Больше рецензий

Rum_truffle

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

1 июля 2016 г. 23:51

300

4.5

Дневник Эриха.

Я с детства любил рассказы о конкистадорах, хитрых, бесстрашных, жизнелюбивых и страстных. Их приключения каждый раз кружили мне голову, манили меня в жаркие тропические леса на поиски новых, доселе невиданных земель, на поиски золотых гор и серебряных водопадов, сказочных животных и божественных по красоте своей женщин. Я грезил упущенными возможности и проклинал свою жизнь, так неудачно начавшуюся не в шестнадцатом, а в двадцать первом веке.

И вот я тут. В Венесуэле, некогда привлекавшей отчаянных смельчаков легендами об Эльдорадо. Где-то в глубине гилеи, прекрасной и опасной. Нас несколько человек, немцев. Мы нашли друг друга в интернете, на форуме яростных поклонников испанской конкисты. Однажды мы решили, что раз уж нам не довелось самим поучаствовать в освоении земель Латинской Америки, то мы хотя бы можем окунуться в атмосферу дикой и местности и лесов, благо природа практически не изменилась с тех пор, особенно если уйти подальше от цивилизации. После нескольких месяцев подготовки, чтения различной литературы по выживанию в дикой природе, а так же по географии и по истории, мы все-таки оказались тут. В самом сердце нашей несбыточной мечты.

Это наш третий день. Невыносимо жарко днем и холодно ночью. Комары сводят нас с ума, но мы подготовились к встрече - их назойливость для нас безобидна. Мы питаемся маисом и маниоковыми лепешками, по нашему мнению это очень аутентично. Правда, охотиться мы не умеем, но надеемся, что это нам не пригодится.

Мы уже пятый день в лесу, запасы еды подходят к концу, скоро будем выдвигаться в обратную сторону, мы специально пошли так, чтобы к концу путешествия быть поближе к деревне. Кто-то потерял карту, но мне кажется, что выбраться отсюда проблем не составит. Мы постоянно вспоминаем Филлипа фон Гуттена и его историю. В первую очередь, потому что он наш земляк. Конкистой-то по большей части испанцы баловались, но есть среди различных рассказов и истрии наших земляков. Правда, Филипп неправильный какой-то был конкистадор и закончилось все не очень хорошо, поэтому мы стараемся избавиться от мыслей о нем - кажется, это может быть дурным знаком. Вообще, мы с товарищами не сильно суеверны, но когда ты пятый день находишься в живом лесу, полным странных звуков и видений, невольно начинаешь задумываться о мистической стороне самой конкисты. Ну ладно, на сегодня все.

День седьмой - мы заблудились. Сидим возле костра и трясемся от страха. Запасы заканчиваются, местность нам незнакома. Карта утеряна. Кто-то рассказывает про Филиппа. Уж не знаю, зачем он это вспомнил именно сейчас. Наверное, потому что нам показалось, будто молодая красивая женщина вышла из-за деревьев. А еще будто по лесу раздался ее смех. Бред, конечно, мы современные люди, не то что дикари того времени, верившие в ведьм и долгое время считавшие, что у индейцев нет души. Нет, ну только подумать, сжигать ведьм! Верить в бесплотного духа - защитницу лесов! Верить Фаусту, в конце концов! Хотя, вот не были бы они тогда так податливы в плане веры во всякие чудеса, и конкисты бы не случилось толком. Эльдорадо! Это ж надо было! Нет, ну правильно рассказывает Франц, Филипп, конечно, был слишком чистым душой человеком. Добыча земель и сокровищ - не место для хороших людей. Да и не стремились туда они. Это удел отчаявшихся, бегущих от прошлого или от закона, жаждущих власти и богатств. Рыцарям незачем пятнать честь своего рода погоней за несбыточной мечтой. Он должен был воспротивиться, должен быть стать Персифалем, но поддался пороку и поплатился. Что-то меня несет не в ту степь. Это от голода.

День восьмой.
Сложно идти, мы голодные и напуганные. Нам мерещатся вонючие тапиры и призраки погибших испанских солдат, за которыми гонятся такие же бестелесные индейцы, умерщие от их мечей. Крики птиц и обезьян напоминают отчаянные вопли умирающих. Мы начинаем вспоминать, что не все оказывались по своей воле в этих диких местах. И выдуманные нами призраки обретают плоть, пьяно и зло смеются нам вслед. Последний час мы почти бежали. Со всех сторон будто наступали индейцы, встречающие нас боевым кличем, желающие отомстить за гибель тысяч своих соотечественников. Конкиста больше не кажется нам такой уж романтичной. Мы в панике.

День девятый. Этой ночью нам показалось, быдто Луна была кроваво-красная, но кажется, это просто от голода. Есть нечего, хорошо хоть вода осталась. Мысли путаются. Мы проклинаем себя за глупую затею. Природа - удел тех, кто ее понимает. Она не для нас, людей, детей цивилизации и прогресса. Что есть золото, если ты можешь умереть в любой момент?

День десятый. Все обошлось. Нас нашли местные, говорят, шли по нашим следам, так и думали, что мы заблудимся. Возвращаемся в Германию. Наше место там. Мы слишком испорченны благами прогресса и слишком чисты помыслами. Я больше не жалею, что родился в двадцать первом веке. Я смеялся над верой тех людей в мистику? Глупец! Вся жизнь в этом лесу духов - сплошная мистика. Филипп должен был умереть.