Лев Данилкин «Ленин. Пантократор солнечных пылинок» — рецензия

28 сентября 2017 г., 06:48
5 /  4.500
Гибель богов

Не знаю, в том ли дело, что моим первым чтением на английском была книга Марии Прилежаевой The Life of Lenin (с великолепными иллюстрациями Ореста Верейского), или в том, что я знал почти наизусть Книгу для чтения по истории Древнего мира , в которой воспевались восстание Спартака, восстания рабов на Сицилии и восстание Желтых повязок, или в чем-то еще, но герои революций всегда были в моем личном пантеоне. Жизнь в 90-е в «красном поясе» России, разруха, постоянное отсутствие электричества, выживание за счет участка с картошкой слегка способствовали нелюбви к новой власти, подхваченной у взрослых. В этом ключе резкий медийный натиск на старые символы, в том числе и на Ленина, коробил меня и вызывал к жизни еще большую симпатию к тем, кого высмеивали и хаяли. Нет уже давно той незамутненности, с которой я тогда смотрел на мир. Все обладает оттенками и полутонами. Но костяк миросозерцания, пожалуй, остался.

Поэтому, конечно, книга Данилкина как раз для меня. Данилкин (сильно изменившийся как автор со времен его веселого, но, пожалуй, поверхностного, Юрия Гагарина ) сумел меня подкупить тем, что прошел большую эволюцию от первых глав к заключительным пассажам. То, что начиналось для него как довольно легкая прогулка по ленинским местам (жестко заданный формат – тут Ильич жил и делал то-то, а я в начале XXI века нашел здесь а) то же место б) новодел в) музей и т.д.) превратилась в некий диалог со своим героем. Автор бросил в утиль почти все новомодные словечки, которыми пестрели первые пара-тройка сотен страниц, избавился от легковатого тона и стал писать о человеке, который решился.

Салонным марксистом быть довольно легко. Марксизм, в известном смысле, это просто здравый смысл в науке, позволяющий понимать, что, в конечном счете, заставляет двигаться государственные машины. От этого понимания довольно далеко до создания подпольной партии и попытки взять власть.

Самое интересное в книге – именно описание этого процесса превращения теоретика, интеллигента, пусть и сварливого, колкого, занудно-мелочного, в человека, который решился взять власть в распадающемся государстве. Видно, что многие крупные фигуры в большевистской партии не были готовы к этому переходы, все ждали созревания неких условий или как-то по-иному успокаивали себя. А вот Владимир Ильич потому и стал демиургом XX века, что решился.

Заметную часть книги я прочитал во время пребывания в питерском 1-м меде. Было как-то странно сознавать, что решение о захвате власти принималось совсем рядом, на набережной Карповки, что бывшая Широкая с квартирой Елизаровых тоже рядом. В Питере до сих пор столько ленинских мест, что в известном смысле это все еще Ленинград.

Удивил меня и Ленин - кремлевский мечтатель, без всяких кавычек. В первые годы после Октября он привечал всяких безумных и полубезумных изобретателей, которые обещали быстрые результаты для народного хозяйства. В памяти осталась только более-менее сработавшая электрификация, но ей дело, мягко говоря, не ограничивалось.

Мрачная и печальная картина угасания Ильича страшна для меня. Мой дед тоже умер после серии инсультов, и я хорошо представляю эту картину распадения личности, эту боль для родных и неравнодушных. Трагический финал, тяжелый, давящий, точка бифуркации, после которой Советская власть явно пошла по-иному пути (хуже или лучше – знать нам не дано).

Ленин потускнел. Его высмеяли, стерли и задвинули довольно далеко. Его нет в общественном дискурсе, он не существует (почти) как медийная фигура. Это довольно легко объяснимо – его нельзя вставить в рамки современного консенсуса. Так, Сталин – «эффективный менеджер» и т.п.. а Ленин? Все эти сравнения а-ля Фейхтвангер (Ленин – Цезарь Советского Союза, Сталин - Август) были уместны при советской власти, а теперь это не работает. Даже и в советском дискурсе было трудно представлять Ленина как отца-основателя государства, если принять во внимание его идеи об отмирании оного, о мировой революции и прочих вещах, с трудом укладывающихся в тот мир, который создал Сталин и который по инерции просуществовал до середины-конца 80-х.

Автор этого крупного тома упоминает множество книг и фильмов, к месту вплетает милый моему сердцу Хрустальный мир Пелевина, рассказывает о восприятии современниками ключевых работ Владимира Ильича. Но все это такое необязательное, такое красиво-оберточное в сравнении с самим Лениным. Автор часто старался переключиться обратно на рассказы о прелестях Капри и ощущения от современного Шушенского, но не смог, Ильич владел им, притягивал, сковал и заставил писать только о себе.

После выхода книги Данилкин в интервью предавался радужным мечтам, что Ленин станет для нас кем-то вроде Конфуция для Китая. Не думаю, что он прав. Не впишется этот космический человек даже в такой дискурс. Мы видим последние искры той эпохи, когда человечество надеялось на то, что мир может быть более разумным благодаря деятельности людей.

P.S. Молодая Крупская и правда слегка похожа на Скарлетт Йохансонн. Было бы любопытно увидеть фильм об Ильиче с ней и Ди Каприо.

Комментарии

все комментарии


"Пантократор солнечных пылинок"...
очень необычно звучит рядом с именем Ленина, по крайней мере, для человека, воспитанного в советское время, когда к Владимиру Ильичу всегда относились уважительно.
Хорошо, что пишут о нем и сейчас, и не ругают...
мне в детстве нравились книги, такие как "Ленин и дети" В. Бонч-Бруевича
картинка AnnaYurievna


Про пылинки - это из ленинского конспекта Гегеля.


понятно... тёмная... про Ленина читала в детстве. потом советское время закончилось, и самого Ленина уже не читала...


Не наговаривайте на себя - про цитату из Гегеля сказано в эпиграфе этой книги, вряд ли кто-то ее помнит просто так.


понятно :-)


и, да, "Жизнь Ленина" Марии Прилежаевой у меня была в детстве. и очень мне нравилась. жаль, где-то затерялась...


Меня картинки завораживает, честно.


Было как-то странно сознавать, что решение о захвате власти принималось совсем рядом, на набережной Карповки

Да я вообще до 18 лет жил в доме, где Ленин (страшно подумать!) встречался с Красиным.


Подбавим пафоса - вот она, живая ткань истории )


У меня вопрос. Как вы считаете, надо ли его тело захоронить рядом с матерью, как он просил, или пусть лежит непогребенным вопреки своей воле?


Насколько я информирован, просьба о захоронении с матерью - городская легенда. И что-то мне подсказывает, что те, кто так болеет идеей перезахоронить Ленина, вряд ли жаждут этого потому, что он якобы просил похоронить его в другом месте. Скорее речь идет о реваншизме и желании свести счеты с давно мертвым человеком, уничтожить еще один символ неудобного прошлого.


То есть, столь странное отношение к человеческим останкам это нормально? Предание их земле это в первую очередь уничтожение символа?

Как по мне - так пусть лежит. Символ. Я историю уважаю. Но он ведь человеком был. Или Нет? Как считаете?


Бальзамирование - это странное отношение к останкам? Возможно, но это одна из самых древних и, как оказалось, живучих человеческих традиций. Посмотрите ради интереса список лиц, чьи тела были забальзамированы в Новое время или в XIX веке. Бентам, Пирогов и другие лица.

Если быть формалистом, то, насколько я знаю, тело Ленина предано земле, в мавзолее он именно похоронен. Поэтому речь может идти только о перезахоронении в другом месте. А это совсем другое дело.

Именно поэтому мне кажется, что вопрос сильно раздут и перекручен. Ни странного отношения (бальзамирование - редкий, но довольно обычный прием), ни необходимости захоронения в случае Ленина нет, есть только политический, простите, хайп.


Бальзамирование- отжившая традиция. Во всяком случае, у нас такой раритет в единственном числе. И он в самом сердце страны. Это явление говорит об исключительном отношении к усопшему. Заслужил/Не заслужил вопрос спорный. Упокой или проклятие- тоже спорный.
Если говорить о формализме, то это единственная мумия, которая выставляется напоказ тысячам людей. Что это, в смысле традиций? Герой наказан, я считаю. И мы вместе с ним.

Я поняла вашу точку зрения, спасибо.


Почему один? В 1925 забальзамировали Котовского. И Ленина, и Котовского бальзамировали по образцу Пирогова, который так и лежит в Виннице с 1881 года. И Котовский, и Пирогов находятся/находились в доступе для публики. Норма меняется, то, что кажется вам странным, не было таковым для современников. Нашим потомкам тоже многое в нашей жизни будет казаться странным. Вряд ли это будет для них поводом уничтожать то, что останется от нас.


В государственном масштабе - в единственном числе. Так что бы умершее тело было выставочным экспонатом. Я поняла, что большинству людей это не претит. Ни тогда, ни сейчас. Поклонение мощам свойственно людям. Вот вы пишете, что Ильич не заслуженно забыт, как же он забыт, если его останки выставлены на обозрение почти 100 лет и экспозиция закрываться не собирается?

Я нахожу это по меньшей мере странным, и что лучше молчать на эту тему.

Добавить комментарий

Teresa Driscoll «I Am Watching You»
Of course, I really shouldn't listen in on other people's conversations. But it's impossible not to on public transport, don't you find? Главная героиня…
tashacraigg
livelib.ru
Валерио Массимо Манфреди «Оракул мертвых»
Ещё одна книга, где я затрудняюсь с оценкой и с тем, чтобы сказать, что же не понравилось. Концовка? Да вроде нет. Любая иная попросту бы выбесила. Вот в…
angelofmusic
livelib.ru
Лев Данилкин «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»
Вождь большевиков предстает в этой книге человеком странным – смешливым, истеричным, поэтичным, сентиментальным, расчетливым, надежным, бессовестным,…
majj-s
livelib.ru

Больше рецензий

• Все рецензии red_star
• Все рецензии на книгу «Ленин. Пантократор солнечных пылинок»
• Все рецензии на книги Лев Данилкин