Джоджо Мойес: "Я хотела бы быть Пуччини в литературе"

o-o.jpeg Джоджо Мойес: "Мне нравится напряжение, исходящее от тех, кто не вписывается. Фото: Джонатан Хордл / Rex Shutterstock

Автор: Ханна Бекерман (Hannah Beckerman)

Автор романа До встречи с тобой об успехе, сирийских беженцах и радости заставлять других чувствовать.

Джоджо Мойес – автор 12 романов, которые были распроданы по всему миру в количестве 9 миллионов экземпляров. Ее последний роман After You ("После тебя") – это продолжение международного бестселлера "До встречи с тобой", фильм по которому, снятый известным театральным режиссером Теа Шеррок, выйдет на экраны в следующем году.

Сиквелы могут быть весьма коварны. Что подтолкнуло вас к написанию продолжения "До встречи с тобой"?

Голос Лу никогда не покидал меня, как это бывает с другими героями, отчасти потому что читатели говорить со мной о ней и о том, как она напоминает им о собственном опыте. Кроме того, я писала сценарий к экранизации, значит, она была у меня в голове дни напролет. Наконец я задала себе вопрос, который задавали многие: "Что же было дальше?"

Герои ваших романов – аутсайдеры, "остатки", как описал их один из персонажей. Почему вас привлекают люди, живущие на периферии в разных смыслах – эмоционально, физически, экономически?

Потому что я думаю, что многие из нас чувствуют себя такими. Мне не особенно интересны люди, благополучно нашедшие свое место в группе и устроившие свою жизнь. Гораздо больше меня притягивает напряжение, исходящее от тех, кто не совсем вписывается в свое окружение. Мне кажется, в жизни каждого человека бывают периоды, когда он чувствует нечто подобное.

По этой причине многие ваши женские персонажи совершенно обыкновенные, уставшие от проблем и выполняющие непрестижную работу?

Я чувствую, будто прожила много разных жизней. И в каких-то из них я оказывалась в самом низу социальной лестницы: узнаешь много неприглядного о человеческой природе, работая по ночам в службе такси или подавая напитки в баре. Для меня нет загадки в позолоченной жизни. Мне любопытно, что происходит с людьми, которые борются за свое место в обществе, упорно отказывающем им в возможности успеха, когда все против них.

В романе "После тебя" описана терапевтическая группа для переживших утрату. Она одновременно трогательная и забавная и выглядит очень правдоподобно. Вы почерпнули это из личного опыта?

После тридцати я пару лет проходила терапию и должна сказать, что это в корне поменяло мой взгляд на саму себя. Меня завораживает неспособность человека понять, что в его жизни не так или проанализировать свое поведение. Радость писательства в том, что многие непрерывно обманывают себя, и я вижу в этом неиссякаемый источник вдохновения.

Современная женская проза часто воспринимается как нечто менее значимое, чем мужская. Вас это не угнетает?

То, что книга определяется наводящим ужас термином "женская коммерческая проза", еще не значит, что в ней нет особого взгляда на социальные проблемы или мировые события, касаются они огромной разницы уровней благосостояния или возможностей, или работы на компанию по договору с нулевым временем. Если я могу заставить людей думать и быть открытыми, смеяться и плакать одновременно, тогда, если честно, не имеет значения, как меня называют. Я бы хотела быть Пуччини в литературе. Я ощущаю себя свободной, когда мои книги пробуждают в читателях какие-то чувства.

"До встречи с тобой" был вашим восьмым романом. Его успех повлиял на вас как на писателя?

На самом деле, думаю, он придал мне уверенности. После семи книг, которые подавались отнюдь не блестяще, начинаешь задаваться вопросом, нужны ли вообще читателю твои книги. А стойкий успех книги "До встречи с тобой" реабилитировал меня в собственных глазах.

Недавно вы присоединились к Патрику Нессу и другим писателям, пожертвовав 10 000 фунтов ради спасения детей сирийских беженцев. Что привлекло вас к этому начинанию?

Это была инстинктивная реакция. Я чувствовала, что ситуация невыносима. Я абсолютно убеждена в справедливости слов: "Поступай с другими так же, как хочешь, чтобы поступали с тобой". Если бы мы здесь стали жертвами агрессивного вторжения и мне пришлось бросить все и вместе с детьми отправиться в страшный путь, на что бы я надеялась? На доброту и щедрость.

Перевод: Scout_Alice
Совместный проект Клуба Лингвопанд и редакции ЛЛ

Комментарии


Название сиквела столь спойлерное, что мне даже не хочется теперь читать "До встречи с тобой". :(


Ей далеко до Пуччини:)

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее