Не пропусти хорошую книгу
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
1951 698 175
George Gordon Noel Byron
Добавить в избранное в избранном 93 2916

О поэте

Информация

Родился: 22 января 1788 г., Лондон, Великобритания
Умер: 19 апреля 1824 г., Миссолунги, Греция

Биография

Джордж Ноэл Гордон Байрон — английский поэт-романтик.

Бедность, в которой родился Байрон, и от которой не избавил его титул лорда, дала направление его будущей карьере. Когда он родился, отец его уже спустил все свои земли, а мать возвратилась из Европы с небольшими остатками своего состояния. Леди Байрон поселилась в Абердине, и её «хромой мальчуган», как она называла сына, был отдан на год в частную школу, затем переведён в классическую гимназию. О детских выходках Байрона рассказывают много историй. Сёстры Грей, нянчившие маленького Байрона, находили, что лаской можно делать с ним, что угодно, но его мать всегда выходила из себя от его непослушания и бросала в мальчика чем попало. На…

Библиография

1806 — Fugitive Pieces
1807 — Hours of Idleness
1809 — English Bards and Scotch Reviewers
1813 — Гяур / The Giaour
1813 — Абидосская невеста / The Bride of Abydos
1814 — Корсар / The Corsair
1814 — Лара / Lara
1815 — Hebrew Melodies
1816 — The Siege of Corinth
1816 — Паризина / Parisina
1816 — Шильонский узник / The Prisoner of Chillon
1816 — The Dream
1816 — Prometheus
1816 — Тьма / Darkness
1817 — Манфред / Manfred
1817 — The Lament of Tasso
1818 — Беппо / Beppo
1818 — Паломничество Чайльд Гарольда / Childe Harold's Pilgrimage
1819-1824 — Дон Жуан / Don Juan
1819 — Мазепа / Mazeppa
1819 — Пророчество Данте / The Prophecy of Dante
1820 — Марино Фальеро / Marino…

Интересные факты

Байронический герой — идеализированный, но с недостатками персонаж, показанный в жизни и творчестве лорда Байрона, охарактеризованного его бывшей любовницей так: «Плохой, сумасшедший, которого опасно знать». Байронический герой впервые появляется в полуавтобиографической эпической поэме «Паломничество Чайльд Гарольда» (1812-1818).

Характеристики героя:
— высокий уровень интеллекта и восприятия;
— хитрость и умение адаптироваться;
— преступные наклонности;
— ум и образованность;
— самокритичность и интроспекция;
— загадочность, магнетизм и харизматичность;
— сила соблазнения и сексуальная привлекательность;
— социальное и сексуальное доминирование;
— эмоциональные конфликты;
— отдалённость…

Рецензии

Оценка Gwendolin_Maxwell:  5  

Я даже обрадовалась, когда в одной из игр мне выпала эта книга. Дон Жуан уже давно стал нарицательным именем в нашем обществе, но что же этому послужило?

Шок №1 - это поэма! И если говорить честно, Дон Жуан зашел мне даже лучше Онегина. Читался на одном дыхании, и несмотря на достаточное количество лирических отступлений (причем ближе к финалу все больше и больше), суть не терялась и было интересно.

Минус - для меня в любом случае, ближе к концу повествования действие практически застопоривается, такое ощущение, что автор в тупике и переходит практически полностью на отступления.

Шок № 2!!! Видела в некоторых рецензиях, что многим не понравился финал. Интересно, почему эти люди не догадались заглянуть в Википедию и узнать, что финала у романа нет. Как это ни прискорбно, г-н Байрон умер так… Развернуть 

Оценка kleoOS:  3  

Поэма о путешествиях героя, написана классическим слогом в лучших традициях английской литературы. Автор описывает Грецию, Италию, Бельгию, Стамбул, касается важных вопросов (пресыщение и разочарование, неумение наслаждаться обычными радостями жизни). По мере путешествия идут рассуждения о минувших исторических событиях, автор через героя выражает свое отношение к ним. Вообще в этой поэме видно сильное слияние автора и героя. В целом, классическое произведение, которое интересно было прочитать для общего развития.

Истории

Легенда ( на мотив Андрея Платонова)

Уложит спать её и сам приляжет он,
и будет до утра подслушивать сквозь сон
её рыданья и томленье.
( Набоков)

Это было давно, во Франции 18 века, недалеко от монастыря Параклет, известного трагической историей любви Абеляра и Элоизы.
Жителей деревеньки стала поражать таинственная болезнь - летаргический сон, и их поначалу хоронили фактически живьём.
Так бывало уже не раз во времена войн и народных несчастий, голода: душа как бы противилась этому бреду, сну жизни, похожему на кошмар, и пятилась, уходила в себя, как морской отлив, оставляя за собой пустынный берег тела, с оскалами тишины, кротких осколков существований: утонувшая давным-давно брошка, кольцо, бутылка вина... ракушка бледная сжатой руки любимого человека.

Люди умирали, засыпали загадочным сном за ужином, у колыбели с ребёнком, за занятием любовью...
Влюблённых находили обнажёнными в постели, с навеки замершими объятиями, недопитыми поцелуями; казалось, они продолжают любить друг друга и после смерти, но ещё более нежно и грустно.
Их так и хоронили, вместе, в одной могиле.
Если бы мы смогли взглянуть сквозь ночь земли и времени на такую могилу, то увидели бы, как плоть влюблённых медленно смешивается, оплывает, как свечи, смешиваются уста, ладони...
Сердце мужчины, волшебным образом, прорывает грудь, рёбра, похожие на прутья тюремной решётки, и проникает в грудь женщины, занимая в ней законное место.
Вот прошли века.. два скелета, всё так же нежно обнимают друг друга среди звёздного мерцания кремнистой почвы в ночи Земли.

Но однажды вскрыли могилу со "спящим", и в ужасе обнаружили исчерченную ногтями крышку гроба; вид самого умершего был ещё более ужасен: словно случайно сделали фотографию в Аду, запечатлев пароксизм загробных страданий странного существа, проклятого на небесах и на земле.
После этого на кладбище при захоронении стали устанавливать колокольчики, соединяя их верёвочками с гробом: если человек просыпался в могиле, он дёргал за неё и раздавался звон "воскресения".
Приставили к кладбищу сторожа, который должен был следить за колокольчиками, слушать ночь и звёзды.

Эта должность требовала особенного характера.
Только представьте себя на месте этого сторожа. Вот вы выходите ночью на кремнистую дорожку... пустыня тишины и неба... звезда с звездою говорит.
Вы садитесь на скалистой возвышенности, в позе врубелевского Демона, прижав колени крыльев к груди, и смотрите печально на задремавшие деревья, редкое пение неведомой птицы и яркую кардиограмму веточки кричащих сверчков, выводящих в воздухе тёмном свою таинственную пульсацию жизни.
Кажется, листва, пение птицы, сверчки и мерцание звёзд, тихо переговариваются между собой о чём-то важном...
Кресты, расправив свои тёмные руки, хотят обнять... то ли друг друга, то ли эту ночную красоту, всё то, что не успели обнять в этом мире - люди.

Может показаться, что мир давно уже умер, и вот-вот должно что-то случиться: свет таинственный прольётся с небес, кресты качнутся реями затопленных кораблей..
А если бог - умер? Если Земля скинула с себя голубое покрывало атмосферы, приподнялась на цыпочках в звёзды, и там, в безвоздушном пространстве, где нет ни человека, ни бога, эти содрогающиеся колокольчики никто не услышит?
Замурованные в своих могилах, словно в капсулах для межзвёздных полётов в состоянии криосна, воскресшие, пробудившиеся люди сходили бы с ума, обрывая верёвки с колокольчиками и исцарапывая содранными в кровь ногтями крышку гроба, похожую на чистую страницу.
Времени бы не стало.. оно бы распалось на атомы пространства, искусства и бреда.
В самых разных временах, мучающиеся от неразделённой любви, поэты и дети несчастные, подмечали бы в природе, в шуме осенней листвы, на страницах любимых книг - этот зловещий звон.

Это мог быть каинический сон сторожа: Бог-Сын - умер на Земле; бог-Отец - на небе, взяв уже не грехи людей на себя, а свою вину за то, что происходило в созданном им мире.
Он хотел страдать, но не мог...- нечем было.
Христос, единственный сын, которым он почему-то пожертвовал вместо себя, так и не вернулся на небо, оставшись верным своему слову: он сошёл в ад, к страданию человеческому, и уже не мог его покинуть.
Бог остался совсем один... и в конце-концов, не выдержав счастливых и лживых лиц придворных ангелов, вечно поющих его милосердие, удалился от всех, тоскуя по своему милому сыну, которого он, оказывается, совсем не знал, и покончил с собой, бросившись с неба падающей звездой путеводной в бездну времён, желая страдать, как люди, как сын... желая почувствовать хоть что-то.

Бог впервые осознал, что никогда не любил, ни сына, ни мир, ни людей.
Более того, он, бог войн, мести и казней, не был христианином: только теперь, умерев, он понял, что его сын создал бы мир совсем иначе, и с Адамом и Евой поступил бы добрее... Нет, этот мир был создан наспех, вчерновую, в бегстве от одиночества немых звёздных пространств, шепчущихся о чём-то, о чём бог не знает, не мог знать, т.к. не испытал этого, а звёзды и листва каряя крыльев ангелов, шепталась о кострах инквизиции, Освенциме, Хиросиме и муках Христа...
Да, только абсурдный, страдающий, умирающий бог - Христос, мог бы создать мир... островок голубой мира в пустыне звёзд.
Но Христос, сын.. умер, и лишь природа, словно подлинная мать, поняла весь ужас этой трагедии, трагедии ненужности "Слова" и искусства в мире, отвернувшись от бога в своей вечной печали.
Поздно уже создавать мир... Какая это была безумная и горделивая затея! - создавать то, что не знаешь, не чувствуешь, что окажется... больше тебя, убив тебя и отринув!!

Это было похоже на вызывание демонов, а не на сотворение мира... Что он пробудил тогда своим перепуганным шёпотом одиночества, бессознательно повторяя неведомые ему слова шёпота звёзд, крыльев ангелов напуганных?
Человека он вызвал из небытия.. словно древнего и могучего духа тьмы.
И вот, этот дух, поработил мир, изнасиловал природу, убил бога... и сам захотел стать богом - ничто. Весь мир захотел обратить в ничто, словно и бог, и человек - лишние в красоте мира.

Бог умирал тысячи, миллионы раз в своём падении, воскресая раз за разом в новом времени, в чувстве сжигаемой на костре несчастной женщины, обвинённой в колдовстве... воскресал в последних словах Джордано Бруно на костре...
Он умирал в детях Освенцима, Хиросимы, насилуемых детях священниками, в истерзанных животных в тёмных переулках города...
Он шёл свой крестный путь, не всегда чувствуя боль... он искал своего сына, следуя по его стопам, понимая его всё больше и больше.
Купола луны, Земли, вставали перед ним первозданными, поруганными храмами природы.
В сверкающих душах Сартра, Перси Шелли, Байрона и Андрея Платонова, словно далёких и прекрасных звёздах, заселённых неведомой жизнью, мерцала сонная красота, руины абсурда и чувств, которые возрастом словно бы превосходили бога, говоря о древней, таинственной жизни, любви, в которой не было места богу.

Вот, бог пробудился в теле изнасилованной девушки где-то на востоке в 21 веке.
Её похитили для брака. Она пытается бежать... старая бабка с седою бородкой, похожая на ведьму, легла у порога: грех через неё переступить...
Девушка кричит, ладонями закрывает лицо всё в слезах... и вдруг - тишина улыбнулась в её ладонях; послышался полубезумный смех девушки: бог увидел этот бред жизни, о котором ему даже не докладывали его чиновники - святые, и ужаснулся... и ринулся телом несчастной девушки к двери, наступая на "ведьму" со страстью...
Но девушку бьют, валят на пол, избивают... девушку и бога, насилуют бога.
Он кричит и молит прекратить. Безучастные и грустные звёзды смотрят в окно. Качается ночная, каряя листва у фонаря, шепчет о чём-то...
Он это уже когда-то уже слышал, этот сумеречный, перепуганный шёпот листвы и звёзд, отражённых в окне.

Вот бог просыпается в 16 веке в мрачном подвальчике в глубинке Испании.
Он - в теле измученного еретика и философа, нежного любителя природы: его жестоко пытает священник.
Бога ужасает не столько бред происходящего, что священник, с именем бога на устах, искренне свершает ад на земле, изгоняет, как он думает, дьявола из тела этого несчастного.
Ужасает бога то, что этот кроткий атеист, человеколюбец, оказывается, страдает не меньше его сына!
Бог изнутри обнимает сердце атеиста, со слезами целует его... замечая следы своего сына в этом измученном сердце... впервые видя в этом несчастном теле - своего сына: бог называет его - сыном своим.

Лицо атеиста на миг просияло под пытками, как бы в экстазе мистической боли, и что-то взглянуло из небесной глубины его синих глаз на священника, и с его уст сорвались слова бога: несчастный ты человек... такие как ты - несчастные, глупые люди, в веках - несчастные и перепуганные от боли страха смерти... насилующие в этом страхе и этим страхом - себя и природу... Как же больно!.. я и не знал... Бедный мой сын! Бедные люди!!
Еретик умирает... тени этих слов, листвой отлетают, смешиваясь с первыми словами бога при сотворении мира.
Если бы первое слово бога, словно сигнал с далёкой звезды, можно было замедлить, разложить, как луч, то изумлённый человек бы увидел, услышал слова разных веков, слова страданий и крики людей и животных, всей милой природы в аду существования...
Да, в начале было не слово, а... крик бога!
Еретик умер с улыбкой на лице. Лицо инквизитора окаменело от непонятного ужаса...

Бог проснулся в теле несчастной дворняжки в дождь и стужу перед закрытыми дверями вечернего храма.
Священник подлетел, сверкнув тёмным крылом машины, вышел: опрятный, сытый.. безгрешный, только что окончивший пост.
Бросил подачку синего, сострадательного взгляда на несчастную, и... скрылся в дверях.
Собака прижимается к дверям ночной церкви, дрожит... видит сон: она - прекрасное животное, с копытцами, хвостиком и рогами; она ест траву на лугу, молится карим вечером глаз звёздам и богу неведомому...
И вот, в него вонзают нож, делают еду из его нежной плоти: грешники и верующие едят его, бога, искренне думая, что они делают что-то доброе... не замечая даже, что прервали, быть может, самую чистую и подлинную молитву на Земле.

Собака вздрагивает во сне, прижимаясь к дверям храма, чуточку уронив задремавшую головку, словно надломленный цветок, и её буквально тошнит на холодную паперть, отразившую звёзды.
Тошнит от отношения к природе, как к жертве и женщине в средние века, в которой не замечали душу.
Бог впервые увидел человека, как уменьшенного бога, царька, и возненавидел себя в этом живом зеркале, возненавидел того, ради кого приносится в жертву невинная природа - вечный Авель.
И почему он ничего не сказал о милых животных в своих заповедях, об этих подлинных, но одичавших ангелах - обращался к себе бог, не узнавая своего голоса.
Ах, если бы сейчас я творил мир - думал обессиленный, истерзанный бог в кротком, полуослепшем уме измученной собаки, - я бы сотворил его совсем, совсем иначе... сын был бы жив... сына я убил тогда, когда не сумел простить первых людей! Сына убил!!!

Собаке... несчастному и отверженному зверю, умирающему на грязной паперти у храма, снится последний сон: акт сотворения мира, милой природы, человека - это акт самоубийства бога: 6 дней творения, как шестизарядный барабан револьвера - заряжен человеком, лишь один день. Тёмный холодок ствола ночи у виска... и вечный сон мёртвого бога.
Ярчайшая звезда срывается с небес, падая в бездну ночи.
Бог просыпается в теле сторожа, задремавшего в позе врубелевского Демона, и вскрикивает...
Налетел ураган. Змея грозы обвила ветви ночи... колокольчики, разом, жутко содрогаются, кричат...

Сторожа на утро обнаружили забившимся в тёмном углу за кроватью, взявшись за голову и раскачивающегося из стороны в сторону, повторяя одни и те же слова: меня нет... мира - нет... ничего нет! Слишком поздно... не хочу, чтобы было... что я им скажу? Мне нечего им сказать!!
Сторож сошёл с ума и его поместили в психиатрическую больницу.
Говорили, за её стенами порою случались странные вещи, чудеса... но робкие, как бы стыдящиеся самих себя, не нужные вовсе в этом безумном мире: левитация доктора, зашедшего в палату к плачущему и отвернувшемуся на постели к стене, сторожу, гладящего дрожащей рукой подлинник картины Рафаэля с милой природой и маленьким ребёнком, играющим на солнцепёке среди цветов и стружек, с воробьями: картина загадочным образом проступила на стене, как фотография родного человека.
Утраченный трактат Джордано Бруно о душе и звёздах, написанный сошедшим с ума, кротким и необразованным крестьянином, которому постоянно казалось, что он охвачен огнём.
А иногда, ночью, верхнее окошко с левой стороны, светилось небесной синевой: из него в мир и тьму росли райские, зацветшие ветви, и огромными мотыльками, возле этого окна с решётками, метались карие крылья печальных ангелов.
картинка laonov

Развернуть
Размышления о "She walks in beauty" Байрона.

Это стихотворение весьма сложно поддается анализу, а все доступные его переводы на русский язык едва ли отражают смысловую суть. Это происходит, безусловно, из-за особых приемов, использованных Байроном. Произведение проникновенно и чарующе сочетает в себе таинственность и простоту.

картинка Beatrice_Belial
(оригинал)

Прежде отметим наиболее известные переводы.

1)
Она прекрасна, словно ночь,
Когда лишь звезды в небесах.
Она, как тьма и свет точь-в-точь.
Они слились в ее глазах,
Созрев для чувственного света,
Но празднества все под запретом.

Сильнее тень, слабее свет,
И вот уж красоты той нет.
Коса, как ворона крыло,
И стало чуть бледней чело,
Где дремлют думы безмятежно,
Но храм их непорочен нежный.

В ее ланитах и бровях
Красноречива красота,
Улыбка блещет на устах,
И всуе дней лишь доброта.
Теперь в покое разум той,
Любовь в чьем сердце с чистотой!


2)
Она идет во всей красе —
Светла, как ночь её страны.
Вся глубь небес и звёзды все
В её очах заключены.
Как солнце в утренней росе,
Но только мраком смягчены.

Прибавить луч иль тень отнять —
И будет уж совсем не та
Волос агатовая прядь,
Не те глаза, не те уста
И лоб, где помыслов печать
так безупречна, так чиста.

А этот взгляд, и цвет ланит,
И лёгкий смех, как всплеск морской, —
Всё в ней о мире говорит.
Она в душе хранит покой.
И если счастье подарит,
То самой щедрою рукой.

(Перевод Маршака)

Как видим, переводы (в данном случае особенно перевод Маршака) весьма абстрактно отражают само стихотворение. Вообще, меня всегда интересовала эта особенность поэтических переводов, когда в угоду художественному переводчик порою не передает или даже непоправимо коверкает смысл стихотворения. Нужно помнить, перевод — всегда другое произведение, часто имеющее мало общего с оригиналом. Но иногда и превосходящее оригинал (правда, это большая редкость). Это и затрудняет герменевтику английской поэзии для русскоязычных, потому что, даже если знаешь язык достаточно хорошо, все равно не чувствуешь его. И вот, я читаю по строчкам стихотворение и перевожу и вроде как понимаю его смысл достаточно ясно, но интуитивное ощущение того, что суть упущена меня не покидает.

По итогам моего построчного перевода можно сказать, что героиня принадлежит (или находятся в данный момент) к какой-то высшей стране и олицетворяет своим обликом именно ночь той страны. Ее облик соединяет все лучшее и средь тьмы, и средь света. Т.е. она как бы сочетает в себе и свет, и тьму. Далее говорится о том, что тень становится больше, что уменьшает свет (сияние) и делает облик героини менее благодатным и более «принадлежащим тьме», что особенно гармонично сочетается с ее волосами цвета крыла ворона и мягким светом на челе. На челе, на котором мысль героини выражается сладкой улыбкой от мыслей об ее родном доме. И щеки, и лоб красноречиво выражают те же эмоции. И героиня улыбается от рассказа о днях, проведенных в благодати. Ум ее пребывает в мире со всеми, кто ниже нее и сердцами, чья любовь невинна.

Конечно, можно было бы сказать, что это стихотворение рассказывает о прекрасной невинной девушке и сердце ее спокойно и счастливо и воспоминания о родной стране греют ее. Но начало, а также первая и вторая часть стихотворения как-то не очень хорошо с этим вяжутся чисто логически. Потому что речь идет о тьме и ночи. Героиня «идет в красоте» именно как ночь, т.е. олицетворяющая ночь — «She walks in beauty, like the night».

Посмотрим на исследования сего стихотворения.

Русскоязычных анализов я не нашла, поэтому решила почитать англоязычные. Традиционная трактовка сводится к тому, что автор фокусируется на женской красоте и исследует идею о том, что внешность зависит от внутренней благодати и, если душа находится в гармонии — человек становится идеалом. Также ярок аспект невинности героини, который особенно четко акцентируется автором в финале. Известно, что Байрон присутствовал на вечеринке в Лондоне 11 июня 1814 года, где встретил Анну Беатрикс Хортон -леди Уилмот, которая была одет в черное траурное платье с блестящими блестками. Друг Байрона, Джеймс Уэддерберн Вебстер позже подтвердил, что леди Уилмот, молодая, бледная и красивая, была вдохновительницей для данного стихотворения. Так что в упрощенном варианте можно прийти к выводу, что Байрон просто написал о женщине, восхитившей его своей красотой. Общее смысловое ядро- красота женщины неразрывно связана с ее внутренним духовным миром. Весьма нетипично для Байрона, но, возможно, только на первый взгляд.

Есть версии о том, что упоминание ночи в стихотворении символизирует противопоставление женской красоты и чистоты с мужской «ночью», т.е. мужчиной, как «темной» (грязной и похотливой) стороной бытия человека. Но мне оно кажется неубедительным. Зато исследователи солидарны в том, что в героине присутствует двойственность, которая сознательно была подчеркнута автором не единожды. Считается также, что речь идет о свете ночи, как о более мягком по сравнению с дневным светом и более соответствующим героине. Это интереснейший момент, на мой взгляд. Также исследователи соглашаются с тем, что речь идет не о земной стране, а об иной (возможно, небесах). Фиксация именно на внешности героини в этом стихотворении необычайна, автор упоминает и ее волосы, и кожу, и щеки, и губы, и лоб, т.е. описывает все подробно, что несколько странно, если считать, что стихотворение о духовной чистоте и благодати. Не забудем и о том, что Байрон упоминает невинность героини.

Таким образом, «She walks in beauty» по сей день остается простым, но весьма загадочным стихотворением, которое далеко от классической романтической поэмы, воспевающей женскую красоту и невинность в силу наличия в нем двойственных деталей. Я не смогу со 100% уверенностью сказать, о ком именно написал Байрон, зато смело могу подтвердить необычайную гармонию, таинственность и красоту этого произведения, которое легло в основу одной из самых красивых лирических песен, воспевающих женскую красоту (песню можно найти в сети).

История произошла: 17 июля 2019 г.
Развернуть

Цитаты

Врагов мой стих обычно порождает,
Но жалкой дружбой я не дорожу;
Уже давно я в ссоре с целым светом,
А все же стал я неплохим поэтом!

Смотрите также

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции