Робертсон Дэвис «Лира Орфея» — рецензия

19 сентября 2017 г., 17:00
5 /  4.330
Дураки Круглого стола

Кажется, будто главная аллюзия строится между сюжетами романа «Лира Орфея» и оперы «Артур Британский, или Великодушный рогоносец», но такой оперы на самом деле не существует, и так называемая аллюзия — не более чем фантазия автора. Хорошее начало, не правда ли? Зато со временем начинаешь обращать внимание на часто упоминаемые в тексте «Житейские воззрения кота Мурра» Гофмана и «Охоту на Снарка» Кэрролла. В конце концов, несуществующая опера логично подменяется на «Книгу о короле Артуре и о его доблестных рыцарях Круглого стола» сэра Мэлори (которая у нас вышла под названием «Смерть Артура»), и тогда вместо театра, музыки и пения (составляющих вместе оперу) остаётся только литература — как это всегда бывает у Дэвиса.

Поразительно, как Дэвис преобразует доступную ему информацию. Не только Гофман у него выглядит как живой (ага, живой покойник), но и не вызывает сомнения, что Эрнст Теодор Амадей Гофман (сокращённо — ЭТАГ) задумал и начал писать «Артура Британского». Я верила, что так оно и было, пока не открыла биографию ЭТАГа. Дэвис не только с умом подобрал идеальные прототипы для исторических персонажей, но и сумел органично вплести их в свою книгу на грани мистификации.
Понравилось упоминание актрисы — миссис Сиддонс, — потому что впервые в жизни мне пригодились своими глазами добытые наблюдения и сделанные из них выводы, которые я не преминула подкрепить точными знаниями.

♛ Читать об этом не обязательно, но расскажу подробнее: когда я заинтересовалась живописью пару лет назад, то, соответственно, стала много времени проводить в музеях. Однажды в Третьяковку привезли коллекцию портретов из Национальной британской портретной галереи, одной из картин в которой был неимоверно заинтересовавший меня портрет Сары Сиддонс. Упоминаю здесь об этом потому, что книги Дэвиса — это интеллектуальная кладезь всех времён и народов, и даже если вы многого не знаете, обязательно найдётся что-то, что заденет лично вас. Про Мурра я в своё время так и не дочитала, поэтому с Гофманом вообще не очень хорошо знакома; легенды о короле Артуре слышала постольку-поскольку и примерно в той же степени была ими заинтересована; пожалуй, до встречи в тексте с Сиддонс ближе всего мне была именно «Охота на Снарка», упоминаемая то тут, то там, то там, то тут. ♛

В целом информационная, я бы даже сказала, развлекательно-познавательная составляющая — на высоте. Дэвис, я тебя обожаю!
Так о чём это я?

В книге, где одним из главных героев является священник — между прочим, мой любимый профессор преподобный Симон Даркур, — невольно ожидаешь каких-то религиозных мотивов, но христианское загробье — это единственное, что использует Дэвис, да и то — в качестве декораций на уровне «проходного двора». Если Дэвис что и исповедует, то это скорее мистицизм, как максимум — христианский мистицизм. По сюжету события оперы, которая занимает умы всех героев, находят отражение — мистическое или даже магическое — в их жизнях. События оперы вам перескажут почти в самом начале книги, и ещё примерно триста страниц вы будете гадать, кто есть кто и кто с кем как поступит. С Артуром всё понятно, Артур — это Артур, соответственно, его жена Мария — это Гвиневра. А кто тогда Ланселот? Кто Мерлин, кто Моргана, кто Мордред? и т.д. Это может показаться забавным, но окажется не самым интересным.
Самым интересным для меня оказалось примечание переводчика, выловленное по какому-то незначительному поводу в подстрочнике:

Мотив связи творчества с хтоническим миром — один из центральных в «Корнишской трилогии» Р. Дэвиса.

Переводчику — Татьяне Боровиковой — отдельное спасибо, мадам — вы гений! В одном предложении выражено всё то, что я пытаюсь сказать этим своим отзывом. Давайте рассмотрим внимательнее. В первой книге герои сходили с ума из-за рукописей, во второй меняли свою жизнь ради картин, а в третьей Дэвис отдал их души на растерзание опере. Главным на балу «Корнишской трилогии» всегда остаётся творчество. Комплексно-аллегорически Дэвис рассматривает и показывает природу творчества, развитие и рост творца. Что есть каждая из трёх книг как не аллегория? Всю трилогию можно подытожить цитатой, которую использовал сам Дэвис:
Жизнь любого Человека, который хоть чего-нибудь стоит, — непрерывная аллегория, и лишь немногие прозревают Тайну его жизни, которая, как Писание, метафорична.
Джон Китс

Да-да, эта часть моего отзыва настраивает излишне серьёзно и может даже напугать потенциального читателя, да? (: Плюс ко всему ещё и обращение автора к опере, которая в последний век (или около того, тут я могу быть не в теме) считается максимально серьёзным видом искусства, серьёзнее которого — только искусство критики. Но мы ведь никогда не искали лёгких путей? К тому же, нет ничего уморительнее, чем пересказ в этом романе либретто Планше — точнее планируемого им сюжета оперы «Артур Британский, или Великодушный рогоносец». И жизнь Гофмана преподносится с долей юмора, и драма, разыгравшаяся в кругу Артура и Марии Корнишей, показана не без иронии. Так что я бы сказала, перефразируя слова книжного Планше, что литература — не монастырь и никогда им не была.

Как вы уже могли понять, без первых двух книг третью читать бессмысленно (хотя с первой или второй такое ещё могло бы прокатить). Здесь развиваются, достигают кульминации и находят логичный (и славный!) конец сразу несколько тем из предыдущих книг: отношения Марии и Артура, использование наследия Фрэнсиса Корниша, судьба биографии Фрэнсиса Корниша, духовные поиски себя Даркуром и социально-рефлексивные поиски себя Марией, а также осмысление творчества в целом. Здесь Симон, влекомый по пути Дурака безжалостной судьбой (или волей автора), да и остальные персонажи ведут себя ведут себя по-дурацки и не слушают голос разума. Такое дурацкое поведение лишь добавляет им обаяния и очарования, накладывает на образ каждого завершающий штрих, но без первых двух книг этот образ не будет полным.
В третьей книге, наконец, становится понятно, насколько Мария и Фрэнсис похожи: Мария наполовину учёный, наполовину дочь цыганки — мошенницы и воровки, а Фрэнсис наполовину художник-искусствовед, наполовину мошенник. Ещё сильнее их в этом плане роднит примирение обеих этих половин. Под конец книги становится понятно, что и Даркур этим героям — родная душа. Наверное, за это я их и полюбила. Все они — дети Меркурия в той или иной степени.

Меркурий (Mercurius, Mircurius, Mirquurius) — в древнеримской мифологии бог-покровитель торговли и воров, сын бога неба Юпитера. К его атрибутам относятся жезл кадуцей, крылатые шлем и сандалии, а также часто денежный мешочек.

Все мы — дети Меркурия.
________________________________________________________
Рецензия на первую книгу — «Мятежные ангелы» .
Рецензия на вторую книгу — «Что в костях заложено» .

Комментарии

все комментарии


Сами вы парень, пардон май френч


Кстати, сейчас появилось время проверить, поэтому да, замечание справедливое (:

Добавить комментарий

Ю Несбё «Нетопырь»
Первый случай, когда я решила перечитать книгу, пересмотреть своё мнение и попробовать втянуться дальше. Наверное, потому что мне нравится потенциал серии. В…
TibetanFox
livelib.ru
Ю Несбё «Жажда»
Он промчался мимо Ракели, не взглянув на нее и не попрощавшись. Она была вытеснена, удалена из его мыслей одной из двух его настоящих любовниц. Алкоголь и…
nastena0310
livelib.ru
Федор Достоевский «Собрание сочинений в 12 томах. Том 2»
В «Дядюшкином сне» (так же, как в писавшейся одновременно повести «Село Степанчиково и его обитатели» и более поздних рассказах «Скверный анекдот» и…
bastanall
livelib.ru

Больше рецензий

• Все рецензии bastanall
• Все рецензии на книгу «Лира Орфея»
• Все рецензии на книги Робертсон Дэвис