Олег Нуждин, Станислав Рузаев «Севастополь осенью 1941 года: хроника осажденного города» — рецензия

14 сентября 2017 г., 02:29
5 /  5.000
Второй объемный труд по Севастополю-41
39024-09d1b-103714115-m549x500-ud6761.jp

Фрагмент карты с расположение советских и немецко-румынских войск к 7:00 1 ноября 1941 года на северном направлении. Из выставки в административном здании 35-й батареи, Севастополь.


После объемного труда Александра Неменко на ту же тему взялся за свежую и еще более толстую книгу авторства кандидата исторических наук и доцента УФУ Олега Нуждина и магистра истории Станислава Рузаева. Это и второй подход к теме после Севастополя-42, но если та книга о мае-июле 1942 года впоследствии была перевыпущена в центральном издательстве, то когда именно это исследование с тиражом в 100 штук (!) дойдет до массового читателя, я предсказать не берусь. Готов поделиться в комментариях координатами продавца в Екатеринбурге, которая прислала мне экземпляр, возможно, еще не весь тираж разошелся.

Если сравнить с трудом Неменко, то из главных отличий в написанном прежде всего следует упомянуть разные подходы авторов к теме отступления Приморской армии в Севастополь. Для севастопольского исследователя это было прежде всего длинная преамбула собственно обороны или же заключительные два десятка страниц в Перекопе-41, тогда как для уральских историков это стало одной из главных задач книги, и которой было отведено порядка 200 страниц из почти 650 от объема текста. Таким образом первая половина книги о провале обороны Южнобережного рубежа стала наиболее подробным освещением это печального события. По ходу рассказа создается полное впечатление отчаяния высшего командного состава и растерянности генерал-майора И. Е. Петрова из-за невозможности остановить немецкий каток. Тому пример преувеличение сил группы Циглера, перехватившего двумя батальонами дорогу Симферополь - Бахчисарай и отрезавшего прямое отступление на Севастополь. У Петрова было как-минимум две дивизии с артиллерией около Симферополя, но он не решился даже разведать боем этот заслон, в то время как по опыту уже крымских боев, немцы, если сталкивались с упорным сопротивлением или атаками заведомо превосходящего противника, предпочитали отходить, а не упорствовать до последнего. Или, к примеру, сбор Петровым в разгар боев командиров дивизий Приморской армии на... голосование по бумажкам куда отходить - в Севастополю или к Керчи, при том, что решение защищать главную базу было уже оформлено в документах по армии. А потом, ознакомившись с мнением командиров, командарм лишний раз подозревал в невыполнении приказов у тех, кто голосовал за Керчь, и слишком медленно шел в Севастополь. В целом, столкнувшись после Одессы с немцами, как с соперником неизмеримо выше классом, чем румыны, Петров был подавлен быстрым разгромом своих частей, и это явно мешало ему принимать здравые решения. Только упорные арьергардные бои и неустанный труд саперных подразделений, устраивающих завалы и подрывающих мосты и дороги за спинами отступающих частей позволил приморцам пробиться по кружному пути через горы и вдоль моря к Севастополю.

Вторым отличием от Неменко стал более широкий спектр источников в освещении собственно обороны и обеих штурмов. У крымчанина вся книга подневной хронологии построена по формуле: "Цитата из Моргунова/Ванеева - советские документы - немецкие/иногда румынские документы", то при сохранении подневного рассказа о событиях, у уральцев нет такой шаблонности, поэтому ее, кстати, и читать немного поинтереснее, хотя для обычной толчеи мелких тактических боев за высотки, из которых и состояла по большей части Вторая Оборона, нужны подробные карты, а их у Неменко нет совсем, а у Нуждина и Рузаева штук пять на все повествование. И там где у предыдущего труда описания даются цитированием архивных документов, то в этом историки предпочитают давать свою выжимку событий. Где-то это подход приводит к практически одинаковым выводам, например в поисках ответа при каких обстоятельствах был потоплен транспорт "Армения" на траверзе Гурзуфа 7 ноября 1941 года - и не находят никаких победных реляций в немецких документах, хотя люфтваффе сплошь и рядом с удовольствие топило в своих отчетах вымышленные баржи и военные корабли. Еще, кроме обычного набора советских и немецких мемуаров генералов, авторы откопали, например, историю 16-го пехотного полка Вермахта: Grenadier-Regiment 16. 1939-1945 от выжившего командира одного из его батальонов, рассказавшего в числе прочего о том, что при выборе места наступления командир другого батальона, формально равный, но пробывший в своем звании чуть дольше, ультимативно выбрал своему подразделению более удобный участок фронта, оставив майору Брунсу наступать по узкой и простреливаемой с обеих сторон долине. Дедовщина, в общем. У уральцев более подробно рассмотрена обстановка принятия решений обеих сторон и всякие непреднамеренные ситуации, срывающие планы командиров. Скажем, во время второго наступления немцы намучались с румынами, которым поставили задачу одним батальоном атаковать с одной стороны гору Гасфорта, бывшую главной опорой советских войск в центре СОРа. Но смена места КП румынами на более безопасную пещеру, и срыв связи по этому поводу (не только советские командиры страдали подобным) привели к тому, что батальон выполнявший чуть ли не главную роль в наступлении на этом участке, проблуждал непонятно где, совершенно сорвав всю внезапность и синхронность атаки советских позиций. В итоге, становится понятно, что при таких художествах немцы старались выводить румын на оборону статичных участков или борьбу с партизанами, лишь бы не мешались под ногами. Что еще любопытного - не очень понятна логика Манштейна, гнавшего свои войска на северном участке обороны в наступление в течении 28-31 декабря, когда советские десанты уже высаживались в восточной части полуострова. Пехотные роты стесались до пары-тройки десятков человек, от батальонов осталось по сотне, продвижение было тоже по сотне метров в день, командиры роптали, что еще пару дней такого наступления - и кончатся даже поставленные в первую линию тыловики. Но будущему фельдмаршалу нужно было позарез пройти оставшиеся три километра и добраться до Северной бухты, невзирая на то, что подкреплений ждать было неоткуда, а советские командующие постоянно подкидывали прибывающие морем части. И как итог - когда наступление окончательно выдохлось, Манштейну пришлось отводить войска на северный берег Бельбека хоть для какой-то прочности обороны, освобождая таким трудом и кровью отвоеванные высоты. Увы, но наступление немцев стесывали постоянно вводя в бой батальоны и полки из полученных за счет ослабления собственно кавказских десантных частей, получив три необстрелянных дивизии и бригаду, командование моментально обескровило их, так что никакого наступления навстречу у СОРа не вышло. Но без этих частей Севастополь бы пал уже в январе 1942-го.

В целом, остается надеяться, что как и некоторые другие книги историков, "Севастополь-41" рано или поздно переиздадут в известном московском издательстве, естественно дав ему какое-нибудь вводящее в заблуждение название и повыкидывая "лишние" приложения. Но пусть хоть так, чем вообще оставлять пока лучший из прочитанных трудов по обороне города-героя в неизвестности.

Роберт Гэлбрейт «На службе зла»
Это, конечно, стало понятно гораздо раньше написания первой "a Strike novel", но все равно хочется остановиться на этом поподробнее. Гарри Поттер и…
zdalrovjezh
livelib.ru
Джон Ирвинг «Мир глазами Гарпа»
Романы Джона Ирвинга ( чуть не написала Т.С. Гарпа , что это значит ? я все еще нахожусь в романе ??)) смахивают , на мой взгляд, на оливки или…
Tarakosha
livelib.ru
Неменко Александр «Крымские десанты 1941–1942 гг.: «Черные бушлаты» в бою»

Большая часть причала в Керченском порту была разрушена взрывом боезапаса, который произошел при бомбардировке 26 октября 1941 года. Это стало одной из…
metaloleg
livelib.ru

Больше рецензий

• Все рецензии metaloleg
• Все рецензии на книгу «Севастополь осенью 1941 года: хроника осажденного города»
• Все рецензии на книги Олег Нуждин, Станислав Рузаев