11 лет помогаем находить
интересные книги
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Громов — статьи


Berggolts_O.F.__Moj_dnevnik._Tom_I._1923 Ольга Берггольц Мой дневник. Т. I: (1923–1929)

Издание представляет собой первую полноценную, научно выверенную публикацию той части дневников известной советской поэтессы, которая относится к 1920-м годам. В этих дневниках запечатлено время творческого становления Ольги Берггольц, ее поиски наиболее выразительной и убедительной формы, концепции, композиции стиха, зафиксированы первые экспериментальные художественные тексты. «Вчера читала сборник программ, деклараций и т.д. «от символизма до октября». Интересно! Сначала символизм увлек. Даже подумывала о «неосимволизме», о возрождении традиций символизма на современной основе. Отчасти это проделывает Саянов. Конечно, и (символизм) футуризм – из символизма вылез. Только и есть две главные силы – символизм и акмеизм-адамизм (программный). А уж имажинизм – так, мыльный пузырь, дом на песке… Вообще нельзя школу без миросозерцания создать… А какое у имажинистов миросозерцание? А уж о ничевоках, люминистах, фуистах, биокосмистах и пр. пр. – и говорить нечего. Вот Серапионовы братья – молодцы».

Читать полностью


Marta_Taro__Devushka_s_glazami_lvitsy.jp Марта Таро Девушка с глазами львицы
Действие нового романа известной писательницы разворачивается в середине второго десятилетия XIX века. Главную героиню княжну Лизу Черкасскую, унаследовавшую фамильный мистический дар, преследуют видения и предчувствия, связанные с судьбой близких. А однажды ей открывается ближайшее будущее всей Европы – то, что Наполеон сумеет бежать с острова Эльба. Вот только узнает об этом Лиза от посетившего ее между сном и явью призрака императрицы Екатерины II. «Тебе нужно рассказать моему внуку, что уже через полгода его враг сбежит из ссылки, высадится на юге Франции, пройдёт через всю страну и без единого выстрела возьмёт Париж. Союзникам придётся вновь воевать с императором французов. Они победят, но сто дней будут очень опасными. Передай то, что я сказала, Александру Павловичу, и не заботься о том, поверит он тебе или нет».
Разговор с духом покойной государыни потрясает впечатлительную девушку. Отказаться от обещания невозможно, а как выполнить? Но вот одна из сестер Лизы, ставшая женой английского аристократа, дает в Лондоне бал-маскарад, где ожидают и русского императора. Лиза надевает костюм цыганки и отваживается погадать государю, пересказав слова его августейшей бабушки.
В то же самое время в английской столице живет и блистает на сцене прославленная оперная певица. У нее есть дочь Кассандра, подружившись с которой Лиза узнаёт, что та тоже наделена необычными способностями. И однажды, когда Лиза была в гостях у Кассандры, в дом примадонны врываются наемные убийцы. Спастись от пуль и пожара удалось только одной из девушек – ее, бесчувственную, с обгоревшими волосами, подбирает и выхаживает уличная торговка Полли. Наверное, тебя зовут Кассандра, поясняет добрая женщина, ты все время повторяла в бреду это имя. Но та ничего о себе не помнит, единственный ключ к прошлому – медальон с портретом родителей. Кассандра вместе с Полли отправляется в Испанию, чтобы найти своего отца. Однако на пути ее ждет множество потрясений и откровений.

Читать полностью


Dmitrij_Garin__Vremya_orka.jpg Дмитрий Гарин Время орка
Автор разворачивает перед читателями обширную панораму мира, именуемого Сероземельем. Эта держава недавно объединилась под властью короля Конрада II Молчаливого, но жизнь далеко от безмятежности. И один из главных источников опасности – орки, свирепые дикари, которые нападают на человеческие селения. Люди не остаются в долгу, устраивая облавы и истребляя племена орков. И вот однажды орку по имени Ош повезло – или совсем наоборот, как посмотреть – оказаться единственным выжившим из начисто уничтоженного племени. Одиночке, да еще едва приходящему в себя после тяжелой раны, не выжить в лесах, но Ош встречает целое сообщество таких же одиночек. «Одних выгнали свои, другие ушли или бежали сами, третьи потерялись, четвертые стали обузой, как я», – рассказывает Ошу старый слепой орк, который зато умеет готовить лекарственные зелья и определять, какие травы, плоды и грибы годятся в пищу. Постепенно Ош понимает, что, даже скрывшись в самых глухих чащобах, он и его товарищи по несчастью лишь отсрочат свою гибель от рук людей. Однажды в плен к оркам попадает подросток – сын попавшего в засаду и погибшего виконта Олдри – и его почтенный наставник. Разговоры с ними наводят Оша на идею отчаянной авантюры – предложить королю, что орки станут его подданными на общих правах. Но как попасть в столицу? Разве только притворится человеком. Однако если обман раскроется, добра не жди. «Твоим наказанием станут эти орки. Ты привел их в наш дом, тебе и держать ответ за их деяния». Впрочем, у властителя тоже есть враги, и возможно, ему понравится идея послать против них вовсе не людей.

Читать полностью


o-o.jpeg Ева Берар Империя и город: Николай II, «Мир искусства» и городская дума в Санкт-Петербурге. 1894—1914
В книге французского автора исследуется развитие урбанистической культуры в российской столице во время правления последнего императора, который так и не предложил ни один проект по модернизации или украшению города. «Отношения императора со столицей не заладились с самого начала. Катастрофически не подготовленный к царствованию Николай II видел в Петербурге источник опасности — оплот терроризма и разброда, город, в котором торжествует нахальная буржуазия и необразованный пролетариат. Возвращаясь в столицу из своей резиденции в Петергофе, государь любовался электрическими фонарями на Исаакиевском мосту, но испытывал раздражение от дымных плюмажей, которые густо заполоняли пасмурное небо: в домах уже топили, чаще всего дровами. Дымные облака государь называет папахами и видит в них символ презираемого им «общественного мнения».
В тексте анализируется роль творца-художника, создателя петербургского мифа - Александра Николаевича Бенуа, который был руководителем открытого в 1898 году в Петербурге журнала «Мир искусства», преобразовавшего мифологию города. Приводятся данные, что в 1899 году траты на благоустройство и городское управление Петербурга составляли всего лишь десятую часть от трат Парижа и четвёртую часть от трат Берлина.

Читать полностью


o-o.jpeg Роберт Дарнтон Поэзия и полиция. Сеть коммуникаций в Париже XVIII века
Эта документальная история, зафиксированная в книге профессором Гарвардского университета, может стать основой для увлекательного приключенческого романа. Немногим меньше трех веков назад, весной 1749 года, во внушавшую ужас парижскую тюрьму Бастилию было отправлено почти полтора десятка, как бы сейчас бы выразились, интеллигентов, среди которых были молодые люди – студенты, адвокаты и чиновники. Причиной арестов были крамольные стихи - «На ссылку месье де Морепа» («Чудовище, чья ярость черна...»), затрагивавшие короля и его двор. Полиция сбилась с ног в поисках их автора, оскорбившего Его Величество. В первой главе – «Стихотворение под следствием» рассказывается о том, как велись поиски злоумышленника.
Наиболее интересна третья глава – «Сеть коммуникаций», и представленная диаграмма, основанная на тщательном изучении архивных материалов, наглядно демонстрирует, как работала сеть интеллектуальных коммуникаций до возникновения интернета. «Каждое стихотворение – или популярную песню, так как в записях некоторые из них названы chansons и упоминается, что их пели на определенную мелодию, - можно проследить… от человека к человеку. Но настоящее течение должно быть шире и сложнее, так как цепь передачи информации часто прерывается в одном месте и снова появляется в другом».
Глава четвертая, называемая «Идеологическая угроза?», рассказывает о том, что везде в кругу молодых интеллектуалов оказывался кто-нибудь, читавший или певший эту сатиру, причем полиция, чтобы найти автора, на допросах заявляла арестованным, что тот, кто не скажет, откуда он получил крамольное стихотворение, станет подозреваемым – что именно он и есть автор. И понесет суровое наказание. В шестой главе – «Преступление и наказание» описано, как повлиял арест на жизнь этих четырнадцати человек, направленных в ссылку подальше от Парижа. «Среди многих чудовищных последствий заключения в Бастилии стоит назвать умаление шансов бывшего узника на брачном рынке».

Читать полностью


o-o.jpeg Христиан Готлиб Генрих Гейслер Быт и нравы русского народа на рубеже XVIII – XIX веков
В уникальном собрании произведений известного художника и гравера представлена жизнь обитателей Российской империи, их повседневные занятия и характерные типажи – в работах как подчеркивается в предисловии, облик главных героев на гравюрах тщательно проработан и все детали переданы до мелочей. Первоначально, приехав в Россию, уроженец Лейпцига Гейслер стал художником в экспедиции академика Палласа, с которым путешествовал около восьми лет. Но широкую известность ему принесло искусство жанровой иллюстрации, основоположником которого он стал в нашей стране. А сейчас многие его работы являются редчайшими историческими свидетельствами: «Несколько «пасхальных игр в изображении Гейслера – катание яиц, подбрасывание куличей – превратилось для многих исследователей русского быта в прямой изобразительный источник, имеющий большое историко-культурное значение, ибо иных иллюстраций на эти темы не существует. Гейслера больше всего интересовали внешняя показательная сторона уличных развлечений. Подлинная выразительность, эмоциональность действия уходила у него на задний план. Он скрупулезно фиксировал наличие каждой забавы».

Читать полностью


o-o.jpeg Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и писатель.

Александра Кириллова – лирический поэт, автор сборников стихов «Птица» и «Новоцвет» , в которых отражены и вечные идеи любви, и переживания современного человека.

Может ли поэзия в наши дни быть актуальной или ее главное значение в том, что она напоминает о вечных ценностях?
Начнем разговор с того, что я бы не искала какого-либо особого предназначения у любой творческой идеи. Она не обязана поучать, воспитывать, улучшать или разрушать. Соответственно, она не может быть актуальной или неактуальной. Она - продукт человеческого разума, мысль, получившая материальное воплощение.

Читать полностью


o-o.jpeg Сергей Плохий Последняя империя. Падение Советского Союза
Профессор истории Гарвардского университета, используя недавно рассекреченные документы из Президентской библиотеки Джорджа Буша, утверждает, что распад СССР не был главной целью американского правительства в холодной войне. Буш-старший и его советники пытались спасти Горбачева, опасаясь превращения Советского Союза в «Югославию с ядерными бомбами». Плохий считает «распад СССР явлением, аналогичным произошедшему в XX веке распаду Австро-Венгерской, Османской, Британской, Французской и Португальской империй. Советский Союз назван здесь «последней империй» не потому, что в будущем империй не будет, а потому, что он был последним государством, сохранявшим наследие «классических» империй нового времени. По моему мнению, крах СССР связан с несовместимостью имперской системы правления и электоральной демократии».
В книге описаны события последние пять месяцев существования СССР и четырех политических лидеров: Б. Н. Ельцина, М.С. Горбачева, Джорджа Г. Буша, Л. Кравчука. Подробно изложена история августовского путча 1991 года, изоляции Горбачева и действий вождей ГКПЧ. «После пресс-конференции стало ясно, что у заговорщиков нет лидера. Тайным вдохновителем переворота был Крючков, но формально власть получил Янаев, а он, будучи искушенным аппаратчиком, пытался удержаться на вершине единственным известным ему способом – избегая ответственности». Утром второго дня путча ГКПЧ-писты получили докладную записку от КГБ с перечислением своих ошибок: они не смогли оперативно ввести чрезвычайное положение и изолировать лидеров оппозиции, а так же полностью взять под контроль СМИ. Но и противостоящий путчистам Ельцин, объявивший переворот неконституционным, и переведший в свое прямое подчинение (по сути тогда еще – формально) КГБ, Вооруженные силы и внутренние войска, тоже не знал, кто приедет на помощь к нему в Белый дом. «…Страна вовсе не готовилась к всеобщей политической забастовке. К концу дня объявили забастовку лишь несколько шахт в далекой Кемеровской области…».

Читать полностью


o-o.jpeg Мартин Гилберт Черчилль. Биография
Описывая в огромном фолианте долгую и драматическую жизнь Уинстона Черчилля, автор уделяет внимание основным событиям мировой истории, в которых британскому политику и военному деятелю довелось принимать участие. В издании подробно рассказывается о событиях Второй мировой войны – причем как военных и так и предшествовавших им дипломатических и непростых отношениях Черчилля со Сталиным и организации взаимодействия союзников.
Через шестнадцать дней после нападения Гитлера на СССР, Черчилль, обсуждая с коллегами возможность начала совместных действий британского и советского флотов в Арктике, заявил: «Если русские смогут продержаться, хотя бы до зимы, выгода, которую мы сможем получить, неизмерима. Досрочное же заключение мира Россией стало бы огромным разочарованием. Пока они держатся, не имеет значения, где проходит линия фронта. Этот народ показал, что достоин поддержки, и мы обязаны идти на жертвы, идти на риск, на некоторые неудобства, что, по моему мнению, поддерживает их дух».
19 июля Сталин задал Черчиллю вопрос о возможности высадки британского десанта в Норвегии и на севере Франции, чтобы немцы были вынуждены перебросить туда часть войск с Восточного фронта и тем самым ослабить продвижение по советской земле. Черчилль ответил отказом (начальники штабов отвергли эти планы как слишком рискованные), но заверил советского вождя, что английские подводные лодки и минные заградители уже на пути в Арктику. Вскоре Военный кабинет согласился предать СССР 200 истребителей. Черчилль сообщил Сталину, что «самолеты будут направлены, несмотря на то, что это может серьезно ослабить нашу истребительную авиацию. Британия направит также от трех до четырех миллионов пар обуви, значительные объемы резины, олова, шерсти, тканей, джута и свинца. Там, где нам не хватит своих резервов, мы обратимся за помощью к Соединенным Штатам».

Читать полностью


o-o.jpeg Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и писатель.

Дмитрий Громов и Олег Ладыженский, пишущие под псевдонимом Генри Лайон Олди – легендарные мастера фантастики.

Ваш цикл «Ойкумена», в котором недавно вышла новая книга «Побег на рывок», - это версия дальнейшего развития человечества в Будущем или отображение Прошлого во вселенском масштабе?
- Ни то, ни другое. Это наша с вами Земля, наша эпоха со всеми ее проблемами, нюансами и конфликтами, отраженная в кривом зеркале вымысла, опрокинутая в космос, продленная во времени и пространстве. Как пел Высоцкий: «Про нас про всех – какие, к черту, волки?» Каждый отдельный роман цикла «Ойкумена» - отдельная история со своей завязкой и кульминацией. Но вместе они образуют эпопею, сквозным действием которой является движение человечества к новой форме существования – по Циолковскому, к «лучистому человечеству» - и новой форме социума, где коллективность необходима не только для выживания, но и для прогресса.

Читать полностью


o-o.jpeg Ее я , Реза Амир-Хани
В переведенном на многие языки романе известного иранского писателя тесно переплетены человеческие переживания и картины жизни нескольких поколений одной семьи, а также людей, окружающих это почтенное семейство. Повествование начинается неспешно и размеренно, с подробного описания старого Тегерана, его улиц и многочисленных лавочек: «Если идти по улице Хани-абад с юга на север, то на левой стороне увидишь множество разных лавок. В начале улицы — лавка холодильников Хаджи-Голи, в летнюю пору вокруг нее полно повозок, дрожек и ручных телег. Отсюда снабжалось льдом пол-Тегерана. И только в этом месте незаасфальтированную улицу Хани-абад поливали водой. Одну за другой выставляли бесформенные льдины, в палящем зное они таяли, и этой ледяной водой вспрыскивали улицу…».
Торговцы нахваливают товары, слепцы просят подаяние, два мальчика – внук уважаемого и богатого дедушки Фаттаха и его приятель, отпрыск «задорожных» бедняков из оврага, - гонят к дому барашков. Колоритные зарисовки сменяют одна другую, и только редкие реплики позволяют читателю догадаться, что это – воспоминания о том благополучии, которое было утрачено. «Еще вчера у нас было столько, что на нашу кошку смотрели как на хаджи, а завтра членов семьи не считали достойными подаяния… Но тогда я жизни совсем не понимал».
Но выше горестей и ярче всего пережитого - любовь главного героя к красавице Махтаб, которую он впервые увидел еще в раннем детстве. Ведь было время, когда казалось, что мир открыт и безграничен, а счастье существует, оно совсем рядом… Махтаб не только прекрасна, но и талантлива, она обучается живописи, и чашечка кофе благоухает в ее тонких пальцах – под парижскими каштанами или под сияющим синим тегеранским небом, это ли важно для любви? Мир един и безграничен, чтобы в нем ни происходило… до тех, пока ракетный обстрел не смешает кровь Махтаб с красками ее полотен. И в памяти останется только война со всей ее безжалостностью – или все-таки любовь победит навсегда?

Читать полностью


o-o.jpeg Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и писатель.

«Читатель сможет найти именно то, что хотел бы…»
Владимир Торин – журналист и писатель, автор недавно вышедшего романа «Амальгама» , в котором тесно переплетены исторические факты, мистические совпадения, тайны прошлого и загадки современности.

Почему вы назвали роман «Амальгама»? Какие ассоциации это название должно вызвать у читателей?
- Если подходить к ответу на этот вопрос фактически, амальгама – это сплав ртути, серебра и других металлов, из которых в средневековой Венеции изготавливалась основа зеркальной поверхности. Тогда зеркала стоили очень дорого, и купить их могли позволить себе только очень богатые люди. Поэтому секрет амальгамы стеклодувы острова Мурано держали в строжайшей тайне. И здесь уже в ответе появляется «нефактическое» объяснение: «Амальгама» - это тайна, мистика, история, политика, магический сплав, превратившийся в удивительное приключение.

Читать полностью


o-o.jpeg Владимир Торин. "Амальгама"
Что может соединять далекие друг друга времена и в чем способны воплотиться скрепы тайного знания? В истории слишком много неожиданных смертей, побегов, странных решений владык, чтобы это было лишь данью случайности. Значит, есть некие предметы и люди, способные не только не соответствовать порядку, принятому в каждой эпохе, но и менять его, а также система, объединяющая тех, кто знает свойства упомянутых вещей и умеет их применять. Как у любой могущественной тайной структуры, у нее есть свои хранители и отступники. Вопрос – как реагировать на то, что может вмешаться в ладно отстроенную жизнь, если волей судеб попали, как герой «Амальгамы», в современную Венецию и вот во время прогулки… «вдруг отворилась большая старинная дубовая дверь, которая находилась всего в полуметре справа от «Львиной пасти». Было странно, что такая старая и массивная дверь, вся в каких-то гербах и резных картинках, открылась очень быстро и совершенно бесшумно. Из нее вышел человек, по всей видимости, работавший здесь же, в музее, - уж очень уверенно он держался. Сергей Анциферов тогда удивился, до чего человек этот похож на персонажа «Львиной пасти»: те же лохматые брови, тот же большой нос, разве что персонаж барельефа явно помоложе. Здешний, из Дворца дожей, был совсем старик. Он и столкнулся с Сергеем, увлеченным фотографированием…».

Читать полностью


o-o.jpeg Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и писатель.

Джейсон Роан – британский писатель, автор бестселлера для подростков «Меч Куромори» , в котором тесно переплетены европейские и японские традиции.

Вы несколько лет жили в Японии. Насколько этот жизненный опыт был использован при написании романа?
Мне кажется, проще сказать вот как: я бы никогда не написал «Меч Куромори», если бы я сначала не прожил пять нет в Японии. Одна из причин, по которой я решил написать эту книгу, стало желание передать широкой аудитории свои ощущения от жизни в этой потрясающей стране. Япония - это одна из тех стран, которые очень ощутимо влияют на нашу жизнь, хотя на первый взгляд это не очевидно (японские машины, одежда, игры, музыка, еда, спорт, мультфильмы и так далее). Но при этом Япония и ее культура до сих пор остается загадкой для множества людей.

Читать полностью


o-o.jpeg Составитель и автор статьи: Алекс Громов
Будущее и Прошлое не раз менялись местами. Тому, как это происходило, существует множество объяснений, которыйе можно разделить на две категории - простые и невероятные. И простые версии таят в себе намного больше сюрпризов. Ну, то есть, они только для беглого взгляда простые. Но обретают объем и глубину стараниями авторов, среди которых - Корнелий Магнус, Карина Сарсенова, Табаи Сейед Нассер, А. Санти, Алексей Васенов, Ольга Шатохина, Алекс Громов, Арти Д. Александер.

Фантастика, какой бы нереалистичной она не казалась на первый взгляд, основанная на научной основе – часто, как и раньше, представляет собой прогноз будущего, который сбывается. Так, рассказ «Эффект обратной колонизации» Арти Д. Александер, созданный на основе научной работы того же автора, более чем 10летней давности, сегодня уже не кажется таким уж фантастичным. «Историк рассказывал ужасные вещи о том, что когда-то люди были не столь цивилизованными и весьма не гуманными к себе подобным, разделяя и властвуя на этнической почве. Более жестокие и технически развитые переплывали моря лишь в поисках легкой наживы. Открывали новые континенты ища лишь короткий путь к дорогим специям, золоту и шелкам… Превращали в рабов целые племена и континенты, скупали у наивных гостеприимных аборигенов огромные территории за дешевые стеклянные бусы, старые одеяла, ржавые ножи и «огненную воду». И с течением столетий колонизация никуда не исчезала, а только приобретала более практичную форму». Но такая колонизация, как оказалось, - не самый лучший способ развития, поскольку с течением времени она способна и пойти вспять. Рассказ, как и сама работа, опередили время, поскольку «Конспирациум» был сдан в печать еще до того, как в Европе начались последние события, связанные с наплывом мигрантов.

Читать полностью


o-o.jpeg Китай. Энциклопедия. География. История. Культура. Экономика

В большой красочный том включены сведения как о китайских традициях, истории и уникальных достопримечательностях, так и информация «из первых рук» о современном Китае, экологии, традиционной медицине и туризме, традиционной китайской опере и музыкальных инструментах, прикладном искусстве.
Отдельный раздел посвящен классической литературе. В ней рассказывается о великом поэте, эссеисте и каллиграфе Су Ши, удостоенном титула «поэтического небожителя» Ли Бо, поэте Ду Фу, которому в традиционном китайском литературоведении присвоили титул «священномудрый пиит». Уделено внимание литературным памятникам – сборнику фольклорных песен «Шицзин» («Книга песен»), «Троецарствию», «Путешествию на Запад», в основе сюжета которого лежит реальное событие – совершенное в VII н.э. путешествии танского монаха Сюань Цзана за буддийскими сутрами в Индию. «Путешествие на Запад» - это роман, включающий несколько повестей, каждая представляет собой отдельную историю. Их связывают только одни и те же персонажи.

Читать полностью


o-o.jpeg Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и писатель.

«Византия была и остается идеалом во многих отношениях»

Алексей Величко – автор многопланового подробного исследования «История византийских императоров» в пяти томах.

Алексей Михайлович, некоторые западные исследователи отделяют Византию от Римской империи, игнорируя связь и преемственность между этими государствами. В чем Вы видите причину распространенности такого подхода?
К сожалению, эта историческая аберрация присуща не только некоторым западным историкам, но и российским. Причем, как легко обнаружить, мотивация носит разноплановый характер. В частности, задолго до 1453 г., когда пал Константинополь, на Западе уже назвали византийцев не иначе, как «греками», а Византийских императоров – Греческими царями.

Читать полностью


o-o.jpeg Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и радиоведущий.

Пьеро Сан Джорджио имеет большой опыт работы на руководящих должностях в компаниях, занимающихся высокими технологиями, и является автором книг, ставших мировыми бестселлерами – «Как пережить экономический крах. Практическое пособие» и «Как пережить экономический крах. Практическое пособие для женщин». Недавно он представил их русские издания на Московской международной книжной выставке-ярмарке.

Как вы заинтересовались темой выживания? Что заставило вас написать эти книги?

Я работал в международном маркетинге, поэтому много путешествовал по разным странам – бывал в Азии, Африке, России - и видел, что там происходит. Наблюдал, что такое экономический крах, к каким тяжелым последствиям на развивающихся рынках он приводит. И даже такая мощная экономика, как американская, не защищена от стагнации. Современные жители больших городов должны осознать, что мы живем в тяжелые времена, когда рушится привычное устройство мира и экономическая стабильность, причем это происходит на фоне мультикультурности, поэтому надо думать о том, как защитить свою семью. Ради будущего человечества мы должны стать прагматиками.

Читать полностью


Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и радиоведущий.

Возврат к идентичности и осознание нового
Литература современного Ирана отличается глубоким психологизмом и многообразием актуальных тем. Во время Московской книжной ярмарки, почетным гостем которой станет Иран, а также на Фестивале иранской культуры, будет представлен ряд произведений современных иранских авторов. Среди них – известные писатели, лауреаты литературных премий Махаммад-Реза Байрами, автор недавно вышедшего в России романа «Жертвы заветного сада» , и Реза Амир-Хани, чей роман «Её я» также был издан на русском языке.

o-o.jpeg На фото Реза Амир-Хани
Что вы думаете о современной иранской литературе и ее роли в Иране и за границей?

Реза Амир-Хани: Современная иранская литература вовсю старается быть местной. Она отошла от левистских шаблонов, которыми изобиловали идеалистические советские романы. Именно эта особенность, которая, кстати, означает возврат к идентичности, а не к традиции, и отличает современную иранскую литературу от традиционалистской.

Махаммад-Реза Байрами: Когда я приехал в Берн для получения литературной премии, то из отзывов членов жюри понял, что особенно важным для них было знакомство с чужой культурой, когда произведение кроме своей литературной ценности представляет интерес ещё и тем, что повествует о чем-то новом для них, о том, чего у них нет.

Читать полностью


o-o.jpeg Ведущий рубрики – Алекс Бертран Громов, историк и радиоведущий.

Елена Степанян – автор драматических и поэтических произведений, посвященных знаковым моментам отечественной и мировой истории.

Насколько важно, на ваш взгляд, человеку знать историю своей семьи, «малой родины» – и насколько необходимо соотносить ее с историей страны и даже всего мира?
Отношение к истории – важнейший концептуальный вопрос для всего человечества и для каждого человека. Это вопрос осознания самих себя. Ведь о каждом из нас, можно сказать, как о Христе: «и был сын… Ноев… Сифов, Адамов, Божий». Для тех же, кто отрицает эту генеалогию, забвение прошлого, отчуждение от собственной истории – вещь совершенно естественная. Кому нужны знания, которые могут принести прибыль только малой горстке узких специалистов? Ни для кого не секрет, что подобный подход торжествует и бешеным темпом ведет к дегуманизации культуры и превращению человека в полную противоположность самому себе. Эта тенденция возникла в христианской Европе задолго до того, как начинался «перекос» в сторону научно-технических знаний.

Читать полностью


o-o.jpeg Стивен Д`Соуза, Дайана Реннер. Не в знании сила: Как сомнения помогают нам развиваться
«В реальности специальные знания, которые делают человека экспертом в той или иной сфере деятельности, как раз и сужают его кругозор. Люди, признанные специалистами, лишаются стимула высовываться за пределы своей ниши. Специализация становится все более узкой, и поле зрения неуклонно сужается. Эксперты зачастую попадают в зависимость от собственного статуса и уже не хотят перепроверять свои убеждения и тем более признаваться, что они чего-то могут и не знать».
То, что «специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя», писал еще в 1854 году Козьма Прутков. Но с тех пор упомянутая полнота все расширялась и расширялась, закрывая не только отдельные участки мира, но порой мешая оценить и общий пейзаж мирозданья.
Персидский поэт Руми неслучайно говорил о том, что есть два рода знаний: приобретенных и заученных - и тех, которые есть внутри каждого из нас. С другой стороны, многие считают, что знания, по формулировке писателя и исследователя Нассима Талеба, надо рассматривать как «личную собственность, которую следует оберегать и оборонять. Это почетное отличие, оно помогает подняться по иерархической лестнице».
В издании рассказывается об изнанке специализации – в том числе «проклятии знания». Сколько раз можно было видеть безрадостную картину того, как специалист пытается растолковать что-то при помощи терминов и формулировок и в результате непонимания его объяснений раздраженные слушатели наоборот теряют всякий интерес и к предмету обсуждения, и к знаниям вообще.
Почему человек не может отстраниться от знаний и изложить проблему так, чтобы всем было ясно, о чем именно идет речь? «В любую формулировку вкладывается также и наш собственный взгляд на дело. Накопленные знания и опыт сужают перспективу и видение возможных решений, мы уже не способны мыслить незашоренно, вне узких рамок. В бихевиористской экономике это состояние называется «якорением» - знания становятся «якорем», который не позволяет наши представлениям сдвинуться с места».
В древности по краям на карте мире оставались белые пятна - неизвестные земли, и часто фигурировало и предупреждение для путешественников: «Здесь обитают драконы», «Безводные пески и дикие звери», «Болота Мрака». Туда, за границу уже обжитого, отправлялись смельчаки, готовые не только рискнуть собой и преодолевать опасности, но и приобрести новый опыт, порой – пережить разрыв с прошлым. Покинув знакомое и обжитое, мы переживаем весь спектр эмоций и готовимся встретить неведомое… Поэтому стандартные представления о знаниях явно нуждаются в уточнении: «Известное выражение ассоциирует знание со светом, а незнание с тьмой. Однако Незнание побуждает нас учиться, ведет к новому, более полному знанию».

Читать полностью


o-o.jpeg Алекс Громов, Ольга Шатохина. Историкум. Terra Istoria
История – это дорожка, которая ведет из Будущего в Прошлое. По сторонам мелькают всевозможные битвы, коронации, сражения, бунты и прочие события, которые должны в идеале складываться в праздничную иллюминацию неутомимого прогресса общества. Ну а кому не нравится парадная картинка – то для них есть свои особые истории, как вроде документальные, так и художественные.

Сдвинул на века, переименовал, - согласно эволюционно-регрессивному плану. И почему это предки (ну это в принципе почти наша собственность!) так и норовят на судьбоносных развилках выбрать не то направление, не тех правителей?.. Отсюда и многочисленные попытки подправить историю с помощью правильных летописцев. В наши дни появился целый пласт литературы, в которой выходцы из современности, пресловутые попаданцы, угодив в далекие или относительно близкие времена, всем все объясняют, все исправляют и лихо обустраивают мир так, как нужно. Или как хочется.

Читать полностью


o-o.jpeg Каспар Хендерсон. Книга о самых невообразимых животных. Бестиарий XXI века.
В изысканно стилизованном под средневековое издание фолианте рассказывается о многих реальных животных, до сих пор живущих рядом с нами, и самом человеке. А чем он отличается от других живых существ? «Недавние исследования показали, что многие особенности поведения и способности, которые, как считалось ранее, присущи только человеку, на самом деле присутствуют, по крайней мере в определенной степени, и у других животных: использование орудий труда (теория психического), культура, мораль, личность. Однако некоторые сферы жизни мы все-таки считаем исключительно человеческими: искусство, религия, спорт, кулинария, а также – хотя с этим можно поспорить – чувство юмора. Кстати, этот список включает именно вещи, волнующие человека больше всего, не считая секса и привязанности, которые важны и для животных. Предпринимались и попытки дать человеку определение через отрицание. Когнитивный нейробиолог Майкл Газзанига, например, считает, что «многое из того, что делает нас людьми – это не способность производить какие-то особые действия, а способность подавлять автоматические реакции в пользу обдуманных… Возможно, мы единственные животные, которые могут отказываться от удовлетворения своих желаний и контролировать импульсы». Все вышесказанное подводит к одной нашей характеристике, которая чаще всего используется для определения человека: большой и сложно устроенный мозг и, соответственно, наличие языка… но мы вряд ли бы получили наш большой мозг, если бы не наши большие ноги. А язык вряд ли появился бы, если бы не один из самых глубоких, самый загадочный и (возможно) самый древний вид искусства – музыка».

Читать полностью


lozh-o.jpeg Сэм Харрис. Почему говорить правду всегда лучше
По мере развития человека совершенствовалась и его умение лгать. Вместо того, чтобы спорить о моральной стороне употребления лжи, можно оценить последствия ее использования. Существует ли ложь во спасение? Способна ли ложь помочь? Чем привлекательна «белая ложь»? Вот один из вариантов ответа: «и хотя мы утешаемся тем, что в определенных случаях лжем из сострадания к окружающим, распознать вред, который мы наносим другим, крайне сложно. Своей ложью мы заставляем людей сомневаться в реальности. И неведение, которое формируется у них из-за этого, часто заводит их в очень опасные ситуации, предвидеть которые мы не в силах. Люди действуют, руководствуясь нашими фальшивыми заверениями, или безуспешно пытаются избавиться от проблем, которые были бы решены в два счета, будь у них достоверная информация. Нередко ложь есть не что иное, как посягательство на свободу дорогих нам людей… Действительно, почему бы не приободрить женщину с помощью невинной лжи и не придать ей тем уверенность в себе? Но если человек не заведет привычку говорить правду в подобных ситуациях, то вскоре окажется, что исключений в его «правиле» чести слишком много. И он сам вдруг обнаружит, что легко и непринужденно поступает, как и большинство людей: скрывает правду или даже откровенно лжет, мало задумываясь об этом».
В тексте рассказывается и о таком феномене человеческой психологии – многие, несмотря на предъявленные им факты, продолжают верить в развенчанную ложь, уверяя себя и других, что не бывает, как говорится, дыма без огня. Существует также психологический парадокс под названием «эффект мнимой правды» - впервые услышав о событии в контексте опровержения, люди способны поверить в его реальность.
Один из самых актуальных вопросов - о границах лжи. «Давайте представим такую ситуацию: идет война, вы должны обманывать врага, потому что распространение дезинформации поможет спасти невинные жизни. Но границу… бывает провести очень трудно – особенно, если кроме врагов ты будешь врать и друзьям… В ту самую минуту, когда начинают рваться бомбы, ложь становиться просто еще одним оружием в арсенале воюющей стороны». Другой аспект проблемы – серийность лжи. Трудно солгать лишь единожды, потому что потом неминуемо придется поддерживать свой обман. Именно со лжи начинались многие существующие и сейчас теории заговора. По мнению автора книги, «ложь похожа на токсичные отходы, только в социальном плане: угроза отравиться этим ядом нависла над всеми нами». Хотя, конечно, «во враждебном окружении ложь – наименьшая из проблем»…

Читать полностью


puteshestvie_pisatelya-o.jpegКристофер Воглер. Путешествие писателя. Мифологические структуры в литературе и кино
Почему многие фильмы и романы становятся не только бестселлерами, но пользуются популярностью многие годы? В чем причина их успеха?
В нашем «базовом» восприятии, существовании тех самых архетипов, историй, затрагивающих души людей.
И вот наглядный пример. «Магические путешествия начинаются там, где Вы находитесь, и заканчиваются в месте, которое Вы определили в качестве цели» - цитата из одной из любимых книг Джорджа Лукаса - «Мифы, с которыми мы живем». Именно в ней ее автор Джозеф Кэмбелл доказывает, что мифы стареют, умирают, и на их смену приходят новые, рожденные техническим прогрессом и его издержками. Именно фраза из этой книги объясняет, почему именно «Звездные Войны», а не «перемирия» - «Свою жизнеутверждающую мифологическую мудрость потомкам передали именно те племена, народы и нации, которые были воспитаны на мифологиях войны...».
Воглер, работавший исполнительным директором по развитию киностудии Fox 2000, опробовал, как утверждает, философию Джозефа Кэмбелла и Карла Юнга, на крупнобюджетном игровом кино для взрослой аудитории. «Читая лекции о мифологических сюжетных схемах, я стал использовать «Звездные войны» как удобный пример для демонстрации этапов и принципов путешествия героя». Именно об этом писал Кэмбелл - эта типичная, универсальная (по ней чуть позже Скауокера двинется и Гарри Поттер) схема Странствия включает в себя три этапа – Отправление (начинающееся в обычном мире), Посвящение (ряд испытаний, связанных обязательно не только с нахождением новых друзей и Учителя, но с какой-нибудь травмой, потерями) и Возвращение (обратно в свой мир). Так через борьбу, находя Учителя, друзей и врагов, по пути, напоминающем восточные и западные легенды, Герой обретает не только Себя, но и осваивается в двух (или большем количестве) разных мирах...

Читать полностью

1 2
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок