Рецензии на книгу «Мотель "Парадиз"»

ISBN: 5-699-17755-8
Год издания: 2006
Издательство: Эксмо
Серия: Книга, о которой говорят

На смертном одре дедушка завещал юному Эзре Стивенсону историю – дикую и причудливую. О четырех братьях и сестрах с библейскими именами – Эсфирь, Захария. Рахиль и Амос. Их отец, судя по всему, совершил такое, по сравнению с чем бледнеют любые кошмары. Эзра вырос и отправился на поиски мифических героев старой истории. Ответы находились в разных местах – в Институте Потерянных, в глубине южных джунглей, в гостиных серебряных старцев… Но доверять не стоило никому.

В мистическом романе-загадке классика современной канадской литературы Эрика Маккормака «Мотель „Парадиз“ много подсказок. Но способны ли мы остаться лицом к лицу с чудовищной правдой?

Новый роман Эрика Маккормака «Мотель „Парадиз“ не поможет читателям спокойно уснуть ночью. И не только потому, что в книге пульсирует изощренный ужас. Предельное очарование ее – в загадочном описании колец и петель человеческой судьбы.

Показать все

Лучшая рецензия на книгу

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 5  /  4.0
Старик, которого не было
I shut my eyes and all the world drops dead.
I think I made you up inside my head.

Sylvia Plath


Люди делятся на два типа: одни из них лишь ждут удобного момента или вопроса, чтобы начать рассказывать о себе, вторые стараются избегать любого контакта с окружающими. Сами понимаете, с кем мне приходится общаться. Никогда не знаешь, чего можно ожидать от человека, и постепенно развивается очень полезный навык: молчать и не лезть не в свое дело. Но вчера я пошел против своего же правила.

На прошлой неделе к нам поступил довольно необычный пациент. С первого, беглого взгляда он создавал впечатление обычного старика, скованного бременем лет и глубокой стадией маразма, но приглядевшись, можно было понять, что старик-то в своем уме и лишь чем-то очень озадачен и опечален.

Каждый день он садился в кресло у окна общей комнаты и не отрываясь смотрел на свои ладони, лежащие на коленях. Я пытался заниматься своими привычными делами, но каждый раз мыслями возвращался к этому старику, пытаясь разгадать немую загадку его личности. Однажды старик поднял на меня глаза и сказал:

— Внимательно взгляните на мои ладони. Видите? Я полностью потерял нить своей жизнь. Где эта линия, которая определяла мое существование с момента рождения до сегодняшнего дня? Кем я был до этой минуты? Как думаете, каково однажды узнать, что тот, кем вы себя считаете на самом деле фикция? К чему это вас приведет? Я потерял почву под ногами и оказался здесь — в этом милом отельчике, в богом забытом городе, в компании таких милых людей, как вы…

«Какой, к черту, отельчик?» — подумал я. Но ничего не сказал. Я видел отчаяние и безысходность в глазах старика, и кто я такой, чтобы лишать его последней надежды на связь с реальностью. К тому же, я не был так уж уверен, что все мы не являемся милыми постояльцами милого отельчика в богом забытом городе.

— Позвольте поинтересоваться, что же с вами случилось? — спросил я, внутренне содрогаясь и уже жалея об этом вопросе. Грудь стянуло привычное чувство тревоги, ладони вспотели. Старик откинулся на спинку своего кресла и шумно вздохнул, набирая в легкие побольше воздуха. «АААА!» — завопил тот самый внутренний голос, который старается уберечь меня от непрошенных историй, глаза судорожно начали искать путь к отступлению. Но было поздно, старик начал.

— С чего же мне начать? Мое детство…

Мое детство прошло, или лучше сказать «пролетело», в небольшом городке на севере Шотландии. Я рано остался без родителей, меня и моих братьев воспитывала бабка. Отца с матерью я совсем не помню, они умерли, когда мне было три года. Бабка придумала какую-то невнятную историю об автокатастрофе, но в студенческие годы мне удалось найти шокирующие газетные статьи, в которых довольно подробно освещались подробности их гибели. Полиция нашла их тела, распятые и распотрошенные. Следствие показало, что они стали жертвами религиозного культа, члены которого, чувствуя приближение конца света, пытались ускорить его наступление человеческими жертвами.
Детские годы я провел в одиночестве, в компании толстых книг и собственных фантазий, поэтому, когда пришло время выбирать университет, я без особых раздумий пошел изучать английскую литературу в Университет Глазго.
Будучи студентом, я еще не раз столкнулся со смертью: группа студентов отправилась в путешествие по реке Клайд и не вернулась. Самое загадочное в этой истории то, что корабль нашли спустя неделю, накренившийся и печальный, но полностью невредимый и пустой. Тела студентов так и не обнаружили. В Университете был объявлен траур, и я на какое-то время отправился домой.

Мой старший брат Дуглас страдал каким-то душевным расстройством и испытывал немыслимые муки, проживая свою жизнь. Но об этом мы узнали только когда он покончил с собой и был обнаружен его дневник.
Он испытывал отвращение к своему собственному телу, он просыпался, смотрел на свои руки, покрытые рыжеватыми волосками, проводил ладонью по короткой щетине на подбородке, вглядывался в голубизну своих мутных глаз… Дуглас считал, что он слишком огромный, слишком белый, слишком грубый. Каждый раз, посетив туалет, он гадливо морщился и стонал, питая по капле ненависть к себе. В конце концов Дуглас осознал, что жить ему вроде как незачем, и он провел несколько мучительных дней, заперевшись в своей комнате, без воды и еды. Он пытался очистить свой организм от нечистот, наполнявших его, и к концу его заточения он сделал такую запись в своем дневнике: «Я чист и прекрасен, наконец! Я невесом! Я отрываюсь от земли и покидаю эту бренную землю, которую и так слишком долго топтал своими жалкими ступнями». В его словах присутствует некая доля поэзии, не находите?

Мой средний брат, Алан, был прекрасен, как греческий бог. Его любили женщины, у него была хорошая работа, и даже наша добрая бабка любила его больше всех. Поэтому его смерть просто оглушила нас. Как оказалось, у Алана появилась любимая девушка, Бетти, которой мой братец навешал лапши на уши, он дарил ей подарки и возил в путешествия, постепенно погружаясь в трясину долгов и займов. В конце концов Алан украл на работе довольно крупную сумму денег и уже не знал, как выкрутиться из сложившейся ситуации. Однажды он просто пришел домой пораньше, включил в духовке газ и засунул в нее голову, но потом, видимо, он изменил свое решение и присел перекурить. От квартиры, как, впрочем, и от Алана, почти ничего не осталось.

Именно в тот момент я стал подозревать какую-то связь между собой и этими страшными смертями. Моя бабушка поскользнулась в ванной, ударилось головой о бортик и, потеряв сознание, утонула. Жена повесилась в компании других молодых и прекрасных женщин, вместе с которыми она организовала группу «Великолепные и мертвые».

Люди стали избегать меня, да и я их, на самом деле, начал сторониться. Я купил дом на скалистом побережье, в деревушке, насчитывающей не более 200 жителей, я вел тихую однообразную жизнь и начал писать. Я стал одержим смертью, свои «смертельные фантазии» я выносил на бумагу и становилось легче. Я выбрал себе псевдоним: Алан МакДуглас, даже мое новое имя было мертво. Меня даже печатали и я даже был популярен в узких кругах депрессивно настроенной молодежи, они как губка впитывали всю боль и горести этого мира и ходили с опущенными лицами. Некоторые из них навещали меня, но все они в итоге уезжали разочарованными: вместо адепта смерти они встречали сгорбленного беловолосого старика, который ничего не мог им дать, кроме своих грошовых ужасов.
В конце концов я тоже решил уйти. Однажды утром я отправился на пляж, море было неспокойно, и пляж был совершенно пуст. Я вошел в море, лег на спину, и волны швыряли меня из стороны в сторону, в каком-то удаленном уголке моего разума начал мерцать страх смерти, но я так давно жил с этой мыслью, что мерцание так и не перешло в огонь. В конце концов меня кто-то увидел и меня спасли, но я был в ужасном состоянии. В больнице я рассказал врачам историю своей жизни, они были шокированы и старались окружить меня любовью и заботой. Через несколько недель мою палату посетил врач, которого я ни разу не встречал до этого. Он попросил меня повторить свою историю, выслушал ее до конца… А потом сказал, что сотрудники больницы внимательно проверили все данные: в сороковые годы в Шотландии не было никакого религиозного культа, которые приносили бы человеческие жертвы, не нашлось никакой информации по моим братьям и бабушке, человек с моим именем никогда не учился в Университете Глазго, там никогда не исчезала группа студентов, не было никаких жен-самоубийц и писателя по имени Алан МакДуглас тоже никто никогда не печатал.
Доктор оставил меня в одиночестве обдумать все услышанное, а через несколько дней меня отправили отдохнуть сюда — в Мотель Парадиз. И я, честно говоря, никак не могу понять, что было моей жизнью? Кем был я и все те, что меня окружали?

Старик замолк и опустил голову. Я был потрясен его рассказом и поспешил в свою палату сделать запись в своем дневнике, пока подробности этого необычного разговора не стерлись из моей памяти. Я много размышлял: что, если моя жизнь тоже фикция? Как отделить то, что происходит на самом деле, а что лишь является плодом нашей фантазии?

Комментарий доктора М. Обрица:
Во время личной беседы с пациентом еще раз уточнить детали этого знакомства. Пациента с подобной историей в нашу клинику никогда не поступало!

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Текст вашей рецензии

Рецензии читателей

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 4  /  4.0

"Азм не есть я, жаль сказа о мне."
Это фантасмагоричная, запутанная, загадочная, иллюзорная история об одном чудовищном преступлении, цели которого так и остались не ясны. Это книга- загадка, головоломка, иллюзия. Как вся жизнь. Было или не было? Зачем было? Есть ли я сам в этом мире? А мир? Он существует? Какой он на самом деле? Что есть память и наша личность? Сколько раз, перерисовывая память, мы можем переделать не только свою судьбу, но и собственную личность? От того, что мы знаем о жизни, и зависит то, какие мы сами...

А мире так много загадок. Загадок вообще о жизни, о Вселенной, о нас самих. Что правда, а что кажется.. Может, и нет никакой истины. И она даже не рядом. Ее просто нет. Есть разные видения, есть параллели и перекрестья реальностей, миров, возможностей, личностей. Мир перекраивается то ли сам, то ли мы его перекраиваем, перешиваем, вставляем лоскутки. Мы знаем то, что видим. Этого так мало. Остальное - догадки - загадки, и их гораздо больше того, что видимо человеческому глазу, а главное, объяснимо человеком. Мы отмахиваемся от того, что нам непонятно, и есть только одно утешение для самих себя - сказать, что этого просто нет, показалось, померещилось, сочинилось. Объяснить - то все равно не сможем. Не все рационально в жизни. Рациональность придумали люди, но мир- то создан глобальнее, не только лишь умыслом людей. И иногда бывает что- то проблескивает, чуть больше, чем наша повседневность, это и влечет, и пугает одновременно. И тогда человек прибегает к отрицанию, чтобы не было внутреннего коллапса.

Так было или не было то чудовищное преступление, о котором рассказывается в книге? Не знаю, так и не знаю. Зачем оно было? Не знаю... Это небольшой роман, но рекомендовать его всем не буду. Очень выборочно. Книга на любителя. Мне нравятся такие замороченные истории, в которых так и остается все загадкой, а выводы можешь делать сам, а можешь оставить как есть, на развилке двух дорог. А еще: преступление здесь действительно страшное, не для слабонервных, прямо скажем. Но книга не чернушная, нет. Очень похожа на легенду, на сказ. Прекрасно рассказана, хорошим языком. Много метафор, сравнений, символов. Не один рассказчик. Очень заинтересовал Институт Потерянных, в котором не возвращали память, потерявшим ее, а формировали новую, с другим опытом. Сколько людей на Земле, которые по разным причинам теряют память, а значит теряют себя. Память - это мы и есть, стер память- человек заблудился, написал новую- нашел себя, но другим. Нас формирует наш жизненный опыт, родовая память, генетическая и та, что идет каждый день с нами на протяжении всей жизни.

Мир - иллюзия, мы сами - иллюзия. Читать тем, кто готов к странным неясным сюжетам, в которых ответы на загадки даны не будут, вы должны будете отвечать на них сами или так и оставить загадками.
"Слова, какими бы ни были, рассыпаются белой пеной по пляжу."

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 3  /  4.0

Хорошая такая книга.

И метафорично всё и сплошная фантасмагория.
Роман из небольших рассказиков, перемешанных, связанных между собой и в тоже время абсолютно самостоятельных.
Сцена театра, на которую попеременно выходят новые герои, стремящиеся впечатлить публику все более изощренными зарисовками.
Это отчасти ужастики, но больше не пугают, а вызывают гадливое чувство, брезгливость… оторванные части тела, кровь, гной и кишочки.

В целом довольно мило.
Роман конечно атмосферный – тайны… тайны… секретики.
И финал загадочный и окутанный таинственной дымкой.

И все вроде бы ничего…и красиво и необычно.
Отдельные рассказы вообще вызывают восторг.
Но как-то скучно.

Неоднозначное впечатление… определенно неоднозначное!

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 4  /  4.0

Странная книга. Вызвавшая отторжение в начале своим слишком вычурным языком. Но стоило вчитаться, подключиться к нему, как все эти красивости перестали резать глаз, а вот сюжет не просто увлек - он не отпускал.
Герой когда-то в детстве услышал странную и жуткую историю от своего деда. Надо сказать, и дед-то был загадкой - он сбежал из дома 30 лет назад и вернулся обратно только чтобы умереть. С внуком он успел пообщаться всего неделю, но оставил для него на всю жизнь мрачную тайну.
Так бы и осталась эта история одним из курьезов детства, если бы не стали происходить разные случайности, связанные с ней. Как-то все закономерно стекалось к одному финалу, разные совпадения, как тонкие ручейки, сплетались в одну историю. Герою пришлось искать разгадку этой тайны.
Финал и нас постепенно приближал к этой разгадке. Но... Для меня страшная тайна так и не раскрылась, вернее, оставила с догадками. Какое-то даже разочарование... Или в себе, или во всей истории. Нераскрытая интрига, много предположений и ни одного ясного от автора.
Но читать однозначно советую, потому что эта иллюзорная и мрачная история затягивает и кажется стройной и логичной в своей абсурдности. Вплоть до самого финала, в котором может быть вы разберетесь лучше меня.

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 4  /  4.0

Так и вся наша жизнь – горстка рассказов, притворяющаяся романом.

Давненько я не читала таких книг. Странных. Метафоричных. Необъяснимых. Фантасмагоричных. Пугающих чем-то, что не подлежит определению. «Мотель "Парадиз"» - это что-то невероятное. Это книга, в которой по ходу дела задается просто невероятное множество вопросов. Ты пытаешься понять, зачем все это было? Что вообще произошло? А чего не происходило? Быть может, это все вообще лишь игра воображения и сюжет с чего начался, тем и закончился, потому что все замыкается в круг и все бессмысленно, заранее бессмысленно? Но все попытки рассмотреть что-то оканчиваются неудачей. Вот, казалось бы, поймал подсказку, какую-то фразу, которая может стать ключом ко всему, но потом понимаешь, что ключ застревает в замочной скважине - он вроде бы и подходит, но поворачиваться ему неохота. А все почему? Потому, что это книга, в которой есть невероятно множество вопросов. И никаких ответов.

Мы с моей лучшей подругой часто обсуждаем прочитанные книги. И вот я сказала ей, что прочитала «Мотель "Парадиз"», а она меня тут же и спрашивает о том, как мне книга. Я говорю, что понравилась, хотя она и неоднозначна. Следующий вопрос: а о чем она? И вот тут меня заклинило. А действительно, о чем? Как можно рассказать об этой книге? Первое, о чем я подумала, это красивый слог автора. Эрик Маккормак действительно пишет просто потрясающе. Вроде бы и нет никаких изысков, все просто, лаконично, но при этом в его стиле присутствует изящество, даже, я бы сказала, изысканность. А какие хлесткие метафоры! Я очень люблю, когда в тексте присутствует красивые, емкие, хлесткие метафоры, которые не повторяют по наезженной колее уже всем знакомые «кожа, напоминающая шелковистый бархат» и «смех, звенящий серебряными колокольчиками». Образность языка заставляет текст ярче гореть. У Маккормака он в некоторых местах просто пылает. Помню, в книге было что-то типа «его слова были треснувшие по краям от выпитого». Конечно же, это со-о-всем неточная цитата, а книгу я с читалки удалила, так что проверить не могу, но воспроизведение приблизительно верное. И вот такие образы меня просто завораживают. Но ведь меня спросили о сюжете. Я допечатала сообщение о стиле автора и вновь задумалась. Как же рассказать, чтобы было понятно, о чем я вообще говорю. Думала я, думала... А потом написала просто и ясно «книга странная и необъяснимая». И это действительно так. Конечно, я могла рассказать, что там слова в океане, разбивающиеся о берег, зверские убийства, странные смерти, давнишние тайны, милый мотель, сумасшедшие, оторванные головы... Да, я могла бы сказать именно так, но это бы совсем не отразило всей неоднозначности, всей многогранности этой странной книги, которую невозможно до конца понять.

Этот небольшой роман можно прочитать в течение одного дня. Думать о нем придется куда дольше, ибо там столько вопросов, что захочется ответов, а ответов нет. Значит, необходимо их придумать. Некоторые я для себя придумала, а другие... Думаю, что в жизни есть много вопросов, ответов на которые просто не существует. Быть может, они где-то за гранями нашего понимания или что-то в этом роде. Сложно сказать, если не знаешь этих ответов. В общем, я бы не осмелилась рекомендовать кому-то эту книгу. Мне кажется, что такие произведения должны попадать в читательскую жизнь по воле какой-нибудь случайности, как это случилось и у меня самой.

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 4.5  /  4.0
Исповедь книжного червяка

Warning: лютые спойлеры. Я предупреждала!

Плохой я читатель, плохой, и в грехах своих исповедуюсь!
Первый грех мой и самый худший, пожалуй - то что падка я на красивые метафоры да на изящный язык повествования. До сих пор это выражалось в порционном зачитывании Набокова (серьезно, мне даже дочитывать не нужно было, мне пару страничек покайфовать - уже достаточная доза), вздыхании и заваливании всех, находящихся поблизости, цитатами в огромном количестве. А теперь я нашла себе новый объект для воздыхания. Нет, не переживайте, В.В. я останусь верна, но как же можно пройти мимо Маккормака, который выдает такие гениальные фразы чуть ли на каждой странице:

Здания лежали, как поломанные буквы какого-то алфавита, остатки текста повычеркнуты дождем.

Прошлое часто представляется мне осенним полем кукурузы, оставшейся догнивать на корню.

Кому хочется еще дозы, загляните в цитаты в моем профиле, я там завалила просто до невозможности, из книжки-малышки на 288 страниц навыписывала больше, чем из каких-то многотомников, и теперь сижу, любуюсь на эти "жемчужины мысли" и пищу от восторга. Да, любовь к цитатам - еще один читательский грешок, который за мной водится.

Второй мой читательский грех, в котором каюсь - падка я на всякую жуть. Вот чтоб прям на пределе наркомании и сюрреализма. Ну вот что сделает нормальный читатель, если встретит где-нибудь весьма жуткое описание того, как муж расчленил свою жену, а части ее тела зашил в животы своих четырех детей, и кошке с собакой тоже досталось? Правильно, любой нормальный человек ужаснется. Может, даже побежит блевать в туалет. А я что, а мне интересно, куда он дел то, что не полезло. И что вообще у мужика в голове творилось. Интересно же, куда людская крыша едет и какие глюки при этом ловит. И поэтому, если жуть интересная, я могу наплевать на наличие связного сюжета, я могу даже забыть, что финал вышел каким-то обломным и невнятным (ну seriously?!), я все равно буду пищать от восторга, потому что на первых страницах мне скормили вот такую вот вкусную жуть.

Третий мой читательский грешок - это любовь к загадкам. Особенно, когда загадка эта кроется в тайнах человеческой психологии и сознания/подсознания. Маккормак в этом плане тоже восхищает. Ну зашили четырем детям конечности их собственной матери в живот. Но Маккормак на этом не ограничивается. Он показывает нам судьбы этих четверых детей и позволяет понаблюдать, как у них самих потом сносило крышу. Точнее, сносило ли? Я склонна полагать, что скорее да, чем нет, поскольку нормальных смертей, как и нормальных жизней у них не очень-то наблюдалось. И вот ради такой хорошей загадки я прям готова продать душу читательскому дьяволу, если такой вообще существует. Грешна, несомненно, каюсь!

В общем, Маккормак шикарен, потакает всем моим грешкам и вполне успешно уводит с праведного пути чтения хорошей классики с правильными нравственными уроками и наставлениями. Я уже успела порадоваться, что по счастливой случайности начала свое знакомство с ним как раз с дебютного романа, и на русской переведено еще несколько книг. Да и автор вроде бы еще жив. Автор, пиши еще! Я понимаю, ты старенький дядечка уже, судя по году рождения, и вполне возможно, что ты сейчас сам дремлешь в плетеном кресле на крыльце мотеля "Парадиз", но божечки, пиши еще! Ибо шикарно у тебя получается. Да, бессовестную эксплуатацию любимых авторов тоже можно записать в список моих прегрешений. Виновна по всем статьям, вот только прекращать не собираюсь...

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 0  /  4.0
Сад с подсолнухами

Солнечный теплый сентябрьский полдень. Такой полдень приятно проводить в кресле-качалке в саду и слушать, как птицы порхают над подсолнухами и лущат семечки. Шелуха разлетается вертолётиками вокруг растений и усыпает землю, складываясь в затейливые рисунки, похожие на неизвестные письмена у ног сидящего, и, по мере удаления, сливаясь в единое поле завитков и букв. Их невозможно разобрать...

Часть первая.
Герой моего повествования, он же я, он же человек, сидящий в кресле-качалке в саду, родился и вырос в далёком Тамбове. С детства родители прививали ему любовь к Богу нашему и повесили иконку над его кроватью. С детства герой исправно смотрел на иконку перед сном, совершенно не понимая, куда приведёт его это безобидное занятие через несколько десятков лет. В сад с подсолнухами.

Часть вторая.
Путешествуя по захолустным городкам своего края, наш Герой мало знакомился с людьми, был необщителен, скромен, даже застенчив. И к своим 47 годам не познал ласки ни одной женщины.
Неряшливая одежда и вечно непромытые волосы отталкивающе действовали на окружающих, а заросшая поповская бородка довершала образ бомжа.
И вот однажды, плетясь как обычно на работу, Герой задумался и прошагал мимо нужного поворота. Опомнившись и поняв свою ошибку, он свернул на параллельную нужной улицу и зашагал как ни в чём не бывало.
Тогда я даже не подозревал, что свернул не на другую улицу, а на дорогу, ведущую туда, где узнаю всю правду. В сад с подсолнухами.

Часть третья.
Он шагал и шагал вперёд, пока не услышал молитвенных песнопений из приоткрытых дверей церкви. В его, то есть моей, памяти всплыло расплывчатое лицо с иконки над кроватью, и ноги сами свернули в ворота с крестами. На дорожке к приоткрытым дверям ютились на влажных от росы бордюрных камнях цыганки в пёстрых блестящих юбках. На одной руке у каждой мирно посапывал ребёнок, завёрнутый в грязные тряпки, другая рука была протянута к вошедшему. Вокруг Героя засуетились детишки постарше, злые глаза и заискивающие улыбки дико сочетались на выпачканных лицах.
С трудом продравшись через этот флешмоб, Герой вошёл в церковь, задев кирпичик на пороге. Дверь звучно захлопнулась за спиной, и прихожане вздрогнули.
Утренняя литургия только началась, но воздух помещения уже был отравлен запахом пота и мочи древних полунемощных бабулек, рассредоточенных по залу и толкущихся возле икон.
Герой сосредоточенно стал вслушиваться в слова служителя, но почувствовал, что его дёргают за рукав.
- Молодой человек! Молодооооой человееееееек! Вы что? Не видите???? Вон там лампадка потухла! Надо зажечь!
Народ в радиусе 5 метров начал суетиться вокруг злополучной лампадки, забыв о цели прихода в это скучное место.
Из бокового зала показался еще один служитель и встал рядом с умолкшим первым. Он поднял руки и зычным голосом загремел на весь храм:
- Грешны ли вы, дети Бога нашего?
- Грешны! Грешны! - засуетились бабульки. По углам дружно заревели младенцы.
- Грешны ли вы в обмане?
- Грешны! Грешны...
- Грешны ли вы в прелюбодеянии?
- Грешны, грешны...
- Грешны ли вы перед своими близкими?
- Грешны...
- Грешны ли вы...
- Грешны!
Так продолжалось минут 5.
Я, то есть Герой, совсем не чувствовал себя грешным, но внимательные бабульки больно тыкали его локтями и цыкали. Он кивал головой и сиротливо оглядывался по сторонам в поисках убежища.

Часть четвёртая.
Убежища не нашлось. Удушливый запах пота, горящего воска и ладана, неимоверная духота и гнетущая атмосфера НЕединения с этой фанатичной толпой, каящейся в несуществующих грехах и не осознающей реальных, стали колыбелью страха для меня. Щемящее чувство отвращение скрутило желудок в тугой узел.
Внезапно его вырвало на впередистоящую, он попятился, пошатнулся, начал заваливаться на спину и кубарем выкатился из церкви, больно ударившись затылком.
Это происшествие вызвало еще одну волну возмущенных взглядов через плечо и цыканий. Кое-как поднявшись на ноги, Герой растолкал цыганят и бросился наутёк.

Часть пятая.
Добравшись к полудню до дома, Герой побрёл в сад. И задремал в любимом кресле. Его разбудил настойчивый птичий писк. Открыв глаза, он увидел давнего знакомого, слишком загадочного и непостоянного , чтобы запоминать его имена, ведь каждый раз он представлялся по-новому.
- Знаешь, Герой, я не могу понять, зачем ты звал меня на этот разговор. Зачем ты звонил мне и просил узнать про Исповедь. Ты ведь и так всё знаешь. Но я был там, и всё разузнал еще раз. Специально для тебя.
И узнал я вот что: нет и никогда не было никакой церкви и никаких служителей и потных бабулек, как не было и Исповеди; нет и никогда не было никакой иконки над кроватью, как не было и никакой кровати; никогда не существовало местечка под названием "Тамбов" и в нём никогда не жил человек в неряшливой одежде и с непромытыми волосами, которого бы звали "Герой". Вот и всё, что мне удалось раскопать.

Часть шестая.
Солнечный теплый сентябрьский полдень. Такой полдень я предпочитаю проводить в кресле-качалке в саду и слушать, как птицы порхают над подсолнухами и лущат семечки. Я наблюдаю, как шелуха разлетается вертолётиками вокруг растений и усыпает землю, складываясь в затейливые рисунки, похожие на неизвестные письмена у моих ног, и, по мере удаления, сливаясь в единое поле завитков и букв. Их невозможно разобрать...

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 3  /  4.0

Любите страшные сказки для взрослых? Тогда вам сюда ^__^

МакКормак напомнил мне древние легенды о запредельных странах, где живут люди с пёсьими головами и безголовые с глазами на туловище. Или картины Босха, дивясь на которые, всё равно не поверишь, что ад и рай - такие, какими он их изобразил. А МакКормак - товарищ, весьма склонный к живописности: если у персонажа родимое пятно, то непременно в форме равностороннего треугольника вокруг глаза, если неподалёку стоит столик, то в форме детского гробика. Ну и менее безобидные, но тоже забавные, пугалки в тексте. Стиль красивый, интересный, но всё равно, вы знаете в глубине души, что всё не так. Есть и претензии на философичность и глубину, но тоже немного странненькие.

Книга для специфического читателя, под настроение. Найдёте ли вы там что-либо, помимо неуёмной фантазии, - вопрос интересный.

Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 0  /  4.0

Мистический роман-загадка... Это вступление как бы намекает, что по ходу чтения будут возникать вопросы, что надо будет что-то отыскать в тексте. Чёрт, всю книгу, до последней главы (читай - до последней страницы, главы здесь редко больше пары листов) ломала голову, где же загадка, как образцовая ищейка искала след, которого ещё не было.
А могла бы просто наслаждаться таинственными сценками с элементами жестокости. Не такими таинственными, чтобы леденела кровь, и не такими жуткими, чтобы вскрикивать ночами. Скорее что-то на уровне занятных этнографических выдумок слепленных с ужастиками пионер-лагеря: взрезанные животики, глаз, перекинутый через ухо, протыкание шпагами... Речь тоже без излишеств: пошёл, сделал, пара штрихов о помещении и погоде, пара штрихов на описание собеседников.
А сюжет? Главный герой Эзра - в целом нормальный парень, вот только с девушкой своей зациклен на постели (Вот честное слово, у них сначала в постель, а потом и поговорить можно. Оба! И она тоже!) - ищет информацию о четверых, про которых ему поведал дедушка. Зачем ему эта информация? Да просто интересно стало!

И ничего особенного в книге нет. Даже дойдя до великой Тайны в конце. Кажется нет, пока не дашь всей сцене аллегорическую окраску.

Не утешительно ли это, знать, что умрёшь от руки любимого?
Рецензия на книгу Мотель "Парадиз"
Оценка: 5  /  4.0
Клубок змей

Горная дорога извивалась, то и дело грозя старенькому фольксвагену полётом в пропасть.
Эзра прикрутил радио. Ингрид, не замолкающая ни на минуту, дорассказывала очередную историю, на этот раз чем-то зацепившую циничного юношу.
- Ну так вот, хирург показал всем то, что вытащил из её тела, жуть просто, ты только представляешь, это было ааааааааааааааааааааа!
«Что же это было?» – подумал Эзра, в то время как очередной осколок из лобового стекла врезался ему в лицо, а тело следовало за кувырками машины по камням. Несколько секунд падения растянулись в замедленной съёмке. «Что же это было, чёрт возьми?! Я не умру, пока не узнаю!»

***

Можно ли вспомнить всю свою жизнь за несколько секунд? Отрезок, занявший энное количество лет, может ли он уместиться в эти чёртовы секунды до? Эзра вспомнил маму, скорее, не саму маму, а её пахучие волосы, собранные сзади заколкой в форме переплетённых змей и одну тёмную прядь, тонкую струйку, чудом сохранившуюся в пересохшем седом ручье. Мысли-детали. Вспомнил серебристый смех старика, с которым довелось беседовать. Клумбу в виде человека. Игрушечную голову красотки на ниточке (страшилка, которой так любил пугать старший брат). Лужу крови на кафельном полу. Змеиное лицо участкового врача. Копну сена на чердаке, заменявшую деду постель. Тёплое тело первой девушки. Психбольницу, затерянную в дебрях на острове, где он проходил летнюю практику. Железный штырь, плавно входящий в плоть. Бродягу на пляже. Пришвартованный корабль и матросов и костра. Ледяную ухмылку бабушки. Слепую даму. Костёр из книг. Руку с красным маникюром... руку... с... красным... маникюром...

- Эзра, руку с красным маникюром! Ты представляешь!
Эзра словно вынырнул из глубокого сна. Липкий холодный пот змейками струился по спине.
- Руку! Ты представляешь, руку!
Ингрид щебетала без остановки, но и это не помогало. Монотонное чириканье её птичьего голоска и поток чепухи вводили в транс. Он резко вдавил педаль тормоза.
- Так, Ингрид, мы уже четыре города проехали, я устал. Теперь твоя очередь садиться за руль!
Эзра вышел из машины и кивком указал ей на водительское сидение. Горный пейзаж вокруг уже сменили поля, а извивающаяся лента дороги уступила место прямой, уходящей вдаль линии.
- Погнали, красотка! – Эзра включил радио и откинулся на пассажирское сидение.
- Что это за песня? – поинтересовалась Ингрид.
- «Drive» The Paradise Motel.

1 2

У вас есть ссылка на рецензию критика?

269 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов