Больше рецензий

majj-s

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

10 августа 2018 г. 11:26

5K

3.5 Бисер бедных

Морелли громоздил выдуманные эпизоды и отливал разнообразные формы, штурмуя и решая их с помощью всех возможных средств, которые имеются у писателя, знающего свое дело – всем этим он давно снискал себе славу у читателей рассказов и романов.


Начну с реверанса. Мне нравится Хулио Кортасар: он мастерски жонглирует словами, бьет каждое на лету, препарирует на коленке, извлекает внутренности и гадает по ним, не отходя от (в общем, от коленки). Отчего так мало пиетета в тоне? Правда? Это вам показалось. Хотя, если хотите честно, да, я считаю славу «Игры в классики» необоснованно раздутой. Больше того, осмелюсь сказать, что « Выигрыши» Кортасара («Счастливчики» в другом варианте русского перевода) интереснее и живее. Не в смысле «бодрее», а в том, что герои выглядят людьми из плоти и крови, в противовес Орасио «Классиков». И в целом это более осмысленный роман. То есть, ты отказываешь «Игре в классики» яркости и оригинальности? Да ни в коем разе, чего-чего, а этого добра в «Rayuela» столько, что того гляди, через край польется.

Что еще за “Rayuela”? А вот оно самое и есть аргентинское, название игры с нарисованными на земле пронумерованными квадратами, которую русские читатели знают под названием «классиков». Не знаю, играют ли в нее нынешние дети, иногда, довольно редко, приходится видеть нарисованными на асфальте возле подъездов, хотя в моем детстве исчерканными были все свободные плоскости - мир меняется. Но не буду отклоняться. Так вот, несколько дней назад, когда говорила о «Хрониках заводной птицы» Харуки Мураками, сетовала на то, что семантика английского перевода дарит читателю каскад значений, взаимодействующих как с сознательным, так и с подсознательным уровнем, в то время как русский вариант названия выглядит неказистым и плоским.

С «Игрой в классики» в точности наоборот. Я знаю, что этот роман принес Хулио Кортасару всемирную славу, вывел его за местечковые пределы латиноамериканской литературы. Знаю, что необычный, оригинальный, новаторский, что смело экспериментирует с формой и стилем, поражает глубиной аллюзий и многослойностью метафор, и языкотворчество у него в неоплатном долгу. Все это знаю, но задумывались ли вы о природе беззаветной любви, питаемой к роману русским читателем? Подсказать источники и составные части?

Смотрите, «игра в...», во что бы то ни было, положительно воспринимается читателем, хотя бы по той причине, что все мы принадлежим к тому подвиду Homo sapiens, который Хейзинга охарактеризовал, как Homo ludens. Чтение способствует интеллектуальным играм самого разного толка. Ни на одном сайте, ни в одной социальной сети нет такого выбора игр, как на Livilib. Многие из них довольно сложных правил, рассчитаны на продолжительный срок, предполагают командную вовлеченность. Что, на первый взгляд, опровергает саму концепцию чтения, а на деле иллюстрирует, сколь велика потребность разделить радость узнавания с кем-то, способным оценить ее. Русскоязычные читатели любят интеллектуальную игру, и название апеллирует к этой их особенности.

Идем дальше, что для русского слуха значит слово «классики»? Уж точно больше, чем для испанского «райуэла» (которая обозначает ту самую игру с квадратами, "царапина" дословно) и "Hopscoth", а именно так это звучит в переводе на язык Шекспира, для английского (оно же). «Классики и», ну, продолжайте. «современники». Правильно, книжная серия, место для которой находилось в книжном шкафу каждой советской семьи, у более продвинутых были многотомные издания «Библиотеки классики». Это слово в русском выходит за пределы литературы, обозначая целый ряд вещей, проверенных временем, с неувядающим вкусом, ароматом и шармом, стилистически безупречных, изысканных и элегантных, хотя, возможно, несколько консервативных. Одновременный синоним к «правильно», «недешево», «респектабельно».

А теперь, та-дамм, фанфары! Какой роман Германа Гессе венчает его творчество, недосягаемой вершиной в короне ледников, мудрый и прекрасный, хотя (следует признать) недоступный абсолютному большинству желающих приобщиться? «Игра в бисер». Не будет крамолой сказать, что «Rayuela» пришедшая в русскоязычное литературное пространство «Игрой в классики», считалась читательским подсознанием как равноценная замена «Игре в бисер». Не стану говорить, что это вариант для бедных и сниженный уровень, но констатирую: в определенном смысле «Классики» являют собой блестяще исполненный пример «фельетонной литературы», описанной в «Бисере» как промежуточный и тупиковый этап пути в Касталию. Павлиний хвост наукообразных псевдофилософских, в высшей степени интеллектуальных пустопорожних рассуждений, прикрывающий пустоту (чтобы не сказать «куриную жопу»). Россыпь блестящих пайеток, ни одна из которых не жемчужина: издали сверкает, а подойдешь ближе - ворох мусора. Сад ветвящихся тропинок, никуда не ведущих.

Что, совсем плохо? А вот этого я не говорила и не скажу никогда. Кортасар блестящий рассказчик и виртуоз словесной игры; с равной долей убедительности может быть циником и романтиком; физиком и лириком; подниматься к высотам самопожертвования и опускаться до бытовой подлости, не прекращая препарировать себя с безжалостной прямотой прозектора. Случись книге прийти в мир сборником рассказов наподобие "Бестиария", она явила бы собой блестящий образец интеллектуальной прозы. Хотя, следует признать, лавров экспериментального романа, снискавших львиную долю капитала на ярмарке писательского тщеславия, это не принесло бы. Потому имеем созвездие роскошных новелл: мага и отношения с ней; уморительная история с концертом Бертрепы; исполненная высокого трагизма смерть Рокамадора. Промежутки между которыми автор безжалостно забил квазиинтеллектуальным словесным мусором.

Комментарии


Я "Игру в классики" не читал, но что-то мне подсказывает, что вы абсолютно точно описали особенное влияние русского названия на русскоязычного читателя. В самом деле, для нас такое словосочетание значит намного больше, чем для испанца или англичанина.
И да, и Гессе добавил дополнительного смысла, это точно.


Это чудовищно многословно по большей части. но в книге есть три автономных сюжета, которые стоят того, чтобы ее отмучить.


Сомневаюсь, что когда-нибудь проверю :)


я считаю славу «Игры в классики» необоснованно раздутой

Он был жутко популярен в свое время в СССР: Как, вы не читали Кортасара?!
Мне у него только рассказы нравятся.


Не, Выигрыи тоже занятная вещь.

Как, вы не читали Кортасара?!

Ах, Антониони! Ах, Антониони!!! (навеяло, помнишь из Райкина?


Да у него всЁ наверно занятное. Но тогда советский читатель подобного, как уже говорили, еще не встречал практически, а сейчас очень многие наши писатели так пишут, и свое сильно ближе душе.

Не саму минюатюру напрочь забыл. Спасибо, что напомнила, глянул.))


Понимаешь, в чем дело, французы начали так писать лет за пятнадцать до него, Перек, Селин - та же интеллектуальная проза, даже ещё покруче. А когда речь о новоаторстве в стилистике и форме, десятилетие это космический срок. Так что Америки он тоже не открыл, просто совпало много факторов и эта череда случайностей вознесла Кортасара к вершинам успеха.


И слыхом таких не слыхивал!
Но насчет череды случайностей - это ведь почти всегда, как я понимаю?
Очень часто это экранизация.


Да, экранизация способствует. И да, почти всегда, ты прав. Загугли, я читала их в прошлом году и мои тексты об обоих есть на ЛЛ


Как только, так сразу.))

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции