить – это и есть моя способность писать, способность осуществиться наконец как художнику, цель, которой я подчинил всю жизнь, - я был прав, но понимал это смутно, темно...

А понимал ли он, что Джулиан - это его болезнь, его слепота ко всему, что происходило и неизбежно вело к извержению дремлющего, но мощнейшего вулкана? Он знал, хотя упорно предпочитал не знать.

"Черный Принц" - это калейдоскоп, где Случайности перетекают одна в другую, составляя немыслимые картины, сдирающие кожу с читателя ничуть не хуже самого страшного из всех возможных психологических триллеров, но с одной разницей: Айрис делает это чувственно, со знанием дела, причиняя ту же боль, но в гениально рассчитанных пропорциях, не сливая все в непонятную кучу-малу, где не поймешь ЧТО и с какими целями было задумано.

"Черный Принц" - это драма. Это битва за Жизнь, которая проходила мимо: стремительно, не обернувшись. Это битва за Любовь, беспощадную и бьющую по гордости, унижающую, отнимающую надежду, перерождающуюся в Месть.
Это роман о страдании, где у каждого свой Ад - растерянность, разочарования, блуждание в сумрачных джунглях личных переживаний и рефлексий.
Несчастная любовь, обреченная - именно она дает в полной мере ощутить чистое страдание, после которого наступает просветление и возможность увидеть сущее в совсем ином свете... по словам Брэдли. Я им поверила.

А книгу, естественно, в любимые.

Дальше...

Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 0  /  3.9
Now cracks a noble heart. Good-night, sweet prince; And flights of angels sing thee to thy rest.

"Ад - это другие"

Интересен мир простого человека, но еще интереснее мир художника.
Ты как в музее, из которого сделали пристанище бомжей. Вот - огромные колоссы, и они прекрасны. Любовь, Искусство и Красота возвышаются над тобой, давят на тебя своим совершенством, своей вечностью и своим весом. Хочешь почувствовать себя букашкой? Тебе сюда. Пока ты ходишь по этому музею, задрав головы, и пытаясь разглядеть что-то среди колонн величественных, уходящих в небо и , безусловно, совершенных ног, ты периодически спотыкаешься о рыдающих людей.

Люди в принципе так себе, а на фоне колоссов (они настолько величественны, что даже писать слово "колосс" с маленькой буквы кажется мне проявлением неуважения) уж совсем так себе. Современный твиттер сказал бы о людях, которые обитают в этом мире, просто - "ну такое". Особенно женщины ну такие. Волосы сухие, и это отвратительно. Крашеный волос показывает черный корень. Заплаканное лицо кривится и опухает. Из-под тугой полоски ткани свешивается рыхлая плоть. Под пудрой прячется слой пористой кожи.
Женщина до прихода Любви - существо мерзкое. Это не гомосексуализм, как хотелось бы думать некоторым. Гомосексуализм - это все-таки проявление таксиса, тропности, желания двигаться к какому-то объекту. Здесь мы видим обратный процесс - главный герой не испытывает желания двигаться к, он испытывает желание двигаться от. Сдержанное раздражение, хорошо спрятанное отвращение, реакции, обратные таксису и тропизму. Это мизогиния в классическом смысле этого слова.

Любовь (кровожадный колосс нагибается к скрюченному телу на полу и вдыхает в него жизнь), которую испытывает автор, преображает женщину - а может, надевает каменную повязку на твои глаза. О внешности возлюбленной не сказано ни слова, потому что не имеет значения, есть на ней пудра или нет, не имеет значения, сколько валиков плоти свешивается из-под чулка. Колосс сделал свое дело.

Само собой, эти титаны, эти гигантские всемогущие чудовища, кровожадны.
Они требуют жертв. В жертву приносить нечего, кроме себя самого, но когда ты попытаешься это сделать, ты обнаруживаешь, что тебя уже едят.
Люди, что вокруг тебя.
В конце концов, твой вес в обществе определяется тем, как быстро люди понимают твое "нет".
И в жертву тебе приносить нечего - ты пытаешься двинуться, но вокруг тебя кровожадные пиявки, которые все яростнее вонзают свои зубы в твою кожу. Ты отрываешься. Некоторые из них дохнут.
Но колосс уже устремился вверх, к небесам, твоя жертва ему уже неинтересна. Если ты думаешь, что потерял все, ты неправ. С тобой осталась тварь, что выбралась из ящика Пандоры последней. Надежда.
Говоришь, это не тварь? Милый друг, она погубила куда больше людей, чем все болезни мира, взятые вместе.
Когда надежда потеряна, твой мир рухнул. Ты больше ничего не ждешь, ни на что не надеешься, ты достиг дна, и единственное, что тебе остается - это оттолкнуться от него и начать жить дальше. Надежда заставляет тебя волочиться за прошлым, где тебя ждут агрессивно (ты оторвал голову парочке из них, помнишь?) настроенные пиявки.
Поверь мне, Надежда ухмыльнется, когда ты будешь подыхать, и отправится на поиски новой жертвы.

Любовь забывается, и иногда это все, на что мы можем надеяться.


Забудь. Брось. Умри и возродись из собственного пепла, как феникс. Пусть даже призраком.

Возлюбленные призраки всегда безжалостны, даже если при жизни они были сама доброта.

Жалость, сочувствие, сострадание - все это весело, пока ты жив. Призраки же - даже если у них по чистой случайности сохранилось более-менее функционирующее тело - безжалостны просто потому, что мертвы. Они судят, но не милосердным судом триединого Бога, который возьмет во внимание рассказы ангела-хранителя о раскаянии, хороших поступках и прочей малозначительной ерунде, а судом Анубиса. Твое сердце - и твои поступки - тяжелее, чем перо на другой чаще весов? Катись прямиком в ад, и если ада под рукой не окажется, то мы организуем его тебе еще при жизни.

Непросто быть призраком в живом теле, знаете ли.
Итак, один брак с таким созданием - и ты уверен, что

Человеческая душа не предназначена для постоянного соприкосновения с душой другого человека


Все меняется, когда с небес склоняется колосс. Любовь - это игра, в которую мы играем сами с собой, но и искусство - игра с похожими правилами.
Искусство - это всегда про жизнь, про людей, а знание людей можно приобрести только среди людей, а не в тиши кабинета.
А ты, Черный Принц, мастер спорта по бегу от людей. Мастер спорта по закрыванию глаз. Мастер спорта по неумению говорить "нет".
Гений прокрастинации. Тебе бы самодисциплины, и не было бы нужды завидовать, не возникло бы нужды в этой мучительной, стирающей границы разума любви, в которой ты всего-навсего попытался спрятать свою неудовлетворенность жизнью. Не любовь двигала тобой, но отчаянная попытка сменить обстановку, возвыситься над толпой людей, для которых что ты, что слова твои одинаково не имеют значения.
Ты хотел стать мучеником от искусства, и ты им стал.

Спокойной ночи, милый принц, и пусть дьявольские ветры унесут тебя в царство покоя.

Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 5  /  3.9

что это было? Любовь, секс, искусство?

Да. Но это составляющие части чего-то целого, к которому сложно подобрать название. Ведь «лоскутное сознание»(с) у нас, друзья мои. Просто, «Черный принц» это курс философии. Который претворяет «собственные навязчивые представления в общедоступную риторику, подвластную и языку младенца»(с). Курс, который с картинками. С эротическими. Целомудренными и вульгарными. Как это возможно? Только так и возможно, если хочется понять. Экзамены по философии жизни сдаем мы все, а вот как учились теории и практике не каждый сможет дать себе и другим ответ.

С Мердок, в «Черном принце» можно на примере. Да, здесь все ошалелые, разговаривают цитатами, за которыми прячется философская наука всех времен. Все с размягчением мозга из-за жала не розового, жирного Купидончика, а жестокого, поджарого Эроса. Что за истерика у них, спросите вы? Так не бывает, скажете вы. Истерики бывают, и если истерит один - это заразно, истерить начнут все. Попробуйте влюбиться в тесном кругу привычной компании, где все милосердны друг другу своим любопытством и участием - увидете, узнаете. Просто об этом не пишут. Или пишут авангардно жестко, а может слишком мягко, чтобы отвлечь формой. Но чаще молчат, дозируют, что бы не позориться. А тут - про всех, концентрировано, без отвлечений, под лупой. Ладно, не буду агитировать, кому надо - и так понял. А кому не надо, так и не надо.

Так вот. Смысл жизни по-мердоковски - в любви. Если ее нет, то это инвалидность. Даже не так. Инвалиды ведь тоже любят. Если любви нет - от этого умирают, инвалидность в этом смысле. Каждый умирает по-разному. Есть люди с разным кругозором. Чем шире кругозор, тем мучительней смерть. Чем уже, тем быстрей. А если вы вбили себе в голову о призвании творить или вдруг просто терзаетесь мукой самовыражения, творчеством - то без реализации животного инстинкта и Божественного провидения (что одно и то же) вам никуда. Только в любви источник вдохновения и творчества, (что бы вы там не творили), молодости, красоты и магнетизма.

Любовь - она такая разная. Ее можно испытывать к кому угодно. Возраст, пол, социальный статус, степень родства - неважно. Пишет Айрис Мердок о любви между мужчиной и женщиной. Зрелыми людьми и юными. Между мужчиной и мужчиной. Между женщиной и женщиной - не пишет. Может не имела ее в виду? Почему? Что за дискриминация? Только мужчины - люди? Я вот сегодня ради эксперимента (после прочтения книги и стойкого саднящего впечатления) отправила воздушный поцелуй своему тренеру (невероятно красивой, успешной, стройной, звонкой, характерной и даже жестокой (думаю из-за того, что у нее два сына, не дочки)) олимпийской чемпионке нашей родины по спортивным танцам, Ире, после утреннего тренинга. (Как обидно, что мы не знаем наших олимпийских чемпионов в лицо! всяких ток-уродцев знаем, а их нет! а ведь как хороши, лучше всех…) (Кстати, был релакс, после силовой и функциональной нагрузки я не испытываю ничего, кроме злого желания сделать ей подножку и поцелуй мог бы показаться не искренним). Ира смутилась и я ее понимаю… Интересно, почему Айрис Мердок никогда не разбирает на атомы «такую» связь между женщинами? Бывает ли там черный, настоящий Эрос? Или только… ?

Но дальше интересней. Бисексуальность, родство, полигамность, разный возраст - кого этим сегодня удивишь? Брак. Вот что терзает, бодрит, мучает, дарит счастье. Кто? Кто придумал что это нечто особенное, выше всего и вся? Вот свершилось (белый корсет, белый жемчуг, белые чулки и наивный мужик в темном костюме при укладке, маникюре и цветке в петлице) и ты в дамках? Нет. Это такая же любовь, но с одним отличием - это длящаяся сделка, сговор, заговор против всего мира. И белый цвет тут не при чем. «У супругов не должно быть близких друзей». В книгах Мердок тысячи шифров, комбинаций коротких предложений-утверждений, что брак это таинство темное, жестокое, сложное, примиряющее, уютное. И больно и позорно, но как хорошо…, а главное - никому не понять, даже другим, таким же кто в браке, у них по-своему, по-другому… Но тоже темно, жестоко, сложно, примиряюще и уютно. А главное - себя не забыть, не раствориться… И тогда, ничто «не мешает пить чай с удовольствием»(с). Усложняет понимание и то, что в современном мире почти никто за выносливость брака не держится, ценностью ее не считает, все больше волнение, острота впечатлений физических и интеллектуальных, новизна, вызов, юность в цене. Где там место снисхождению, умилению, приятию всего некрасивого, что есть в нас? НЕ КРУТО! Вы уверены?

Любовь это бульдозер. Пройдет везде. Хоть топь, хоть гранитная порода, хоть заговоренные пустоши. Своей наглостью, инстинктом, грехом. Но на наглость, силу и грех всегда найдется другая наглость, сила и грех! Но только не в любви. Потому что она еще имеет и святость! Вот что поделаешь со святостью? Да ничего… Святость обезоруживает. Пойди, попри против нее, когда своей чистотой и наивностью слепит свет из самых развращенных глаз, будто вызов вечному злу… НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ? Вот-вот, мы ведь не зло. Еще бы…

Дойдя до экзальтации, что-то усомнилась я в своей способности «разобрать» произведение после философского вызова. Куда мне? С ума сойти разве что… Ладно. Дочитали «до сюда», читайте дальше.

Главный герой - социопат, с виду деревянный, а внутри сплошной трепет. Который лучше промолчит, нежели скажет, напишет. Последний денди Лондона, носящий подтяжки… Какое ламборгини, астинмартин и прочая хрень, я вас умоляю (предвижу «не надо делать мне умоляю»)?! Он раним, эрудирован, если и жалуется, то на дефицит образованности, он полон понимания мироздания, с Богом на «ты», витает в своих мирах, бережет свое эго, а зачем его тратить на дешевку, не вкусно, ффуу.. . Говорит цитатами, даже считает себя вправе судить других… Умен, хорош собой, зрел, состоятелен, опрятен, сдержан… А вот ему! Влюбись в юную, прекрасную, ароматную дурочку, средоточие самых смелых своих фантазий … А с другой стороны, о чем космически мечтал, за что заплатил бы любую цену? За вдохновение и любовь. Все под расчет у Мердок! Что за человек она? Человек ли? Она ему это дала! И вы, уверяю, не поморщитесь от приторности, читая! Уметь надо! Помните греховные слюни Гумберта (и свои) из-за существования на этой планете Лолы, Ло - ли - ты, Долорес…? Они здесь. Всё. Молчу и чту уголовный кодекс. Мердок тоже чтила, кстати. Не зря тискала и обнюхивала многочисленных корги вечной королевы Невиктории, своей поклонницы (я тоже различаю запах собак, уж свою найду по запаху, даже если заблудится). Если чем мне и симпатична королева Невиктория, то пониманием моей (да, моей!) Мердок, любовью к собакам, которые любят, преданы, понимают настроение. И брака.

Ладно… поняла. Перебор. Насчет запахов. Не каждый запах ног приятен. Важен единственный. Наш герой, счастливец, несмотря ни на что (неблагоприятные правовые последствия) таки выбрал свой. Разные пробовал. Но у дурочки - лучше всех… Разве не обидно? А все дело в мере очарования и отсутствии соперничества. В мере ума, красоты, агрессивности, опрятности, том самом запахе ног. Будешь наравне мозгами, чувствами, способностью перевернуть мир - не будут твои ноги так приятно пахнуть.

Грешнику простится многое, праведнику не простится ничего. Не помню кто сказал.
Эта книга еще и о лицемерии. Прячь, прячь истинное лицо, иначе дороже выйдет… Если и разделю мораль о ханжестве Камю в его социопатическом «Постороннем» то не в самом «Постороннем», а здесь, хотя бы потому что главный герой никого не убивал.

В общем, не рецензия это. Поток сознания. Для рецензии, я, слишком, неприлично неравнодушна, субъективна. А объективно не смогу, несмотря на то, что это второе прочтение книги.

Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 0  /  3.9
СОН И ЯВЬ БРЭДЛИ ПИРСОНА

«Зачем написана эта повесть, станет очевидно из самой повести. Но, в конце концов, никакой тайны здесь нет».
(А.Мердок. «Черный Принц»)

Брэдли Пирсон, 58-летний писатель, уходит со службы, чтобы написать, наконец, лучшую свою книгу. Брэдли подходит с высокой меркой как к собственному творчеству, так и к литературе в целом. Быть может, именно поэтому, в отличие от своего лучшего друга Арнольда Баффина, плодовитого писателя, романы которого подобны бабочкам-однодневкам, библиография произведений Брэдли Пирсона включает всего лишь три книги (правда, получившие высокую оценку). Когда-то в его жизни была жена, от которой он, по его словам, ушел сам (она подавляла его натуру, опять же по его словам), и с тех пор он живет одиноко. Брэдли интеллектуал, сноб, ранимая и тонко чувствующая натура. Такой набор характеристик несомненно ведет к эгоцентризму. Когда ты пребываешь в мире шекспировских образов и философских идей и рассуждений, невольно закрываешь глаза на окружающий мир. Его просто не замечаешь, по крайней мере настолько, насколько это возможно.

Но этот мир все таки существует, и в самый неподходящий момент, когда Брэдли уже собрался было покинуть свою лондонскую квартиру, чтобы уехать подальше от мирской суеты и в тишине и спокойствии начать, наконец, писать, -- этот мир вторгается в его жизнь самым бесцеремонным образом. Сначала неожиданное известие о приезде бывшей жены и ее желании повидаться с Брэдли, затем звонок Арнольда и ужасное сообщение об убийстве Рэйчел, затем внезапное вторжение сестры Присциллы, ушедшей от мужа и ищущей спасения и защиты у него, Брэдли. А тут еще Рэйчел (к великой радости Арнольда не умершая), горя желанием отомстить мужу, пытается закрутить роман с Брэдли. В общем, целый клубок неприятных и драматических событий, не обещающих ничего хорошего.

Возможно, Брэдли Пирсон и справился бы как-то со всем этим. Но так уж бывает, что если Судьбе (или Року, или Музе) угодно сделать тебя своим орудием, то как ни изворачивайся, как ни хитри – ничего не получится. То, что должно свершиться – свершится. И если на Художника направлен взгляд Вдохновителя, то и вдохновение придет, и муза посетит. Она явилась в облике юной Джулиан, девятнадцатилетней дочери Рэйчел и Арнольда Баффинов, в своем наряде похожая скорее на юношу, чем на девушку, разбрасывающая изорванные в клочки листы бумаги, на которых можно было различить уцелевшее слово «любовь»… Тогда-то и начался кошмарный сон Брэдли Пирсона, тогда-то и началось его сумасшествие…

Мне не дает покоя мысль: а что, если все последующие события, включая сцену действительного убийства в доме Баффинов, привиделись Брэдли Пирсону во сне, впоследствии переосмысленном, творчески переработанном и послужившем основой сюжета для будущего его романа? Я думаю, что такая версия имеет право на жизнь. Ни для кого не секрет, что чувства, страхи и опасения, обычно сдерживаемые и подавляемые в состоянии бодрствования, во время сна освобождаются из-под контроля сознания, оживают и активизируются, а ситуации, произошедшие с нами в действительности, раздуваются до невообразимых масштабов, приобретая гротескные, а порою и чудовищные формы. И зародившаяся страсть к молоденькой девушке, в своем черном костюме смахивающей на юного Гамлета, выливается в прекрасные видения эротических сцен с нею, а «убийственная» ситуация доходит во сне до действительного убийства и завершается страшными словами полицейского: «Почему Вы это сделали?» И все содержание этого сна окрашено шекспировскими аллюзиями и перемежается мыслями об искусстве и творчестве …

Трудно точно определить, что в этой истории происходило в действительности, а что приснилось Брэдли Пирсону, но скорее всего, так: театр и все, что произошло затем, включая кровавую сцену действительного убийства (но исключая смерть Присциллы -- она действительно произошла, но об этом я скажу позже), привиделось ему во сне. Все "ружья" в этом сне "выстрелили": и подавляемая неприязнь к Арнольду, его сопернику в любви и творчестве, и растерянность от своей беспомощности перед бывшей женой Кристиан, и брезгливое отношение к стареющему женскому телу, и симптомы приближающейся болезни, и мучительное и запретное, постыдное и унизительное желание секса с молодой девушкой…

А затем наступило пробуждение, а вместе с ним и совершенно ясное понимание того, что нужно уехать из Лондона, скрыться. И не потому, что все увиденное во сне может произойти в реальности (особенно любовь с Джулиан), а потому (и это главное!), что лучшая книга Брэдли Пирсона так и останется ненаписанной. И взяв с собой все еще находящуюся в шоковом состоянии сестру Присциллу и Фрэнсиса Марло в качестве врача и помощника, он уезжает в Патару. И пишет, наконец, свой роман, взяв за основу сюжета все произошедшее во сне и наяву, как ниспосланное свыше. Пишет не только из чувства долга перед искусством, не только потому, чтобы хоть как-то овладеть сложившейся ситуацией, развязать все узлы в этом хитросплетении, а потому, что испытывает жгучее желание излить душу, поведать миру о Великой Любви, которая ворвалась в его одинокую и унылую жизнь и заставила ее заиграть всеми переливами радуги – от самых светлых до самых мрачных.

Скорее всего, Присцилла умерла именно так, как и описано в романе – отравившись таблетками. Только произошло это не в Лондоне, а в Патаре, а в роли соседа, с которым пьянствовал Фрэнсис, был сам Брэдли. Можно только строить догадки, по каким причинам он не захотел описать все как было. Одна из них -- нежелание выставлять напоказ приятельские отношения с гомосексуалистом Фрэнсисом (хотя не думаю, что для Брэдли это было так уж принципиально). Но, без сомнения, для Брэдли самоубийство сестры стало трагическим событием, виновником которого он считал себя и только себя и в котором искренне раскаивался.

Как я уже писала, кошмарный сон Брэдли Пирсона завершился, скорее всего, кровавой сценой и возгласами «Почему Вы это сделали?». Все дальнейшее – плод писательских размышлений и усилий, стремление переосмыслить эту жуткую историю, которая, хотя и привиделась наполовину, наполовину все же имела место в действительности, а потому так глубоко его потрясла. Без сомнения, именно такая концовка, где необоснованно подозреваемый в убийстве Арнольда Брэдли Пирсон и не пытается оправдать себя, считая, что все или почти все драматические события произошли по его вине и он должен так или иначе понести за них наказание, пострадать – именно такая концовка логична для его романа и делает автора в глазах читателей мучеником и трагическим героем. Скорее всего, он им и был.

Но возможен и другой финал: Рейчел, как истинная убийца Арнольда, оказалась бы за решеткой, одновременно получив статус брутальной (если это слово можно применить к женщине) героини, отомстившей мужу за все обиды, а несостоявшему любовнику -- за отвергнутую любовь. Поистине, такая концовка окутала бы образ Рэйчел величественным ореолом, пусть и сияющим мрачными красками. Теперь уже она -- мученица и трагическая героиня. Но в своем романе Брэдли Пирсон не позволил миссис Баффин упиваться славой, пусть и черной. Он даже не оставил ей возможности проявить свои лучшие черты. Я все ожидала, что Рэйчел признается в содеянном в последний день суда, или даже после вынесения приговора, или же вообще покончит с собой, не в силах вынести всего этого кошмара. Ведь действительная, настоящая Рэйчел, какой ее рисует в начале романа Брэдли, была обаятельной женщиной, достаточно умной и чуткой, достаточно тонкой и женственной. Правда, страшно уставшей от уз брака, правда, затаившей глубокую, до ненависти, обиду на мужа, но вместе с тем вызывающей у Брэдли (да и у меня также) не только жалость и сочувствие, но и симпатию, и уважение. Такой предстает она в начале романа. А что же мы видим в конце? Ограниченную и не очень умную особу, всячески выгораживающую себя и обливающую грязью того, кто осужден вместо нее на пожизненное заключение. Как это не вяжется с той, прежней, Рэйчел! Как будто перед нами два совершенно разных человека! Недоумеваю: действительно ли здесь недоработка образа или же сознательное его искажение? Только вот кем: Брэдли Пирсоном или Айрис Мердок? И с какой целью? У меня пока лишь один вывод: Брэдли попросту не понял Рэйчел (как, впрочем, и других женщин -- участниц этой драмы)!

Четыре «Послесловия» (Рэйчел, Кристиан, Фрэнсиса и Джулиан) к описанной Брэдли Пирсоном драме, думаю, также принадлежат его перу. Возможно, автор решил, что недостаточно полно раскрыты образы и характеры героев, и решил их доработать. А может потому, чтобы как-то дистанцироваться от них, противопоставить их себе, а по большому счету – разделить мир (созданный его, Брэдли, воображением) на два полюса: он, страдающий, и все остальные, отступившиеся от него. Особенно неприятное впечатление производит «Послесловие Рэйчел»: так написать могла только ограниченная и бессовестная мещанка. Остальные же образы не подверглись такой трансформации, но также несколько обмельчали: Кристиан выглядит самовлюбленной дамой, пытающейся изо всех сил убедить читателя в том, что Брэдли не в своем уме, а главное -- до сих пор в нее влюблен; Фрэнсис – напустившим на себя важность философом-фрейдистом, уцепившимся за счастливую возможность подзаработать на деле Брэдли Пирсона (впрочем, к Фрэнсису я еще вернусь). С этих позиций не удивляет и прохладное «Послесловие Джулиан»: для 58-летнего Брэдли это было своеобразное самовнушение, еще одна возможность доказать себе, что его страсть обречена.

А теперь мне хотелось бы порассуждать, кто все-таки этот загадочный Ф. Локсий, сосед Брэдли по камере, музыкант, отбывающий срок за жестокое убийство, которого писатель называет не иначе как «любезный друг»? Действительно ли он существовал, или же только в воображении Пирсона? Как известно, Локсий – одно из имен покровителя искусств Аполлона. Есть мнение, что якобы не было никакого соседа по камере (а может и камеры не было?), а Локсий – это либо сам Брэдли, отождествляющий себя с ним, либо действительно сошедший к нему в тюремную камеру лучезарный древнегреческий бог. Но как мог этот бесплотный дух оставить материальное свидетельство своего присутствия в камере – Предисловие и Послесловие к роману Брэдли?

А если Брэдли и Локсий – одно и то же лицо, то как он мог в деталях, а главное -- так жалостливо описать собственную смерть? Конечно, технически это возможно, но психологически – вряд ли. Даже человеку, находящемуся на краю могилы, обреченному, знающему, что его дни сочтены. Хотя бы из мистического ужаса перед неизбежным, но устрашающим своей неизвестностью событием! Значит, и это предположение представляется неубедительным.

Я думаю, Локсий существовал реально: он присутствовал при разговоре Брэдли с врачом, он находился рядом с ним в его последние дни и в момент смерти. Опять вопрос: неужели все это могло происходить в тюремной камере, а если и могло, то неужели там же, у постели умирающего Брэдли, находился и второй заключенный? Неужели была возможность слушать в тюремной камере музыку? (Впрочем, я ничего не знаю о тюремных порядках, и слава Богу, т-т-т)

Так вот: осмелюсь предположить, что Ф. Локсий – это Фрэнсис Марло, которого, как я писала выше, Брэдли, возможно, взял с собой в Патару, чтобы присматривать за больной Присциллой. Фрэнсис еврей, а значит умен и музыкален. Он врач, а значит мог обслуживать Брэдли в его последние дни и часы жизни. К тому же он производит впечатление (по крайней мере на меня) тонко чувствующего и, скорее всего, одаренного человека, не чуждого искусству. Но главное – Фрэнсис дружелюбен, открыт, ни на кого не держит зла, способен сопереживать, способен принимать человека таким, каков он есть. И там, в Патаре, он мог вполне стать другом и вдохновителем Брэдли Пирсона. А в качестве литературного псевдонима взять себе имя Локсий (возможно, Брэдли так его и называл иногда), присовокупив к нему инициал "Ф", то есть "Фрэнсис".

Можно привести много аргументов как «за», так и «против» моего утверждения. Я и сама сомневаюсь. Поэтому в качестве подтверждения (а также и опровержения) приведу лишь отдельные фрагменты из «Предисловия издателя», написанного Ф. Локсием:

«Эта книга в нескольких отношениях обязана своим существованием мне. Автор ее, мой друг Брэдли Пирсон, возложил на меня заботу о ее опубликовании. <…> Я также являюсь тем «любезным другом» и проч., обращения к которому встречаются здесь и там на ее страницах. Но я не принадлежу к действующим лицам драмы, о которой повествует Пирсон. Начало моей дружбы с Брэдли Пирсоном восходит ко времени более позднему, чем описываемые здесь события. <…> Ему нужен был кто-то, верящий ему и верящий в него. И в нужде он нашел меня, свое alter ego.

Моя роль как издателя была проста. Вероятно, мне следовало бы скорее называть себя иначе… Как? Импресарио? Шутом или арлекином, который появляется перед занавесом, а потом торжественно его раздвигает? Я приберег для себя самое последнее слово, заключительный вывод, итог. Но лучше уж мне быть шутом Брэдли, чем его судьей. В каком-то смысле я, по-видимому, и то и другое.»


Докопаться до правды в романе «Черный принц» -- дело непростое. Да и возможно ли разрешить все загадки Айрис Мердок, найти все ключи к этому удивительному произведению? Впрочем, сама писательница так не считает:

«Зачем написана эта повесть, станет очевидно из самой повести. Но, в конце концов, никакой тайны здесь нет».


Но несмотря на столь ободряющее заявление, долго еще будут критики анализировать и спорить о романе, искать разгадки к нему, выискивать скрытые смыслы… Такое впечатление, что Айрис Мердок поиграла со своей аудиторией, подкинув ей историю с двойным (а может и тройным) дном: разбирайтесь, мол, сами, кто что в ней (истории) видит и усматривает. Но, без сомнения, удовольствие от чтения и пищу для размышлений получат все!

Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 3.5  /  3.9
Есть повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте

Айрис Мердок та писательница, от которой я безумно устаю. Она меня выматывает и опустошает. Прошлогоднее прочтение "Море, море" до сих пор эхом и отголосками звучит во мне, я все еще полна Мердок с прошлого сентября. Ее произведения кажутся гениальными в чем-то, но при этом я не могу сказать, что мне нравится это внутренне ощущение, что тебя изнутри подчистили огромной кюреткой. А потом еще хотели залить туда йод. И именно вот это чувство - уже не больно, уже никак - после кюретки-то. Мне кажется, у меня даже вид стал ошалелый после прочтения, я не знаю, что я думаю по поводу этого романа. Растерянность. А вот всяческие отступления на тему искусства и тд меня утомляли и отключали мозг - это точно не понравилось. Хотя когда на бедного героя свалилось столько людей и забот, было даже весьма забавно. Нарочитость.
Люди, придурошные на всю голову и все до одного лживые.
Эта история любви/одержимости. Гей - не гей. Все эти Эдипы, Электры, Шекспиры и Гамлеты. А также главный великий Черный Эрос (он же Принц, который правит бал) маячит и в названии и в сюжете часто возникающим фаллическим символом почтамта.

Рецензия на книгу Черный принц
Оценка: 5  /  3.9
Бывают такие женщины. Они заражают вас энергией, которая как будто открывает перед вами мир; а потом вдруг в один прекрасный момент обнаруживается, что вас пожирают живьем.

Ах, леди Айрис, ах чертовка! Снова заморочила, обвела вокруг пальца, переиграла. Разложила тут и там приманку, замела следы своим рыжим хвостиком и завела в темную-темную нору на погибель...

Это мой второй роман Мердок и в обоих мне неприятна общая атмосфера: я упираюсь руками и ногами, противлюсь погружению, изо всех сил стараюсь наблюдать и делать выводы лишь со стороны, извне. Потому цепляюсь за слог, за символы, за скрытые мотивы... Искренне восхищаясь мастерством автора, меткостью фраз, я наотрез отказываюсь водить знакомство с ее героями. И как ни странно, наиболее отталкивающий фактор для этого - их натуральность. Они настолько живые и настоящие, что временами я с отвращением узнавала в них себя. И хотя такой дискомфорт вполне объясним с точки зрения психологии, он не становится от этого менее парадоксальным.

Да простят меня за прямоту и цинизм поклонники и почитатели таланта кавалерственной дамы Британской Империи (к коим, конечно же, отношусь и я сама), но основная сюжетная линия этого романа - не что иное, как любовные томления (гормональный сбой? сублимирование фрустрации?) стареющей домохозяйки, хотя и с ученой степенью по философии и английской литературе. Все эти охи, вздохи и воспевания безумной страсти между весьма экзальтированным 58-летнем юношей, склонным к самоедству, зацикленным на самом себе махровым интеллектуалом и снобом, и избалованной двадцатилетней дурехой не произвели на меня большего впечатления. [Пишу это, а между строк мерещатся рыжие волоски...]
И все же ситуация-то до отвращения жизненная. Повод задуматься о том, что такое вообще эта любовь. Защитная реакция организма? Второе дыхание? Источник новых сил? Так ли уж отличается любовная страсть от истовой веры? И как далеко все это от сумасшествия?

Ох, какой же опыт семейной жизни за плечами у этой знаменитой англичанки - просто волосы дыбом! Такой натурализм в описании супружеских сцен, скандалов и размолвок вряд ли возможен на одном лишь воображении. Налицо глубина переживаний, острота ощущений и... [Ой, ой, смотрите-ка, опять рыжая шерстка посыпалась!]

Название романа хитрое-мудреное.
Черный принц - шахматный король. Человеческая жизнь - партия? С судьбой? С неким мистическим Творцом? С самим собой? И каждый, конечно же, в глубине души уверен, что играет белыми.

Черный принц - Гамлет. О, безусловно, главный вдохновитель, здесь очевиден! На страницах кипят поистине шекспировские страсти, высокопарен стиль, оторванность от насущного практически абсолютна, высока моральная проблематика, другое измерение, мистика, космос, высший смысл...

Черный принц - Эрот. Кроме вполне очевидной сюжетной составляющей, роман перенасыщен эротической символикой. Я-то мнила себя самой умной, вылавливая между строк эти маячки: женщина на буйволе - восточном символе мужской силы и плодовитости; табакерка, как и любой полый предмет, символ женский; башня почтамта - очевидный фаллический символ; кошка - символ женской сексуальности. А леди Айрис под конец все равно оставила меня в дураках, царапнув острыми коготками по самолюбию, и вложила все эти фрейдистские соображения в уста псевдопсихиатра-гомосексуалиста Фрэнсиса Марло. О, кроме эротических, тут спрятана еще уйма символов для раздумий: воздушные змеи/шары - человеческая судьба, непрочность, связь с космосом; босые ноги - связь с землей и (ах ты боже мой!) женский фаллический символ; корабли - надежда, благополучие; птицы (в частности, голуби) - душа, мечта, опять же женский символ; цветы (мир грез) явно противопоставляются плодам, ягодам (реальность). И конечно, конечно же, "образ совершенной красоты и мистического смысла" - лисица! Не случайно я сравниваю с ней саму Мердок, ведь это ее любимый символ. Красавица-лиса в явном виде появляется в видении-воспоминании Брэдли, с мордочкой этого животного ассоциирует он лицо своей возлюбленной Джулиан в момент высшего экстаза и именно о лисьем хвосте вспоминаешь в первую очередь при описании волос Кристиан и ее повадок...

И этот преследующий меня в последнее время мотив самозамкнутости человеческих Вселенных...
[терпкий лисий дух и темнота]
Выпустите меня!
Мне тесно!
Темно!
Ау! Леди Айрис?
Есть здесь кто-нибудь?..

1 2 3 4 5 ...

У вас есть ссылка на рецензию критика?

268 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов