Факультет ненужных вещей

Год издания: 1995
Издательство: Синергия

HTML-код кнопки (для сайта/блога)
BB-код кнопки (для форума)

Теги

Описание

Юрий Домбровский писал свой главный роман "Факультет ненужных вещей" почти двадцать лет без всякой надежды на публикацию в СССР. "Факультет ненужных вещей" недаром сравнивали с "Мастером и Маргаритой" М.Булгакова и "Доктором Живаго" Б.Пастернака. Это роман-притча о предателе, жертве и палаче, о том, что в нашей стране понятия эти тесно и трагически переплетены. Главный герой, "хранитель древностей" Зыбин противостоит конкретному злу - его предали, он жертва, он арестован, но и здесь выходит победителем, несломленным человеком. Так же, как и автор романа.

Эти книги тоже могут вас заинтересовать

Яков Шпренгер, Генрих Инститорис - Молот ведьм
Яков Шпренгер, Генрих Инститорис 274 читателя 17 рецензий 53 цитаты
Евфросиния Керсновская - Сколько стоит человек
Евфросиния Керсновская 7 читателей 1 рецензия 1 цитата
Филиппа Грегори - Наследство рода Болейн
Филиппа Грегори 167 читателей 8 рецензий 8 цитат

Рецензии читателей

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


20 июня 2012 г., 20:02

Идиотская болезнь – благодушие


Сразу могу отметить, что книга мне показалась гораздо более увлекательной, чем «Хранитель»! Просто в разы. Но, наверное, без прочтения первой части восприятие было бы не таким полным и объемным. Все таки какие-то личностные характеристики, судьбы героев изложены именно в Хранителе, про описания Алма-Аты я умолчу – целостное представление о городе «Факультет» дать не может. Что сразу отметила для себя – имя героя я узнала (или запомнила) только, когда начала читать «Факультет»! Кажется, в «Хранителе» оно даже не упоминается. Но достаточно сравнений, теперь непосредственно к роману
На дворе «лето от рождения Вождя народов Иосифа Виссарионовича Сталина пятьдесят восьмое», т.е. 1937 год, «недобрый, жаркий и чреватый страшным будущим год». Удивительно, но происходящие события, такие значительные, яркие умещаются в отрезок менее двух месяцев. Но и героям, и нам – читателям, эти дни кажутся годами, целой эпохой. А роман, по сути, и олицетворяет эпоху – суровую, со страшным прошлым и еще более страшным будущим.
Главного героя зовут Зыбин Георгий, фамилия хорошая для археолога, да и для заключенного, говорящая; ассоциации возникают с зыбучими песками, в которых герой увяз, вот-вот затянет его совсем. Лет ему не так много как казалось при прочтении «Хранителя древностей» - всего около 30. Личность он весь интересная и необычная. Отличается спокойным характером, умом и способностью адаптироваться к жизненным условиям. Но способность эта чисто физическая – невозможно заставить ум, мысли, совесть привыкнуть к тому ужасу, что происходит вокруг. Не зря его профессией является хранение древностей. Нельзя забывать о прошлом, потому что без этого невозможно жить настоящим и думать о будущем.

Дальше...

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


22 ноября 2012 г., 17:53

Если бы меня спросили: "Аня, зачем вы читаете такое?", я бы не нашлась, что ответить.
И вроде бы, всем все давно известно и почти никому не интересно, но я все равно читаю. Лагерная проза - рваная, мужская, неловкая, смутная, газетная. Первые тридцать страниц буксуешь, сопротивляешься, но потом входишь в колею - и все. Падаешь в пропасть.
Может быть, поэтому люди смотрят ужастики?

Пощекотать нервы, порадоваться тому, что это происходит не со мной? Посмотреть на то, как хорошо работают социологические закономерности? Полюбоваться на аналогии? Подумать о генезисе современной милиции?
Все ерунда.

Но чувствуешь какую-то дурацкую, глупую ответственность за всех. Ты должен помнить, ты должен знать, ты должен сто раз перемалывать, перечитывать и носить все в себе. Это твоя личная история и твоя личная ответственность. Ты не просто так здесь оказался - вот для этого.

Эта книга - прекрасное психологическое исследование тех, кто сажает и тех, кого сажают. Немножко фантастическое, не без того, для тех, кто любит счастливые финалы.
Счастливый финал для одного человека, глубокая пропасть для всего человечества.

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


21 ноября 2010 г., 04:35

- Что я рыпаюсь? Ну что ж, пожалуй, я вам объясню, - сказал он задумчиво. - Вот, понимаете, один историк рассказал мне вот какой курьез. После февральской революции он работал в комиссии по разбору дел охранки. Больше всего их, конечно, интересовала агентура. На каждого агента было заведено личное дело. Так вот все папки были набиты чуть не доверху, а в одной ничего не было - так, пустячный листочек, письмо! Некий молодой человек предлагает себя в агенты, плата по усмотрению. И пришло это письмо за день до переворота. Ну что ж? Прочитали члены комиссии, посмеялись, арестовывать не стали - не за что было, одно намеренье, - но пропечатали! И вот потом года два - пока историк не потерял его из виду - ходил этот несчастный студентик с газетой и оправдывался: "Я ведь не провокатор, я ничего не успел, я думал только..." И все смеялись. Тьфу! Лучше бы уж верно посадили! Понимаете?
Этот молодой человек дал на себя грязную бумажонку и навек потерял покой. Вот и я - боюсь больше всего потерять покой. Все остальное я так или этак переживу, а тут уже мне верно каюк, карачун!



Вы знаете, я читала эту книгу раз пять, если не больше. От корочки до корочки. Один раз я прочла её, а потом тут же начала перечитывать заново. Я могу совершенно точно сказать, что эта книга сделала меня как личность. И мне не нравятся все эти ваши полупустые рецензишки на глубокое и сильное произведение.

О чём это я тут распинаюсь? Да просто о том, что эта книга заслуживает гораздо большего внимания. И уважения к автору, который через всё это прошёл.

Эта книга совсем не о знаковом для нашей страны 1937, не о Сталине, не о чистках, не о доносах и стукачестве, не о тоталитарной системе, от которой ни убежать, ни спастись даже в жарком Казахстане, в богом забытом месте, на никому ненужных археологических раскопках. Эта книга не о вере, которую изживают в целях создания пресловутого светлого будущего для пресловутых потомков, которые конечно всех рассудят, эта книга не о надежде, которой нет в государстве, где факультет права становится факультетом ненужных вещей, только вдумайтесь в эту фразу! Эта книга даже не о любви, которая спасёт мир, или человека, что в данном случае одно и то же, эта книга не о предательстве другого или самого себя - и как тебя засасывает это предательство и навечно лишает покоя, делает другим, полуживым, полунастоящим. ("И он понимал - от этого не сбежишь, не спрячешься, оно всюду и всегда с тобой, потому что оно и есть - ты.")
Хотя всё это там тоже есть и показано всё это мастерски. В лучших традициях настоящей русской литературы.

Эта книга о том, кто выстоял в невыносимых, нечеловеческих условиях (каак? как ему это удалось?), о том, что же все-таки заставляет человека бороться - до последнего, о том, что сильнее инстинкта самосохранения. И о том, кто каким-то совершенно чудесным образом прошел через все испытания, не дрогнув.

Там ведь очень много колоритных, сочных, живых персонажей и у каждого из них своя судьба, свое испытание, свой выбор, через который он должен пройти. Система сокрушает, искушает, подкупает, вербует, скупает их души за бесценок. А они продаются.
И эти истории не менее интересны, чем основная сюжетная линия. Красавица-следователь-бывшая актриса Тамара Долидзе, небольшой эпизод про врача по прозвищу "Березка", предложившую эксперименты по переливанию трупной крови живым (!) людям, жизнь еврейчика Неймана с комплексом "вечно второго", а эта ужасающе реальная (на самом деле реальная) история старика Каландарашвили о письме Сталину с просьбой вернуть старый долг? Если это не гениально, то тогда что?

О каком идеализме может идти речь, если автор оставляет финал открытым, если неясно, что будет с главным героем, что еще сделает с ним всемогущая, коварная, лживая система, которая по какой-то нелепой случайности, ужасающему совпадению дала трещину именно на этом человеке?
Да, возможно, это и есть идеализм. Но именно он позволяет выстоять Зыбину, когда все остальные герои ломаются как спички.

Впрочем, если все так плохо, флаг вам в руки - читайте Донцову, там уж точно нет никакого идеализма.

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


1 мая 2013 г., 22:46

Все сплелось в один неприятный клубок. Мне даже кажется, у меня развился стокгольмский синдром.
Итак, интеллигент в тюрьме по обвинению в КРД (проявите фантазию! учитывая время действия - 1937 год - аббревиатура расшифровывается без труда). Он такой весь наивный, невинный, не знающий о жизни с другой стороны луны, то есть вводые условия задачи - главгерой не в курсе насчет сталинской машины репрессий. Он нежный. И внутри у него "дребезжание" от испуга перед тем, с чем он столкнулся.
Но тут сразу внутренняя логика произведения начинает ползти по швам. Герой как-то уж очень быстро осваивается внутри новой для него картины мира. Вот миг - и он уже крут: морально, психически, физически (офицера избил на ночном допросе, не хухры-мухры). Запугивает следователя своим интеллигентским жаргоном, ловко избегает психологических ловушек, ведет свою игру, что-те матерый вор в законе. Короче, подпольный Супермен.
И женщина его любимая, тоже как-то не по-нашенски крута. Красивая, свободная, мудрая, преданная. Даже курит так, что прокуроры теряются и не знают как вот с ней, с такой, быть. И не трогают.
Итак, мощное противостояние человека и системы. Они ему КРД в связи с каким-то золотом, какой-то подозрительной поездкой, а он им: "Сатрапы!" Он ни в чем не виноват, а они дело шьют.
Уж они этот орешек грызли-грызли, мы столько о них узнали, что почти уже сроднились с сатрапами. Да и как не сроднится, если следователи и прокуроры в этой книге все-таки ближе к человеческой породе по сравнению с лоснящейся идеальностью главгероев.
Ну, и что вы думаете?
Таки они были правы. Подозрительная поездка была связана с золотом, а молчал он, потому что... Тут я не очень поняла его мотивов. Он кидает в лицо прокурору что-то гордое, про "иначе вы рассовали бы золото по своим карманам", но не золото же он защищал ценою жизни своей, а?
Тогда, значит, боялся, что рассовав золотишко по карманам, от него бы просто избавились.
Но, пардон! Я же прочитала книгу совсем о другом человеке - о невинном ученом в сталинских застенках. Где он? Куда он исчез на последних страницах? Кто этот хитромудрый, появившийся вместо него?

Боюсь, я не смогла внятно рассказать о содержании книги, но не уверена, что сама уловила все оттенки смыслов. Самые прочувствованные страницы посвящены разоблачению писателя Льва Романовича Шейнина, выведенного под именем Роман Львович Штерн, и его "Записок следователя". Задумано было, что читатель содрогнется от мерзости этого персонажа. Я содрогнулась, как положено. В этой части сюжет прозрачен и чист, как слеза подследственного. В остальном темная история.

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


2 июля 2012 г., 21:28

Эта книга из числа тех, которые не хочется разбирать по косточкам: все очевидно – грустно, в какой-то мере безнадежно, сердце ноет, что мы не в силах ничего изменить. Нельзя перекроить Историю. От чувства безысходности, собственного бессилия делается еще тяжелей. С другой стороны, не скрыть вздох облегчения – как хорошо, что это не коснулось ни меня, ни моих близких. Ох, как не хотелось бы мне оказаться в шкуре советских граждан 37-года! Как бы повела себя я на их месте? А мои друзья? Родственники? Упаси Бог попасть в те зловещие сталинские жернова! После них человек теряет безвозвратно свое «Я».

Автор проводит параллель с историей Иисуса Христа. Очевидно, что Зыбин – Иисус. Кто же тогда Иуда, предавший его? Кто Понтий Пилат, умывший руки, но изначально пытавшийся защитить беззлобного проповедника? Быть может Нейман, который благодаря случайности спас своего арестанта? Можно ли назвать Иудой Корнилова? Кого предал он? Человек действовал из лучших побуждений, пытаясь выгородить горе-попа, который в итоге и оказался сексотом. Поражает, как филигранно выворачивались наизнанку любые полуфразы, едва произнесенные арестованными – любое слово, любое высказывание – да что там, интонация! - все употреблялось против них. Какими изворотливыми гадами надо быть, чтобы преуспеть в этом чудовищном фарсе! Ведь это противоречит априори добродушной природе человека. Вот что страх делает с людьми…

Читая «Факультет…», я невольно сравнивала его с «Побежденными» Головкиной и «Крутым маршрутом» Гинзбург. Бесспорно, «Факультет…» гораздо более спокоен по накалу страстей, его легче читать, ни одна сцена не вызвала слез, конец истории достаточно благоприятен для всех героев. Также Домбровский, в отличие от Гинзбург и Головкиной, рисует нам картину той, другой стороны – НКВД-ной, узурпаторской. Он показывает их человеческие слабости, показывает, как пожирает их эта жуткая, бесчеловечная профессия, какое иногда вызывает отвращение к самим себе. У Домбровского нет изматывающих побоев, голода, издевательств, зато этого в избытке у Гинзбург. Именно «Крутой маршрут» читать было всего тяжелей – там речь идет непосредственно о лагерях, причем осужденной «впаяли» троцкистскую деятельность – самое страшное, что могло бы быть на тот момент. «Побежденные» повествуют не об обычных советских гражданах, а об аристократии - о временах до ареста, о страхах, постоянном ожидании ареста и ссылки, боязни окружения, первых допросах и вербовках… Все три книги прекрасно дополняют друг друга. В моем сердце бОльший отклик нашли все же книги авторов-женщин.

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


25 марта 2012 г., 17:42

Факультет ненужных вещей — так называли в сталинскую эпоху юридический факультет, ибо о каких гражданских правах могла тогда идти речь? Действие романа происходит в моем родном городе — в Алма-Ате. Многие места, описанные в произведении, вызывают у меня ностальгию. Ох, уж этот шумный «зеленый базар», где можно было найти всегда и дешевую еду, и интересного собеседника — даже талантливого художника Калмыкова... Который закончил свою жизнь в сумасшедшем доме, куда попал, конечно же, по ложному обвинению... Арыки, полные чистой холодной горной воды... Дешевые, вкусные, огромные яблоки сорта «апорт», которые валялись прямо на улицах... Город — сад, который можно было бы сделать Раем, но, как всегда, сделали Адом...
В романе два главных героя -археолога, Зыбин и Корнилов, оба — смелые, загорелые, сильные, охочие до баб. Преданные своей работе, науке, бескорыстные и жизнерадостные. И вот им так повезло и так не повезло — они нашли древние золотые украшения, которые тут же исчезли к изумлению чистых душой друзей: « Неужели музейную древность кто-то посмел украсть?» Но удивлением дело не могло ограничиться — оба оказываются в тюрьме, где от них требуют признания вины — в преступной халатности, в воровстве, в измене Родине...
И вот тут два друга начинают вести себя по-разному. Для Зыбина в этих условиях — главное, это остаться собой, сохранить собственное достоинство даже ценой жизни. Не то, чтобы он кому-то что-то доказывает, нет. Он просто не может иначе. А Корнилов — хочет жить, а для этого можно и чуть-чуть схитрить, чуть -чуть предать, чтобы обмануть систему. И сам не замечает, как становится осведомителем по кличке « Овод».
Эта линия для меня была самой главной и самой трогательной : незаметное превращение хорошего человека в Иуду.
Но в конце романа оба героя — обнимутся, как обнимал, говорят, и Домбровский того человека, из-за которого писатель сидел в тюрьме по ложному обвинению. Страшная эпоха ломала менее сильных духом и потом, если героям удавалось выжить, то более сильный нередко прощал слабого, если тот не переступал ту меру вины, после которой уже нет прощения...

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


9 июля 2012 г., 02:05

Домбровский «Факультет ненужных вещей»

Снегири взлетают красногруды...
Скоро ль, скоро ль на беду мою
Я увижу волчьи изумруды
В нелюдимом, северном краю.

Последнее стихотворение Павла Васильева
Расстрелян в 1937 году

Тонкий туман стелился по уступам, и все огненно-кровавое, голубое, темно-зеленое, фиолетовое и просто белое …. – все это, погруженное в вечер и туман, смирялось, тухло, стихало и становилось тонким, отдаленным и фантастическим.


Недолго Зыбину, герою романа «Факультет ненужных вещей», любоваться красотой степей – закрутит его, увлечет за собой настоящий вихрь испытаний, какие щедрой рукой раздавались в те времена..Слепящее солнце, долгие раскопки, поиски древнего золота в романе – в моем восприятии и роман остается сложно-многослойным , постепенно раскрывающим различные уровни. Слой за слоем убирают археологи лишнее, чтобы добраться наконец до вожделенного культурного слоя – так и в прочтении «Факультета», шаг за шагом, открываются все новые смыслы..

Слой первый

«Факультет ненужных вещей» - страшное и губительное название юридического факультета, которое озвучивает молодой следователь – Тамара Долидзе.

Во всей нашей печальной истории нет ничего более страшного, чем лишить человека его естественного убежища - закона и права….. Пало право, и настал 37-й год. Он не мог не настать. Если уничтожать не за что-то, а во имя чего-то - то и остановиться нельзя... Убивай, убивай, убивай! И остановиться невозможно. Просто не на ком: каждый труп врага - начало твоей смерти.


Тамара – представитель не правосудия, но системы, которая ценит в своих последователях безоговорочную преданность Других же необходимо подчинить и обезличить, работа ведется на разных уровнях, недаром в воспоминания Зыбина включена история с Жорой Эдиновым. После ареста при прямом столкновении с системой герой начинает вести себя непредсказуемо для противной стороны. Любопытно наблюдать этот долгий поединок – Зыбин противостоит разным противникам – он рассуждает, выстраивает логические заключения, создает острые ситуации.

Так что ж вы думаете, - скучно и привычно тянет следователь, - мы так, ни с того ни с сего, забираем советских граждан? … Но тут зек быстро спрашивает: - Так что ж, по-вашему,советский суд уж никого и не оправдывает? Сразу же создается острейшая тактическая ситуация: ведь не скажешь ни "да", ни "нет". И следователь начинает орать


Нескончаемым ночам с «будильниками», многочасовым допросам Неймана-Хрипушина-Долидзе Зыбин противостоит со всей своей внутренней силой. Бескрайний образ моря, долгие прогулки с Полиной, краб, выпущенный на волю – все эти воспоминания всегда с героем, они тоже часть его– способ вырваться за пределы стен и решеток. Читаешь Домбровского и понимаешь – как важно сохранить эту духовную ценность, свое достоинство и внутреннюю свободу, лишить которого пытаются героя.

Я поверил, что сердце –
Глубокий колодец свободы.
А в глубоких колодцах
Вода тяжела и темна...
Я готов дожидаться,
Мучительно плещутся воды,
Я бадью опускаю до самого черного дна!
(Ю. Домбровский, 1929-1930)


Слой второй

Домбровский не ограничивается 20 веком, его исследование идет далеко в глубину столетий. От Зыбина и 20 века к Иисусу и Пилату . В спорах отца Андрея и Корнилова вырастает очередной слой понимания – библейский, исторический, культурологический.. Какие параллели можно провести? Иисус и Зыбин – обладающие внутренней свободой, представители системы – Понтий Пилат и Нейман (его также раздирают противоречия, но в конце он все же находит потерянное золото и помогает Зыбину), Иуда и Корнилов – вечная история предательства, слабости и сомнения, Антихрист и Сталин в пояснениях скорее всего не нуждаются. Само летоисчисление здесь подается в особенном виде.

А случилась вся эта невеселая история в лето от рождения Вождя народов Иосифа Виссарионовича Сталина пятьдесят восьмое, а от Рождества Христова в тысяча девятьсот тридцать седьмой недобрый, жаркий и чреватый страшным будущим год.


Книга в книге - современные терзания людей и события многовековой давности . Все страдания Иисуса, его путь - мы видим в работе отца Андрея. Как выжить и спасти не только себя, но и все человечество? Возможность прощать, вера в человечество – вот что должно здесь стать основой всего.

Погубивший единую душу губит весь мир, а спасший невинного спасет все человечество


Слой третий

Эта книга для меня не просто повествование о Зыбине, Корнилове, это напоминание о многих жертвах тех прожорливых лет. Зыбин в книге выходит на свободу, но сколько других людей попадает в лагеря, сколько погибает под колесами времени.. . Этих персонажей в книге нельзя увидеть, они просто незримо рядом– за стеной камеры Зыбина, в Алма-Ате и других городах– везде, где жила и насыщалась эта ненасытная система. Не зря попали в эпиграф стихи Павла Васильева – уроженца тех самых жарких бескрайних степей, среди которых Зыбин ищет свой клад и ломает голову над вековой загадкой таинственной девушки. Молодой поэт погиб в 1937 году, его имя было надолго вычеркнуто из литературы, попало под многочисленные неумолимые запреты. Ему было 27 лет.. Сколько еще было таких - десятки, сотни, тысячи..

Слой четвертый – самый глубинный, темный, ночной

Тяжелая книга, тяжелое время, тяжелые судьбы – при всей легкости повествования видишь перед собой отчетливо то, что переворачивает душу, вытаскивает на поверхность , что-то темное, ночное, то, что много лет не смели озвучивать громко – только среди своих.
1937 год, муж, не вернувшийся с работы. Ночной стук в дверь: «Вам с дочерью нужно срочно уезжать, утром придут и за вами». Поспешное бегство без вещей – туда, где не будут искать, где будет спасена дочь. Узнать о судьбе любимого человека моя прабабушка сможет только через 20 лет. Место расстрела станет известно ее внучке только через 70 лет.

«Факультет ненужных вещей» - обязательно читать, запоминать, передавать дальше. Чтобы помнили. Чтобы не повторилось.

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


2 июля 2012 г., 21:50

«Меня убить хотели эти су...и,
Но я принес с рабочего двора
Два новых, навостренных топора -
По всем законам лагерной науки...»

(Ю. Домбровский)

Роман - о сопротивлении человека системе, о победе человека над системой. Главный герой книги – историк и археолог Георгий Зыбин, попав в застенки НКВД по ложному обвинению, не сломался, не изменил своему предназначению - хранителя древностей. К «древностям» и «ненужным вещам» относятся не только музейные экспонаты, но и отвага, благородство, уважение к окружающим и самоуважение.
Зыбин все время сбивает следователей с толку, оказываясь признать несуществующую вину, в их хорошо отрепетированном спектакле под названием «Сталинские репрессии». Герой Домбровского даже находит силы издеваться над следователями.
Зыбин - альтер эго Домбровского, который тоже немало времени провел в застенках НКВД. Его арестовали в первый раз в 1933 году, во второй - в 1939 -м, срок отбывал в колымских лагерях. В третий раз - в 1949 году. Из Тайшетского озерлага вышел в 1955-м. Автор и сам упоминал: «Описываю то, что знаю лучше всех».
Не удивительно, что каждой строчке «Факультета…» безоговорочно веришь.
Читать книгу страшно, ведь все в ней – правда, наша история, но и страшно интересно. Язык Домбровского сочен и колоритен, роман, при ближайшем рассмотрении, содержит в себе не только портретную галерею ярких личностей, приметы той страшной эпохи репрессий с множеством аналогий с историей жизни Христа, где Сталин предстает новым царем Иродом и воплощением антихриста, а Зыбин уподобляется Иисусу Христу.
Глубокая книга для вдумчивого чтения не разочарует читателей, ищущих пищу для ума.

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


9 апреля 2014 г., 21:46

Как долго я читала эту, казалось бы, небольшую книгу. Но ее сюжет оказался для меня настолько тяжелым, что я не могла читать больше какого-то определенного количества страниц в день, а иногда и через день. Почему? Просто внутри меня все бунтовало против происходящего, против этой системы... Я, человек, отучившийся на юрфаке и слышавший множество рассказов о таком, как выяснилось, не могу читать такие книги. Не потому что книги плохие. Я слишком бурно на них реагирую.
Но книга прекрасна. Язык, слог, вплетенные, казалось бы, незначительные, но такие важные детали и мини-истории. Забуксовала я однажды - на разговоре Корнилова с отцом Андреем. Этот кусок текста был для меня совершенно нечитаемым, но это лично мое отношение к таким темам.
И опять мне попалась многослойная книга: тут тебе и о системе, и о реалиях жизни, и об абсурде многих вещей, и о любви, и о советских людях... Для меня же эта книга о Человеке. Именно так - с большой буквы Ч. В то время, как все ломались, этот человек выстоял, не сломался, не поддался... Что будет с ним дальше - этого мы не знаем... Но в той истории, что поведал нам автор, Зыбин - это тот самый Человек. Берущий неведомо откуда силы сопротивляться. Не ведущийся на провокации. Не смотря ни на что.

Читать. Помнить. Знать. И ни в коем случае не забывать.

Юрий Домбровский - Факультет ненужных вещей


6 января 2009 г., 12:37

Особенно впечатлила история вербовки обычного человека органами. Вроде ничего особенного не делаешь: ходишь, беседуешь с товарищем лейтенантом, пьешь чай, рассказываешь, что слышал - как бы между делом - и вдруг ты уже в чреве кита, и никуда не денешься. Все.

Все рецензии читателей...