Больше рецензий

30 января 2017 г. 12:15

240

2.5 Осторожно: спойлеры!

Открываем предисловие.
Автор упоминает два романа, в которых делались попытки описать подобный доисторический мирок. Первый «Путешествие к центру Земли» Жюля Верна.

Все это очень неправдоподобно...
...Геологические ошибки в этом романе побудили меня в 1915 году сочинить «Плутонию». До этого случая я еще ничего не писал для молодых читателей и не собирался этого делать.

Ладно, допустим, критика и всё такое...
Читаем дальше:

Второй – роман Конан Дойля...
.... произвел на меня такое слабое впечатление, что я забыл его название, хотя читал его два раза и не очень давно, – гораздо позже, чем роман Жюля Верна.

Серьёзно? Мистер писатель не удосужился запомнить целых два слова "Затерянный мир"? Как минимум некрасиво.
Итак, наша славная экспедиция отправилась покорять земли близ Чукотки. Холод, пурга, ездовые собаки... Поначалу весьма интересно.
А потом встречаем первых представителей животного мира - и начинаем убивать всех подряд.

– Да ее кто-то тащит! – воскликнул он, когда лодка, бывшая опять совсем близко, снова начала отдаляться толчками.
– Не подцепил ли ее гиппопотам? Он мог запутаться ногой или захватить зубами причал.
...
– Еще бы немного, и я бы выбился из сил, – сказал Макшеев, переводя дух после гонки. – Если бы не жаль было заряда, следовало бы пустить этому уроду пулю в спину за такие штуки.

Товарищи исследователи, доброта ваша не имеет границ!

Громеко, соблазнившийся видом маленького носорога, показавшегося ему достойным вертела, выстрелил и уложил на месте ничего не подозревавшего детеныша. Его родители, вместо того чтобы спастись бегством, как ожидал охотник, обнюхали труп, а затем с громким хрюканьем бросились на ботаника, который имел неосторожность показаться на опушке кустов. Отдышавшись от безумного бега, он поднялся обратно к кустам, нашел ружье, брошенное при бегстве от носорогов, а затем стал искать свою добычу – маленького носорога, из-за которого натерпелся такого страха.

Плохой, плохой маленький носорог!
Целыми днями исследователи только то и делают, что убивают разную живность, чтобы отпилить хвост или ногу в коллекцию или просто попробовать немножко, оставляя всю тушу падальщикам, так как с таким подходом пищи у них в избытке и стрелять можно налево и направо.
Внезапно мирных вкусных животных стало меньше, где-то с 2/3 романа герои охотятся уже не ради одной ноги и черепа на память, а ради пропитания. Вот ужас-то!

В плену нас держат главным образом женщины, которым мы нравимся, потому что мы красивее и сильнее мужчин их племени. Мужчины же с удовольствием помогут нашему освобождению. Наступайте открыто, стреляя залпами в воздух, чтобы поразить дикарей и заставить их покориться нашей воле. В крайнем случае подстрелите несколько женщин.

Как это мило!
В итоге одна дикарка оказалась подстреленной, причём некий Каштанов даже не скрывает, что вместо дроби стрелял в неё пулями. Видно, чтобы уж наверняка убить и отпилить что-то в ту же коллекцию... Но женщина выжила.


– Что же мы будем делать с ней? Остальные ведь убежали.
– Придется взять ее с собой как пленницу. А когда поправится, отпустим на волю.
– Отпускать?! – возмутился Папочкин. – Ни в коем случае! Мы ее доставим на «Полярную звезду» как великолепный экземпляр первобытного человека, близкого к обезьянам. Какой это будет клад для антропологов!

А вот тут Обручев внезапно решил избавить нас от сострадания к пленнице и поделился сведениями о дикарях, что своих убитых или тяжело раненных охотники съедали.
Фу-фу-фу! Ладно, уговорили, забирайте барышню на опыты!
***
Финал какой-то грустный и поспешный, как по мне, похож на быстренько свёрнутый свиток.
И вот наконец книга дочитана.
Из хорошего: очень интересные описания доисторической фауны. И частично само путешествие в плане открытий, исключая кровавые сцены. Хотелось немного иной истории.
Вывод: лучше было бы прочитать книгу лет в 12 и не задаваться вопросами. Хотя нет, я слишком жалела бы зверюшек. Но это мои впечатления и моё разочарование.

Комментарии


Как мы совпали впечатлениями об этой книжке!


Очень приятно встретить единомышленника, а то больно уж высокая оценка у книги, как будто попросту придираюсь.

`