16 февраля 2022 г., 13:40

7K

9 писателей, которым пришлось пожалеть об успехе своих творений

42 понравилось 10 комментариев 5 добавить в избранное

Эти писатели на собственном опыте убедились, что известность далеко не всегда так хороша, как принято считать, а в некоторых случаях даже раскаивались в том, что написали свои книги.

1. Льюис Кэрролл

В одном из писем, датированных 1891 годом, автор книг «Алисы в Стране чудес» и «Алисы в Зазеркалье» Льюис Кэрролл (настоящее имя Чарльз Лютвидж Доджсон), писал своей подруге Энн Саймондс, рассуждая о тяжком бремени славы:

«Такая известность привела к тому, что из-за этих книг моё настоящее имя стало известно посторонним людям, на меня показывают пальцем, таращатся во все глаза и обращаются как со знаменитостью. Я  до такой степени ненавижу всё это, что иногда почти жалею, что вообще написал эти книги».

2. Алан Мур

Алан Мур написал несколько выдающихся комиксов всех времён и народов, уже ставших культовыми, среди которых «V значит Вендетта» и «Хранители» . Автор категорически против того, чтобы его комиксы адаптировали для большого экрана, но именно благодаря успеху его книг киностудии и режиссеры вновь и вновь обращаются к его работам с целью дальнейшего их использования для создания новых кинофильмов и телевизионных адаптаций. Дошло до того, что он отказался от многомиллионных контрактов и упоминания в титрах, лишь бы его имя не связывали с киноиндустрией. «Если мы будем рассматривать комиксы только в увязке с фильмами, то в лучшем случае их будут воспринимать всего лишь как застывшие кадры из кинофильмов, – заявил он в документальном фильме "Земля фантазии Алана Мура". – Поэтому начиная с 80-х годов большинство моих работ в той или иной степени создано таким образом, чтобы из них нельзя было сделать кино».

3. Энни Пру

Энни Пру написала рассказ «Горбатая гора» в 1997 году, а в 2005 году на большой экран вышла одноимённая драма режиссёра Энга Ли. И хотя фильм получил множество положительных отзывов как от критиков, так и от массового зрителя, Пру возненавидела все те фанфики, которые ей присылали на протяжении многих лет. «Лучше бы я никогда не писала этот рассказ. С момента выхода фильма он стал моей головной болью, причиной многих проблем и откровенного раздражения. До выхода фильма всё было нормально, – рассказала она в интервью журналу The Paris Review в 2009 году. – [Люди] никак не могут смириться с тем, как всё закончилось – они просто не в состоянии выдержать такое. Поэтому они переписывают эту историю, приплетая сюда всевозможных бойфрендов и каких-то новых любовников, появляющихся после гибели Джека. И это просто сводит меня с ума. Они не могут понять, что если разобраться, это история не о Джеке и Эннисе. Это рассказ о гомофобии, о ситуации в обществе, о месте действия, об особенностях мировосприятии и законах нравственности. До них это просто не доходит».

4. Питер Бенчли

Несмотря на коммерческий успех книги «Челюсти» , её автор горько сожалел о том, что изобразил большую белую акулу в роли смертоносной твари, акулы-людоеда: дело в том, что его роман, а позднее и фильм, вышедшие в 70-е годы, посеяли всеобщий страх и панику. «Если бы тогда я знал всё то, что знаю сейчас, – писал Бенчли в 2006 году, незадолго до своей кончины, – я бы ни за что не стал писать эту книгу. Акулы не воспринимают человека как объект своей охоты, и они совершенно точно не желают людям зла». Впоследствии Бенчли стал океанографом и активным борцом за защиту и охрану акул. Чтобы развеять многочисленные мифы об акулах, он даже написал несколько книг, среди которых «Планета Океан. Письменные свидетельства и фотоснимки морских видов» и «Жизнь акул. Правдивые истории об акулах и о море». К сожалению, этим книгам так никогда и не суждено было сравниться по популярности с его знаменитым романом «Челюсти».

5. Алан Александр Милн

В 1920-х годах британский писатель и драматург Алан Милн написал несколько рассказов о Винни-Пухе для своего сына Кристофера Робина Милна, который в то время был ещё малышом и по совместительству главным вдохновителем владельца плюшевого медведя. Но несмотря на то, что именно благодаря бешеной популярности «Винни-Пуха» Милн смог заработать себе имя в литературном мире, впоследствии он пожалел о том, что придумал этого персонажа, потому что видел, как «Винни-Пух» затмевает собой все прочие его рассказы и книги, предназначенные для взрослых читателей.

Кристофер Робин Милн со временем тоже стал болезненно реагировать на эти книги, потому что в сознании людей его имя всегда ассоциировалось только с Винни-Пухом. Он утверждал, что его отец «добился успеха, взобравшись на мои детские плечи, тем самым лишив меня моего собственного доброго имени и не оставив мне ничего, кроме сомнительной славы».

Отец и сын Милны были не единственными, кто ненавидел этого медвежонка: Эрнест Шепард, художник, который иллюстрировал сказки Милна, возненавидел Винни-Пуха за то, что тот заслонил собой его профессиональные успехи в области политической карикатуры.

6. Карл Уве Кнаусгорд

В 2009 году норвежский писатель Карл Уве Кнаусгорд выпустил первый том своего автобиографического романа «Моя борьба» , сюжет которого вращается вокруг его взаимоотношений с родственниками. Читатели и критики были очарованы этим произведением и буквально осыпали Кнаусгорда восторженными похвалами: норвежская газета Morgenbladet назвала «Мою борьбу» книгой года, а сам автор получил за неё литературную премию Браги. Однако такое внимание пришлось писателю не по душе, а некоторые члены его семьи и друзья и вовсе почувствовали себя глубоко оскорбленными тем, как он изобразил их в своём романе. Вот что рассказала в интервью газете BergensTidende бывшая девушка Кнаусгорда, с которой он прожил четыре года: «Это было равносильно тому, как если бы он сказал мне: "Сейчас я врежу тебе по лицу. Я понимаю, что тебе будет больно, поэтому я сразу отвезу тебя в больницу. Но я ударю тебя в любом случае"».

В результате, дабы свести к минимуму все эти ссоры и споры, а заодно отвлечь внимание от своей персоны, Кнаусгорд вместе с женой и детьми переехал в небольшую деревушку в Швеции. «Здесь никому нет никакого дела до литературы, – сказал он в интервью американскому журналу The New Republic. – Каждый раз, когда речь заходит о тех печальных последствиях, которые повлекла за собой эта книга, моё сердце наполняется болью».

7. Уильям Пауэлл

В 1971 году Уильям Пауэлл написал книгу «Поваренная книга анархиста» (запрещена на территории РФ согласно ФЗ РФ №149), в которой подробно изложил, как в домашних условиях изготовить взрывчатку и запрещенные наркотики. Это был его личный протест против войны во Вьетнаме. Позднее, начиная примерно с 1976 года, эту книгу связывали с несколькими случаями стрельбы в американских школах и террористическими актами.

Когда Пауэлл писал эту книгу, ему было всего 19 лет, так что большую часть сведений он подчерпнул из учебников по военному делу, которые брал в Нью-Йоркской публичной библиотеке. Но всё изменилось – впоследствии он принял христианство и стал филантропом, и уже не оправдывал ничего из того, что сам же и написал. Более того, от ратовал за запрет своей книги в США, но из этого ничего не вышло – сам он не владел авторскими правами, а правообладатели не планировали изымать книгу из обращения. «С годами я понял, что центральная идея «Поваренной книги» была глубоко ошибочна, – писал Пауэлл в своей статье для газеты The Guardian в 2013 году. – Основной посыл книги состоял в том, что насилие можно рассматривать как вполне приемлемое средство для достижения политических преобразований. Но теперь я с этим совершенно не согласен».

8. Октавия Батлер

Одна из самых известных американских писателей-фантастов Октавия Эстелль Батлер крайне пренебрежительно отзывалась о своём романе «Выживший» (Survivor, 1978), потому что, по её же словам, он содержит наихудшие клише этого жанра. «В детстве я читала много похожих историй: некто отправляется в другие миры и встречает там маленьких зелёных человечков или маленьких коричневых человечков, и эти существа всегда в той или иной степени меньше и слабее, – сказала она в интервью Amazon.com. – Они плутоваты, простоваты и чем-то напоминают туземцев из какого-нибудь низкопробного старого фильма. ... Меня часто спрашивают, почему я не жалую свой третий роман «Выживший». Да потому что он повторяет всё то же самое. Несколько землян попадают в другой мир и с ходу начинают вступать в близкие отношения с инопланетянами, и заводить с ними общих детей. Всё выглядит так, как будто я написала один из эпизодов для телесериала «Звездный путь».

По настоянию самой Батлер с 1978 года этот роман больше никогда не переиздавался.

9. Энтони Бёрджесс

В 1985 году Энтони Бёрджесс признался в том, что он просто ненавидит свой «Заводной апельсин» , главным образом из-за многочисленных ошибочных толкований некоторых вопросов, которые он затронул в своей книге. Ситуация ещё больше усугубилась после выхода на экраны художественного фильма Стэнли Кубрика. «Я полон решимости отречься от книги, которой я обязан своей известностью или, правильнее будет сказать, только ей одной и обязан, – писал Бёрджесс. – Она стала популярной лишь в качестве исходного материала для кинофильма, который, как всем кажется, прославляет секс и насилие. Фильм извратил смысл книги, и этот дух заблуждения, касающийся её основного посыла, будет преследовать меня до конца моих дней. Я бы вообще не стал писать этот роман, если бы мог предвидеть возможность его неправильного толкования».

Руди Обиас (Rudie Obias)

Перевод: Анастасия Крючкова

Совместный проект Клуба Лингвопанд и редакции ЛЛ

Источник: Mental Floss
В группу Клуб переводчиков Все обсуждения группы
42 понравилось 5 добавить в избранное

Комментарии

начиная с 80-х годов большинство моих работ в той или иной степени создано таким образом, чтобы из них нельзя было сделать кино

Интересно, это как? Мне кажется, экранизировать при большом желании можно что угодно.

Марина Клейн, Сама думала... Но так написано: was designed to be un-filmable

un-filmable – не подходит или не может быть адаптирован для кино: не подходит для киносъемки

InfinitePoint, В качестве перевода и не сомневалась, переводы у вас классные :- ) Скорее, зависла над авторской мыслью.))

Очень интересно)). Я понимаю некоторых авторов, если смысл произведения искажается в фильме - уф, это столько недовольства, раздражения. Вспомнился Станислав Лем и его неудовольствие от фильма Тарковского "Солярис". Но в целом, мне кажется странной позиция автора, который говорит:"Ах, оставьте меня в покое, вовсе не через эту книгу я хотел приобрести популярность - через другую". Какая разница,…

Развернуть

Интересно, а почему нет в списке Ярости Стивена Кинга?
Как и книга Бёрджесса, она кошмарно отозвалась и до сих пор отзывается в обществе: стрельба в школах.

laonov, Да, странно, что Кинга не включили в этот список, но об этой книге есть упоминание в другой статье.

Авторов можно понять. Но всё же пусть книги остаются книгами, а фильмы фильмами. Тем более создатели кино часто делают книгу неузнаваемой. Если в титрах не отмечают, то я бы никогда не догадалась на основе чего создаются кино-работы.

Режиссёр истолковывает не так, как планирует создатель текста. Всё же читатель сам себе режиссёр, а в фильмах всё очень субъективно и точка видения навязывается всей публике

Хорошая статья. Почему-то больше всего сочувствия вызвала  Энни Пру  Грустно, когда ты говоришь одно, а люди слышат совсем другое.

А вот  Карл Уве Кнаусгор - Моя борьба   очень захотелось прочитать.

Грустно, когда ты говоришь одно, а люди слышат совсем другое.

Тема щекотливая, наверное, такую реакцию можно было предвидеть.

Читайте также