Рецензии на книгу «Дорогие дети. Сокращение рождаемости и рост «цены» материнства в XXI веке»

ISBN: 978-5-4448-0668-5
Год издания: 2017
Издательство: Новое литературное обозрение
Серия: Библиотека журнала «Неприкосновенный запас»

Хочу ли я заводить детей? Надо ли мне для этого вступать в брак? Что я думаю о приемных детях и новых репродуктивных технологиях? Что для меня «слишком рано» и «слишком поздно», если думать о материнстве? Придется ли мне выбирать между карьерой, финансовой независимостью и заботой о детях? Всего несколько десятилетий назад большинство советских женщин не задавались этими вопросами. В предшествующую эпоху раннее материнство являлось безусловной ценностью и нормой. Сегодня многие современницы впервые в истории «нашей части света» имеют дело с феноменом «репродуктивного выбора». Данная книга является попыткой осмыслить новейшие общественные процессы, в результате которых практики и смыслы материнства претерпевают серьезные изменения. Материалом для исследования послужили интервью с современницами из России, Беларуси и Украины — матерями и женщинами, стоящими перед «репродуктивным выбором», а также заметные произведения советской и постсоветской культуры, в центре которых находится материнская идеология. В популярной форме автор описывает и объясняет процессы, в результате которых «цена» заботы о детях неуклонно возрастает, превращая воспроизводство в «дорогостоящий проект», доступный не всем.

Развернуть

Лучшая рецензия на книгу

Оценка: 5  /  4.7
Честно - о табу

Очень правдивая книга на тему, которая не просто замалчивается, а порой, кажется, окружена каким-то заговором.
Почему материнство - это, на самом деле, совсем не легко?
Хотя, я даже больше скажу, материнство в этой книге является лишь отправной точкой, которая неизбежно приводит нас к другим проблемам, таким, например, как модель социального устройства и отношения общества с государством.

Причем, все время, пока я читала, мне неотступно думалось, что книгу стоило бы назвать по-другому. Например, "Почему я не хочу обслуживать чужие потребности?". И речь здесь идет совсееем не о потребностях ребенка, потому что жизнь женщины на постсоветском пространстве устроена так незавидно, что должна она всем. Соседям, подругам, начальству, мужу, маме с папой, маркетологам, которые придумывают как бы впихнуть очередную линейку детского питания. Не рожала - должна родить. Родила - должна радоваться. Не может радоваться - "пристрелите эту суку, она бешеная"(с)

В книге есть несколько цитат, которые отлично обрисовывают это положение вещей. Вот, например:

"...социальный порядок, в котром мы живем, натурализуя материнский труд как "естественную потребность женщин заботиться о других", делает этот труд "невидимым (...) материнская забота не подразумевает гарантированного отдыха, не засчитывается в трудовой стаж и вообще не считается работой, поскольку предполагается, что ухаживать за другими - биологическая потребность женщин"


Аллес! Да тут в одной этой фразе собрано все, что так раздражает меня в нашем современном мироустройстве, но о чем никто никогда не говорит, а если говорит, то подвергается остракизму. На самом деле забота о ребенке - лишь фундамент огромной и тяжелой пирамиды несправедливости в которой эксплуатируется женский труд. В заботу непосредственно о ребенке, которую еще можно объяснить как биологическую потребность, не входит, например, приготовление обеда на четыре персоны, стирка, глажка, уборка, поход за продуктами. Зато это входит в ежедневное расписание любой женщины, причем в том числе и той, чей ребенок уже достиг возраста при котором ему не требуется неустанная материнская забота и её физическое присутствие рядом. Детки выросли, а проблемки остались. И даже тот факт, что женщина работает по 8 часов, как и её спутник жизни, не освобождает её от второй смены, на которую она заступает дома, едва сняв сапоги и повесив пальто на вешалку. Потому что - потребность. Потому что - биологическая.

Конечно, всегда найдутся возражения и альтернативные примеры, но статистика, приводимая Шадриной, равно как и её интервью с респондентками, показывают, что она все же описывает общую тенденцию.

Книга дает ответ и на другой, более важный вопрос - почему порядок вещей сохраняется таким, каков он есть? Ваша покорная слуга, кстати, по малолетству любила притопить за женские права, пока не поняла любопытную вещь: большая часть окружающих меня женщин самостоятельно с радостью поддерживает стены своей темницы. До сих пор худшим сценарием женской жизни остается вариант "невыхода" замуж. При том, что, как видим, типичный "замуж" в нашей стране социальное положение женщины только ухудшает. Все просто.

Императив всеобъемлющей материнской ответственности не возникает произвольно. Он вполне соотносится с неолиберальными тенденциями социальных политик большинства стран. За некоторым исключением, большинство современных государств стремится сокращать расходы на социальную сферу, передавая задачу обеспечения благосостояния семей в их собственные руки. Иначе говоря, забота о зависимых членах семей, провозглашаясь частной проблемой, чаще всего ложится на плечи женщин, поскольку считается, что ухаживать за другими – их биологическая потребность. Императив семейной заботы всякий раз поднимается на щит именно в тот момент, когда в интересы власти входит сокращение сферы социальной поддержки. Так, в начале прошлого века, когда молодое Советское государство нуждалось в участии женщин в индустриализации, популярной была риторика важности детских садов и ранней социализации. В конце 1980-х годов, и, особенно в начале XXI века, проблема доступности детских дошкольных учреждений актуализирует дискурсы их вреда и важности именно материнского ухода.


С социальной поддержкой у нас сейчас как? А так, как и должно быть во время кризиса - не очень. А потому, несмотря на логические сложности, вызванные тем, что прожить семье из трех человек на одну зарплату и смешные пособия крайне непросто, у нас продолжает культивироваться (и преподноситься как величайшее достижение!) декрет до 3-х лет, кормление грудью до института и совместный сон до армии. Я, конечно, утрирую, но я просто хочу продемонстрировать, насколько сложно реализовать альтернативный сценарий женщине, которая не видит свою жизнь исключительно в реализации функции материнства, которая затем находит продолжение в функции бесплатной прислуги.

В лучшем случае предполагается образ этакой "степфордской женушки", чудо-успевашки, у которой в доме всегда пахнет пирогами, Инстаграм ломится от ванильных фотографий, по дому бегают златокудрые и розовощекие дети, а сама она планирует очередной круиз, но при этом не забывает и о работе, потому что является также успешной предпринимательницей, у которой свой бизнес. Бизнес при этом обычно не автозаправка, и не фрахтование судов, а какое-нибудь подобающее "истинной женщине" декретное хобби, которое внезапно стало приносить "реальный доход". Продажа слингов, тортики на заказ, трафареты на свадьбу. Это - современный женский идеал а ля рюс, и западные Who run the world? Girls! здесь не работают. Потому что наши женщины мир не двигают, они его тихонько протирают тряпкой и разглаживают складочки. И это у нас пропагандируется на уровне государственной политики. Глуповатые шоу а-ля "Давай поженимся", рекламные ролики, в которых моющее средство рекламирует обязательно сияющая баба на кухне, тренинги по "пробуждению женственности", где тех, кто заподозревал что их на чем-то наобманывают снова укладывают в анабиоз под мантру "ты женщина - ты должна". Ксюша Собчак в роли кандидата в президенты - не в счет, у нас любая женщина знает разницу и чувствует дистанцию между собой и дамой уровня Собчак. О том как, когда и почему сложилась именно такая социальная система - тоже в книге Анны Шадриной.

Кроме того, это книга-амнистия. Для всех тех вышеупомнятутых "бешеных сук", которые не реализовали свое "главное женское призвание" или сделали это как-то кривенько. Анна Шадрина совершает неслыханно дерзкий поступок. Она утверждает, что материнство, это, скорее, навык, чем врожденное качество и уже тем более потребность.

Кроме того, доминирующая материнская идеология с ее мифологизированным образом «хорошей матери» вытесняет многообразие субъктивностей и опытов: не все люди, рожденные в женском теле, хотят быть матерями, не все родившие хотели этого, не все давшие жизнь заботятся о детях, не все матери – биологические. В наше время преобладает представление, что в первые несколько лет жизни ребенка от вовлеченной заботы именно биологической матери зависит его/ее дальнейшее благополучие. Однако идея исключительной важности эмоциональной связи между матерью и ребенком сформировалась и начала распространяться в Советском Союзе, а затем в постсоветских странах только во второй половине прошлого столетия.


Помимо СССР Анна Шадрина приводит еще много разных примеров, начиная едва ли не со средневековья, которые показывают, как постепенно менялся в обществе "детский" дискурс и ребенок с периферии перемещался в центр семьи. Современный детоцентризм имеет социальную природу, во многом даже маркетинговую, но точно не биологическую, потому что биологическая забота гораздо более проста и примитивна, чем все те требования, которые современное общество предъявляет к современным матерям. А это значит, что можно не искать в себе демона, если чтение книги или поход в кино с мужем привлекает вас в разы больше, чем складывание пирамидки с обожаемым чадом. Скучать рядом с детьми - можно. Это легально, не бойтесь.

По итогу, хочется сказать большое спасибо Анне Шадриной, потому что для написания подобных книг вообще-то требуется определенная смелость. Но они должны быть, чтобы эта биологическая сегрегация в нашей стране если не подошла к концу, то хотя бы пошатнулась. И да, возможно тогда и материнство как таковое начнет приносить настоящую неподдельную и неомраченную радость большему количеству женщин, чем сейчас.

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Оценка: 5  /  4.7

Как будто проблема состоит в частном несовпадении характеров, но не в самой системе ценностей, которая предлагает в качестве основы семейных союзов неразрешимый гендерный конфликт.

В Москве я каждый раз стараюсь забежать в Фаланстер на Тверской. Обычно в поездку я беру с собой маленькую, но очень вместительную вещевую сумочку (ненадолго становясь Гермионой, ура), которая выдерживает энное количество книг и составляет приятную компанию моему стандартному рюкзаку. И чаще всего я знаю, что именно буду покупать - попрощавшись с привычкой складировать бумажные книги, сегодня мне важно осознание острой необходимости приобретения того или иного книжного экземпляра. Дорогие же дети оказались в моем вещевом мешочке спонтанно, и причиной тому, безусловно, стала тематика исследования Анны Шадриной.

Тема острая до ясности и болючая до каждого нерадивого момента. После прочтения мне стало еще печальнее, хотя и раньше вопрос материнства периодически овладевал моими мыслями. Скажу сразу, я уважаю и тех женщин, которые принимают решение рожать в 20, и тех, кто старается это дело отложить до наилучшего момента (вплоть до 40 или старше), и тех, кого называют чайлдфри. Я абсолютно спокойно отношусь как к подсадкам и суррогатным матерям, так и к приемным детям в гомосексуальных семьях. В общем, никаких "противопоказаний" для чтения Дорогих детей, которые помешали бы мне адекватно воспринять исследование, у меня не было, хотя по общественным меркам сама еще достаточно юна и склоняюсь к феминистической позиции откладывания. Так почему же мне стало печально?
Потому что самому автору 40, у нее нет детей, и принимая на протяжении жизни это взвешенное решение, она до сих пор не уверена, как сама относится к вопросу материнства, и правильным ли было это решение.

Книга хороша тем, что вопрос материнства рассматривается с разных точек зрения - как воспринимает и транслирует эту идею постсоветское общество, какие ограничения материнского поведения подразумевает клише "хорошей матери", какие сложности приносит с собой рождение ребенка и способен ли собственно ребенок вкупе с любовью к нему в этой ситуации перевесить, как жить в новой роли, не теряя себя прежнюю - умницу, красавицу и успешную карьеристку. Исследование Анны Шадриной поднимает на поверхность вопросы, которые общество и семейные традиционные ценности обычно замалчивают - родственники годами просят внуков, машут рукой, что детей поднимут, но сами не понимают, с чем придется столкнуться молодой маме в отсутствии неработающего "института бабушек", повсеместного сокращения детских садов и смещения гендерных ролей в (казалось бы) патриархальных семьях. Ценно то, что Дорогие дети не умаляют радость от рождения ребенка - книга просто рассказывает о том, какова реальная стоимость рождения и воспитания своего чада. Готовы к этому событию и ждете с нетерпением? Волшебно, рожайте и будьте счастливы!

Но я рассматриваю это исследование, в первую очередь, как право на заявление иной позиции, не обязательно радикальной, но иной, чтобы на семейных обедах и в гинекологии не унижали женщин, откладывающих беременность, не пеняли им на "невыполнение своей женской функции", адекватно воспринимая другую точку зрения и, увы, принимая ее.
И книги, поднимающие такие важные (по крайней мере, для меня) вопросы, я точно готова спонтанно покупать.

Оценка: 5  /  4.7
Болезненная тема

Публицистическая книга Анны Шадриной имела своей целью описать институт материнства, каким он был ранее и в какую форму выливаются ожидания общества от матерей сейчас. Тема эта болезненная, ибо человечество пока не научилось воспроизводить себя искусственно, а книга Анны Шадриной призвана вытащить еще один камень из уже рушащейся стены - социальной роли женщин и их обязательного принесения себя в жертву родственникам, мужьям и детям. Реакция на эту книгу будет предсказуемо зависеть от пола читателя и принадлежности его/ее к определенному социальному слою - выводы автора не понравятся более консервативной аудитории/многим мужчинам, но придутся по душе феминисткам, либералам, чайлдфри. Если оставить в стороне личную заинтересованность, то Анна Шадрина сделала ряд интересных (но не новых для политологов и социологов) выводов:

- роль матери и отношение к детям менялись вслед за экономическим положением общества
- мораль диктуется государством опять же из соображений экономической эффективности

И подметила любопытные тенденции:

- счастье по-прежнему многими связывается с семьей
- о психологических травмах, нанесенных детям матерями, заговорили не столько в силу ужаса этих травм, сколько в силу появления возможности распознать психологические проблемы (чего были лишены наши предки).

Помимо этого, в книге можно найти ироничный анализ советских/российских фильмов и сериалов, а также разумные наблюдения о тренингах и роли психотерапии. Для широкой аудитории минусы книги - язык, типичный для англоязычных научных исследований, и местами - повторение тезисов. Лично мне книга хоть и не открыла Америку, но избавила от некоторых иллюзий и открыла глаза на глубину кризиса традиционной семьи.

У вас есть ссылка на рецензию критика?

326 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов