Поделиться:

Мидлмарч

ISBN: 978-5-699-60277-3
Год издания: 2012
Издательство: Эксмо
Серия: Библиотека Всемирной Литературы

Самым масштабным произведением Джордж Элиот (псевдоним английской писательницы Мэри-Энн Эванс), настоящим шедевром стал роман "Мидлмарч" о провинциальном городке. В Мидлмарче творится немало ужасного - сомнительное обогащение, распри вокруг наследства, плетутся интриги, заключаются неудачные браки, но роман написан с мягкой иронией и проникнут типично викторианским оптимизмом.

читать дальше...

Дополнительная информация об издании

Перевод: Е. Короткова

Количество страниц: 800
Формат: 205х130х40
Переплёт: твердый, суперобложка
Возрастные ограничения: 16+

Интересные факты

Вирджиния Вулф описала "Мидлмарч" как "один из немногих английских романов, написанных для взрослых людей".

"Мидлмарч" присутствует во многих списках лучших книг всех времен, составляемых авторитетными изданиями.
Роман занимает 27-е место в списке 200 лучших книг по версии BBC от 2003г
В списке 100 лучших книг по версии Newsweek роман занимает 13-е место.

еще...

Экранизации

Ветер перемен 1994, Великобритания

еще...

Книга в подборках

Знаменитые семейные саги
Семейные саги позволяют окунуться в мир нескольких поколений, увидеть как меняются традиции, времена, как взрослеют любимые герои. Из книг этого жанра можно…
ViolettMiss
livelib.ru
Галерея славы «Игры в классики»

Победители "Игры в классики" 1-7 туров
Julia_cherry
livelib.ru
Счастливый конец в классической литературе
Вопрос такой - существует ли классическая литература с идеальным happy ending (счастливая развязка)? Не делает ли это ее пресной и скучной? Причем,…
Shishkodryomov
livelib.ru

Рецензии читателей

12 марта 2017 г., 21:11
3 /  4.139
Бесячая книга

А вы слышали, что происходит в Миддлмарче? В Миддлмарче происходит столько всего, столько всего, что набралось на целую толстенную книгу, которую можно читать месяц. Или два. Или три. Или гребаные полгода даже. Слишком много событий происходит в Миддлмарче. Интересных, кстати, событий. У Джейн Остин во всех ее книгах вместе взятых столько не наберется. Вот только Элиот подала их настолько высушенно, настолько занудно, настолько тягомотно, что все эти интересные события обращаются в пыль.

Если вот написать краткий пересказ сюжета, то можно будет подумать, что это просто зашибись какая интересная книга. Есть она и ее сестра, есть Он. У него есть дядюшка, наживший состояние неправедным путем, да еще и какие-то родственные связи с евреями, ай-яй, общество не одобряэ. Есть еще другой Он, который в нее влюблен, но который женился на сестре, и у них не семья, а лубочная картинка - круглая такая лакированная штука - английское поместье с кучей детишек и нянюшек, лошадей и арендаторов. А еще есть начинающий доктор, как всегда вступающий на профессиональное поприще со светлыми идеями о том, как он будет лечить пациентов и собственном благополучном будущем. И он вовсе не собирается жениться, он собирается работать, работать и еще раз работать, проводить научные изыскания, дабы лечить еще лучше. Но вот незадача, таки женился, и жизнь покатилась в тартарары.

Давненько я не встречала столько бесячих героинь вместе. Ну вот все девушки собрались в книге как на подбор, начиная с бесячей Доротеи, идеалистически восторженной до невозможности, пристукнуть ее хотелось, выйти замуж за престарелого священника-неудачника с целью всячески ему прислуживать, улещивать, начищать обувь и быть надеждой-крупской, ну как так? Правда, Доротея ближе к фииналу исправится, точнее жизнь ее научит уму-разуму, но для меня это было уже поздно, это клеймо уже поставлено. И заканчивая, Розамондой, ооооооо это вообще ненависть!!! Себялюбивая, вечно недовольная каркуша, ее не то что пристукнуть хотелось, ее хорошо бы головой обо что-нибудь постучать. Об мрамор, например. Правда, она исправится ближе к финалу, точнее, Доротея научит ее уму-разуму после того, как сама научится, но мне это было уже поздно, клеймо и все такое... А вечные кумушки? Всяческие миссис и мисс, состоящие в родстве, сродстве и кумовстве, в фамилиях которых я без конца путалась, раздражали своим мелочным любопытством и двуличием в отношениях ВСЕ ВРЕМЯ.

Мужчины. Блин, мужчины тоже бесячие. Начиная от... да ну е-мое, все бесячие. Вся книга бесячая. Вроде бы интересно, интересно, интересно, но как будто слизываешь овсяную кашу на воде, размазанную по тарелке, точь-в-точь как мой сын делает, когда ему ну очень не хочется что-то есть. Не сошлись мы характерами с автором. Я рада, что у Элиот есть почитатели, извините, но я оказалась не из их числа. Лучше Остин прочитала бы.

8 марта 2017 г., 22:15
5 /  4.139
Книжное сокровище, которого слишком мало.

Если попытаться исключить утилитарный подход к книгам и сосредоточиться исключительно на самом процессе, почти каждый читатель ищет Книгу с большой буквы. Интересную во всех отношениях, в меру увлекательную, актуальную конкретно для него, такую, которая одновременно развлекает и учит чему-то новому, мудрую и легкомысленную. Это должна быть такая книга, которую не хочется дочитывать, т.е. желательно бесконечная по смысловой нагрузке. Финал книги не имеет никакого значения, потому что он не главное, самое интересное как раз посередине, или как раз в нескольких главах до концовки, или как раз там, где вы читаете прямо сейчас. А еще эта книга должна быть очень толстой (900 стр. минимум), у нее должна быть превосходная обложка, с таким оформлением, что даже просто держать в руках – уже сплошное удовольствие. И страницы ровные, гладкие, и запах на развороте не химический, бьющий в нос, а волшебно библиотечный, еле уловимый, тонкий и притягивающий. Это почти идеальная книга. Это книжное сокровище.
Это роман Джордж Элиот «Мидлмарч».

Пытаться описать сюжет «Мидлмарча» это почти то же самое, что пересказывать «Сагу о Форсайтах». При многообразии героев, сюжетных линий, жизненных перипетий смысл какой-либо аннотации отпадает. И с одной стороны, это немного раздражает, как и всякая неизвестность (ведь хочется чего-то более конкретного, чем «история провинциального городка со всеми его тайнами и загадками»), с другой стороны, это придает неожиданности, дает волю фантазии и в некоторой степени исключает неприятную возможность натолкнуться на спойлеры. Это тот самый случай, когда и не зачем знать, о чем. Гораздо любопытнее узнать об этом во время чтения.

При всех моих дифирамбах, признаюсь, читать Элиот было не просто. Первое время я совершенно не могла привыкнуть к ее языку. На классику, вообще, трудно переключиться после современной прозы, мне это знакомо, но здесь! Язык этой книги показался мне слишком витиеватым, чрезмерно цветастым и вычурным. К концу почти каждого предложения «Прелюдии» я теряла нить разговора, и начинала читать заново. Казалось, мысли автора ускользают из рук как проворные рыбы. Но стоило мне свыкнуться с языком и стилем, стоило погрузиться в события ровно настолько, что язык как таковой перестал быть помехой, чтение превратилось в стремительный поток. Та самая мысль, что ускользала, теперь неслась как бумажным кораблик, и я «глотала» страницу за страницей, удивляясь тем трудностям, что возникли сначала. Это же такой легкий слог! Что тут тяжелого и цветастого? Мда. Стоило привыкнуть.

Как интересно разбирать каждого героя этой книги. Женские образы Элиот притягивают внимание и ни один не оставил меня равнодушным. Красавица и умница Розамонда вызывала столь сильное возмущение, что иногда меня охватывало непреодолимое желание разбить стул о ее голову, а порой я готова была голыми руками придушить эту «безупречную» жену. Образ Доротеи, со всех сторон положительный, для меня был бесконечно далек. Но мне было интересно наблюдать за ее судьбой именно потому, что Элиот вначале книги оговаривает, вот он – образ современной Святой Терезы. Безусловно мудрая женщина, писательница отдает явное предпочтение этой героине, и мне было очень интересно узнать, что для нее есть идеал. Селия, на мой взгляд, слишком узко мыслит, ее категории дом-ребенок не делают из нее главной героини, это скорее карикатура на леди-домохозяйку XIX века. Мэри Гарт безусловно симпатична, но ее до обидного мало, и мне не нравится, что Элиот постоянно подчеркивает ее "некрасивость", при том, что судя по описанию, она была вполне миловидной девушкой. Писательница так часто пишет об этом, словно полностью оправдывает всю судьбу девушки самим фактом ее внешности, когда очевидно, что бог наградил ее умом, и вся ее судьба определяется здравым смыслом, а не внешними данными. Наверное, это альтер эго самой Мэри Энн Эванс. Судя по портретам, она не была красавицей, но меня, бесспорно, восхитил факт, что она перевела Спинозу! Тут не каждый мужчина способен достойно перевести, а уж тем более женщина в середине XIX века.

Эта книга доставила мне ни с чем не сравнимое удовольствие. Эта чудесная обложка, эта приятная тяжесть фолианта, это восхитительное наполнение. Элиот напомнила мне за что можно любить классику, за что перед ней можно поклоняться. Она заставила уважать себя, и раздвинула рамки типично женской прозы. Она безупречна. Мне так понравилась эта книга, что дочитав последнюю страницу, я невольно открыла первую и начала читать заново. Настолько мне не хотелось расставаться с персонажами и этим маленьким городком. Замечательная книга. Замечательный финал. Как жаль, что она так быстро закончилась.

18 января 2017 г., 06:20
3 /  4.139
Английская пастораль

Мне очень нравятся истории про типично английские небольшие города и предместья. Эта размеренная, благочестивая, чопорная жизнь, которая наполнена, на первый взгляд, визитами в церковь, посиделками за чаем или рукоделием и желаниями как можно выгоднее, но при этом обязательно по любви, устроить жизнь своих дочерей. При этом всегда за внешним лоском и благопристойностью не очень-то и скрываются зависть, интриги, сплетни и скандалы с расследованиями. В общем, люблю читать про то, что вот такое вот «благородное» общество сотрясают какие-то жуткие тайны и происшествия.
В Мидлмарче же… Интриги и скандальные истории… Да там есть история честолюбивого Лидгейта, грешного Булстрода и, по мнению окружающих, во всех отношениях сомнительного Уилла Ладислава. Но для интриги вся эта история слишком растянута. Бедный Ладислав оказывается потомком всех обманутых жителями Мидлмарча людей. Все кругом отобрали его законное наследство и не желают теперь делится. Все действо идет так медленно, разбавляется таким количеством ненужных размышлений и подробностей, что острота теряется. Не скажу, что сама история чем-то плоха, но возникает такое чувство что очень медленно, очень долго жуешь одну и ту же жвачку.

Мне очень нравятся исторические романы, когда люди претерпевают какие-то муки и страдания на фоне историчеких событий и происшествий. Это могут быть политические интриги, промышленная революция или научные супероткрытия. Интересно следить за тем, как история влияет на судьбы и служит главной свахой или разлучителем влюбленных.
В Мидлмарче же… Исторический фон вообще показался невнятным. Есть упоминание о выборах и о том, что в город прокладывают первую железную дорогу. Есть даже несколько сценок, где местные "дремучие" жители обсуждают эти нововведения. Но какое влияние это оказало на самих персонажей и оказало ли вообще? Были ли какие-то последствия от эпидемии холеры, от которой все так рьяно хотели защититься? Что там вообще писали в этой политической газете мистер Брук и Ладислав? У меня сложилось впечатление, что все эти детали просто случайным образом втавлены в историю для того, чтобы заполнить перерывы в развитии главного интригующего действа.

Мне очень нравится читать просто объемные книги, в которых неспешно идет знакомство с персонажами. Пусть там будут дотошные описания усадьбы, природы, внешнего вида героев, их генеалогического древа или связей с высшим обществом. Пусть нас постепенно вводят в мир героев, к которым ты привыкаешь, учишься их понимать, понимать окружающую их обстановку. Ты сопереживаешь им и проживаешь с ними все события их жизни, пропуская их как-то через себя. Тогда и книжку читать хочется, как можно дольше. И количество страниц становится не важным.
В Мидлмарче же… Все герои кажутся какими-то картонными. Большую часть действий они выполняют, находясь под воздействием возвышенных порывов и чувств. И каждый поступок сопровождается подробным описанием что же побудило их совершить это действие. Они много переживают и думают, но может оттого что так много и подробно рассказывают как именно они это делают, теряется ощущение что они живые. Мне кажется люди чаще склонны совершать что-то внезапное. Здесь нет по настроящему ярких и запоминающихся героев, ни хороших, ни плохих.

По впечатлениям, которые остаются после того как дочитана последняя страница, эта история какая-то серая и унылая. И финал в стиле «после все у всех было хорошо» не спасает ситуацию.

3 августа 2016 г., 14:06
2 /  4.139
Ежемесячная женская свобода

Женская свобода в бунтарской литературе 19 века не только имеет абсолютно типичную форму ("свободные" девушки похожи друг на друга как чахлые кафе-шашлычные на российской дороге), но и отягощена примерно одинаковым содержанием. Что вполне предсказуемо, ибо два-три куста конопли, отбившиеся от своих собратьев, могут отличаться размерами и цветом, но в любом случае будут высушены в одно и то же время, в один и тот же сезон, под той же самой кроватью. Применительно к девушкам "на кровати", но не все ли равно. И, хотя мир с тех пор значительно и необратимо изменился, женские потуги остались примерно теми же. Это не означает, что в связи с этим они имеют истинную ценность и над ними не властно время, ибо по аналогии пришлось бы заметить, что они так и служат поводом для развлечения и продолжают являться темой для литературных описаний.

Итак, если мы хотим поговорить о женской свободе, то, прежде чем нам вообще стоит открыть рот, следует заручиться некоторыми условиями, без которых предполагаемое вещание в принципе невозможно и даже опасно. Если отложить пока в сторону личность ("личность" как обозначение, а не в качестве прямого значения этого термина) потенциальной бунтарки, а к ней мы все равно вернемся, обратим внимание, что эта личность уже есть. Главную свободолюбивую героиню нашего опуса мы с огромными предосторожностями, как можно более скрыто, скопируем с самой себя, но дело даже не в этом, а в том, что если эта тема сама по себе нас вообще изначально заинтересовала, то можно быть уверенным - эта самая потенциальная феминистка уже сидит перед этим самым творением с пером в руке и , если еще не строчит гневные проповеди, то уже обдумывает - как бы половчее к ним приступить. Нужно отдать ей должное - именно обдумывать что-то она очень любит, скрипеть корочкой мозга и пытаться довести это свое свойство до идеального маразма.

Первое и самое необходимое условие, с которого все начинается, - героиня должна быть богата. А еще лучше - принадлежать к старинному знатному роду. Женщины вообще легко узнаваемы в своем сочинительстве того времени, только они были взращены в тех необходимых тепличных условиях, мужчина-писатель, каким бы маменькиным марселем прустом он бы ни был, все равно больше принадлежал к реальному миру. Поэтому истинные снобы существуют исключительно в женской свободолюбивой прозе. Способ авторского возвеличивания предполагаемой женской особи, увы, единственный возможный - свое богатство и титул она получила от своего папы или иного примата мужского рода, но вовсе не обязательно тыкать читателя носом во все эти подробности. О происхождении капиталов лучше всего вообще умолчать или придумать мифический клад, наследство от малоизвестного благодетеля или, напротив, известного, но данного ей в качестве поощрения за человеческие характеристики, сравнимые с божественными. Впрочем, все последнее опасно - читатель может усомниться в серьезности автора, а вслед за этим - и самой героини. Ведь сказочность тоже должна выглядеть предельно достоверно. Богатство дает героине не только необходимые финансовые свободы, оно делает возможным трату времени на формирование свободных взглядов тогда, когда другие лохушки сидят, поджидая женихов, чтобы разродиться от них кучей слюнявых ребятишек или, того хуже, - занимаются однообразным трудом, думая только о низменном. Фи. Свободомыслие предполагает некоторый уровень жизни. Применительно к 19 веку - довольно высокий, дающий возможность выделиться сразу, без озвученных идей.

Второе, но не менее необходимое, условие для героини - одиночество. Мало того, что семейные оковы дурно влияют на будущую революционерку даже формально, они предполагают наличие слишком близкого к ее телу неудачного примера, ибо брак, если он и будет, должен выглядеть исключительно особенным. Кроме того, одиночество (особенно «духовное одиночество») придает героине некоторый дополнительный ореол трагизма, читатель должен ее жалеть, что лишний раз подчеркнет ее женственность. Об этом не стоит забывать, некоторые авторши так увлекаются своими воззваниями, что их могут упрекнуть в мужиковатости. Таким образом, будет утерян один из козырей, ибо женщина прежде всего привлекательна как сексуальный объект, а все, что она говорит, служит лишь дополнением к ее соблазнительности. А потому, лучше всего, если главная героиня будет сиротой, может быть отягощенной не особенно умным, но непременно добрым опекуном. Следовательно, наша девушка получит сразу свободу не только финансовую, но и моральную и даже физическую. Свободные мысли не рождаются в общении с людьми, хотя это было бы логично, а исключительно где-то в темном уголочке со спущенными трусами.

Третье условие - обязательная любовная история. Во-первых, она, как мы уже говорили, подчеркнет сомнительную женственность героини, покажет, что она такая же земная, как и все, а не выдуманная неизвестно кем, что она способна любить, любить не одну себя, а не только читать нравоучения, а во-вторых - о чем же еще писать, особенно, если учесть то обстоятельство, что тебя должны читать, иначе зачем ты вообще писала. Лучше всего придать вид своему сочинению стандартного любовного романа, а свои собственные мысли донести между строк, небольшими вкраплениями, чтобы не утомлять читателя. К сожалению, в те времена раскрутка не так была упрощена деньгами мужа, поэтому для завлечения читателя был необходим хотя бы слог. Ну, так если ты не совсем дура, то читай побольше и слог придет. Иными словами - добротный текст предполагает необходимый уровень безделья.

По ходу самого написания текста нельзя забывать о собственной оторванности от жизненных реалий. Поэтому, например, нужно по возможности перенасытить текст навязчивыми описаниями характеристик героев, повторяющимися как можно чаще. Это необходимо не только для того, чтобы вдолбить читателю правильность взглядов, который, скорее всего не увидит предложенных писательницей качеств героев, но чтобы не забыть о них и самой. Дикий аутотренинг в помощь, авторша-бунтарка забивается куда-нибудь за печку и твердит сама себе: "Я смелая, я смелая, я смелая". И в бой - к письменному столу. Храбрости дополнительно придает ей и понимание своего высокого предназначения. Лишь высокое предназначение имеет смысл. О высоком предназначении она думает, с высоким предназначением она жует куриные ножки, с высоким предназначением она садится на унитаз.

Все вышеозначенное относится к Мэри Эванс (Джордж Элиот) больше, чем к кому бы то ни было. Могучий талант ее проявился хотя бы в том, что нужно было так суметь – создать произведение, где абсолютно все герои – нудные высокомерные ублюдки и откровенные идиоты. Не удалось обнаружить даже какого-нибудь самого завалящегося второстепенного героя, вызывающего что-нибудь отдаленно напоминающего симпатию. В аннотации указывается, что в «Мидлмарч» якобы осмеяно мещанство, но сие на фоне всего остального тошнотворного от автора совершенно не заметно и дело десятое. Полагаю также, что Эванс одна из первых писательниц женского рода, с которых начались овцы. Как водится, ее творение представляет собой невероятно толстый кирпич, который больше бы пригодился для строительства какого-нибудь зимнего сарая. Все очень нудно, скучно, глупо и претенциозно. Верхом той же глупости было все это прочитать, но каков автор – такие и читатели. Отойди, Эванс, подальше от меня. Пошла, пошла.

8 января 2014 г., 14:13
4 /  4.139

Моя дорогая кузина,
рада была получить от тебя весточку, спустя столько месяцев. Жаль, что ты умудрилась утопить мои непрочитанные письма в Атлантике, второй раз столько подробностей я сообщить тебе не смогу. Придется довольствоваться кратким пересказом.
Итак, этой зимой, на приеме в Лондоне я познакомилась с весьма эксцентричной дамой Мэри-Энн Эванс (в юности она была необыкновенно религиозна, а сейчас не посещает церковь вообще). В светском обществе она скандально известна как Мариан Эванс Льюис , поскольку в живет с Джорджем Генри Льюисом, не состоя с ним в браке. Читающая публика знает её как литературного гения по имени Джордж Элиот.
При всей внешней непривлекательности она удивительно обаятельна, и как результат – я согласилась погостить у неё в Мидлмарче. Не волнуйся, моя репутация настолько безупречна, что даже скучно (её ничто не сможет поколебать), и да, конечно же, я заинтригована такой необыкновенной дамой и хочу узнать её поближе.
Мидлмарч – провинциальный городок в средней Англии.
Мелкопоместное дворянство представлено баронетом Д.Четтемом с матерью и мировым судьей Бруком с двумя племянницами Доротеей и Селией.
В городе самые известные семейства фабриканта Винси и банкира Булстрода. Есть еще богатый и, соответственно, вредный старик Фезерстоун, замучивший всех и вся своими обещаниями и отказами по завещанию. Еще существует семейство Кэлеба Гарта (типичный средний класс) – бедное, но честное – все они связаны сложными узами родства, распутывание коих подобно вязанию твоей тетушки, когда с ним поиграла ее любимица рыжая Китти.
Великое множество лиц духовного сословия разной степени состоятельности, колоритности и религиозного пыла – Кейсобон, Кэдуолледер, Фербратер,Тайк.
Оригинальный молодой доктор, обедневший потомок древнего рода, с именем Тертий Лидгейт (согласись, что у его родителей оригинальное чувство юмора и неукротимая любовь к латинским числительным). В общем и целом молодец – довольно приятный, но не без надменности и тщеславия; мечтает совершить какое-нибудь открытие, прославиться и остаться в веках, подобно врачу Мари-Ксавье Франсуа Биша ( такая редкая мечта, можно сказать, «неизбитая»).
Дорогая, не надувай губки, и не тверди, что я злая. Просто я всегда говорю, что думаю; впрочем, я и думаю, что говорю.
Самый интересный молодой человек здесь – Уилл Ладислав, некоторые находят его необыкновенно привлекательным, а другие – препротивным. Называют цыганом, темной лошадкой с неясным прошлым и туманным будущим . Он в меру красив, в меру образован, в меру честен– настоящий герой любовного романа. В одном соглашусь: он чересчур эпатирует публику своим поведением; представь , у него чудная привычка, находясь в гостях, возлежать на ковре в гостиной, рядом с хозяйскими собаками. Мой дог ни за что бы не потерпел такой фамильярности. Кто же не согласится, что один из гостей, лежащий на полу - это mauvais ton.
Безусловно, женское общество Мидлмарча не идет ни в какое сравнение с блестящим лондонским или парижским. Здесь нет такого веселья, как у твоего крестного Теккерея или двоюродного дедушки Шеридана… Да здравствует разнообразие!
Если кратко, то на мой взгляд , Доротея Брук – на редкость экзальтированная особа, именно поэтому она вышла замуж за Кейсобона; ее сестра Селия – самая обыкновенная девица, правильно выбравшая мужа и наслаждающаяся семейными радостями – мамочка из неё вышла премилая, но изрядно хлопотливая.
Розамунда Винси - это поющая и танцующая фарфоровая кукла, но надо отдать должное – кукла наилучшего качества от Жюля Штайнера; приобрести такую куклу стоит недешево, но зато можно гордиться, владея – их мало, а содержание стоит целого состояния. Но как эффектна! Дорогая, не грози мне своим милым пальчиком, я ведь называю вещи своими именами (и людей тоже). К тому же, ты же знаешь, как я люблю фарфоровых кукол!
Мэри Гарт – гордая юная девица, декларирующая исключительно разумный подход к жизни, но действующая только под воздействием эмоций. Впрочем , в аморальности её упрекнуть нельзя. Как мне показалось, именно к ней больше всего благоволит наша Джордж Элиот.
Все вышеуказанные (и еще больше неуказанные) лица беспрестанно и неутомимо плетут интриги, сплетничают, влюбляются, женятся, страдают; конечно же, время от времени старые грехи дают о себе знать, открываются неожиданные подробности – все как всегда и везде…

Знакомство со всеми этими лицами протекало не без приятности, но сильно затруднялось попытками госпожи Эванс сохранить объективность и непредвзятое отношение.
Ну, не может она сказать про зануду Кейсобона, что он «старый плесневелый сухарь» - она долго и подробно рассказывала мне, что это состоятельный священник, всю жизнь посвятивший написанию многоумного «фолианта» под названием «Ключ ко всем мифологиям» (который так и не был написан); что по природе своей он – человек не эмоциональный, но трепетно исполняющий свой долг в отношении ближних и паствы; что жизненные обстоятельства не позволили развиться всем прекрасным свойствам его души ; и что строго судить его за некую сухость в общении «нельзя». И так, о Боже, о каждом!
Это совсем не похоже на наш привычный круг, где каждый торопится навесить ярлыки на ближних и дальних, особенно на тех, кто сейчас не присутствует в комнате.
Я была приятно удивлена, что женщина, открыто отвергшая викторианскую мораль поведения, искренне исповедует христанское человеколюбие и живет по принципу: не суди и не судим будешь.
Согласись, милая, что такое не часто встретишь…
Но должна заметить, что долгое пребывание мисс Эванс вне светского общества выработало у неё довольно утомительную для окружающих привычку – подробнейшие многословные объяснения из истории искусств, медицины, политического устройства, ее личных познаний человеческой психологии и прочее, и прочее. Первые несколько часов это умиляет, на третьи сутки уже утомляет, а к концу недели создается впечатление, что рассказчица считает своих слушателей редкостными неучами и тупицами, а посему жаждет поделиться с ними всеми имеющимися знаниями без остатка – совершенно не comme il faut.
Не хочу показаться несправедливой к даме, так любезно меня принимавшей, но разглагольствуя о людях вообще, она зачастую упускает важные реалии и частности. Например, весьма туманно она объяснила мне причины выбора стариком Фезерстоуном в наследники именно молодого Ригга; вовсе умолчала о сути проходящих политических реформ и реальном финансово-экономическом положении обитателей Мидлмарча и его окрестностей. Возможно, я обращаю на это внимание как хозяйка обширных поместий, а может, просто устала в этой провинции…

Пиши , дорогая, на мой лондонский адрес, поскольку не знаю, где проведу нынешнюю весну, вероятно отправлюсь в кругосветное путешествие…

Любящая тебя Леди Ровена

18 ноября 2012 г., 15:27
4 /  4.139

Я восхищаюсь долготерпением Джордж Элиот - "Мидлмарч" относится к той категории книг, которыми можно, если не убить, то покалечить. При этом ни одна страница не провисает и не кажется ненужной.

Английская провинция - поистине благодатная почва для взращивания сюжета любого романа. Жизнь у всех на виду, словно в аквариуме, жесткие рамки приличий и яркие характеры, которые то и дело за эти рамки пытаются выпрыгнуть - кто по глупости да по слабости, кто из благих побуждений да в надежде устроить счастье (свое, чужое). Изгибы сюжета, впрочем, отнюдь не составляют главное достоинство романа - действие разворачивается неспешно, обрастая попутно множеством деталей и точнейших заметок о человеке и обществе. Хотела добавить кучу цитат, но их на сайте и так более 200. Маяковский и Ко явно поторопились с предложением сбросить замшелых авторов с парохода современности.

Ну и конечно, раскрытие характеров. Большинство из них в общем-то вполне типичны для классических романов, но каждый оказывается в настолько разных ситуациях, примеряет на себя настолько разные модели поведения, что они ни минуты не кажутся картонными.
Вот Уилл Ладислав - байронический тип, увлекающийся искусством, обуреваемый страстями, нетерпеливый и порывистый, а приличный в отличие от знаменитого лорда, все не решится признаться в любви.
Вот местный пастор Фербратер - умный, благородный, готовый поступиться своим счастьем ради чужого, а тоже не чужд страстям человеческим - в картишки поигрывает.
Вот доктор Лидгейт - амбициозный и напористый сторонник новых методов, не боящийся вступать в противоречия с целым городом, а быт наладить оказывается не в состоянии и с женой-то, с женой-то как нежничает.
Вот Фред Винси - легкомысленный мот и бездельник, живущий в ожидании наследства, у которого не хватило усердия даже сдать экзамены, а какое постоянство в чувствах, какая совестливость!
Разумеется, это далеко не весь список героев, но одни лишь мужчины попали в него сознательно. Женщины в романе отчего-то получились более плоскими и менее живыми. Почти что святая Доротея, пустышка Розамунд, которую Джордж Элиот еще и активно оправдывает. Здравомыслящая, казалось бы, Селия после замужества превращается в сумасшедшую мамочку. Из "основного состава" только Мэри Гарт остается адекватным человеком.

Как бы там ни было, несмотря на личные мелкие придирки, "Мидлмарч" впечатляет. Хотя даже для такой любительницы английской классики, как я, 800 страниц - то еще испытание.

15 августа 2016 г., 11:53

Я вынуждена признать свое поражение. Я не смогла дочитать эту книгу. Хотя старалась искренне погрузиться в мир провинциального английского городка. Тем более мне нравятся книги Джейн Остин, но здесь описания гораздо длиннее, повороты сюжета гораздо скучнее и герои проще, без фирменного Остиновского лукавства. С самых первых страниц, с появления сестер Доротеи и Селии, которые нарочито разные, и если одна весела и кокетлива, то вторая подчеркнуто серьезна, набожна и скучна. Она уже выстроила идеал будущей семейной жизни и из первой партии кавалеров – претендентов на ее руку без колебания выбрала старого и скучного, но благопристойного священника Кейсобона. Действию еще предстоит разворачиваться, интрига не заканчивается на первой сотне страниц, но все равно встает вопрос – откуда это? Что за воспитание такое, которое заставляет молодую девушку искренне верить в будущее семейное счастье со стариком. Ведь сорок пять - это по нашим меркам мужчина в полном расцвете сил, а во время написания романа – это почти развалина. Но Доротея не видит всего этого, ее восхищает сила духа и чистота помыслов… И все это повторяется и повторяется на разные лады.

Очень многословно, очень сильно растеклась автор мысию по древу и волей-неволей интерес уплыл. Конечно, если бы я планировала разгромную рецензию, я бы продержалась, но роман и так недавно разгромили, а слов в защиту у меня не найдется. Увы.

13 августа 2014 г., 15:44
4 /  4.139

Наконец, спустя 9 лет, я всё-таки познакомилась с этим произведением. В своё время я очень жалела, что не смогла прочесть, потому что нам давалось на выбор прочесть Гаскелл или же Элиот. И вот «хвост» закрыт. Но ощущения внутри после прочтения не совсем те, что мне бы хотелось. Да, мне понравилась книга, но не пробрала до мурашек. Мне в этом плане ближе Гаскелл и Диккенс, а вот Элиот показалась слишком обыденной. Но, люди, жившие в тот период мир, в общем-то, так и воспринимали. Но слишком это всё здесь «массивно», некоторые детали и описания излишни. Но, учесть то, что женщина в ту пору ценилась как хорошая хозяйка, а не как писательница, то это был подвиг для Мэри Энн Эванс. Кто-то говорит, что это сатира, что это насмешка над обществом того времени, но я не вижу здесь иронии, скорее это была суровая действительность.

О чём же это произведение? О маленьком городке Мидлмарче, о его местных жителях и тех тайнах, что кроются за его дверями. И это произведение направлено на разные сферы общества, тут и религиозный аспект, тут и светские интриги и сплетни, тут законы того времени и медицина. В общем можно найти ответ на многие и разнообразные вопросы. Только вот забавно от этого не становится. И дело тут не только в сюжете, автор не то чтобы не хочет, скорее, опасается показать саму себя. Если у Гаскелл видно в ситуациях её саму, то Джордж Элиот не проявляет себя никак. У меня не создалось ощущения сопричастности, того что она и её герои идут рядом вместе. Книга живёт отдельно, автор отдельно и иногда детализация перекрывает взаимоотношения между героями. Нет, это не примитивно, не однообразно, но не совсем так, как хотелось, но это как жизнь, течёт медленно и размеренно в светских гостиных. А большего тут и не добавишь, изначально уже понятно, чем история закончится и что ожидает впереди. Но сами герои мне очень понравились, однако я не очень привыкла к произведениям, где все герои одинаковы и почти однотипны, где все исключительно положительные. Тут нет контраста между людьми, все они наделены своими достоинствами и недостатками. Но вот нет чёткой грани и противопоставления, как у других авторов того времени. Я не знаю какой цели автор пыталась достичь, наверное просто показать нрав, быт и людей того времени и с этим она вполне достойно справилась. Но не пробрало до глубины души.

Для меня это чем-то было похоже на Флору Томпсон «Ларк Райз против Кэнделфорда», с той лишь разницей, что события у Фионы более живые и разнообразные, а здесь всё спокойно и никаких волнений нет, разве что сплетни. И имена здесь были подобраны интересные и довольно редкие, например Доротея или фамилия Ладислав. Но вот что меня не совсем убедило, так то как вступали в брак, да здесь, в отличие от многих произведений, та же Остин, было больше времени для знакомства героев, но и всё равно любви я не увидела, привязанность, симпатия – да, но вот любви не заметила. Но атмосфера конечно хорошая, когда каждый готов тебя поддержать, не без перегибов, но всё равно в правильном ключе и с правильным настроем. И люди тогда жили намного спокойнее, чем сейчас, они общались, они пытались понять друг друга. А не так как сейчас, когда выводы делаются только по результату, не видя мотивов. За это автору тоже один большой плюс. Ещё одна большая деталь, которая мне понравилась, хорошо, в некотором плане, что женщина была хранительницей очага и заботилась о детях, много времени проводила с ними (по крайней мере, в таких небольших городках, где развлечений мало).

Поэтому подводя итог, скажу, что эту книгу надо читать не ради самого сюжета, он без ухищрений и без наворотов, а ради самой картины жизни, ради описания и деталей. И оно действительно того стоит.

31 января 2017 г., 21:25
4 /  4.139

Книга попала в мой список хотелок после отзыва о фильме по этой книге. Решила и почитать, и посмотреть фильм, но с фильмом как-то не сложилось, хотя в планах его оставлю, а вот до книги добралась.
В целом книга оставила самое приятное впечатление. Затянуло повествование почти с самых первых страниц. Ведь сразу было ясно, что Доротея не того человека выбрала в мужья, и мне из своего жизненного опыта сразу было понятно, во что превратится их брак. Но, наверное, надо и через это пройти. Хорошо еще, что для нее это относительно быстро все закончилось.
Очень много сюжетных линий, героев, для каких-то все заканчивается по книжному хорошо, хотя не с "розовыми пони", а так, вроде и хорошо, но все-таки ближе к жизни, для некоторых не очень хорошо, хотя что называется поделом и не очень плохо. Но все-таки все выглядит приближенно к жизни.
Герои с очень разными характерами, с разными предпочтениями, с ревностью и завистью, со снобизмом, с денежными проблемами и неурядицами в семейной жизни. И хотя они приглаженные, особенно Доротея, все равно они - живые.
Меня напрягали только места с многочисленными рассуждениями о политике, ужасно их хотелось пропустить. Хорошо еще, что это не главная составляющая романа.
А еще, как и при чтении некоторых аналогичных книг, не оставляла мысль, что книгу лучше не читать, а смотреть по ней фильм. Хотя в этот момент Я вообще не помнила, что фильм есть.
Если говорить, о Черновой, которая прочла эту книгу, временами она меня малость утомляла, на мой взгляд, она переигрывала.

29 июня 2015 г., 13:21

М-м-м, как хорошо.
Просто хорошо, сидеть на софе, пить черничный "mabroс" и читать "роман классический, старинный, отменно длинный, длинный, длинный"
Тихий Миддлмарч в котором мы знакомимся первым делом с Доротеей Брук, девушкой красивой, но.... блин, какая же она невыносимо правильная. Нет, правильной быть хорошо, но тут главное не быть чересчур правильной. Потому что это всех раздражает. Только Селия, сестра Доротеи, терпит характер сестры. Очень показательна сцена у туалетного столика, когда Секлия буквально уговаривает сестру надеть чего-нибудь из шкатулки, потому что еслми все наденет только Селия, а Доротея будет без украшений, то получится нехорошо. Нет бы уступить, так Доротея упрямится
И мужа себе она выбрала как ей казалось, ей под стать. Фишка в том, что никто не знает, как поведет избранник после "конфетно-букетного периода"., а жене приходится жить такой жизнью какую устроит для нее муж.
Притом замуж ее никто не гнал, скажем так, не сильно отговаривали. Потому что мистер Кейсобон - один из немногих, кому в этой жизни фартит. Деньги есть, дом есть, времени свободного много (может чем угодно заниматься ), да ещё и красавица его полюбила.
А доктору Лидгейту с женой не повезло - потому что он пашет как лошадь, а Розамунде лишь бы на фортепьяно играть
Автор играет на контрастах: Розамунда - Мэри Гарт, Лидгейт - Фред, Кейсобон - Четтем, Ладислав.
Но не в диккенсовской манере, где плохого узнаешь сразу, а в человечьей, где еще смотреть надо.
Хотя диккенсианская манера в одном моменте будет История Ладислава .... все кончилось для него вполне приятно, как и для всех.
Роман можно назвать феминистким, только если очень постараться. Да женщинам говорят, что надо быть красивыми, а серьезные проблемы пусть оставляют мужу. Только вот не все мужчины хотят решать серьезные проблемы. Мистеру Бруку серьезные проблемы не интересны.

Анджела Картер в статье "Алисон смеётся" говорит о том, что персонажи Миддлмарча чересчур серьезны, а Доротею привлекает Ладислав как молодой мужчина. Но для нее главным магнитом является мозг и выходит она замуж только когда у Ладислава появляется положение в обществе, так что она ничего не потеряла, а приобрела.
Нравится мне читать английские романы
И вот картина Джона Констебля в качестве маленькой иллюстрации
картинка Lucretia
картинка Lucretia

все 86 рецензий

Читайте также

• Топ 100 – главный рейтинг книг
• Самые популярные книги
• Книжные новинки
145 день
вызова
Я прочитаюкниг Принять вызов