Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Интервью с Сесилией Ахерн


o-o.jpegСесилия Ахерн известна в первую очередь своими необыкновенно популярными любовными романами, в том числе своим дебютным бестселлером P.S. Я люблю тебя , положенным в основу одноименного фильма с Хилари Соунк. Теперь знаменитая ирландская писательница представляет читателям свой первый роман в жанре янг-эдалт Клеймо – книгу, которая открывает антиутопический цикл. В новой книжной серии речь идет о мире, в котором превозносится совершенство, а тех, кто отклоняется от общего курса, клеймят буквой "П" ["порочный" – прим. перев.]. Своего рода смесь Дивергента и Алой буквы , роман "Клеймо" рассказывает о девушке по имени Селестина, законопослушном подростке, решившем настоять на своем в автобусе – напоминает историю Розы Паркс [американская активистка, прославилась тем, что отказалась уступить место в автобусе белому в секции для цветных, и эта ситуация привела к знаменитому автобусному бойкоту 1955-1956 гг – прим. перев]. Бунт главной героини вызовет бурю, которая может лишить ее всего. Сесилия отвечает на вопросы читателей о своем раннем успехе, источниках вдохновения и новом для нее опыте работы в жанре молодежной прозы.

Аманда: Ваш первый роман "P.S. Я люблю тебя" стал мировым бестселлером и был экранизирован. Внезапно обрушившаяся слава как-то повлияла на вашу дальнейшую писательскую карьеру? Я читала, что вы написали эту книгу в 21 и занимались в то время журналистикой. Что подтолкнуло вас отказаться от журналистики в пользу писательства?

Сесилия Ахерн: Я получила образование по специальности "Журналистика и СМИ". Это был обширный курс, в котором изучались разные дисциплины: теле- и радиовещание, кинематографическая теория, основы творческого письма, газетная журналистика. Меня привлекло последнее направление, потому что я всегда любила рассказывать истории, но в то же время понимала, что работа в газете не для меня. Моей страстью была художественная литература.

Завершив обучение, я планировала изучать кинопроизводство, но спустя два дня покинула курс, чтобы заняться романом "P.S. Я люблю тебя". Три месяца я жила и дышала только этой книгой. Она полностью меня захватила, я вложила в нее душу. Писала роман для себя, не рассчитывая на публикацию. Сделать решительный шаг меня подтолкнула мама, и с ее одобрения я отправила несколько глав литературному агенту, чтобы получить какой-нибудь совет, но получила гораздо больше – контракт на две книги. Это был невероятный момент: неожиданно из студентки, живущей с родителями, я превратилась в женщину, которая строит писательскую карьеру и путешествует по миру. То, что кто-то верил в мои способности, придавало мне сил работать дальше. Мне представилась потрясающая возможность, и я ею воспользовалась.

Синтия: У вас есть какие-нибудь ритуалы, предваряющие работу над новой книгой? Что бы вы посоветовали тем, кто хочет взяться за перо, но не знает, с чего начать?

C.A.: Прежде чем приступить к работе, я долго обдумываю будущую книгу, исследую объект своего интереса, чтобы понимать его как можно лучше, погружаюсь в него. Постепенно созревает сюжет, словно я смотрю кино. Я намечаю главные сюжетные повороты и начинаю писать, как только голоса героев окрепнут, и я смогу слышать их, чувствовать, по-настоящему понимать. Я зажигаю свечу и словно пишу письмо. Мой совет – не откладывайте и пишите о том, что вас трогает, о том, что говорит голос в вашей голове, и вы будете уникальны, потому что никто не думает и не пишет так, как вы, ничей голос не похож на ваш.

Кабрия: В чем отличие работы над книгой в жанре янг-эдалт, если сравнивать с вашими книгами для взрослой аудитории?

C.A.: Никакого отличия нет. Я просто забираюсь в голову Селестины и смотрю на мир ее глазами. В своем предыдущем романе я пыталась проникнуть в мысли 60-летнего мужчины, так что это просто часть писательского творчества - умение смотреть на мир под разными углами. Что стало настоящим вызовом, так это работа над книжным циклом. Я никогда не делала ничего подобного, и было трудно решить, что раскрыть читателю, а что оставить для следующей книги, какие нити вплести в сюжетную канву, какие семена посеять, чтобы они дали всходы во второй книге "Perfect" ("Совершенство"). В первом черновике "Клейма" слишком многое осталось неясным - было припасено для продолжения. Но когда я вернулась к началу, то решила сделать сюжет насыщеннее, показать все, что было скрыто. В итоге книга "Perfect" только выиграла!

Делфин: Чем отличается работа над первым романом серии от самостоятельной книги? Что проще и что предпочтительнее для вас? И еще, что вам больше всего нравится в вашей героине Селестине?

С.А.: Мне нравится, что Селестина доверяет своим инстинктам. Сначала она была другой, послушной, следовала правилам. Но потом в ее двери постучалась беда, и когда это стало личным делом, она решила не молчать. Действия Селестины логичны, и героиня использует логику не только в учебе, она подчиняет ей всю свою жизнь. Она проявляет сострадание в обществе, которому чуждо это чувство. Селестина последовательна, благоразумна и при этом эмоциональна. Она не просто ищет пути решения своих проблем – она чувствует. Девушка словно совершает эмоциональное путешествие, и это, по-моему, отличает ее от других. Это история не о физической борьбе, она об образе мыслей, решениях, чувствах…

Джей: Как говорится, никто не идеален. То есть мы принимает недостатки друг друга. А героев "Клейма" отмечают каждый раз, когда они совершают ошибку, или же причина кроется в установлении их отклонения от общепринятой социальной нормы? Возможно, носить такое клеймо все равно, что добровольно отвергать мейнстрим? Или же это знак, отмечающий человеческий проступок и призванный служить вечным напоминанием?

С.А.: Заклейменные – это люди, принявшие в свое время решения, которые общество не одобряет. Они не противоречат закону, это решения, затрагивающие этические и нравственные нормы. Например, Анджелина Тиндер, которая помогла своей матери уйти из жизни в стране, где это не карается законом. Или доктор, поставивший неверный диагноз. Учитель, допустивший несправедливость в отношении ученика. Руководитель, который пошел на неоправданный риск, в итоге так и не окупившийся. Метка показывает обществу, что эти люди уже оступились и, возможно, не в последний раз. Они не могут занять высокое социальное положение, во всяком случае, настолько высокое, чтобы иметь влияние на других. Их намеренно удерживают внизу социальной лестницы.

Джейм Ли: Я сама начинающий писатель, и моя семья точно знает, сколько материала я черпаю из нашей жизни и совместного опыта. Есть ли у вас такой источник вдохновения? Переносите ли вы какие-то забавные или запоминающиеся разговоры из жизни в книги?

С.А.: Все книги, которые я написала, это плоды моей фантазии, наблюдений, опыта. Мой дедушка Кон – Корнелиус – вдохновил меня на создание образа деда Селестины, тоже Кона, потому что был бунтарем, бойцом. Он боролся за свободу в рядах Ирландской республиканской армии.

Меган: В своих романах вы всегда смотрите на жизнь позитивно, ваши герои воодушевляют, преодолевая все жизненные преграды. Дело в вашем оптимизме, или вам просто хочется, чтобы жизнь вокруг была именно такой? Что вдохновляло вас, когда вы включали в свои книги фантастические и волшебные элементы (например, тайную страну найденных вещей в романе Там, где ты )?

С.А.: Во всех моих книгах есть нечто общее: их герои переживают самый сложный период в жизни, да и вообще жизнь в этот момент кажется им слишком трудной. Вступая в борьбу с обстоятельствами, они отправляются в путешествие к самим себе, встают на путь самопознания, учатся чему-то и открывают для себя новые стороны жизни. Как бы ни были ужасны происходящие события, они подталкивают героев к тому, чтобы увидеть, насколько они на самом деле сильные. Я верю, что любая борьба делает нас сильнее.

Меня привлекает тайна человеческой души, я не могу оторваться от историй, в которых герои справляются с проблемами, и становится ясно, что человек способен двигаться дальше, жить с грузом любого несчастья за плечами. Эта идея лежит в основе всех моих романов. Необычный угол зрения – просто дань моему любопытству: мой разум всегда открыт для вопроса "а что если?"

Аде: Какая книга зародила в вас желание стать писателем?

С.А.: Такой книги не было. Я хотела писать с тех пор, как научилась это делать. Писательство – часть меня, и, хотя я люблю читать, только мое собственное желание взяться за перо превратило мои идеи в книги.

Флойд: Как вам удается сохранять вдохновение с каждой новой книгой? Они кажутся такими живыми.

С.А.: Я действительно проживаю все, о чем пишу. Мне нужно ощущать связь с сюжетом, близость с героями. Если этого нет, то ничего не получится. Мне кажется, это какая-то книжная магия: если все сделано правильно, читатель поймет, что хотел донести до него автор. Ну и конечно, и сначала вижу всю историю целиком и только потом записываю ее.

Алехандра: Две мои любимые книги ("P.S. Я люблю тебя" и Там, где заканчивается радуга [она же Не верю. Не надеюсь. Люблю и С любовью, Рози – прим. перев.]) написаны о любви… Как бы вы описали настоящую любовь?

С.А.: Я не эксперт в любви, но думаю, что для каждого это что-то свое. Лично для меня важнейшая ее составляющая – дружба. Если не можешь уважать своего партнера как друга, то нет смысла двигаться дальше.

Перевод: Scout_Alice
Совместный проект Клуба Лингвопанд и редакции ЛЛ

Комментарии


так и знал, что все дело в деньгах

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок