26 октября 2020 г., 14:50

843

Нил Гейман: «Благодаря "Нарнии" я захотел писать, чтобы повторить этот волшебный фокус»

36 понравилось 0 пока нет комментариев 3 добавить в избранное

Автор о своей дружбе с Джином Вулфом и о том, как он плакал над Дианой Уинн Джонс и попал под чары К.С. Льюиса

Книга, которую я сейчас читаю

«Изобретение Джейн Харрисон» ( The Invention of Jane Harrison ) Мэри Бирд . Я в восторге от Хоуп Миррлиз и того, как её отношения с Джейн Харрисон влияли на их жизни. Они вместе работали над книгой переводов русских сказок, и теории Харрисон, кажется, находят свое отражение как в модернистской поэме Миррлиз «Париж» ( Paris ), так и в её Луде-Туманном . Мне нравится, как Мэри Бирд деконструирует само понятие биографии в этой короткой, но гениальной книге. А еще «Сосуд Пандоры: женщины в греческих мифах» (Pandora’s Jar: Women in the Greek Myths) Натали Хейнс . Я читаю её медленно и с наслаждением, эссе за эссе, получая удовольствие от непринужденной эрудиции и того, как она переворачивает вверх ногами мои прежние мысли и знания, давая взамен нечто гораздо более интересное.

Книга, которая изменила мою жизнь

И явилось Новое Солнце Джина Вулфа . Она великолепна, куда более гениальна, чем казалось мне при первом прочтении. Я не стал бы писателем, если бы не моя дружба с Вулфом и не усвоенный от него урок: ты должен писать так, чтобы умный читатель перечитывал тебя с возрастающим удовольствием.

Книга, которую я хотел бы написать

Луд-Туманный Хоуп Миррлиз. Отличный английский роман в жанре фэнтези о скучных землях по соседству с волшебным миром фэйри. Здесь есть история и загадка, связанная с убийством, это книга о семье и неудовлетворенности, а еще о волшебных фруктах, которые, как и всякое хорошее фэнтези, сочетают в себе уникальность, поэзию, сексуальность и способность заставить тебя измениться.

Последняя книга, которая заставила меня смеяться

«Сценарии радиопрограммы "Вокруг Хорна"» (Round the Horne Scripts) Марти Фельдмана и Барри Тука. Où sont les neiges d'ANTAN, мистер Хорн? Это твой философский французский. (комедийная радиопрограмма с Кеннетом Хорном в главной роли выходила на ВВС еженедельно с 1965 по 1968 год, включала пародии и сатирические зарисовки, авторы книги были её сценаристами – прим. перев.)

Книга, которая больше всего повлияла на меня, как на писателя

Покоритель зари, или Плавание на край света К.С. Льюиса . Я прочел её, когда мне было шесть, и влюбился в Нарнию и в волшебную историю, а больше всего – в авторский голос. Работая над книгой, Льюис, кажется, прекрасно проводил время, он доверял своим читателям и обращался к ним, как к умным друзьям. Тогда я впервые осознал, что за книжными словами стоит живой человек. Мне самому захотелось начать писать. Эта книга заставила меня хотеть повторить этот волшебный фокус.

Последняя книга, которая заставила меня плакать.

Около 15 лет назад я читал своей дочери Мэдди В собачьей шкуре Дианы Уинн Джонс . Когда я дошел до конца истории, у нас обоих были мокрые лица.

Книга, которую я так и не смог дочитать

«У Титании есть мать» (Titania Has a Mother) Кэрил Брэмс и С.Дж. Саймона. Я очень люблю их произведения, поэтому был приятно взволнован, когда недавно обнаружил их книгу, о которой ничего не знал. К тому же это сказка. Скажем так, она была продуктом своего времени и плоховато состарилась.

Книга, по поводу которой мне больше всего стыдно, что я её не читал

Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена Лоренса Стерна . Я читал несколько фрагментов, и они мне понравились. Держу в голове, что книга мне симпатична и надо бы её почитать. Просто пока руки не дошли.

Книга, которую я дарю в подарок

«Памятник человечеству» ( A Humument ) Тома Филлипса. Викторианский роман, чьи страницы раскрашены картинками, посланиями и афоризмами. Я всегда старался дарить людям эту книгу в надежде, что хотя бы некоторые из них прочтут её с таким же наслаждением, как я.

Книга, которой я хотел бы запомниться

Ты не можешь этого выбрать. Возможно, тебе вообще не удастся запомниться. Большинство моих любимых авторов ныне немодны и забыты, так что я был бы рад присоединиться к их компании при условии, что время от времени кто-нибудь обнаруживал бы одну из моих книг в пыльной куче других и находил бы в ней утешение.

Мое самое раннее книжное впечатление

Книга о маленькой русалочке, ищущей других русалок, и картинка на форзаце Приключений Нодди .

Самая уютная для меня книга

Князь Света Роджера Желязны , роман о людях, ставших богами, кажется мне местом, куда я мог бы запросто отправиться и где люди меня бы поняли и приняли как своего.

Перевод: Count_in_Law
Совместный проект Клуба Лингвопанд и редакции ЛЛ

Источник: The Guardian
В группу Клуб переводчиков Все обсуждения группы
36 понравилось 3 добавить в избранное

Комментарии

Пока нет комментариев

Читайте также