28 февраля 2020 г.

47

5 "Ah, grasshoppers!"

В час тяжёлый завидовали мудрецы
Маленьким людям, веселящимся беззаботно, словно кузнечики
Под пятнами солнца, едва задумываясь о том, что было и никогда не думая наперёд.
Робинсон Джефферс , стихотворение "Wise men in their bad hours"

  Давеча, в начале февраля, снова посетил Культурный Центр Андрея Вознесенского. В тот вечер прошла первая открытая литературная дискуссия из цикла «Будут спойлеры», "разговоры с переводчиками самых громких книг современности в формате ток-шоу", посвящённая переводу романа «Infinite Jest» . Главными героями того вечера были переводчики романа - Алексей Поляринов и Сергей Карпов. Вот ссылка на запись трансляции встречи - тык. После её окончания мне удалось перекинуться с Сергеем парой слов о литературе, которая нравится нам обоим, в том числе затронув творчество Уильяма Гэддиса. Какого же было моё удивление, когда Сергей сказал, что, собственно, он и есть тот переводчик, что будет заниматься (или уже занимается) переводом «Carpenter's Gothic», который должен выйти в этом году (а может и нет) благодаря издательству Pollen press. И даже при том, что я уже внёс в этот проект немножко доната, я не знал (наверное, невнимательно читал), что переводить роман будет Сергей Карпов. Узнав от него об этом, я конечно же сначала обрадовался, потому что мне как минимум интересно посмотреть на реакцию русскоязычного читателя на творчество одного из сейчас самых важных для меня писателей, а затем призадумался: "получается, оригинал я купил уже несколько месяцев назад, ездил специально на другой конец Москвы, чтобы его забрать, а самым первым рецензию на Лайвлибе не напишу?". Непорядок! И вот, отложив в сторону прочие книги, я решил посвятить несколько выходных тому, чтобы дочитать уже начатую «Carpenter's Gothic» - «Плотницкую готику».

  Кому же как не мне написать что-то первым на Лайвлибе о «Плотницкой готике», потому что я первый, кто написал здесь рецензии на предыдущие романы Гэддиса - «The Recognitions» (1955) и «J R» (1975) (для справки, пока я только начал писать эти строчки, на русском языке существует лишь одна рецензия на «Плотницкую готику», принадлежащая Максу Немцову - тык, и перевод от Pollen press старой рецензии профессионального литературного критика - тык). Но дело, конечно, не только лишь в этом, а в том, что я являюсь фанатом Уильяма Гэддиса, а если точнее и уже переходя на развёрнутый ответ: я являюсь фанатом формы текстов Гэддиса в силу того, что даже больше, чем сюжет, меня привлекало и до сих пор привлекает то, как именно Гэддис в своих романах показывает читателю модель чистого хаоса и энтропии с помощью нескольких художественных приёмов:

  - главная сюжетная линия присутствует, но она буквально растворена в огромном количестве других "побочных" сюжетных линий (к «Плотницкой готике» это не совсем относится, так как в ней не так много других сюжетных линий, как в предыдущих двух романах), одновременно с этим ключевые для главного сюжета события Гэддисом не выводятся на первый план, из-за чего запросто можно пропустить почти всё, что только можно, и остаться буквально с дыркой от бублика и с недоумением о того, что "...и чего в нём такого нашли?", и мне уже очевидно, что Гэддис прекрасно понимал это, когда писал свои тексты, из-за чего сразу встаёт закономерный и логичный вопрос: раз он сам себе отдавал отчёт в том, что нарочно создавал такие трудности для чтения (которые на самом деле легко решаются с помощью простой читательской работы), то стоит ли потом удивляться, что тебя практически никто не читает и знает лишь по эссе Джонатана Франзена ? А не является ли твоя "сложность" лишь следствием того, что тебе просто нечего сказать как писателю, ведь если творчество того же Томаса Пинчона (твоего преемника) на несколько порядков выше в плане информационной плотности, а если рассматривать "под лупой" твои тексты, то мы обнаружим, что там рассматривать-то практически нечего? Если каждая глава «Bleeding Edge» - это новое незабываемое приключение, то главы твоих романов - это развитие предыдущих глав с небольшим (в сравнении с Пинчоном) экскурсом в мировую культуру, но с тем условием, что для того, чтобы читатель мог наслаждаться новыми главами, он должен держать в голове и постоянно возвращаться к старым? Твой творческий метод, который замечательно, восхитительно точно передаёт будничный информационный хаос-мусорную свалку, в которой погряз современный городской житель, одновременно является причиной того, что твоё художественное литературное произведение становится не сложным, а ...та-дам! просто нарочито и вызывающе нечитабельным. После того, как ты приложил все усилия для того, чтобы сделать произведение максимально запутанным (при этом в отличии от твоих коллег по творческому цеху предлагая мало пряников в виде либо юмора, либо интересных плот твистов, либо в виде интересных ссылок на реальные события, культуру, истории), глупо обижаться на то, что тебя мало читают в сравнении с твоими преемниками, которые пусть и не так точно воспроизводили тот информационный хаос, о котором вы все писали каждый по своему, но которые предлагают читателю больше пряников и не поворачиваются так явно к нему одним местом, называя это "естественным отбором" - такая подмена понятий больше не пройдёт, тем более, когда в процессе чтения твоих текстов читатель приобретает и оттачивает навыки фильтрации информации и ты сам пишешь о том, как важно to live deliberately - жить осознанно.

  - то самое усложнение, которое превратило тебя в Мистера Сложного, на самом деле стало легко предугадываемым уже в середине «J R» , поэтому читая «Плотницкую готику» начинаешь ловить себя на мысли о том, что что же останется в "сухом остатке" читателю, если он уже будет заранее знать, как именно играть "по твоим правилам"? Да практически ничего! Лишь небольшой экскурс в поэзию Уильяма Шекспира, Томаса Элиота, пару старых фильмов, несколько песен, двух классических оркестровых произведений, нескольких исторических сражений, с десяток почти единожды упоминаемых видов птиц, пару-тройку экскурсов в историю палеонтологии, историю метрополий и их колоний, и, наконец-то, не более пяти актуальных (на момент выхода романа) событий, расширяющих пространство твоего текста за границы художественности с претензией на актуальность - в этом плане ты проигрываешь абсолютно во всём даже одному выпуску передач современных публицистов вроде Александра Невзорова или Евгения Понасенкова , которые в режиме реального времени дают тот же комментарий касательно современной действительности, что и ты, но в большем объёме, что ты даешь в своих романах. Проблема твоего метода в том, что для читателя, который до определённого момента ещё не имеет навыков чтения, он кажется действительно чем-то сложным и важным, что он и есть то, за что тебя уважают - для читателя же уже умеющего и знающего то, как ты строишь тексты, это будет лишь маскировкой писательской импотенции.

  Сюжет «Плотницкой готики» укладывается в семь глав, на протяжении которых Уильям Гэддис знакомит читателя с несколькими главными героями текста, перипетии чьих судеб и есть основной сюжет романа - в дебютном романе Гэддиса и во втором их было в разы больше - «Готика» является небольшим комментарием к «The Recognitions» и где-то одной третьей частью «J R» в плане всех сюжетов и "пряников". Одновременно с этим «Готика» написана в той же форме, что и оба этих романа, поэтому именно с неё читатель может начать знакомство с остальным творчеством автора, познакомившись также с присущим всем произведениям Гэддиса фирменным сарказмом и пессимизмом. Отличающей чертою Гэддиса от других авторов-постмодернистов является то, что он очень много внимания

картинка 36105997
рабочее место Гэддиса

уделяет тому, чтобы как можно точнее передать на бумаге с помощью текста то, что в обычной жизни мы воспринимаем органами чувств. Иными словами Гэддис представляет перед читателем кропотливо сделанную модель-игрушку, реплику не буквенного, а реального мира, изучая которую читатель сам должен делать выводы о том, в чём же тут "мораль зарыта". Но часто Гэддис делает явные подсказки для читателя, помогающие ему её вырыть, правда начинают появляться они лишь со второго романа - с «J R», где уже в середине текста начинаешь предугадывать не только сюжетные повороты, но и развитие отдельных микро-сюжетов. В «Плотницкой готике» же сложность легко заарканить, если внимательно следить за тем, в каких моментах появляется очередное имя и с каким микро-сюжетом оно связано. Сделать это можно несколькими способами: можно пользоваться сайтом, где помимо отсутствующих в оригинальных текстах примечаний есть список всех упоминаемых в тексте персонажей и номера страниц, соответствующих их появлениям (примечания сделаны исследователями творчества Гэддиса - подобные любительские сайты есть и у Пинчона, и у Дэвида Фостера Уоллеса - наверное, в то время, когда Франзен впервые читал «The Recognitions», сайта ещё не было, иначе бы эссе "Мистер Сложность" не существовало); если у вас нет интернета, то вы можете выписывать где-нибудь под рукой конспект романа, который поможет удержать всё в голове, но для того, чтобы понять, что именно следует выписывать, вам нужно сначала прочесть хотя бы раз весь текст, иначе так можно вместо конспекта заняться контрольным списыванием (именно по этой причине и появилось эссе Франзена, потому что никакими конспектами он, естественно, не занимался); если у вас феноменальная память и поэтому вам не нужно заниматься запоминанием имён героев и сюжетов, им сопутствующих, то вам всего лишь остаётся Googlить все имена собственные и аббревиатуры, которые вам кажутся, что существуют в действительности, в то время как вы вряд ли сможете определить без вышеупомянутого сайта о Гэддисе скрытую аллюзию или цитату из Шекспира, Томаса Элиота, «Джейн Эйр» , «Уйди во тьму» , «Прощай, оружие!» , например, если только вы прежде не читали эти произведения и у вас довольно-таки хорошая (я бы даже сказал - выдающаяся) способность к запоминанию всякой чепухи. Как я уже сказал прежде, в «Плотницкой готике» есть авторские подсказки, позволяющие легко понять авторскую позицию, которые заключаются в том, что герой несколько раз упомянет потом буквально слово в слово то, что упоминал прежде - такие подсказки, поначалу впервые появляющиеся и воспринимаемые в первой половине «J R» как подарок и то, чего так не хватало «The Recognitions», впоследствии начинают потихоньку портить всё впечатление от чтения, разрушая изначальную красоту авторского замысла создания идеальной буквенной модели реального бытового хаоса (это как если вы в детстве играли в компьютерную игру, тратя десятки часов на то, чтобы прокачать своего персонажа, сливаясь с ним в буквально в одно целое за это время, а потом узнаёте о том, что можно ввести на клавиатуре godmode и всё то, над чем вы бились часами, достигая этого своим непосильным трудом, можно было получить буквально за секунду - сначала вы рады этому, а затем обнаруживаете, что ваш замок удовольствия начинает с треском рушится, потому что уже нет никакой радости от того, что вы в нём находитесь, так как пропало чувство приключения и тайны) - в дебютном, бескомпромиссном романе Гэддиса «The Recognitions» таких подсказок нет вообще - вот почему сейчас я считаю и всегда считал «The Recognitions» лучшим романом автора и любимым мною больше всего. Пересказывать сюжет как и прежде в своих рецензиях на Гэддиса я не буду, лишь скажу о тех темах, которые в нём показались мне самыми интересными. Первая тема - это тема полной разобщённости людей и взаимное непонимание из-за того, что никто друг друга не слышит: во всех трёх романах Гэддис пусть и преувеличивает в том, как именно люди не слышат друг друга, при этом не прекращая ни на минуту обмениваться информацией как им кажется, что между собою, а на деле в пустоту, но благодаря именно такой гиперболизации парадоксального людского отстранения (когда "ближний отдалён от тебя на бесконечность, хотя может находиться телом на расстоянии вытянутой руки [а иногда даже и не вытянутой, а обнимающей руки, которая тебя обнимает или ты обнимаешь, а бесконечность не становится меньше, а наоборот - всё больше и больше]") они могут так сильно поразить читателя, что он начнёт уже в реальной жизни постоянно подмечать эти разобщения, понимая, что никаким другим способом, как сделал это Гэддис, иначе это разобщение и информационных хаос лучше в прозе и не показать. В своём творчестве Гэддис исследует природу возникновения и косвенные причины разобщённости людей, что так роднит его с авторами-модернистами, и именно поэтому его называют иногда не постмодернистом, а последним великим модернистом, потому что, повторюсь, в его первых трёх романах в первую очередь показана непреодолимая разобщённость человеческих взаимоотношений, и лишь только затем он показывает, к чему это может привести: порою к весёлым, комичным событиям, а порою к ошибкам, ведущим к трагедиям - во всём этом и есть величественная красота того, что, я думаю, всё-таки успешно смог изобразить и буквально музыкально воспеть Гэддис - красота энтропии. Вторая тема теснее связана с сюжетом романа, чем первая, при этом являясь начатым в предыдущих романах продолжением и более детальным разбором темы человеческой тупости (“there’s much more stupidity than there is malice in the world” - “в мире больше тупости, чем злобы” - так говорит один из героев романа), чьи корни Гэддис усматривает в невежестве и что более важно - в умышленно культивированном невежестве.

  The greatest source of anger is fear, the greatest source of hatred is anger and the greatest source of all of it is this mindless revealed religion anywhere you look, Sikhs killing Hindus, Hindus killing Moslems, Druse killing Maronites, Jews killing Arabs, Arabs killing Christians and Christians killing each other maybe that's the one hope we've got. You take the self hatred generated by original sin turn it around on your neighbors and maybe you've got enough sects slaughtering each other from Londonderry to Chandigarh to wipe out the whole damned thing.


Как вы могли верно догадаться, переведя эту цитату (а я умышленно не перевожу её вам) в «Плотницкой готике» Гэддис вступает на непрочный лёд, рискуя попасть под Статью 148 УК РФ, продолжая ту тему, что волновала и до сих пор волнует как и многих писателей-постмодернистов ( «The Origin of the Brunists» , «The Brunist Day of Wrath» , «Omensetter's Luck» ), так и современных публицистов. Я не буду сейчас цитировать примеры, но когда вы будете читать перевод, то сами обязательно обратите внимание на то, что события романа и некоторые отдельные сюжетные детали вам будут кое-что очень-очень сильно напоминать из современной действительности. А теперь, когда все случайные мимопроходилы должны были отсеяться, я вам открою тайну, что если вам могло показаться по началу моей рецензии, что читать вам роман не стоит и я наверное случайно вместо двух звёздочек выбрал пять, то вы ошибаетесь, так как на самом деле «Плотницкая готика» - это роман "на все пять с плюсом", потому что то, что Гэддис описывал в далёком 1985 году, сегодня находится в самом расцвете: помимо того, что он прямым текстом высказывает своё отношение к различным проявлениям глупости и почему она так действительно опасна, он в довесок к этому на уровне отдельной человеческой речи (например, мужа главной героини - Пауля) показывает, как глупость начинает превращать человека в озлобленного урода, который сам уже не понимает, что в него давным-давно превратился. Но Гэддис не только выставляет его перед читателем в таком очевидном негативном виде - что более страшно, он показывает причину возникновения этой озлобленности, из-за чего герой, который должен вызывать у читателя антипатию, на деле же возможно вызовет в конце симпатию, потому что он в романе единственный из главных героев, кто показан борющимся за своё счастье и место под солнцем, пусть и такими "нехорошими" методами. В итоге лишь он единственный победитель, предвестник того неутешительного авторского вывода о том, что победа светит лишь способным идти по чужим головам и готовым отказаться от всех правил морали, иначе его ожидает та же плачевная участь, что и мягкотелых "хороших". В современном мире мораль можете оставить "добрым зверятам" из детских мультиков, сильным же мира сего оставьте цинизм, бессердечность, твердолобость, агрессию, злобу и культивацию тупости как главное оружие.

Ost к роману - альбом Death Grips "Bottomless pit"
картинка 36105997

ElenkaC

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

sleits

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

28 февраля 2020 г.

72

4

Когда я обнаружила, что книга состоит из четырех разделов, в которых описывается одна и та же экспедиция, но с точки зрения разных ее участников, я расстроилась - кому интересно читать одно и то же четыре раза подряд. Первая часть написана журналистом, который наблюдал первое в мире погружение человека на дно океана в самой северной точке земного шара. Журналист находился на корабле, и описал все, как кажется на первый взгляд, вполне объективно. Что ещё нужно знать читателю. Кажется - это всё... Но оказалось, чтение подобной книги тоже может напоминать чтение увлекательного детектива. Все рассказчики увидели это погружение по разному, и каждый рассказ важен для понимания общей картины. Во-первых, каждый участник обращает внимание на разные детали. Во-вторых, иногда эти детали противоречат друг другу - так, например, пассажиры первого "Мира" уверены, что самая тяжелая работа досталась им, в то время как пассажиры второго "Мира" утверждают, что испытывали гораздо более серьезные трудности по сравнению с первым аппаратом. В-третьих (и это ввело меня в глубокие раздумья - время меняется, а люди остаются прежними), возник вопрос - чья же заслуга больше? Меня несколько возмутил второй рассказ, написанный руководителем экспедиции Артуром Чилингаровым (находился в "Мир-1") - здесь очень много внимания уделяется политике, в том числе внешней, и неудивительно, ведь он депутат от ЕР; а также расписывается какая наша страна молодец, как наша власть повернулась лицом к Арктике, хотя ни копейки на экспедицию не выделила - она состоялась за счёт спонсорских денег, причем частично расходы оплатил шведский магнат Ф.Паулсен (находился в "Мир-2") - об этом мы узнаем из третьего раздела книги, написанного путешественниками и настоящими отцами идеи глубоководного погружения МакДауэлом и Паулсеном. Оказывается, это они генераторы идеи и движущая сила экспедиции. Да, погружение осуществлялось на русских кораблях, русскими экипажем, но нельзя же так цинично отсекать заслуги иностранцев, при этом нараспев нахваливать себя и подлизывать власти. Я пыталась посмотреть видео-фильм об экспедиции и выключила его спустя пару минут, после того как Чилингаров несколько раз настойчиво повторил "экспедиция рус-ска-я! А эти иностранцы просто наши гости и хорошие друзья". Я нисколько не умаляю заслуги наших героев, но такое отношение к идеологам меня покоробило.
Четвертая часть написана пилотом "Мир-1" - здесь внимание уделяется техническим вопросам.

В целом книга мне понравилась, и как ни странно именно из-за того, что представлены разные точки зрения на экспедицию. Очень полезно читать такие книги,чтобы на примере убедиться - правда у всех разная, все завит от того, кто смотрит.

картинка sleits

Tin-tinka

Эксперт

По моему скромному мнению :)

28 февраля 2020 г.

69

5 Сложный выбор

Нелегко было найти этот рассказ как в бумажном, так и в электронном виде, но, когда поиски все же увенчались успехом, я поняла, что не зря искала его так долго.
Потрясающее произведение - очень глубокое, актуальное и в наше время.

Причем тут вновь многое зависит от самого читателя, от того, что именно он увидит в этой истории. Для одних это будет история о любовном треугольнике, для других - повесть о ревности и нежелании терять подругу: ведь счастье одной принесет несчастье другой. Тут можно увидеть тему секса и господства страсти над людьми, когда все рациональные доводы отходят на задний план, лишь только объект желания оказывается поблизости. Или можно увидеть романтику, историю взаимной любви с первого взгляда.

Но мне показалось, что помимо вышеперечисленных моментов, книга поднимает феминистическую тему: тут показана история женщины, которая ценит свою независимость, сама хочет выбирать свой путь, ставить цели и добиваться их. Причем для той эпохи проблема была особенно актуальна, ведь это в наше время можно выйти замуж, но не потерять контроль над собственной жизнью, в прошлом же это было почти невозможно.

Видно, что главную героиню, с одной стороны, манит появившийся на ферме мужчина, причем, скорее всего, уже давно ее посещали мечты о физической близости, ведь не зря она сравнивает молодого солдата с лисом, о котором давно уже грезила.
А с другой стороны, ей не хочется ломать привычный уклад жизни, где она выступала лидером, где занимала активную позицию и примеряла не только мужской костюм, но и мужской образ жизни.

спойлер

Оттого в финале истории, несмотря на страстную, почти зависимую любовь к мужу, она печалится и чувствует потерю, ведь ее спутник говорит ей: расслабься, усни, я теперь принимаю решения, я руковожу тобой, я - твой господин.
Из полноправного участника общества она превращается в водоросль, которая мирно качается на дне океана.

Он не хотел, чтобы она наблюдала, чтобы она видела, чтобы она понимала. Ему хотелось скрыть под завесой ее женский дух, как люди Востока закрывают завесой лицо женщины. Хотелось, чтобы она вверилась ему,
чтобы погрузила в сон свой независимый дух.

Она ни за что не поддастся сну. Ей хотелось бы знать. Хотелось размышлять, судить и решать. Хотелось своими руками держать свою жизнь под уздцы. Она до конца останется независимой женщиной. Но она так устала, так от всего устала. А сон, казалось, был совсем рядом. И от парня так веяло покоем.

свернуть

Подводя итог, - всем рекомендую это произведение, от которого я осталась в восторге
картинка Tin-tinka

28 февраля 2020 г.

27

5 В наших ушах песни "Кино" В наших сердцах Виктор Цой

ЖАНР: сборник стихов с нотной тетрадью
О ЧЁМ: это песенник. Есть известные и редко звучащие песни группы "Кино" (смотрите содержание) Большим плюсом является плакат и ноты к стихам.
ПОНРАВИЛОСЬ: я вырос с песнями Виктора Цоя. Правда, долгое время даже не знал, что я его фанат. Произошёл даже казус из-за этого. У меня был проигрыватель пластинок и две пластинки группы "Кино". Чёрный альбом и Группа крови. На обложках обоих этих альбомов не было указано, что это Виктор Цой. Так вот в одном разговоре как-то спросили как я отношусь к Виктору Цою и какие его песни я люблю. Со смущением отвечал, что даже не знаю кто это такой и песен его не слышал. Тут же был предан анафеме за богохульство и знакомые неделю обходили меня стороной, пока не обронил не невзначай, что хоть и не знаю Виктора Цоя, но вот группу "Кино" считаю не хуже... долго потом все смеялись!
Этот песенник был у знакомых. Моя старшая сестра взяла его на вечер и попросила меня переписать в её тетрадь для гитары (до сих пор пишу как в библиотеке печатными буквами) Достать подобную книгу раньше было не возможно и все переписывали эту книгу вручную, а потом эти рукописи ценили пуще священных писаний. Вот тогда то я не только услышал прекрасные песни, но и прочёл философские тексты, а дом зазвучал его песнями в женском исполнении. Именно сестра своей любовью к гитаре заразила меня Виктором Цоем. Играть на гитаре до сих пор не умею, но песни обожаю. Особенно мне нравятся лирические и медлительные.
Размер и формат тетрадки, что удобно. Плакат мне не понравился, а дырки от скрепок дополнительно всё портили и прежде чем повесить на стенку нужно было прогладить плакат. Сборник хороший и мы всё думали почему книга называется "Ещё..." и где первая часть с другими 30-ю песнями?
КОМУ ХОЧЕТСЯ ПОСОВЕТОВАТЬ: фанатам группы и кто умеет играть на гитаре.

28 февраля 2020 г.

29

4

Это незаконченная книга Стендаля. К сожалению, смерть не дает воплотиться всем человеческим планам.
Ловлю себя на том, что стало сложнее читать классику, хотя воспитывалась именно на классической литературе. Как-то немного развратились мы полегчавшим стилем современных произведений. Стали казаться нудными длинные описания политических событий, обстановки и всего окружающего в общем-то в любовной истории. Наверное, это плохо. Спешка изменила и мой читательский вкус.
А книга о том, как сложно просто полюбить и стать счастливой, когда у тебя нет денег, нет даже минимального права на свое мнение и тем более на поступок. Зависимость от родных куда бы ни шло. А уж если становишься средством для удовлетворения амбиций сильных мира сего - беда.
К прочтению рекомендую тем, кто еще не совсем отвык от неспешного повествования. Не для любителей экшена и современных любовных романов. Потому что в этом, хоть и про любовь, но нет не только страстных сцен или хотя бы поцелуев, но и даже простого прикосновения руки.

SedoyProk

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

28 февраля 2020 г.

34

5 «А не знаете ли вы, кто учинил бесчинство, мозолящее в настоящую минуту глаза читателя?»

В этом рассказе есть всё – тонкий юмор, передовые технологии позапрошлого века, жуткие анахронизмы, о значении которых приходится догадываться…
Юмор - «Зеркало есть прибор, на котором женщина десять раз в день взвешивает свое оружие. Зеркало - это пробирная палатка для женщины».
Передовые технологии – «Железной дорогой, в обширном значении этого слова, называется инструмент, служащий для транспортирования кладей, кровопускания и доставления неимущим людям сильных ощущений».
Анахронизм – «Конно-железная, или попросту называемая конно-лошадиная дорога состоит из нутра, верхотуры и конно-железных правил».
Забавно, что все эти определения даёт идеальный ученик на идеальном экзамене идеальному учителю.
Цель рассказа – привлечь внимание читателей к возмутительнейшим явлениям общественной жизни в России позапрошлого века. Например, «железнодорожная такса, вывешенная на внутренней стене каждого вагона: за разбитое стекло 2 руб., за разорванную занавеску 3 руб., за оборванную обивку дивана 5 руб., за поломку же собственной персоны в случае крушения пассажир ничего не платит».
Или – московские улицы поливает дождь, а деньги за это получает конкретный чиновник!
Совсем уж загадочно для современного человека выглядит правило для конки, существовавшее во времена Чехова – «для чего это два вагона при встрече друг с другом звонят в колокола и для чего это контролеры отрывают уголки у билетов?» Как говорится, вопрос для знатоков!
Фраза – «Особь, транспортируемая по железной дороге, именуется пассажиром, прибыв же к месту своего назначения, переименовывается в покойника».
Прочитано в рамках марафона «Все рассказы Чехова» # 185

28 февраля 2020 г.

31

3 отличного в книге только издание

Из полезного: прочитаете быстро, книга хорошо издана, бумага белая, в руках держать приятно. Поверьте человеку, которому приходится большое количество бумажной продукции пропускать через обоняние и осязание (еще и читать иногда:). Про всё остальное: взяты исторические факты/гипотезы/догадки и частично домыслы. Всё это сложено и смиксовано вперемешку с датами, чтобы было ощущение времени. Чтобы не быть спойлером, скажу, что книга застряла между бульварным романом и претензией на тайну исторических моментов. По большому счету героев в романе нет. Есть жертвы собственных интриг и исторических обстоятельств.

То, что Уоллис вызывала противоречивые эмоции, это понятно, но и то, что она была для своего времени иконой стиля - тоже факт. Честно: ждала большего от книги.

Подробнее: https://www.labirint.ru/reviews/show/2067779/

Ludmila_Gorskaya

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

28 февраля 2020 г.

41

5

Начала читать средней дочери, но зачиталась сама. Это сборник рассказов – поучительных, веселых и грустных. Многие события происходят во время Великой Отечественной Войны, и то, что их герои – обычные дети, придает им особенную трагичность.
Для меня эта книга, как возвращение в прошлое, когда у детей были учебные и домашние обязанности, общественная нагрузка, но при этом оставалось время, чтобы весело гулять во дворе с товарищами не под надзором взрослых. Современным детям такая жизнь кажется, наверное, сказкой времен Ильи Муромца.
Ну и наконец, мне очень нравится легкий слог Осеевой. Она описывает вроде бы простые ситуации, но в итоге герои оказываются перед непростым моральным выбором. Понятно, что научиться быть хорошим по книгам нельзя, но хочется, чтобы дети получили «нравственную прививку», в том числе и с помощью персонажей этой книги, которые в итоге исправляют свои ошибки и становятся лучше и добрее.
картинка Ludmila_Gorskaya

maroussia

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

28 февраля 2020 г.

30

2.5

Дебютный роман американской писательницы о браке, разводе и самоидентификации в период кризиса среднего возраста.

Врач-гепатолог Тоби Фляйшман недавно развелся, очень по этому поводу переживал, пока не обнаружил, что в свои 41 является просто магнитом для женщин, тем более для встреч на один раз сейчас есть столько приложений. С Рейчел, бывшей женой, они более-менее установили режим кто когда заботится о детях, но однажды произошло нечто странное: среди ночи Рейчел привезла детей в квартиру Тоби и оставила ему сообщение, что хочет немного отдохнуть. И пропала. И Тоби пришлось метаться между работой, женщинами, друзьями, детьми и пытаться выяснить, куда же подевалась его бывшая.

Самый главный недостаток книги - она очень вторичная. Тут и старуха-предсказательница, и низенький еврей, и разные рассказчики, и скучно до зубовного скрежета. Эпизоды с детьми были чуть поживее (старшая дочь входит в пубертат, а 8-летнего сына одинаково интересует и "girl bagina" и блок-вселенная. За всей этой прелестью скрывается главная мысль: не нужно жениться/выходить замуж только потому, что этот человек нормально к тебе относится. А после развода к одному приходит осознание, что он больше никому ничего не должен, а второго накрывает волной панической атаки из-за несправедливости мироздания.

Возможно, я восприняла бы книгу с большим энтузиазмом , если бы не посмотрела накануне новый фильм Ноа Баумбаха "Marriage Story" (10/10) примерно на эту же тему. И как же больно видеть в фильме сильную драму, просто перемалывающую чувства героев и зрителей. А в книге персонажи устраивают потрахушки по Манхэттену, а потом жалуются друзьям, как тяжело дался им этот развод.

28 февраля 2020 г.

91

0.5

В сборник вошли три детектива латышского писателя. Темы их злободневны, коллизии остры и стремительны. Объект пристального внимания писателя - психология преступника.


Эх, хотела я прочитать советский детектив... Как, например, бравый советский миллиционер расследует растрату на заводе, или выясняет, кто это шушукается по углам про советскую власть...

Но нет.

Вдова в январе
Уныленькое такое повествование на уровне машины белого шума (такая, которая помогает засыпать) про девушку, пытающуюся достать сапоги во время дефицита, про ее парня, который за секс платит ей дефицитными вещичками... и его потом сажают. Про недавно откинувшегося преступника, который совсем не пытается вести себя прилично в несидевшем мире. Ну еще подробно описываются всякие там преступные махинации и абсолютно нездоровые отношения в семьях. Во всех. Семьях.

Зачем? Кто же вам скажет.
Советский детектив.

Ночью в дождь...
Ну тут хотя бы убийство есть, уже хорошо. Очень педантично подмечается, когда у женщины покрашены волосы, а когда - нет. Так же в деталях описаны отсидки и отсидочные порядки, тюремный жаргон, тюремная иерархия. Про труп так мягенько забывается к середине и автор уводит тему на свое, родное.

Ну, про труп, автор, конечно, иногда вспоминает, и даже тянет там где-то полукриминальную полудетективную историю, и даже заканчивает ее. Но вот про ужасные отношения в семьях, подростков-преступников, подробнейшие описаня угона машин, взламывания дверей автору более интересно рассказывать.

Тень
Как закончился "ночью в дождь" и начался "Тень" я почти не заметила. Разве что появились кавказцы и мандарины. И кривой русский язык. А так - все тоже самое - завод, зэки, малолетние преступники, и т д и т п. Самый положительный персонаж был в милиции всего три раза (а вы сколько раз были в милиции? Да вы же ангел!), и при этом все воспринимают это как норму.

Короче, это жесть. Если вдруг вам попалась в руки эта книга - сожгите ее. Если вас станут осуждать - скажите, что если вы сожгете книгу, то умирающий котенок спасется где-то там.

28 февраля 2020 г.

33

2.5

Хорошо, что перед чтением я заглянула на страницу автора и узнала, что под этим псевдонимом пишет супружеская пара. По крайней мере, у меня не было шока от начала истории. Ибо она как-то уж слишком с места в карьер понеслась и совершенно не в ту сторону, куда мне бы хотелось. Потом, правда, вырулила в более-менее приемлемое русло, но периодически все равно сворачивала не туда.
В целом весьма посредственная книга. Во-первых, очень четко видно, где пишет мужчина, а где женщина. То крутые разборки и супердевушка, то обыкновенные женщины со "сложной судьбой" и отсутствием мужчин в жизни. Потом, правда, появляется один и не надолго. Во-вторых, завязка сюжета совершенно не в моем вкусе. Я понимаю, что практически все, что у нас выходит под грифом "иронический детектив" не имеет к реальности никакого отношения, но бывают разные варианты. Этот мне категорически не понравился. Ну и, соответственно, такая завязка влияет на все остальное и портит даже то немногое, что было условно приличного.
В общем, интереснее всего мне было читать про жизнь Ирины. Пожалуй, единственный симпатичный персонаж в этой истории. Но продолжение читать точно не буду, даже ради нее.

Новая Рулетка. Тур 2020 года. Ход 8. 2, черное

Vanadis

Эксперт

Прокрастинирующий жабокроль

2 февраля 2020 г.

2

3

Итак, по порядочку.
"Резюме для тамплиера" - сборник стартовал очень резво и этот рассказ мне понравился, ставлю ему твердую четверочку. Рыцарю ушлый мальчуган помог составить резюме и после этого предложения о работе поперли как из ведра. А в итоге и мальчик-то не мальчиком оказался, и то самое резюме можно читать только истерически похрюкивая. х)
"Глаза в глаза" - рассказ о том, как самоотверженная врач спасает людей, жертвуя годами своей жизни. В принципе нормальный рассказ, но без какой-либо изюминки.
"Она из стали". У девочки-гимнастки были отвратительные родители, которые видела в ней какого-то робота для достижения их целей. Но травма лишает ее спортивного будущего и несчастную попросту практически вычеркивают из семьи. Но бабуля, соседка по палате, помогает обрести веру в себя и понять собственные настоящие желания. Неплохая история о важности внутреннего стержня.
"Стечение обстоятельств". Как я поняла, это какой-то спин-офф к уже существующему роману, так что придираться к мироустройству не буду. А сам рассказ - типичная история о красотке, которая оказывается еще и умницей, ну просто богиня. Только зачем эта сцена с залезанием голышом в чужую кровать? Очень реалистично. Ну пусть человек может перепутать комнату и кровать в незнакомом доме, но будет ли человек в гостях спять голышом? В реальности ни одного такого не знаю, какие-то безумные фантазии авторов любовных романов.
"Особо опасное оружие" - типичный рассказ с обманом ожиданий. Примерно догадалась о развязке буквально сразу же.
"Когда танцуют снега" - ничего особенного, но достаточно милая сказка об олицетворениях Зимы и Лета.
"Свадебная малышка". От этого рассказа у меня просто максимально бомбануло. Сеттинг таков: разрешение на беременность дают только людям с идеальным геномом, мутантам размножаться вообще запрещено, разве что улетать в колонии, а у людей с небольшими отклонениями есть 5 попыток создать семью с теми, кого им подобрал компьютер. И вот главная героиня идет на свидание с кандидатом, а вместо него приходит брат. Искры летят, любовь-любовь. Окей, я даже не буду бухтеть по поводу того, что неоднократно подчеркивается, что многие люди создают пары исключительно ради продолжения рода, ни о какой любви речи нет. При этом сожительство среди "неидеальных" не запрещено, а забеременеть случайно тоже нельзя. И неужели все хотят жить с нелюбимыми, только чтобы иметь возможность стать "полноценной" семьей с ребенком? Ну окей, это лирика, замнем. Но! Как же героям удастся разрулить конфликт? Лия откажет настоящему кандидату, у него потратится последняя попытка, а главные герои улетят создавать семью в одной из колоний? Ну это был бы единственный выход в подобном сеттинге. И что же делает автор?..

спойлер

Герои просто идут жениться, а тупой робот не узнает о подмене человека. о____О Серьезно?!!! Серьезно?! И еще фразочка, что "робот не мог понять, что перед ним стоит другой человек". То есть вы хотите мне сказать, что в суперкибернетическом обществе роботы просто называют имя человека, а кто отозвался - тот и будет тот человек?! Никакой сверки по ДНК, даже по банальным отпечаткам пальцев? Когда технологии уже на уровне вшивания в женщин сложнейших антиродовых капсул?.. И теперь два человека живут под разными именами, но никого не волнуют несовпадения, например, в больницах? Учитывая, что братья даже не похожи, имеют разницу в возрасте и один почти слепой и с глазными протезами?
В довершение всего герои счастливо рожают сына без отклонений. И как проходила беременность? Отца и там никто не проверял и не видел? Блин, ну хочешь ты написать сказочку - напиши ее по правилам нашего мира, а не городи фантастический сеттинг, а потом его разрушай. =____=
свернуть

24 февраля 2020 г.

56

2 Откуда берутся ненависть и агрессия к людям.

Однажды поздней ночью безработный пьяница Дугги О'Доэрти,возвращаясь с очередной попойки,встречает плачущую практически обнаженную женщину с пронзительно рыжими волосами.Незнакомка просит дать ей приют на одну ночь,а затем и ещё ненадолго,пока она не освоится в новой для неё местности,и мужчина очень нехотя соглашается.Девушка ведёт себя странно и нелюдимо,говорит,что у неё больше нет дома,но не рассказывает ничего о своём прошлом.Кроме того,похоже,что она может превращать одни предметы в другие и общаться с птицами.Герой не хочет во всё это вникать,но даже он не может отделаться от подозрений и некоторого страха.Дугги мечтает побыстрее избавиться от нежеланной гостьи.Однако незнакомка ведёт себя исключительно благодарно и дружелюбно...
Очень маленький рассказ(страниц где-то 10) в жанре городского исторического фэнтези,основанного на кельтской мифологии.На самом деле,ирландские мифы и атмосфера страны затронуты максимально поверхностно.Персонажи и их взаимоотношения также показаны в общих чертах и без бэка.Видно,что автор начинающий,но написано грамотно и неплохо.Хотя объём бы следовало сделать хотя бы на 5 страничек больше.Конец очень скомканный и лично для меня не совсем удовлетворительный.
Работу можно воспринимать как проходную историю,с которой можно неплохо скоротать время в очереди или транспорте или как набор аллегорий.Денежные мешки,или просто те,которых только эти мешки и волнуют,которым ни в коем случае нельзя доверять и которые считают,что чего-то достойны лишь те,кто может за это заплатить.Страх серьёзных отношений,перемен и обязательств.Люди не рыба,не мясо,которые способны на хорошие поступки,но не могут выдержать искушения,стараясь не думать о том,что они делают,убедить себя в том,что со всеми всё в порядке,и найти себе оправдание.Последствия предательства и обманутого доверия.

Прочитано в рамках «От А до Я 2020».

M_Aglaya

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

27 февраля 2020 г.

65

5

Содержание разделено примерно половина на половину - в одной критические статьи и очерки, в другой - письма. Прочитала с большим интересом.

Гюго велик. Не устану повторять... )) В качестве поэта не имеет себе равных... Пишет ли он поэзию, пишет ли он прозу, пишет ли он критические статьи, или заметки о путешествиях, или политические воззвания, или письма к друзьям - это все поэзия в чистом виде. Романтизм, как он есть, и Гюго его Последний Герой, смело можем мы сказать. :emn: Какое владение словом, какое богатство языка в этом бесконечном потоке образов... Было чудовищно жалко, что я это читаю в переводе, а не по-французски. В оригинале это все, наверно, вообще звучит божественно... Можно себе представить реакцию современников на это извержение вулкана. ))

И ведь все ощущается так естественно! Органично. Мне кажется, кто угодно другой, если бы позволил себе такие позы и возвышенные речи, выглядел бы смешно и жалко. Но для Гюго это просто само собой разумеющееся. Никто от него и не ожидает ничего другого. )) Смешным он не выглядит никогда. Может быть, временами - разве что по-детски наивным и простодушным. Над детьми не смеются...

Но в то же время - впечатления накапливаются по мере чтения - чрезмерно обольщаться тоже не стоит. )) В смысле, то. что Гюго - великий поэт, еще не означает, что он автоматически становится и великим философом, пророком и прочее в том же духе. Так что политические взгляды Гюго у меня вызывают большие сомнения. ))) Нет, то, что он пламенный сторонник революции и неустанно за нее борется - это без вопросов, никто спорить не будет... Но дойдя до горделивого высказывания, что... как там... ну, в том смысле, что тот народ настоящий и достойный, кто добился свободы, а кто не добился, тот, значит, не настоящий и не достойный... - вот тут, как мне кажется, прямо-таки ощущается подтекст, что - мы же вот добились! Тут у меня и зарождаются подозрения, на самом ли деле Гюго такой абсолютный революционер, а может, он революционер с условиями? то есть, по обстоятельствам? Ну, вот как бывает - Гюго верный сын своей Франции, там произошла ВФР, следовательно, Гюго провозглашает, что это единственная надежда человечества на лучшее будущее! И к этому лучшему будущему человечество поведет любимая Франция! И всю жизнь сражается на стороне революции. Но, если представить, что во Франции никакой революции не произошло, и сохранилась монархия, а революция произошла, скажем, в Англии... Будет ли в таком случае Гюго по-прежнему сторонник революции, и будет ли он утверждать, что это единственная надежда человечества, и признает ли, что Англия поведет человечество... Вот что-то у меня на этот счет большие сомнения! Почему-то кажется, что в этом случае Гюго нашел бы тысячу обоснований того, что революция - это кромешный мрак и ад, ужас и гибель человечества, и уж он бы тогда не рассуждал в романтическом ключе о проливаемой во имя революции крови, что это, значит, стихия и подходить к ней с обычными мерками нелепо, нужно покориться и т.д. Сдается мне, что он бы тогда с не меньшей яростью и поэтической выразительностью клеймил монстров, устроивших кровавую бойню... А Франция бы тогда у него была единственной надеждой человечества на спасение, что вот она посреди этого адского хаоса сохранила основы... и т.д. Таков человек, особенно, если он великий поэт - найдет логическое обоснование для чего угодно - и будет себя чувствовать на высоте. )))

Кстати сказать, это высказывание Гюго о достойном народе, который освободился - не противоречит ли другому высказыванию - о том, что раб это всегда животное, если он покорен, то это вьючное животное, а если восстает - то дикий зверь? Как же тогда быть? Означает ли это, что раб - это окончательный статус? И что он в любом случае не перейдет в разряд полноценного человека - остался ли он покорным в рабстве, или освободился? Или что освобождение возможно только извне? А как же тогда народ Франции, который - по Гюго - освободился сам? он тоже дикий зверь? Не поняла мысли автора. )) Так что, эти поэтические высказывания, при всей своей мощи и красоте, все же нужно воспринимать очень осторожно! я считаю... В смысле, их можно и перевернуть...

Произвели впечатление по-детски откровенные высказывания Гюго о низших расах... Ну, что вот есть великий белый просвещенный человек - европеец, есть стоящие ниже него дикие народы - африканцы там всякие, прочие... И это просто долг просвещенного белого европейца их цивилизовать и вести в светлое будущее. Гюго рисует в мечтах этот образ светлого будущего - Франция впереди всей планеты, собирает лучшие умы, ведет всех за собой к прогрессу, направляет своих деятелей в дикие земли - Африку, Азию, Южную Америку - где они будут заниматься их колонизацией... Ага, а куда денутся те, кто населяет эти земли? Забавно таки выходит - почему-то Киплинга, который тоже сказал про долг белого человека - и гораздо позже Гюго! - за это заклеймили певцом империализма, а Гюго так и считается революционером и борцом за свободу! Хотя Киплинг, по крайней мере, осознавал существование азиатов и прочих, в смысле, они для него были людьми, а не абстрактными буквами-цифрами...

Среди диких народов для Гюго есть еще и Россия. В начале все было достаточно благостно - Гюго писал, что Россия - великая нация, и наверняка имеет большое будущее, и надо внимательно приглядеться, изучить этот народ... Но долго это все не продлилось. Скоро уже началась привычная феерия. И заявления, что - вот у нас произошла революция, следует ждать, когда русские придут! Ну да, как в 1814 году... У них, надо так понимать, тогда была великая революция, и Наполеон - светоч ее, а русские пришли и все уничтожили. То, что это вообще-то Франция с Наполеоном во главе вторглась в Россию, уничтожила полстраны - не отразилось никак. Русские пришли, потому что они душители свободы. Если Гюго принимался клеймить монархию, как кровавый ужас и пережиток прошлого, то в примерах России отводилось внушительное место. Посмотрите на Петра I, восклицал Гюго, который каждый день кнутом срезал груди у двадцати женщин! М... Ну, я, конечно, не знаток истории, но что-то сомневаюсь... Зачем бы Петру этим заниматься? У него поди и без того дел было по горло... Екатерину II Гюго иначе, как блудницей на императорском троне и проституткой не называл. Хотя, как по мне, так лучше помолчал бы, со своими королевой Марго и прочими Аннами Австрийскими... )) Екатерина все ж таки занималась государственными преобразованиями, а что полезного сделала королева Марго? )) Ну, в общем, понятно все... )))

Письма подобраны так, что большую часть там заняли, можно сказать, политические. То есть, письма об изгнании, обращения к тем и этим, упоминания о выступлениях, все такое. Понятно, что жизнь у Гюго шла бурная и насыщенная событиями. Хотя бы с этим потоком переписки. Правда, хотелось бы еще понять, последовали ли какие-либо результаты. Вот как, например, после поражения Парижской Коммуны Гюго писал какие-то письма в поддержку осужденных коммунаров - чтобы их не отправляли на каторгу в заморские поселения. Так отправили или нет? Непонятно. Но хоть вступился... О! мне вдруг пришла мысль - а не являлся ли Гюго в те годы, при тех обстоятельствах - в 50-70-е году XIX века в Европе - неким подобием Маяковского с его Окнами Роста? ))) Революционная поэзия и публицистика... Плакатная форма... Агитация и пропаганда... )))

Статьи, очерки.


"Хотя дело историков-космополитов, по-моему, важнее и мне более по сердцу, я не противник историков-патриотов - напротив. Первые нужнее человечеству, вторые - своей родине."
***
"У Вольтера всегда под рукой ирония, как у маркизов его времени была на боку шпага. Это нечто тонкое, сверкающее, блестящее, отполированное, красивое, оправленное в золото, украшенное алмазами, - но оно убивает."
***
"Кто осмелится упрекать его поэзию в несовершенстве, когда дымящийся кровью топор революции покоится поверх его творений?"
***
"Среди того смятения, в котором пребывают сейчас умы, говорить еще опасней, чем молчать; но когда речь идет о том, чтобы просвещать других и просвещаться самому, нужно думать о долге, а не об опасности."
***
"... Все эти условные термины, которыми обе партии перебрасываются, словно мячами, все эти обозначения без смысла, выражения, ничего не выражающие, туманные слова, которые каждый понимает так, как подсказывает ему его ненависть и его предрассудок, и которые служат аргументами только тем, у кого нет аргументов."
***
"Новая литература... Что за важность, если она - плод революции? Разве жатва хуже от того, что злаки созрели на вулкане?"
***
"Считать себя выше общественных интересов и национальных нужд, отказаться от всякого духовного воздействия на современников, эгоистически замкнуться в личных переживаниях, отстранившись от жизни всего общества, - все это для писателя заблуждение почти преступное."
***
"Как всякого создателя нового, Вальтера Скотта и посейчас донимают назойливые критики. Это неизбежно: кто расчищает для посева болотистую почву, должен примириться с тем, что вокруг него квакают лягушки."
***
"Мы пожалели бы город, где рынок переполнен, а церковь пуста..."
***
"Всё еще повторяют и, вероятно, будут повторять: "Следуйте правилам! Подражайте образцам! С помощью правил были созданы образцы!" Позвольте! В таком случае есть два рода образцов: те, которые были созданы согласно правилам, и те, согласно которым эти правила были созданы. Так в какой же из этих двух категорий должен найти себе место гений?"
***
"Автору этой книги лучше, чем кому-либо известны многочисленные и грубые недостатки его произведений. Если ему слишком редко случается исправлять их, то лишь потому, что он не любит возвращаться к остывшему произведению. Да и что из всего написанного им стоит таких хлопот? Труд, который он затратил бы на уничтожение недостатков в своих книгах, он предпочитает употребить на исправление недостатков своего ума. Его метод - исправлять произведение лишь в новом произведении."
***
"Поражают блестящие политические карьеры, возникшие буквально из ничего за одну ночь после революции. Политический деятель - словно гриб после дождя."
***
"Ужасен этот плод революций! Головы катятся по обеим сторонам лемеха, вспахивающего борозду."
***
"И разрушать, и строить заново следовало не сразу, нужно было делать это терпеливо и внимательно, щадя интересы, которые прячутся под старыми социальными зданиями и так часто пускают молодые зеленые побеги. В час, когда все рушится, нужно создать временный приют для всех интересов."
***
"Наши дряхлые палаты рождают ныне множество маленьких законов, безногих калек, которые, едва родившись, трясут головой, словно старухи, и не имеют уже зубов, чтобы вонзить их в зло."
***
"Мятеж есть затор из новых интересов, новых идей, новых потребностей в слишком узких дверях старой политической постройки. Все хотят сразу же прорваться ко всем социальным благам. Поэтому редко бывает, чтобы революция не начиналась с выламывания дверей."
***
"Самое верное средство быть правым в литературе - это быть мертвым."
***
- Вы дьявол! - вскричали советники.
- Вы дураки! - ответил он.
Но постепенно они успокоились и вступили в переговоры. Ведь дьявол умен - на то он и дьявол."
***
"Христос сказал: "Войдите в мой храм", священникам следовало бы держать двери храмов всегда открытыми, однако церковные сторожа запирают их, дабы заработать тридцать су."

Письма.


"Одно из самых сильных потрясений в жизни - то, которое вырывает из сердца старую и глубокую дружбу."
***
"Гордитесь вашим званием рабочего. Все мы - рабочие, даже сам господь бог."
***
"Никогда не нужно обвинять или судить провидение. Ведь если подумать, это великое счастье, что наши сыновья были в тюрьме в эти дни!"
***
"Я сражался, я выполнил свой долг; я побежден, но счастлив. Удовлетворенная совесть - это безоблачное небо нашей души."
***
"Моя книга подвигается. Я ею доволен. Я прочел друзьям несколько страниц, они произвели большое впечатление. Думаю, что это будет чувствительным воздаянием разума грубой силе. Чернильница против пушек. Чернильница сокрушит пушки."
***
"Где он, моя родина? Покажите мне ее! Нет для меня родины там, где нет свободы."
***
"То, что делает бог, он делает хорошо. Но когда орудием бога служит человек, орудие это подчас вырывается у него из рук и режет вкривь и вкось, вопреки воле мастера."
***
"Мне хотелось бы, если бог даст мне силы, увлечь толпу на горние высоты; однако я не скрываю от себя, что ей там трудно дышать."
***
"Сегодня 30 июля 1861 года, в половине девятого утра, при чудесном солнце, которое светило мне в окна, я закончил "Отверженных". А известно ли вам, куда привел меня случай, чтобы закончить эту книгу? На поле битвы Ватерлоо. Вот уже шесть недель, как я укрылся в этих местах. Устроил себе логово в непостредственной близости от льва и написал здесь развязку моей драмы. Именно здесь, на равнине Ватерлоо, и в том самом месяце, когда произошла эта битва, дал я свое сражение. Надеюсь, что я не проиграл его."
***
"Из всех тюрем мне лучше всего знакомо изгнание. Вот уж скоро шестнадцать лет, как я мечусь в этой клетке. Тюрьма может быть очень больших размеров."
***
"Исходом этой войны может быть только конец войнам, исходом же этого страшного столкновения монархий - только Соединенные Штаты Европы. Вы до этого доживете, а я - нет. Я предсказал их. Я первый, 17 июля 1851 года, произнес среди улюлюканья эти слова: "Соединенные Штаты Европы". Никогда пророкам не дано узреть земли обетованной."
A-Lelya

Эксперт

Эксперт Лайвлиба по чаю и вкусностям

27 февраля 2020 г.

84

4.5 Ребята, у этой истории две части и данная книга - первая!

Несмотря на то, что эта книга вполне себе самостоятельная история и её можно прочесть оторванно от второй, которая называется "Мотор!" (eng. Nancy Drew: "Action"), всё же представляется очень странным тот факт, что издательство выпустило в печать только первую часть. Тут такая же схема как и со «Звездой Арктики» и «Таинственными незнакомцами» - есть первая книга, рассказывающая об одном расследовании, за которой следует вторая, где действие происходит в той же самой локации, в тех же самых условиях и с теми же персонажами. В данном случае это съёмочная площадка. В книге "Мотор!" расследование должно продолжаться.

Однако касаемо именно этого издания ничего плохого вообще сказать не могу. (Нашла лишь пару незначительных опечаток, где Джордж поменяла пол, но тут банально, скорее всего, лишняя буква на клавиатуре прожалась, и где монтажор назван монтировщиком, хотя это две совершенно разные работы). История хорошая, интересная, место действия не совсем обычное - съёмки фильма, Нэнси как всегда неугомонна, а её друзья как всегда выручают её. Вполне неплохо. Больше мне написать на этот счёт нечего. Для детей будет в самый раз. Ну и, конечно, было бы неплохо, если бы уважаемое издательство выпустило бы вторую часть, ведь «Проклятье "Звезды Арктики"» выпустили полностью.

I_Raksha

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

27 февраля 2020 г.

52

3.5

Людовик XIII - король Франции и Наварры из династии Бурбонов, личность более прославленная творчеством, нежели историей, несмотря на заслуженное им звание "Справедливый". Вспоминая его имя, невозможно не вспомнить и одного из величайших государственных деятелей этой эпохи, легендарного кардинала в красной сутане. Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришельё (или, что более привычно, Ришелье) - Первый министр Франции, депутат Генеральных штатов, духовник королевы и многое прочее. Этот человек в свою очередь ещё при жизни воздвиг себе статую, а история по достоинству оценила его вклад, но вот творчество, создавая образ, чаще всего беспощадно к его добродетелям. Действительно, кто как не интриган, человек, управляющий государством за спиной короля, твёрдой рукой посылающий людей на виселицу, так хорошо подойдёт на роль антагониста?
Биркин, берясь за исторический очерк, остался всё же слишком категоричен и рассматривал ситуацию исходя из направленности своего труда: говорил о временщиках и фаворитках, об их влиянии на государство. Слишком много для беспристрастного исследования в тексте было авторских наставлений, авторского мнения, понимания добра и морали. Вместо анализа причин и следствий Биркин, рассказывая историю на основе тех источников, которыми он владел, что важнее, заодно рассказал о взгляде русского человека 19-го века на события, происходившие во Франции века 17-го, позволяя через его восприятие добавить пару черт в портрет нашего общества того времени.
И несмотря на то, что это произведение нельзя назвать исчерпывающим, оно всё же является сборником достаточно интересных и показательных сцен, происходивших при дворе Людовика XIII. Чего стоит только "День одураченных" или кардинал, танцующий сарабанду перед Анной Австрийской. Именно это здесь и стоит искать: материал для более полного составления своего мнения. Хотя, конечно, нам никогда не узнать, что на самом деле руководило Ришелье: жажда власти, святая вера в то, что он нужен своей стране, гордыня или же более возвышенные мотивы. Мы не узнаем, был ли Людовик королём, безвольно отдавшим власть, или же он вполне осознанно доверил своему министру то, что не мог совершить сам... Наверное, в этом и нет необходимости. История надёжно хранит свои тайны, давая нам только возможность восхищаться, ужасаться и учиться на ошибках прошлого, предугадывая будущее, которое является цикличным. Ну а Людовик и Ришелье вместе со всем сонмом людей, живших в их эпоху, свою роль уже отыграли. Как говорят: "Le Roi est mort, vive le Roi!"

27 февраля 2020 г.

22

4 «Специальному корреспонденту «Красной звезды» Трояновскому П. И. Воюя под Москвой, надо думать о Берлине. Обязательно будем в Берлине!» (К. Рокоссовский. Подмосковье, 29 октября 1941 года)

«Вы сделали большую ошибку поставив вместе Симоновым свою подпись под корреспонденцией Краснодара тчк Вообще неприлично корреспонденту навязываться соавторы такому видному писателю как Симонов тчк Никто не поверит что вы вместе писали тчк Не повторяйте подобных ошибок впредь тчк»
картинка JohnMalcovich
Павел Трояновский, военный журналист, в годы войны был фронтовым корреспондентом «Красной звезды» вместе со сражающимися войсками прошел через бои в Севастополе и под Москвой, у Моздока и Новороссийска, на Курской дуге и в Белоруссии. Участвовал в освобождении от немецко-фашистских захватчиков Польши, День Победы встретил в поверженном Берлине. Работал под руководством Д.И. Ортенберга. В книге Трояновского мы снова встречаемся с генералом Болдиным, оборонявшим Тулу, бригадным комиссаром Сорокиным и К. Н. Леселидзе, который предложил использовать зенитные орудия для борьбы с немецкими танками. Из Тулы его специально вызывают в Москву для того, чтобы проинструктировать и дать задание написать специальный очерк про К.К. Рокоссовского. Внимание: этот очерк был заказан Советским информационным бюро и предназначался специально для иностранной прессы! И это во время псевдо-секретности, когда как бы не позволялось в газетных репортажах, рассказывая о солдатах героях, указывать номера их частей. Константин Константинович, к его чести, отказался подписывать всякие передовицы. «Поговорить поговорим, раз это так необходимо. Но никаких передовых я писать и подписывать не буду. Я приказываю войскам: ни шагу назад. Это приказ военачальника. Призывать же в газете к этому должны другие авторы - рядовые бойцы, отличившиеся в боях командиры...» Зато специально Трояновскому он написал памятный автограф, который стал символичным. Удивительное дело, все события, описываемые Трояновским, хоть и повторяют в деталях мемуары тех же Болдина, или Сорокина, но в них нет того трагизма и напряженности, которыми переполнены воспоминания непосредственных участников боев. Зато Трояновский делает упор на явно заказные вещи. Например, не обошлось без притягивания к войне вездесущего Петра Первого. Чем занимались на Новотульском заводе в те тревожные месяцы, когда немцы приближались к Москве? «- Сейчас собираем старый токарный станок, - сказал Баженов.- Он, правда, чуть ли не со времен Петра Первого, но еще послужит. У нас тут кой-какие новые планы имеются...» Там же, по инициативе старых рабочих и директора предприятия, приступили к изготовлению бронированных колпаков для пулеметных гнезд. Становится понятным, почему так обласкивали журналисты Г.К. Жукова. Он мог своим приказом наградить журналистов самыми высокими воинскими наградами, коих мало кто из военных удостаивался. Да еще и лично вручал награды, вероятно инструктируя при этом журналистов, о чем им следует писать. «Приказом командующего Западным фронтом генерала армии Георгия Константиновича Жукова Константин Симонов и Александр Поляков награждены орденом Красного Знамени. А вы, Трояновский, а также Зигмунд Хирен и Яков Милецкий - орденом Красной Звезды... От души поздравляю! А теперь прошу в машину, поедем в Перхушково. В пятнадцать ноль-ноль Жуков вручит вам награды.» Большую часть своих статей журналисты посвящают описаниям немецких варварств и преступлений. В те годы, для того, чтобы оболгать невинного человека, было достаточно двух свидетелей. Заведенное дело могло лежать очень долго и ждать своего часа икс. И это, пожалуй, будет поинтересней и поважнее, чем преступления гитлеровцев. «В деле имелся рапорт командира дивизиона, его показания следственным органам, а также показания трех других бойцов-артиллеристов, находившихся в то время в госпитале.
Почему-то так случилось, что до апреля 1943 года дело И. Л. Щукина лежало без движения. Но в апреле оно попалось на глаза следователю. Был назначен розыск Щукина. Его нашли в одной из артиллерийских частей - уже в звании капитана и в должности командира дивизиона. А когда нашли - арестовали и дали делу ход.
В деле хранилась и запись допросов Щукина. Капитан категорически отрицал свое бегство с поля боя и, напротив, рисовал совсем иную картину событий. Он, в частности, утверждал; что его батарея первой вступила в бой с фашистскими танками и подбила четыре вражеские машины. А после отражения атаки ему пришлось взять на себя командование всем дивизионом, так как его командир уехал на грузовой машине в тыл за боеприпасами и почему-то не возвратился... Атаки фашистов продолжались до вечера. Дивизион подбил двенадцать танков, но и наши потери были тоже тяжелыми: разбито 6 орудий, убито 12 и ранено 22 человека. Совсем плохо стало с боеприпасами. Связи с полком и дивизией не было...» А потом, только со слов бежавшего командира, капитана признавали виновным и обвиняли в дезертирстве…
О Черняховском Иване Даниловиче
При подготовке наступления наших войск на Киев, Черняховский дает в адрес штаба фронта дал такую телеграмму: «За два с лишним года я никогда и ничего не просил. Сейчас же прошу об одном - дать мне направление на Киев». Рокоссовский телеграфирует в ответ: «- Все зависит от тебя самого, Иван Данилович... Украина - рукой подать. Киев тоже близко. Сумеешь добиться успеха - поможем. В общем, открывай киевское направление...» И Черняховский сумел сделать, кажется, невозможное. Он нащупал слабое место в обороне врага, прорвал в первый же день наступления его фронт, а затем бросил в прорыв все наличные силы, предварительно посадив стрелковые подразделения на автомашины. Были взяты Глухов и Рыльск. Бои вскоре шли уже у города Кролевец и у районного центра Ямполь...
Интересный факт: официально и на весь мир, слова «киевское направление» впервые прозвучали в приказе Верховного Главнокомандующего от 9 сентября. «Сегодня, говорилось в нем,- после ожесточенных боев наши войска штурмом овладели городом Бахмач - важным железнодорожным узлом, центром коммуникаций противника и решающим опорным пунктом обороны немцев на киевском направлении».

После того, как Рокоссовского неожиданно снимают с командования Центральным фронтом, он приходит попрощаться к Ивану Даниловичу. Сам Черняховский вскоре стал командовать 3-м Белорусским фронтом. И на этой должности трагически погиб при штурме Кенигсберга...
Интересный факт: Жуков, в пользу которого товарищ Сталин проводил рокировки и перемещения Рокоссовского с одного фронта на другой, во время гражданской войны командовал полком в дивизии, которую возглавлял Рокоссовский. Неудивительно, что Жуков был очень доволен. «До нас довели, что произошла смена командующего фронтом. Вместо К. К. Рокоссовского на эту должность пришел Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Коллектив, воспитанный К. К. Рокоссовским, пришелся даже ему, очень требовательному полководцу, по душе, о чем он неоднократно заявлял и сам.»
Временами, Трояновский буквально выбалтывает очень интересные вещи. Например, такой факт, что польский профессор Станислав Лоренц еще за несколько дней до начала войны был проинформирован своими английскими друзьями о неизбежности военного нападения фашистской Германии на Польшу. Поэтому еще до 1 сентября 1939 года он начал принимать меры к рассредоточению и помещению в безопасные места наиболее ценных фондов музея. Так, 26 августа было вывезено триста ящиков с художественными произведениями первой категории. 31 августа отправлено еще пятьсот. Экспонаты были отправлены конечно же в Лондон! Снова вспоминаем латынь: Cui bono? Кому, кому? – Англичанам!
Интересный факт №3: 16 апреля 1945 года, во время Берлинской операции, артиллерией и минометами произведено 1 миллион 236 выстрелов. Израсходовано 2450 вагонов снарядов, общим весом почти 98 тысяч тонн. Авиация фронта произвела более пяти тысяч самолето-вылетов! Зато танкистам пришлось прорывать вражеские укрепления в Берлине без поддержки пехоты и артиллерии! «- У меня найдется время рассказать вам лишь самое главное... Армия, к сожалению, решает сейчас не свойственную, не присущую ей задачу - прорывает укрепленный район... Сами понимаете, это все же дело пехоты и артиллерии... Но ничего не поделаешь, создались чрезвычайные обстоятельства. Мы несем, конечно, излишние потери. Но танковая армия есть танковая армия, и пробивная сила у нее немалая. Так вот, корпус генерала Бабаджаняна ведет сейчас бои за город Мюнхеберг, который находится на полпути между Зееловом и Берлином.»
Интересный факт №4: в то время, как армии соревновались друг с другом в том, кто первым прорвется в Берлин, в штабе фронта ставили на всех этих сообщениях гриф «Строго секретно»!
Справка: первый артиллерийский залп по Берлину произвел в 11 часов 20 апреля 1-й дивизион 30-й гвардейской пушечной артиллерийской бригады 47-й армии. Дивизионом командовал майор А. И. Зюкин.
Справка №2: первым советским солдатом, который достиг здания Рейхстага, стал Петр Пятницкий, чье имя, к сожалению, практически было вычеркнуто из истории ВОВ…
По завершении Берлинской операции, начштаба Рокоссовского, Малинин правее записи, сделанной еще в октябре 1941 года К. К. Рокоссовским, написал: «Сим удостоверяю, что мы в Берлине! Начальник штаба 1-го Белорусского фронта генерал-полковник М. С. Малинин, бывший начальник штаба 16-й армии, которой командовал К. К. Рокоссовский. Берлин, 22 апреля 1945 года»

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции