Андрей Платонов «Чевенгур» — история majj-s

9 апреля 2015 г., 08:08
О СИРОТСТВЕ И МУЖСКИХ ОБЪЯТИЯХ.

Друг, которого люблю со всей нежностью, как-то на дежурный вопрос: Что читаешь?, ответил: "Кодекс Бусидо". - О-о, - только и смогла протянуть (но поскольку разговор не голосом был, а на клаве набирался, добавила, что респектую). Самураи - это, знаете, такие особые люди, которых невольно уважаешь. И "Семь самураев" Куросавы люблю (хотя "Великолепную семерку" больше). А вся фандоринская японофилия - вообще мое. Настолько, насколько возможно. И только, ах, мне неловко от собственной испорченности, но скажу уж. Только сразу выскочило из глубин памяти, как черт из табакерки, что гомосексуальные отношения в среде самураев были нормой. Не от развращенности, от необходимости для человеческого существа тепла и близости с другим человеческим существом, которое при перманентном отсутствии женщин, находит объект в человеке одного с собой пола.


Андрей Платонов - это такой пласт языка, понятий, философии, который обходишь, оглядывая почтительно даже уже и прочитав роман его, который одновременно самое крупное из произведений. Он долго еще будет устраиваться-укладываться в уме и сердце, в самом естестве твоем. И станешь внутренне приспосабливаться к тому, чтобы служить сосудом. И приспособишься постепенно, неуловимо для самой себя изменившись. Взять, да и написать вот так отзыв на страничку, не получится с ним. Тут сквозное вхождение в плоть и кровь и везде, во всем, о чем думаешь и говоришь, будут точки-черточки-пунктирные линии платоновского "Чевенгура". Не хорошо и не плохо, так есть.

Как есть то, что хочется сказать сейчас. О тотальном сиротстве у Платонова. Совершенное, невероятное, превосходящее любые разумные пределы сиротство и оставленность его героев. Они, даже и имевшие родителей, с малолетства обязаны были заботиться о себе сами (да и о родителях, такие уж бестолковы те). Прямая противоположность набоковскому счастливому детству с безусловной поддержкой умных, красивых, восхищение вызывающих отца и матери. Любовь, которая на старте окружает тебя кольцом защиты, пребудет с тобой вовеки.

Сиротливое стояние на пронизывающем ветру, который саму жизнь из тебя выдувает, оно и во взрослой жизни отыграет непременно. Коренной какой-то беззащитностью. И непониманием глубинных законов мироустройства. И стремлением изменить мир, сделать его более комфортным, отучить щетиниться острыми шипами навстречу нежному беззащитному телу. И потребностью в ласке, тепле, нежности, которых давно и прочно лишен. Они все время обнимаются и целуются, и во сне друг к другу жмутся, суровые платоновские герои. Ну что вы, не собираюсь я ниспровергать основ. Не за сексом.

Нам всем очень нужны любовь и дружба. И внимание. И понимание. И защита. И тепло. И только в другом человеческом существе можем отыскать. Хотя кодексы нам в помощь, что уж там.

Комментарии

все комментарии


И только в другом человеческом существе можем отыскать. Хотя кодексы нам в помощь, что уж там.


Того, чего не было и нет, нельзя отыскать в другом человеческом существе, разве что в кодексе.


Уголовном, административном или моральном строителей коммунизма?

Было, есть и пребудет вовеки.


Ласка - есть такое животное, а больше по данному предмету мне ничего не известно).


https://im3-tub-ru.yandex.net/i?id=0ce98ed12b6c478e119f55f72f83d5fe&n=21

Не только животное.


эт я про детство)


Тогда понятно.

Меня, знаете, поразил контраст между детством у Платонова и у Набокова. Вторым спасалась, выныривая из пучин первого. То есть, помню хрустальный шар набоковского детства, но так наотмашь не бьет, разнесенное во времени-пространстве. А когда одновременно, это приподнимает над землей и выворачивает, как мясорубки в стругацом "Пикнике"


каждый несет столько дерьма, сколько способен).


Ерунда, его примерно одинаковое количество в каждом человеке.
И там все очень сложно. Сегодня, так получилось, много именно об этом думала. О полярно противоположных реальностях Чевенгура и детства Дара. Это не для дежурной болтовни. Даже и с очень умным приятным собеседником. Об этом нужно серьезно думать и укладывать внутрь себя.


а мне порой хочется не думать вовсе)


Скажите, вам плохо?


неа) я оптимист до мозга и костей))


До мозга? И до костей?


точнее от мозга до костей)))


Вы улыбаетесь теперь? Это хорошо. А у меня голова после бессонной ночи как ватой набита и кофе в ушах уже плещется и подумываю о банке энергетика, заныканной на полке холодильника для такого вот крайнего случая.
И на работу безнадежно опоздала, благо - начальство, могу себе позволить (сегодня могу, а начальство микроскопическое).
А нужно еще мысли в кучу собрать.
Хорошего дня.


Спасибо! И вам!)


просто очеееень ммного мыслей в голове, очень много знания о близких, и не очень, об их реальном отношении - мне это мешает. хочу как другие не знать)


А как чье-то отношение может повлиять на вас? Оно сдавливает вам горло, наступает на ногу, связывает руки? Оно просто есть, отдельное от вас и неспособное вам повредить.
Вы сами по себе, чужое отношение само по себе. Даже и наоборот, скорее развязывает. Взгляните с другой точки, поменяйте ракурс. Возможно, вам станет тогда очевидно собственное заблуждение относительно этого самого отношения.


я гиперчувствительна. и да оно сдавливает мне горло, заставляет дрожать мой голос и т.д.
люди которым я рассказываю почему, которые начинают присматриваться потом и сами мне начинают на это указывать) - на отношение.
я из тех людей, которые слышат даже из соседнего кабинета, когда говорят о них, о других не слышу. причем я не прислушиваюсь - после работы секретарем нет такой привычки, есть привычка слышать главное).
и я конечно же надеваю маску неведения, а хочется, как другие не замечать очевидное)


Вы есть и это уже хорошо.
А другие всегда ад. И это надо принять, как данность.


Да приняла и давно, но иногда мечтаю!)


Тогда так. Давайте, вы будете знать, что есть на свете человек, который ни в глаза, ни за глаза, не скажет о вас худого. И вообще никому ничего не скажет о вас. Но будет думать. Хорошо.
Один человек - это очень много.


Договорились!)))


Лишь в другом человеке можно отыскать столько гомна, которое сравнимо с собственным


Его в каждом не то три, не то четыре килограммам.
И это не менее естественно, чем кровь, скажем.
Хотя не так романтично.

У Набокова в Лолите есть пассаж о сходстве тонов урчания живота у близких родственников. Что послужило одним из аргументов в пользу женитьбы на гейзихе.


Да, я бы не сел с ним за один стол


С Гумбертом?


Он же вроде его с себя списал. Насколько помню, там повествование идет от первого лица


– Меня оскорбляет, когда Набокова путают с его героем. Или называют крестным отцом американской педофилии. Это глубоко ошибочный взгляд на писателя. Запомните, Набоков проговаривается не тогда, когда описывает запретную прелесть нимфетки. Страницами не проговариваются, страницами сочиняют. Он проговаривается тогда, когда скупо, почти намеком упоминает о внушительных средствах Гумберта, позволявших ему колесить с Лолитой по Америке. О том, что на сердце – всегда украдкой...

К этой цитате нужно, судя по всему, добавить "АХули". Но речь шла не об этом, а о форме мышления, которой, как правило, любой автор награждает своего героя, если пишет от первого лица. Что касается педофилии Набокова, то произведение написано столь искренне и убедительно. что сомнений никаких нет. Впрочем, тема эта уже изъезжена. Речь же о другом - Набоков, несомненно, был определен благовоспитанной буржуазной средой и не доедал за другими с тарелок, как Маяковский, но вполне мог бы


Я не стала добавлять источника, убежденная, что со столь просвещенным оппонентом, в этом нет необходимости. Разумеется, АХули.
Это исчерпывающе иллюстрирует мой взгляд. И, да, если продолжить аналогию, Пелевин - лиса оборотень с неприличным для русского слуха именем?
Маяковский? Вы о чем, объяснитесь или уж не бросайтесь такого рода обвинениями.


Но над всеми возобладал — поэт Маяковский. Я сидел с Горьким и финским художником Галленом. И начал Маяковский с того, что без всякого приглашения подошел к нам, вдвинул стул между нами и стал есть с наших тарелок и пить из наших бокалов. Галлен глядел на него во все глаза — так, как глядел бы он, вероятно, на лошадь, если бы ее, например, ввели в эту банкетную залу. Горький хохотал. Я отодвинулся. Маяковский это заметил.

пелевина можно и не цитировать. Для меня ваши слова весомее, а что там этот наркоман пишет - мне не очень интересно


Я вас обожаю (это не сарказм).
Пелевин не наркоман.
Я не люблю Окаянные дни. Если совсем честно, я не очень люблю Бунина. И у него ведь собственные не вполне традиционные отношения с его женщинами были, сколько помню.
И я не знаю, кто такой Галлен. А Маяковского знаю и люблю.


Любить - не любить не столь важно. "Окаянные дни" упоминаются у Тэффи, частично пересекаются. Вообще сужу об авторах только по наследию. Элементы биографии часто перевираются.
Проза пелевина многообразная. Может он не один пишет. Может его вообще не существует. Не знаю. После этой Ахули, кстати, его не читаю совсем.

Добавить комментарий

Ги де Мопассан «Мопассан. Полное собрание сочинений в двенадцати томах. Том 1»
Дней 10 назад в Telegram Arlett я наткнулся на отличную статью . У меня самого в подъезде маловато квартир для хоть какого-то буккроссинга, а узнав…
Gauty
livelib.ru
Салман Рушди «Дети полуночи»
Если честно, не думала о нем никогда, как о человеке, книги которого хотелось бы почитать. Потому что единственное, чем зацепился  в памяти Салман…
majj-s
livelib.ru
Андрей Платонович Платонов «Любовь к Родине, или Путешествие воробья»
Человечество - без облагораживания его животными и растениями - погибнет, оскудеет, впадёт в злобу отчаяния, как одинокий в одиночестве. Андрей Платонов.…
laonov
livelib.ru

Больше историй

• Все истории majj-s
• Все истории о книге «Чевенгур»