Больше историй

22 января 2021 г. 23:12

172

Трудности перевода. Десять лет спустя

*поиски правды субъективны.
все примеры - цитаты "безопасны" = без спойлеров, без раскрытия сюжета.
только мат.часть
никакого "я читал правильное, а ты - чернослив"
я просто прочитала все три...*

Давненько я что-то не читала одно и то же трижды за раз :) так почему бы и да!

В 2000 году впервые свет увидел дебютный роман Мишеля Фейбера Under The Skin
Русско-читающий человек смог познакомиться с этой историей в 2003 году, благодаря трудам Ильи Валерьевича Кормильцева, под названием "Побудь в моей шкуре".
В 2013 году роман был экранизирован (Побудь в моей шкуре). Фильм неплохо "прогремел", в честь чего, вероятно, было задумано переиздание и романа.
Мы, русские читатели, в 2014 году смогли познакомиться с переводом Сергея Борисовича Ильина уже под названием "Под кожей".

В некоторых статьях роман называют не иначе как "Скотным Двором" Оруэлла нашего времени. Кто-то пытается даже читать его в контексте современных (относительно первого издания) "Книгой рыб Гоулда" Ричарда Фланагана (2001), "Жизнью Пи" Янна Мартела (2002) и "Обезьян" Уилла Селфа (1997)
Хочется не прогадать с выбором версии? Читай дальше

Under The Skin
В этот раз начну с оригинала. Во-первых, это самая короткая версия :) По большей части из-за особенностей и разности языков, английского и русского. В "описательных разделах" (а Фейбер подаёт информацию именно через описание, действия и сенсорность, но не пояснительные диалоги), которые, переводя на наш могучий, просто невозможно так же лаконично передать со всеми причастными и деепричастными. А ещё, имея три текста перед глазами, я заметила, какие длинные в принципе у нас слова, если глядеть на них сквозь призму использованных английских малюток.

В целом, это не Сэлинджер, конечно, никаких диковинных "новых" слов, оборотов и сложных конструкций тут совсем нет, и уж точно не Оруэлл. Поэтому позволить себе оригинал может читатель с уровнем знания языка, а скорее, объемом словарного запаса, от среднего и выше. Более того, для "начитки", повышения скорости чтения на английском, привыкании - это отличная штука. Здесь нет тяжелых конструкций, сложных для отечественного мозга временных оборотов, и художественная лексика "бедна": используются обыденные слова, не встретите все 15 тысяч видов британского дождя или 50 оттенков "серого". Скупость в данном случае на пользу для технических целей. Нет узкоспециализированной тематики.

Одно но, с которым придётся повозиться. Иссерли, главная героиня, подбирает "голосующих" на дороге. Попутчики разные и автор большинству из них даёт акценты, диалекты

‘Mah girrilfriend’s huvin’ a bebby!’ he bawled back at her, waving one meaty arm at an invisible point beyond the forest. ‘Fer pity’s sake! Ah’ve come a hunnert fifty miles, and Ah’ve goat aboot five fuckin’ miles tae go!’

Ah’m oan a fuckin’ trainin’ schim,’ he fumed. ‘They says, You go find some old fogies and talk shite tae ’em aboot central fuckin’ heatin’ and we’ll tell the government yir oaff the dole, OK? Fuckin’ hush money. Yi ken?’

Всё остальное - по силам! Можно насладиться чтением оригинала.

Ну а теперь о том самом
Оба перевода не искажают основной идеи. Однако, в деталях правдивее был Ильин (2014 - Под кожей).
Хороший "говорящий" пример
Оригинал:

So rare were her opportunities to exploit her natural multi-jointedness, so careful was she always to move with the crude hinge-like motions of the vodsels, that she was seizing up. Wouldn’t he just love to know what her body could and couldn’t do!

Ильин трактует верно, как:

Ей так редко доводилось теперь пользоваться прирожденной многосуставностью руки, она с таким усердием постоянно воспроизводила движения водселей, чьи руки крепились к телу всего лишь одним подобием дверной петли, что отвыкшие от работы суставы начали заедать. А этому господину приятно, разумеется, узнать, на что ее тело способно, а на что не очень!

А вот у Кормильцева, почему-то настрой идёт в другое русло:

Ей так редко предоставлялась возможность воспользоваться подвижностью своих суставов, вращающихся во все стороны, поскольку большую часть времени она старательно подражала неуклюжим, похожим на движения механизмов, жестам водселей, что она не подумала о последствиях. Какая ему разница, в конце-то концов, что может и чего не может теперь ее тело!

Мелочи, но их не мало.

И одна из направляющих:
Оригинал:
We’re all the same under the skin,’ suggested Amlis, a little huffily she thought.
Кормильцев преподносит как:

– Но ведь, в конце-то концов, все мы люди! – воскликнул Амлис, как показалось Иссерли – слегка раздраженно

Что в глубине, где-то очень глубоко, соответствует контексту, но путано и ...не то.
Тогда как у Ильина герой:

— Под кожей мы все одинаковы, — возразил (не без обиды, подумалось ей) Амлис.

В таком сочетании русское название романа не несёт в себе двоякости, разночтений. И это, благодаря всего одной фразе, выстраивает гармонию.

В чём плюс перевода Кормильцева (Шкура) на фоне Ильина (Кожа):
Кормильцев потрудился для "последующих поколений" в некоторых детальках, а вот его коллега - нет:
Оригинал:
герои едут в машине, вопрос встаёт о музыке
plenty of time for a C-90 before Pitlochry!
И тут не все поймут, не многие вспомнят, как говорится, кассеты С90 для магнитофонов:

до Питлохри можно не одну С-90 прокрутить

- дает Ильин,
тогда как Кормильцев поясняет:

а в пути до Питлохри можно успеть прослушать целиком девяностоминутную кассету!

Туда же и о ТА:
Оригинал:
his devotion to ‘the TA’ had cost him his marriage and taught him who his true friends were
Но вот мало кто из читателей знает, что ТА - это Territorial Army (the Army Reserve)
И от Ильина читатель не поймёт причин и следствий:

как преданность ТА лишила его жены и показала, кто ему настоящий друг, а кто так себе

и дальше вопросы Иссерли теряют связь, так как нет контекста.
Зато Кормильцев поясняет:

после того, как он поведал ей, что его преданность частям резерва стоила ему развода с женой, зато научила тому, что такое настоящая мужская дружба

Или, опять же, "красота в деталях":
Оригинал:
how she yearned to be lying in it! How wonderful it would feel to stretch out in her usual X-shape
Ильин:

вытянуться обычным ее X-ом, препоручив матрасу бремя поддержания порядка в спине

(тут прям даже пошловато читается)
Кормильцев:

растянуться на ней в своей обычной позе, скрестив руки и ноги и предоставив матрасу заботу о поддержании ее хребта в горизонтальном положении

- что красиво и понятно без порнухи на букву хэ

Кстати сказать, именно Кормильцеву мы обязаны за красивую и ёмкую цитату (которой, по сути, не было): "Красота не освобождает от ответственности за дурацкие поступки" (как сказал, ну?)
В оригинале эта фраза звучит как "Good-looking or not, Vess was responsible for a juvenile feat of sabotage which had just put her through hell" и у Ильина это всего лишь деталь:

Внешность Амлиса застала ее врасплох, только и всего: это решительно ничего не значило


Кроме того, текст Ильина читать сложнее, так как автор "любит" смысловые паузы и разрывы в одном предложении (которые и так не короткие у обоих переводчиков)

Тут-то она и вспоминала о своей цели, но порою не раньше, чем пролетала мимо, едва не зацепив кончики пальцев стопщика, пугаясь так, точно пальцы эти могли, вырасти они на пару сантиметров длиннее, переломиться, точно сучья


Интересный факт. В романе героиня включает телевизор и натыкается на передачу, где люди угадывают слова. Так вот в оригинале (по крайней мере электронные версии, которые я нашла) автор не даёт пример, а просто констатирует факт и приводит ответ в одну букву:

On another channel, several very serious-looking vodsels of mixed gender were sitting behind a desk, shoulder to shoulder. Above their heads, a long narrow electronic sign, like a toy version of the one near Kessock Bridge, was displaying a sequence of letters and spaces:
‘R?’ ventured one of the vodsels.
‘No-o-o, I’m afraid not,’ purred an unseen voice.

А вот переводчики решили пояснить этот момент
Кормильцев (2003):
картинка Senya_KblSb
когда эпоха "Поля Чудес" уже в закате...:)
Ильин (2014):
картинка Senya_KblSb
уже без отсылок, просто.
Конечно, слова выбраны не случайно, легко угадываются, но у людей (водселей) вызывают сложности...

Итогом этих чтений может быть лишь мысль - принципиальной разницы нет. Если лёгкое искажение фона не пугает, то лучше брать перевод Кормильцева, а именно "Побудь в моей шкуре" (2003). Читать объективно легче. Однако, помните, что Ильин в "Под кожей" (2014) в нюансах был точнее. Если же граматика граматика английского языка усвоена свыше базового уровня, а словарный запас не беден, то вперёд к оригиналу!

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее