Больше историй

27 декабря 2012 г. 22:32

179

"Любите живопись, поэты..."

К концу произведения я испытала не просто удивление, но какое-то наслаждение, граничащее с катарсисом. Чтобы переубедить разуверившегося в жизни, жене, семье героя друг Тициано тащит его в Базель, приводит его не куда-нибудь, но в музей смотреть картины. И показывает – Ганса Гольбейна (!!!).

eba60aae33ad.jpg">

Вот смотри. Всю жизнь писал купцов, зажиточных буржуа. Специализировался на нуворишах – новых богачах… Они являлись к нему, чтобы обзавестись портретом, новомодной вещицей, которая прославила бы их, как прославляла королей и знать: сверкающий красками образ, масляная живопись, глянцевые лица. И он им угождал. В этом заключалось его ремесло.


А потом – дальше, в другой зал.

f2fdd5848843.jpg

-Это Христос в гробу. Будто заживо похоронили…Заживо погребенный мучается от невыносимого зловония разлагающейся плоти и сознания происходящего. У него открыт глаз, видишь? А рот полуоткрыт, он дышит.
-Чье это?..
-Того же Гольбейна.
-Что был раньше? Портретиста нуворишей?
-Да. Того, кто писал купцов, поигрывающих золотыми монетами. Ты видишь, какое вживание в образ, будто его самого заживо похоронили. По-моему, он испытал это на себе.
-Его положили в гроб?
-Он испытал это в своей кровати, глубокой ночью. Думаю, он проснулся в темноте, мысли беспорядочно вертелись в голове, он почувствовал весь крах и тлен, на которые обречен, на которые обречены мы все.


Ох, эта картина. Я ее помню, очень хорошо помню по «Идиоту» Достоевского, эпизоду из сериала «Подросток», репродукции в музее Достоевского в Питере. Анна Григорьевна подробно описала, что было с Федором Михайловичем, когда он впервые увидел подлинник, как он замер и с ним чуть не сделался припадок. Ведь художник писал не просто Христа-бога, он его сделал Христом-человеком, лишил всего божественного. Христа написать с натуры, а натурой сделать еврея-утопленника. Так ведь и веры лишиться можно. Разве может этот труп ожить, разве может нарисованный Гольбейном Христос воскреснуть? Это-то и говорит князю Мышкину Рогожин. Бога нет, будто подтверждает он, а значит – все позволено.

И вот еще одна картина:

9b8d2e18290b.jpg

Это его жена. И двое его детей…Жена устала, замучена жизнью. Оба ребенка напуганы, они с тревогой куда-то смотрят…Художник как будто говорит: вот что мне удалось вырвать из лап смерти…
И не забывай: это тот самый человек, который проводил ночи напролет в гробнице, как Христос, и писал всех этих кичливых богачей…Эту картину ему никто не заказывал. Он написал ее для себя. Мое произведение – это моя семья. Я создал свою семью бескорыстно. Не для того, чтобы заработать на жизнь, а чтобы жить, чтобы попрать жизнью смерть…И не думайте, что это идиллия. Моя жена измучена, дети встревожены.


Вот они три картины (если взять изображения нуворишей как одну), которые раскрывают мир человека: работа, глубоко личное и семья. Вот они – столпы человеческой жизни, все неразрывно сосуществуют и составляют образ человека. Тащить человека в другую страну, чтобы показать подлинники картин или настоящую жизнь? Поселить сомнения или разом их развеять? Что бы там ни было, обожаю Тициано за этот эпизод и эпизод этот обожаю. Цель была достигнута – что может быть важнее.

Комментарии


великолепная история!


Спасибо)