Кен Кизи «Порою блажь великая» — история Shishkodryomov

6 марта 2015 г., 04:09
Душа человека при индивидуализме

Еще Сталин говорил о том, что незаменимых в нашем деле нет. Тема индивидуализма, муссируемая Кен Кизи в своей объемистой книжке, бесконечна в своем обсуждении, но великие дела редко совершаются в одиночку. И здесь совершенно неважно - кто этот один. Человек, коллектив или общество.

Случай из жизни, что ассоциативно всплывает в памяти при упоминании термина "штрейкбрехер" (помимо многострадального Герствуда из "Сестры Керри" да Незнайки, оставшегося без ботинок) возвращает меня мысленно в конец прошлого века на самый последний курс университета. Скрылись в тумане и за поворотами проселочной дороги, отзвенели стаканами всякие сессии. Перед студентами осталась единственная задача - получить, наконец, вожделенную синюю корку, которую в этой стране тут же можно вывесить в туалете, чтобы всякий инакомыслящий микроб тут же подох, глядя на изобилие троек в твоем дипломе. Особенно отягощал жизнь выход очередных Героев и отсутствие классового сознания у господ пожарников, не желающих снижать цены на водку.

Однажды утром в комнату старосты курса за каким-то чертом приперся куратор этого самого курса - бородатый дядечка средних лет, относящийся к редкому виду университетского преподавателя, совмещающего фрилософски-иронический взгляд на своих подопечных с довольно трезвыми взглядами на жизнь. Старостой курса был я сам (ненавижу выражение "ваш покорный слуга", от него несет какой-то халдейской безысходностью). Лучшая и большая часть курса еще и не думала выходить из запоя со времен последнего экзамена и я, разумеется, не был исключением. Куратор принес с собой несколько бутылок пива, чем вызвал мой особенный интерес и, поговорив на отвлеченные темы минут сорок, наконец, перешел к делу.

А оно было в следующем. Историческая последовательность на улице уже и еще была довольно дикой, поэтому внезапный разгул демонстративной демократии вылился в то, что студенты нашего университета стали повально отказываться сдавать государственные экзамены, которыми сопряжено каждогодное получение дипломов. С этой целью на имя ректора писалось короткое требование с указанием на то - куда именно он может засунуть свою госкомиссию и каким именно тушканчикам в степи нужны его госэкзамены. Для подобного требовалось редкостное единодушие, то есть - должны были стоять подписи всех студентов курса.

Курс у нас был довольно небольшой, к последнему году обучения особенно - наши ряды заметно поредели, бойцов мы подрастеряли, но университет на наше горе был самым громадным в стране, поэтому речь шла о, если мой склероз меня не подводит, 167 особях преимущественно мужского и женского пола. Графическую экспертизу, разумеется, никто бы проводить не стал, но требовалось принципиальное согласие всех студентов курса отказаться от госов и ограничиться одной лишь защитой диплома. Сам университет, к слову будет сказано, не был заинтересован в подобном новшестве (и оно, естественно, в дальнейшем не прижилось), поэтому процедура эта проходила с переменным успехом на разных факультетах. Но, куда деваться бедному ректорату от свободолюбивых студентов и, в конечном итоге, все мы где-то дети каких-то экспериментов.

Куратор допил пиво, улыбнулся и по секрету сообщил мне, что 2 человека из 167, вернее - две девушки отказываются подписывать требование и собираются сдавать госэкзамены. А это означает, что сдавать эти экзамены будет весь курс. На одну девушку еще бы не обратили внимания, ибо даже в деревне не без дурачка, но две дуры на всех - это уже много, это тенденция и характеризует весь курс в целом. С этими девушками разговаривали - и студенты, и преподаватели, склоняли их к сожительству с нехорошими мыслями по поводу того, что идти против коллектива аморально, что они подводят товарищей, поступают неэтично, взывали к их душевным качествам и гражданской сознательности. Было бы наивным полагать, что обе эти отмороженные ботанички именно для этого зубрили абсолютно все предметы в течении пяти предыдущих лет, чтобы лишить себя удовольствия лишний раз блеснуть своими офигенными знаниями и продемонстрировать всем остальным глупым недорослям мораль и принципы настоящих советских (уже тогда не советских, ах, как жаль) студентов.

После 2-х недельного запоя, на следующее утро я был вынужден на трезвую голову спуститься со своего 23 этажа, пройти по переходу и еще раз подняться на 8-й этаж своего факультета. Это было очень далеко и меня мутило. Метафизическая ненависть, описанная Венечкой Ерофеевым уже подкатила к самому горлу, но о порции гуманизма речи не шло, ибо если магазин уже и открылся, то мне пока в него было не попасть. Я шел и ненавидел всех - куратора, всех преподавателей, ректора-бюрократа, тупых студентов, цвет окон в коридорах, звуки арфы, которых не было и даже вас, читающих сейчас эти строки. Мне потребовалось 10 минут для того, чтобы объяснить глупым отличница - в чем смысл бытия, мировую концепцию индивидуализма и провести сравнительный анализ их индивидуализма и своего собственного. Победа была полной, безоговорочной, враг был повержен, куратор впечатлен, а верные нукеры здесь же, рядом с дверьми в учебную часть факультета, подали мне вожделенную четвертинку "Российской".

После этого 167 особей, преимущественно мужского и женского пола, защитили нахаляву дипломы МГУ и у них началась интересная, захватывающая и чрезвычайно увлекательная взрослая жизнь. У меня же - только продолжилась. И, проводя параллель между альтруизмом и личным, склонен думать, что человек всегда и при любых обстоятельствах выбирает второе. Даже если это второе посещает порою блажь великая и оно совпадает с первым.

Комментарии

все комментарии


Перед студентами осталась единственная задача - получить, наконец, вожделенную синюю корку, которую в этой стране тут же можно вывесить в туалете, чтобы всякий инакомыслящий микроб тут же подох, глядя на изобилие троек в твоем дипломе.

это я сохраню себе ибо актуально и даже не исключено что последую совету потому что не знаю что ещё с ним делать


прям напомнили из забытого- забытого. один год со мной училась (колледж) одна леди. отличница, в школьные годы, её брали в вуз на физфак без экзаменов, но она не захотела, что для меня было странно). так вот получив по физике трояк (на первом курсе была программа института и препод соответственно оттуда), она разодрала свой аттестат и бросила у нас учебу. мне кажется тогда я испытала даже больший шок, чем она).


С будуна очень помогает


И я не знаю...)


дружно вешаем в туалет)


Потому что совместный труд альтруизм для моей пользы - он... неплохая штука, в общем (вольное цитирование кота Матроскина)


Самая ирония и смак заключаются в следующем: ответственные нимфы думают, что за ответственность и непоколебимость принципов их будут любить и уважать преподы. И вот, скажем, ситуация такова: группа отъявленных балбесов решает прогулять пару на 8 утра. Была у меня такая группа полусиних историков, живущих поголовно в общаге. И вот в лом им идти на английский утром. Я б и сама прогуляла, не будь преподом. И вот они радостно остаются спать в своих похмельных постельках, а пара ответственных особ заявляется ко мне на пару. Десять минут мы сидим в тишине: они с гордым видом, я с несчастным. В голове проносятся разнузданные картины того, чем можно было бы себя порадовать в ближайшие освободившиеся полтора часа: чай с шоколадкой попить, на диванчике на кафедре подремать, в парк сходить, гору контрольных проверить. Всю следующую неделю я посвятила тому, что делала внушения всем группам о том, как надо прогуливать пары и что им за неправильные прогулы будет. Возмущают меня ответственные фиялки, хотя я сама была отличницей, но так за всю жизнь и не поняла, в чём прелесть неотлынивания от выполнения своих обязанностей, тем более, если обязанности состоят в никчёмной формальности, типа госэкзаменов...


В том, что именно на этом этапе закладываются основы дальнейшего обращения с жизнью я не согласен - они закладываются гораздо раньше, в вузах они только впервые пробуются на предмет применения к реальной жизни. Допускаю, что время, когда я учился было сомнительным - 92-97 годы. В то время преподавательский состав на 95 процентов состоял из дедов, которые досиживали свой век по кафедрам. В этом же веке, наверное, все изменилось, но сужу только по обрывочной учебе ради развлечения да дружбе со студентами ВШЭ, что тоже нетипично


А мне кажется, с реальной жизнью уже на полную сталкиваешься в старших классах школы, когда начинается беготня за медали, исправление оценок и прочая грязная суета. Окончательно глаза открываются на этапе поступления в вуз.


С реальной жизнью сталкиваешься в период беременности мамы, когда из утробы впитываешь все из реального мира и именно тогда закладывается твое мировосприятие на всю оставшуюся жизнь. Может и раньше, но это уже все из области научных догадок.

В старших классах у меня, например, не было ничего взрослого. Мальчик все делал правильно - учеба, чтение, спорт. Загрузка на 200 процентов и без вмешательства родителей. То есть - ничего не изменилось


А мне "посчастливилось" доучиваться в крутом лицее, где все ходили с чопорными кислыми рожами, а воздух был пропитан лицемерием и запахом денег, меняющих руки. Где со сцены в актовом зале говорили. что у нас самое порядочное, передовое, комфортное для учеников заведение, а на деле торговали наркотиками, прилюдно унижали и держали в классе детей с отклонениями в развитии и поведении, только потому что папы у них были из городской администрации. Хочешь -не хочешь, начнёшь на вопросы порядочности несколько иначе глядеть.


А, ну это уже гримасы капитализма. Я еще при СССР успел школу закончить. Вернее, в последний год. У нас впопыхах создали лицей, но переходить туда на последний год обучения я посчитал глупым. А лицемерие, запах денег - это повсеместная тема и хорошо, если она явная, открытая такая, как у вас была. Мой друг детства, который старше меня, потом работал в моей школе и я узнал о ней много интересного


У меня мама работала в школе пару лет сразу после окончания. Это было в конце 70-х. История похожая: лицемерие, деньги, вытягивание любимчиков, блат и проч. Во все времена, наверное, было... Хотя бы на работе в универе я с этим лично не столкнулась, по крайней мере, не на своей кафедре. Наверное, непрофилирующую дисциплину вели, никто нам денег не предлагал)


Для меня это до сих пор выглядит диким. Взятки? Платное первое образование? Учиться нужно нормально и эти вопросы не будут возникать. Конечно, это самомнение в основном, но после поступления я довольно долго зарабатывал деньги - сдавая вступительные экзамены за других. Поступил на разные веселые специальности и через несколько лет приобрел уверенность, что поступлю куда угодно


Самая фигня в том, что не студенты предлагают, а в том, что преподы вытягивают. Прям грязь такая( Забегает как-то ко мне коллега на паре, говорит, мол, Кать, дай 500 р до завтрашнего дня? Я спрашиваю, к чему такой кипиш. Оказывается, у неё брат учится на первом курсе (какая-то техническая специальность), и вот прям в ноябре, не дожидаясь сессиии препод им говорит: "Кто хочет 5 за дифференцированный зачёт, 500 р. 4 - за 400. 3 - за 300. Остальные могут, конечно, сами попытаться сдать. Цены у меня, как видите, демократичные. " Это прям на лекции прямым текстом. И это точно не единственный случай, увы(
А что удивительного в платном первом образовании? Если политика вузов такова, что "брать надо всех" и "всячески сохранять контингент". Взяток мне не давали, но вот из деканатов звонили и "просили" поставить зачёт или оценку людям, которых я вообще не видела на парах... Можно было встать в позу. Правда, после такой позы 2 человека внезапно ушли "по собственному желанию", а я год спустя обнаружила у нескольких человек зачёты и оценки, которые я не ставила. И не просто в зачётках, а в ведомостях...


Жизнь - это длительная битва за справедливость. Вернее, за деньги, которыми эта справедливость оплачивается. Плачу за государственный лицей ежемесячно и считаю, что довольно много. Но он, разумеется, бесплатный. Потом, когда ребенок окончит, всех пересажаю. Это моя мечта такая, которая никогда не сбудется


Меня возмущает, что многие школьные задания дают сейчас родителям, а не детям. Ну не на первоклассников же рассчитано задание написать реферат на 10 страниц и подготовиться к его защите... Как будто за целых 10 лет невозможно ребёнка ничему научить, не доводя его самого и его родителей до истерики и разорения.


Ну, как-то одни знакомые притащили мне задание по математике своей дочки 5-классницы из экспериментального класса (что показательно - НЕматематического), которое уже неделю не может решить никто из взрослых, вспомнив, что я на мехмате учился. А на мехмате я учился до первой сессии. В общем, тряхнул мощной - там что-то типа не самой легкой матрицы с параметрами и переменными. Примерно уровень выпускного математического класса


Я в декабре писала реферат для 5-классницы же. 5 раз пришлось исправлять по просьбе учительницы: сначала было ненаучно, потом предложения слишком сложные, потом список литературы править пришлось, потом слишком много заимствованного в теорчасти, а надо бы побольше своих мыслей и выводов! Список лит-ры заставили оформлять по ГОСТу. Помнится, к диссертации у моего научного руководителя было гораздо меньше вопросов и придирок...


Удивительно, что меня всё это так задевает. Я уже 3 года не работаю в вузе, а стоит заговорить об образовании, как внутри меня начинает прям клокотать и булькать)


Одна из составляющих облика государства. Никуда не денешься от образования, поэтому это всем близко

Добавить комментарий

Кадзуо Исигуро «Остаток дня»
3 мая 2011 года. Наши давно захватили Берлин и водрузили на его развалинах красный флаг. В ночь со 2 на 3 мая я зарегистрировался на ЛЛ. До утра составлял…
Shishkodryomov
livelib.ru
Юкио Мисима «Несущие кони»
Наша учительница, еще в первом классе, холодным ноябрьским днем, когда дети были особенно унылы, памятуя о бездарно растраченных осенних каникулах, вдруг…
Shishkodryomov
livelib.ru
Поль Шарль Жозеф Бурже «Ученик»
Некую девушку в доме напротив (нужно заметить, что абсолютно несправедливо) вся округа считала шлюхой, совершенно от нее этого не скрывая. Уж не знаю, с…
Shishkodryomov
livelib.ru

Больше историй

• Все истории Shishkodryomov
• Все истории о книге «Порою блажь великая»