Больше историй

3 мая 2020 г.

1K

Михаил и Мадриан: образ поляка у Булгакова

Писатель Михаил Афанасьевич Булгаков оставил большое литературное наследие: романы, рассказы, пьесы. Богата и палитра изображенных Мастером в его произведениях людей. Тут великое многоцветие всех народов России и СССР. Перед читателем проходят образы украинцев из "Белой гвардии" и прочих произведений "киевского" цикла, простого русского народа -- крестьян Смоленской губернии в "Записках юного врача". Представлены и народы Кавказа в набросках "Записки на манжетах", и последний хан Крымской династии в рассказе "Ханский огонь". Есть у Булгакова на счету даже персонажи-китайцы, например, китайский красный пулеметчик из "Китайской истории". Изображены в работах писателя и поляки, также входившие в Российскую Империю и составлявшие по данным на 1870-е годы 6,6% населения Европейской России. Булгаков, несомненно, сталкивался с поляками, в годы жизни в Киеве и позже, так что это "портреты с натуры".

Дебютный роман «Белая гвардия» Михаил Булгаков , как известно, рассказывает о сложных и трагических событиях Гражданской войны в России, видимых глазами коренных киевлян. На фоне противоречивых событий войны на Украине в 1918-19 гг. и существования одной семьи, читатель книги сопереживает жизни и смерти жителей города Киева: русских, украинцев, евреев...

Интересно, что у многих важных героев романа фамилии имеют характерное польское окончание. Это и поручик Виктор Викторович Мышлаевский, и офицер свиты гетмана Леонид Юрьевич Шервинский, и гость семьи Турбиных Лариосик (Ларион) Суржанский. Разумеется, все они не поляки, но русские или малороссийские дворяне, многие роды которых имели давнее польское происхождение. Польская тема находится на самой "обочине" книги. В романе немало отрицательных украинских персонажей, но петлюровцы при этом изображены Булгаковым в целом достойным противником. Вряд ли следует зачислять Михаила Афанасьевича в злостные ненавистники украинцев. Вот ведь какой у него великолепный, пусть и эпизодический, образ украинской дивчины: независимой и гордой красавицы Явдохи! Есть в произведении и негативные персонажи с другой, белогвардейской, стороны. Таков, например, дезертир полковник Щеткин, да и беглец Сергей Тальберг.

"И в польской красивой столице Варшаве было видно видение: Генрик Сенкевич стал в облаке и ядовито ухмыльнулся", -- пишет Булгаков в самом начале "Белой гвардии", отсылая читателя к начинающимся бедам Украины (имеется ввиду трилогия Сенкевича "Огнем и мечом", где говорится о борьбе поляков с казаками Хмельницкого -- прим.). Также, как помнят читатели Булгакова, жители Киева и многочисленные беженцы, хоть и отгороженные от большевистских Москвы и Петрограда, судорожно писали в Германию, "гнали письма в единственную отдушину -- смутную Польшу (ни один черт не знал, кстати говоря, что в ней творится и что это за такая новая страна -- Польша)", -- несколько иронически констатирует автор. Вот и почти все отсылки к Польше в этом романе.

А этнический поляк (явный поляк, так сказать) в "Белой гвардии" всего один. Это белый офицер, штабс-капитан Студзинский. И когда капитан докладывает полковнику с акцентом на русском языке, с неправильными ударениями на предпоследний слог, присутствующий при этом Алексей Турбин отмечает для себя: "Поляк". Студзинский пытался арестовать полковника Малышева за "измену" (ну, вы помните сюжетную коллизию в зале Александровской гимназии), и вообще, этот эпизодический герой выведен Булгаковым в романе как опытный и честный офицер.

С переездом Михаила Булгакова в Красную Москву образы поляков в творчестве писателя претерпевают заметные метаморфозы. Многие помнят известную абсурдистскую сцену с сакраментальными словами: "А у меня Мадриан" в исполнении актера Юрия Кузнецова, из телефильма режиссера Бортко "Собачье сердце". Интересно, что в тексте булгаковского "Собачьего сердца" ничего подобного нет и сцена попала в киносценарий из булгаковского же фельетона 1920-х годов "Самоцветный быт". Сюжет его таков: библиотекарь советует молодому и жаждущему просвещения рабочему читать энциклопедический многотомный словарь Брокгауза, том за томом. В конце концов слесарь не выдерживает:

Крах произошел на самом простом слове «Барановские». Их было 9: Владимир, Войцех, Игнатий, Степан, 2 Яна, а затем Мечислав, Болеслав и Богуслав.

Что-то сломалось в голове у несчастной жертвы библиотекаря.

— Читаю, читаю, — рассказывал слесарь корреспонденту, — слова легкие: Мечислав, Богуслав, и, хоть убей, — не помню — какой кто. Закрою книгу — все вылетело! Помню одно: Мадриан. Какой, думаю, Мадриан? Нет там никакого Мадриана. На левой стороне есть 2 Баранецких. Один господин Адриан, другой Мариан. А у меня Мадриан.

Кроме общей иронии писателя насчет толпы талантливых поляков Барановских на страницах энциклопедии, здесь любопытен авторский прием -- "склеивание" двух польских персонажей, пусть и присутствующих в тексте лишь как фамилии из словаря, в одного. Адриан и Мариан превращаются в абсурдного Мадриана. Для Булгакова, кстати, был характерен как раз противоположный творческий прием: раздвоения персонажа, он использовал его не раз. Тут же перед читателем возникает своеобразный виртуальный франкенштейн -- двуглавый Мадриан. Несколько странный польский портрет, не правда ли, уважаемый читатель? Впрочем, это Москва 20-х, НЭП, кокаин, все дела...

***

Так как это не литературоведческая статья, а история о книге, требуется как-то связать роман Булгакова с собой и себя с избранной темой. Хорошие мои, подобно булгаковскому Мастеру из романа (а также котику из финала книги), я познал несправедливость! Ничто не предвещало беды. Я принял посильное участие в обсуждении рецензии на книгу польского автора Ремигиуша Мруза, написав пару комментариев. Вспомнил о том, что прекрасная Польша славится своими фруктовыми садами (о качестве яблочек я ничего не говорил). Последствия последовали вскоре: некто двое пробрались по лабиринтам Интернета и... заминусовали все комментарии ко всем моим рецензиям! По два минуса. Так и видятся неразлучные мстители Адриан и Мариан, они же double-Мадриан. Верю, что ничем тут не нарушаю пресловутое спокойствие и доброжелательную атмосферу LiveLib, ведь первым моральный урон понес я. А пожаловаться-то мне и некому: минусить тут может каждый и сколько угодно! Так что просто поплачу здесь. Конечно, любой знакомый с логикой человек скажет, что "после этого" не равнозначно "вследствие этого" и отминусить рецки мог не Мадриан, а кто-то другой. Cui prodest? -- учат нас древние. С другой стороны, старина Оккам рекомендует не плодить сущности и следовать простому объяснению ситуации. Все же, было проявлено удивительное упрямство (надо было последовательно просмотреть десятки рецензий) в сочетании с удивительной же тупостью. Не схожими ли умами управляется современная Польша, которая из лидера восточноевропейских политических и экономических реформ в начале 90-ых годов, превратилась к 2020-ым в "больного человека Европы"? Известно, что по теме прав человека и законности к Польше у структур Евросоюза вопросов все больше. Это, конечно, печалит. Как, впрочем, минусы к комментам от анонима. Даже не знаю, какая тема из двух важнее?

***

Роман, который многие считают вершиной творчества Булгакова: "Мастер и Маргарита". Не раз и не два говорилось о многочисленных странностях и тайнах этой книги. Отмечу еще одну: текст населяют люди вовсе без национальности! Национальность (не гражданство в западном понимании как nationality, а этническую принадлежность) имеют в романе лишь блюда из писательского ресторана "Грибоедов" Помните бессмертное? "Карский раз! Зубрик два! Фляки господарские!!" Это звучат указания для поваров, для кухни ресторана. В Интернете эти блюда "разжеваны" блогерами, да вот не совсем. Карский -- это шашлык по-карски, из крупных кусков мяса. Назван он, кстати, в честь города Карс. (В "Белой гвардии" засыпающему Карасю -- подпоручику Степанову -- снятся слова: "Ардаган и Карс". В Первую мировую в том районе шли жестокие бои.) Таким образом, шашлык -- турецкий или кавказский. С зубриком есть разночтения, некоторые авторы считают, что Булгаков имел ввиду водку "Зубровку". Но водку не хранят на кухне в хорошем ресторане, не так ли? Зубрик -- это тип жюльена из обрезков мяса, запеченный с яйцом и подаваемый на маленьких сковородках. Полагаю, что кушанье имеет польскую национальность. И фляки господарские, из потрохов, польское.

Но люди, люди... Они не имеют в романе национальности! Не отбрасывают тени, как вампир Варенуха ночью! Кто такой, например, председатель МАССОЛИТАа Михаил Александрович Берлиоз? "Не родственник композитора", -- как писал в психбольнице огрызком карандаша безумец Иван Бездомный? Или все же француз? Неясно. А кто его неудачливый дядя-визитер -- плановик Максимилиан Андреевич Поплавский из Киева? Поляк? Вряд ли... Тут у Булгакова также прочерк в паспортной графе героя. Лихо пляшущий на "поминках" по Берлиозу демонический синклит в ресторане МАССОЛИТА:

Заплясал Глухарев с поэтессой Тамарой Полумесяц, заплясал Квант, заплясал Жуколов-романист с какой-то киноактрисой в желтом платье. Плясали: Драгунский, Чердакчи, маленький Денискин с гигантской Штурман Джоржем, плясала красавица архитектор Семейкина-Галл, крепко схваченная неизвестным в белых рогожных брюках. Плясали свои и приглашенные гости, московские и приезжие, писатель Иоганн из Кронштадта, какой-то Витя Куфтик из Ростова, кажется, режиссер, с лиловым лишаем во всю щеку, плясали виднейшие представители поэтического подраздела МАССОЛИТа, то есть Павианов, Богохульский, Сладкий, Шпичкин и Адельфина Буздяк.

Кто все эти люди по роду-племени? Тоже не очень понятно. Советский народ на заре своей эры выглядел странно.

В "Белой гвардии" (1923-1924) все было четко и ясно: вот, например, подпоручик Степанов (Карась), он великоросс, вот полковник Козырь-Ляшко, он украинец, вот капитан Тальберг, он обрусевший остзейский немец, а вот подрядчик Яков Григорьевич Фельдман, зарубленный сотником Галаньбой на углу улицы Миллионной в Киеве, он еврей.

В "Мастере и Маргарите" (1929-1940) ясную национальность, кроме "карского, зубрика и фляков господарских", имеет только один герой романа, да и тот "интурист". Да, конечно, это сам Воланд! На скамейке на Патриарших прудах несчастные собеседники, соприкоснувшись с не узнанным ими Сатаной, гадают, кто же этот странный господин, хорошо говорящий по-русски: француз или англичанин? Наконец, Воланд соглашается с Иваном Бездомным: "Да, пожалуй немец..." Смешно, но дьявол тут имеет национальность, а все другие герои романа (московской его части) -- нет. Можно объяснить это тем, что у персонажей книги имелись реальные прототипы и Булгаков, что называется, "шифровался". Честно говоря, тема прототипов героев романа выглядит малоинтересной. И как толкование вышеописанного феномена -- тоже. Думается, дело в другом: в загибах (интер)национальной политики СССР 1930-х годов, когда российский народ спешно лечили от "национальной гордости великороссов" по радикальным рецептам Ульянова-Ленина. Волокли в ГПУ и бросали на несколько лет в концлагерь за косой взгляд, или анекдот, или же просто товарищу комиссару что-то послышалось... Любопытные могут ознакомиться со ст 59-6 УК РСФСР в редакции 1926 г. Разумеется, применялась статья расширительно. Закон, каравший за "возбуждение национальной вражды или розни", вообще имел "резиновую" санкцию: "от года строгой изоляции и выше". То есть, годы в советском концлагере. А в военное время -- расстрел.

Неудивительно, что национальную тему Булгаков в своем романе старательно и полностью обошел. Но гений Мастера проявился в том, что все и так угадывается, несмотря на анекдотические и смехотворные фамилии героев: Берлиоз, Квант, Ариман, Бескудников, Павианов...

Антигерой романа Алоизий Могарыч тоже, на первый взгляд, человек неясных корней. Как вы помните, придя с улицы и вкравшись в доверие к Мастеру, он донес на него в ГПУ за хранение запрещенной литературы. Методом исключения постараемся понять, кто же он, этот удивительный Алоизий? Русский? Украинец? Немец? Долго гадать не надо, фамилию и имя Булгаков дал проходимцу достаточно характерные: Могарыч, по всем данным, поляк.

Трудно, не пускаясь в длительные литературоведческие и биографические изыскания, узнать, чем же досадил Булгакову человек-прототип Алоизия Могарыча и почему главным антигероем своего последнего романа великий писатель сделал поляка? Да это и не важно.

Интереснее другое. В "Мастере и Маргарите", с момента первой публикации, принято искать скрытые и тайные смыслы. Раскрывать шифровки и коды, которые якобы оставил там автор. Но, возможно, особой тайны в этой книге вообще нет? Но у меня есть один личный большой вопрос: почему Михаил Булгаков (и Воланд вслед за ним) пощадил Могарыча? Ведь он, предатель, по сути, московский "двойник" Иуды из "иерусалимской части" романа. Казнен за безбожие и атеизм Берлиоз, наказан шизофренией несчастный поэт Бездомный, в Москве пострадала еще куча разного народа, попутно застрелен практически посторонний гражданин: осведомитель бюро "Интурист" и, по совместительству ГПУ, барон Майгель. А лично предавший Мастера и уютно поселившийся в его жилье Алоизий Могарыч в праздничную Ночь Полнолуния -- прощен! Отделался лишь тем, что оказался без памяти и штанов (богатая тема кальсон в творчестве Михаила Афанасьевича!) в идущем в Вятку поезде, но купил задрипанные брюки у проводника и тут же вернулся обратно в Москву. В финале романа говорится, что сволочь (по словам Варенухи) Могарыч назначен финансовым директором театра "Варьете". И как, вроде бы примирительно пишет в конце книги автор: "Никаких темных дел за Алоизием не замечено..."

Просто, Михаил Булгаков, как и его герой Воланд, видимо, хорошо понимал, что человеческая жизнь -- это комедия, а Зло в ней неистребимо.

0:54
Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции