Ф. М. Достоевский «Сон смешного человека» — рецензия

28 июня 2016 г., 17:48
5 /  4.315
«Но неужели не все равно, сон или нет, если сон этот возвестил мне Истину?»
Ф.М. Достоевский «Сон смешного человека»


Невероятно ёмкая проза, маленький рассказ-притча на нескольких страницах, и вдруг - настоящий парад идей от экзистенциализма и психоанализа до христианства и буддизма.

Читатель встречает человека, которому ни много ни мало известна Истина, при том, что все окружающие считают этого человека сумасшедшим.

Ох как тяжело одному знать истину!


О скольких десятках таких я уже читала?, - подумала я, и могла бы так и не отложить книгу, если бы не рекомендация уважаемого laonov . И это было бы огромной ошибкой.

Итак, продолжаем знакомство с героем, типичным «достоевским» персонажем – маленьким, смешным, униженным и, вместе с тем, переполненным гордыней и какой-то большой нелюбовью – и к себе, с детства, и, как следствие, к людям, которые смеются. Но вскоре он освобождается от своего страха быть осмеянным и от своей униженности и гордыни. Герою становится все равно. И это не «все равно, я вас выше и лучше», а убеждение глобальное.

… в душе моей нарастала страшная тоска по одному обстоятельству, которое было уже бесконечно выше всего меня: именно — это было постигшее меня одно убеждение в том, что на свете везде все равно.


Падение на дно океана отчаяния и нахождение своеобразного успокоения в самой низкой точке. Можно это назвать стабильностью - ниже падать некуда, всеравнее уже не будет. Чаще всего от такого «всеравнизма» могут «вылечить» люди, но тут герой уже дошел до такой степени отчуждения, что уже не может приблизиться к другим на нужное расстояние. Да и в лекари нет охотников. Ощущение, что все равно всем.

И уже готово решение лишить себя жизни, ведь все равно же, но… Всегда бывает какое-то «но». Известно, что даже глубоко депрессивному человеку для самоубийства нужен энергетический «приход». Чтобы стало не так все равно. И вот уже звездочка мелькнула, подсказывая: «сегодня», а дома уже ждет услужливый револьвер.

Вот только девочка на улице… Что же это за девочка? Мало ли их, таких, по улицам бегает? Не все ли равно?

А если это Анима, душа? Маленькая, жалкая, одинокая. Иначе, отчего бы именно ей не давать покоя человеку перед последним в жизни выбором?

Удивительно, как обманчиво простой и короткий текст заставляет прочувствовать, как законы, по которым живет сознание отступают. Вот, сидит человек в кресле, самоубийство – дело уже решенное, сознанию, рассудку всё равно. Ну ладно, почти все равно. Герой засыпает. И начинают действовать другие законы.

Сны, кажется, стремит не рассудок, а желание, не голова, а сердце, а между тем какие хитрейшие вещи проделывал иногда мой рассудок во сне!


В совсем не смешном сне смешной человек встретился с тем, что он сознанием отвергал на протяжении всей жизни, да и сама жизнь, казалось бы, отрицала это как невозможное. Наверное, это был голос души, той самой, отвергаемой и потерянной. Герой увидел Землю и людей такими, какими они могли бы быть, живущими так, как не мог представить его рассудок, это можно было лишь прочувствовать и воспринять всем существом как важнейший и преобразующий опыт.

Можно назвать это Раем – мир, наполненный любовью и гармонией, где люди естественным образом ощущают свою самость. Они не отчуждены ни от себя самих и своих потребностей, ни от других людей, ни от природы. И это не Утопия. А всего лишь общество, быть может, несколько более идеальное, чем описываемые Клодом Леви-Строссом традиционные общества народов, котором чужды идеи прогресса, живущие в гармонии с миропорядком. Это ни в коем случае не какое-либо «разумное» устройство общественной жизни. Здесь царит нечто большее, чем разум. Это Целостность.

Но я скоро понял, что знание их восполнялось и питалось иными проникновениями, чем у нас на земле, и что стремления их были тоже совсем иные.



…они как бы чем-то соприкасались с небесными звездами, не мыслию только, а каким-то живым путем


Но и прекраснейшие сны не длятся вечно. Герой – человек, носитель первородного греха, а любой Рай всегда мыслился человеком как Рай потерянный. И стоит допустить в царство гармонии хотя бы тень греховной мысли, как начинает исчезать всё, что успел полюбить герой. А потом уже никакие прекрасные идеи не могли спасти этот мир.

Когда они стали злы, то начали говорить о братстве и гуманности и поняли эти идеи. Когда они стали преступны, то изобрели справедливость и предписали себе целые кодексы, чтоб сохранить ее, а для обеспечения кодексов поставили гильотину.


И вот уже и на той Земле жизнь почти такая же, как и на этой. Так что же изменилось? К чему был весь этот сон?

Человек пробудился для жизни.

О, теперь жизни и жизни!


Смешной человек принял и полюбил себя таким, как есть. Ну и что, что люди смеются?

Кроме того — люблю всех, которые надо мной смеются, больше всех остальных.



Главное — люби других как себя, вот что главное, и это все, больше ровно ничего не надо: тотчас найдешь как устроиться.


Так бывает, если человек увидел свой путь, дорогу проповеди и разделения своей истины с другими. И как завершающий аккорд звучат прекрасные слова о воссоединении человека с Душой:

А ту маленькую девочку я отыскал… И пойду! И пойду!

Благодарю laonov за чудесный совет!

Комментарии

все комментарии

Рад что вам понравился этот рассказ )
Замечательная рецензия ! Особенно хорошо вы уловили символику девочку-души.
Сам хотел написать что-то подобное в своей рецензии, но у меня как обычно всё вылилось в нечто полубредовое )
А вы заметили связь между этим рассказом и "Соглядатаем" Набокова ?
p.s. Теперь ситуация с Кирилловым прояснилась ? )

Здесь надежда, а "Соглядатай" глубоко трагичен и безнадежен. Впрочем, герой Набокова как раз-таки лишен дара целостного восприятия мира. Наверное, я могла бы и не провести параллель, если бы вы не написали.)

А еще рассказ мне показался несколько отстоящим и от "Бесов" и от других вещей, в нем будто бы меньше христианского, чуть ли не критика христианства присутствует, это меня удивило.

PS И, нет, ситуация с Кирилловым по-прежнему не кажется ясной. Здесь душа, хоть и заброшенная, была против самоубийства, а у Кириллова, что же, негативный Анимус в виде Петруши? Хотя...

У Набокова как обычно всё вылилось в очередной спор с Достоевским )
Да, меня тоже удивило в этом рассказе нечто не совсем типичное для Достоевского. А некие "тени" буддизма и т.д., сближающие его в чём-то с буддизмом Толстого, так и вообще поразили.

а у Кириллова, что же, негативный Анимус в виде Петруши? Хотя...

Кстати, да, возможно, что это именно "негативный Анимус", некий негатив кирилловщины. Хотя... в Бесах ведь тоже была светлая девочка-душа, и поступок Ставрогина...

Да, сейчас вспоминала "Соглядатая" и подумала, что вполне возможно. У Достоевского - это путь веры и проповеди, хоть даже и через сновидение, а у Набокова - это путь еще большего отстранения от себя. Полные противоположности. Кроме как в виде спора и представить сложно, как бы могло так выйти.

А Ставрогина ли это была погубленная душа? Странно: для бездушного (вроде бы) персонажа столько кандидаток на душу: от Лизы до Матреши.

Ну, была ведь ещё и хромоножка..
А может Ставрогин не столько бездушный, сколько "посторонний", смотрящий на душу со стороны, и тоскующий по ней в той же мере, в какой души тоскуют по телу ? Вот и опять пришли к "Соглядатаю" )

Он такой, что будто бы ни одна душа не подходит ему, хоть он и пытается с ними соединяться. Но пытается как может - уродливо и травматично. В этом смысле "Соглядатай" менее душераздирающая вещь.)

Н-да, душа у Ставрогина и правда хромая... Эдакий образ хромого чёрта, недаром же и в самой его фамилии есть "рожки".
А вообще, Ставрогин и Кириллов - самые экзистенциальные персонажи у Достоевского. Они просто не знают границ того, где кончается душа, и где начинается тело.

В этом смысле "Соглядатай" менее душераздирающая вещь.)


Соглядатай "душераздирает" иным. Там все муки и счастия почти обесцвечены и лишены теней : как в лунном аду.

В Ставрогине чего и кого только нет: и рога и тавро...

Они просто не знают границ того, где кончается душа, и где начинается тело.


Или разум сильнее души, задавил её, слабую и нежную. Тело не так жестоко обычно.

Соглядатай "душераздирает" иным.


Или тем же самым, но по-другому. Как мне кажется, у героев Достоевского страсти так или иначе выходят наружу, а в "Соглядатае" всё - внутри. Душа просто сама себя сжигает, остается только бесцветный пепел. Это как экстраверсия и интроверсия: взрыв наружу или взрыв вовнутрь. Не уверена, что внятно пишу...

Или разум сильнее души, задавил её, слабую и нежную. Тело не так жестоко обычно.


Многие вообще смешивают разум и душу ( тот же Байрон, о котором мы с вами говорили)
Просто разум прямолинейнее и холоднее души : где разум пройдёт, там душа упадёт. Да и душу ведь можно заспать как ребёнка. Тело не так жестоко, но и оно иногда пытается "мыслить" самостоятельно.

Душа просто сама себя сжигает, остается только бесцветный пепел. Это как экстраверсия и интроверсия: взрыв наружу или взрыв вовнутрь. Не уверена, что внятно пишу.


За "невнятностью мыслей" обращайтесь ко мне ) Ещё не дочитал вашу последнюю фразу, как подумал, что вы очень легко и точно высветили и мои "смутные" мысли, уловили эту суть в героях Достоевского и Соглядатае. Это как пересечение центростремительных и центробежных сил. Но ведь в Соглядатае эти силы и огонь, уходя внутрь, изнутри прожигают оболочку внешних декораций жизни. Круг замыкается, и... привет, Достоевский !

Байрон был неправ.) Разум - это мышление, а душа - эмоции. По крайней мере так мне кажется. Все вместе дает индивидуальность. Тело - это вообще нечто из другой сферы.

За "невнятностью мыслей" обращайтесь ко мне )


С невнятностью я вполне справлюсь сама )))

Но ведь в Соглядатае эти силы и огонь, уходя внутрь, изнутри прожигают оболочку внешних декораций жизни.


Да, конечно. Подумалось, а как же все это отражалось в жизни самого Набокова, он ведь был на редкость закрытым и контролирующим себя человеком. Но ведь пожары пылали...

Байрон был неправ.) Разум - это мышление, а душа - эмоции. По крайней мере так мне кажется. Все вместе дает индивидуальность. Тело - это вообще нечто из другой сферы.


Да и мне кажется, что Байрон тут неправ. Но, знаете, в том, что он перепутал душу и разум, есть нечто символичное, нечто от холодности и запутанности в самих себе Ставрогина и Кириллова.
Как по мне, то в общем - Байрон прав. Но только в том смысле, что разум - некий ствол, над которым шумит лиственность страстей и эмоций. Под понятием "душа", ведь тоже скрывается много иных понятий, которые мы просто не можем помыслить и почувствовать ( пока). Это единый организм.
Ну, тело не совсем из другой сферы ) Это какая-то остывшая душа ( как лава застывает коркой)

Подумалось, а как же все это отражалось в жизни самого Набокова, он ведь был на редкость закрытым и контролирующим себя человеком. Но ведь пожары пылали...


Вот такая закрытость, камерность души, порой и создаёт особую атмосферу для "внутреннего горения", но только тихого, как бледный огонь, многое протлевающий и в творчестве и в душе. Смешивающий реальность и сон. Не случайно ведь Набоков страдал бессонницей...

Сейчас тоже подумала, что, возможно, Байрон и прав. То, что мы называем разумом не всегда логично, рационально и пр., м.б. и "корни" эмоций и каких-то еще наших реакций тоже исходят от мозга (а не романтически "от сердца"), так что, и правда, мы владеем "оборудованием", механизм работы которого толком нам непонятен.

камерность души, порой и создаёт особую атмосферу для "внутреннего горения", но только тихого, как бледный огонь


Да, наверное так. Просто порой кажется, что если бы человек имел возможность раскрываться как-то по-другому, то очень многие вещи не были бы написаны.

То, что мы называем разумом не всегда логично, рационально и пр., м.б. и "корни" эмоций и каких-то еще наших реакций тоже исходят от мозга (а не романтически "от сердца"),


А возможно всё много проще : разум, как некое холодное зеркало, лишь фатально отражает некую сумму наших мыслей, и чувств, группируя их в нечто близкое нам и понятное. В этом смысле он очень даже может быть аллогичным, бунтовать против себя же )

Просто порой кажется, что если бы человек имел возможность раскрываться как-то по-другому, то очень многие вещи не были бы написаны.


Согласен : пример тому Достоевский.

Логику придумали люди в попытках объяснить самих себя самим себе, так что возможно всё.)

Достоевский тоже писал, а не только жил, так что, думаю, он не самый яркий пример.

О, для меня "Сон" стал "Этюдом в багровых тонах" - я его до сих пор непозволительным образом не читал - вчера и прочел:) Согласен, что во сне смешной человек видит вовсе не Утопию, а именно общество, которое еще не превратилось в развитую цивилизацию (то есть не "развратилось"), хотя среди таких обществ подобного рода "миролюбивые сообщества" тоже, насколько я понимаю - редкость, но их существование люди еще застали (и, кстати они "развращались" прямо на их глазах, прямо как во сне - это реально своего рода кошмар наяву), может и сейчас где такие общества еще существуют. Но проповедь смешного человека безнадежна - проповедь есть нечто сознательное, нельзя с помощью сознания отказаться от сознания. Утрата рая - процесс необратимый. Впрочем, он это видел и во сне.

Так я и сама до вчерашнего дня не читала, просто зашел разговор в обсуждении "Бесов", решила ликвидировать безграмотность.)

Но проповедь смешного человека безнадежна


Для "построения общества" - да, а как путь конкретного человека - нет. Главное (ИМХО, разумеется), что человек обрел в жизни смысл и захотел жить.

Верно, он нашел смысл - а в счастливой жизни (им увиденной) как раз смысла и нет:)

Счастливые люди смыслами не заморачиваются.)

А тебе кажется этот рассказ критикой христианства или это я придумала?

Конечно:) Мне трудно рассуждать о религии (я стараюсь воздерживаться), но сама религия опять-таки как дело цивилизованное (пост-развращенное) уже отделена от райского состояния , но тогда эта критика, наверное, и буддизма должна касаться. Но тут много вопросов: например, личность самого Христа и христианство как историческая религия. Тоже ведь можно задать вопрос: насколько критически Христос отнесся бы к христианству?

Я тоже стараюсь отделять веру от религии и рассматривать религию именно как цивилизационное явление. Отчего-то мне кажется, что Христос весьма и весьма критически отнесся бы к христианству.)

Просто именно от ФМ как-то совершенно неожиданно было прочесть что-то такое. Или, все дело в том, что желающий быть распятым за свои грехи и "развращение" людей герой, - не Христос, нет в нем ничего божественного, поэтому и жертва была бы зря?

Вряд ли веру можно отделить от религии - все равно как мышление от философии - не получится. Можно отделять церковь как институт от религии как веры, хотя и это в религии делать проблематично, поскольку религия вне института церкви существует только в лице ее основателя, похоже. Только Христос может позволить себе быть вне церкви, и он же завещает ее основание (как утверждается). А после этого уже всякий "Христос" наподобие смешного человека оказывается парией.

А смешной вообще напрасно считает, что это именно он их развратил, и нигде во сне не указано, как именно это у него получилось. Тут действуют силы иного порядка.

Мне кажется, что вера - это нечто предельно личное и очень связанное с индивидуальной психоэмоциональной жизнью, а религия - это уже общественное явление. Даже если нет жесткой структуры, церкви и пр.

Тут действуют силы иного порядка.


Мне тоже показалось неясным, как это у героя получилось с учетом того, что по его ощущениям он всех любил и не был на той Земле способен на злость, зависть и пр. Или это отголоски его "мании величия", что типа он один, смешной маленький человек смог развратить всё человечество?

Тут важен вопрос, как это все происходит на практике у верующих, а я, например, слишком много тут не знаю - да почти ничего конкретного. Поэтому трудно делать логические выводы - мало фактов:) Главный вопрос, который тогда напрашивается: насколько возможен такой вот «индивидуальный верующий»? Мне то кажется, что едва ли возможен. Верующий он или христианин, или буддист, или еще кто. При этом быть христианином значит быть воцерковленным, попытки проповедовать Христа индивидуально превращаются в маргинальный жест, который так и остается маргинальным. В «лучшем случае», как у Толстого. Правда и Толстой не был «индивидуальным верующим», а создал какую-то секту, ну или течение в рамках христианства, все равно получается «дело общественное» (опять-таки отталкиваюсь от довольно поверхностного знакомства с толстовством). А как быть «индивидуальному верующему» не с таким громким, как у Толстого, именем? По-моему, никак. В этом смысле как раз и интересна проповедь смешного человека – как то она у него пойдет и куда приведет. Хотя и для него вера уже дело общественное. Как ни верь, а по-моему вера превращается в религию как общественное дело.

По поводу «разврата»: если бы смешной человек мог их развратить, он сделал бы это сразу (как носитель бациллы цивилизации), такие общества не могут сосуществовать с цивилизацией, при соприкосновении они сразу разрушаются. Но смешной человек никакого такого мгновенного воздействия не оказал. Остается предположить, что куда более вероятно «самоцивилизование» общества в ходе исторического процесса – благо во сне и столетия пролетят – не заметишь. Впрочем, хотя бы в своем собственном сне каждый человек имеет право переоценить свое значение для всего происходящего вокруг:)

насколько возможен такой вот «индивидуальный верующий»?

ИМХО, мы просто об этом не узнаем. Верит себе человек и верит, но не проповедует, не агитирует никого, это вообще не становится общественным делом, а остается делом личным. Но, да, если оцекнивать как проявление религиозного чувства, то он как бы поолучается маргиналом, ибо не признан другими людьми.

интересна проповедь смешного человека – как то она у него пойдет и куда приведет.


В сумасшедший дом она его приведет, зуб даю.)

По поводу "разврата" я с тобой согласна, разве что неизвестную реакцию какую-то можно ещё предположить, которая возникает при погружении "греховного" человека в Рай.

хотя бы в своем собственном сне каждый человек имеет право переоценить свое значение для всего происходящего вокруг:)


Если бы...

Ну да, его уже сумасшедшим и называют, пока что с улыбкой, может благодаря своим личным качествам, он и сможет проповедовать так, чтобы его только с улыбкой отправляли в сумасшедший дом, а не взаправду:)

Вот так только подумаешь найти у ФМ оптимистичную и светлую вещь, так все равно до сумасшествия договоришься.)

Да!

А в чем же во "Сне" критика христианства?) Очень христианское произведение, по-моему.

В идеальном мире начала «сна» никакой религии вовсе не было, а гармония, тем не менее, была, и люди были счастливы. Позднее же религия уже ничем не могла помочь людям, да и когда герой хотел принести себя в жертву, это явно показано как бессмысленный акт. Как мне показалось, Достоевский в этом рассказе критично настроен ко всем социальным системам (в том числе, всем религиозным, а, значит, и христианским), противопоставляя им естественную гармонию души и разума, наполненную любовью.

Попытаюсь сразу обосновать свою позицию. Смотрите, одна из основных идей (если не основная) - "люди могут быть прекрасны и счастливы, не потеряв способности жить на земле. Я не хочу и не могу верить, чтобы зло было нормальным состоянием людей".

Это весьма четкий ответ тем, кто кричит о том, что "без зла не было бы добра", что человек по природе нуждается в грехе, что "рай своей благостностью человеку скучен" и т.д. А Достоевский, показывая не-павшее от первородного греха общество, говорит решительное "нет" - человек может жить без греха и быть счастливым.

Далее. Показана разрушительная сила греха, который буквально поражает все вокруг. Нет противоречия в том, что грех не подействовал сразу - перед нами оказывается не самый плохой человек, первое время на переднем плане у него любовь и восхищение. А вот потоом, по прошествии недолго времени, когда первые эмоции улеглись, зернышко греха "выстреливает". Подобное в каком-то смысле понятно любому верующему.

Для проповеди герой берет конкретную Евангельскую истину - про любовь к ближним.

Конечно, это все сплошной символизм и аллегории, но аллегории вполне себе христианские, по-моему, ничто не выходит за рамки.

человек может жить без греха и быть счастливым


Да, с этим я согласна. Но это мне не кажется специфически христианской идеей. Представления о «золотом веке», когда люди были счастливы и безгрешны встречаются во многих мифологиях. Более важным мотивом для меня является возможность «примирения» разума и эмоций.
Честно говоря, как раз вот это «зернышко греха» очень меня смущает. Как будто бы автор не может определиться – то ли могут люди быть счастливы, то ли все же нет (раз уж любое маленькое зернышко дает такие плоды).

Любовь к ближнему как добродетель и тема проповеди, опять же, кажется мне истиной универсальной, а не чисто христианской. Ну, а еще из рассказа для меня следует абсолютная невозможность хоть кого-то «обратить» путём проповеди. Собственный пример героя доказательство того, что религия и проповеди не могут никого спасти, а, вот, личный «инсайт» и, на его основе,- вера - другое дело.

Позвольте ответить по пунктам.

"В идеальном мире начала «сна» никакой религии вовсе не было, а гармония, тем не менее, была"

Ну тут все просто. Религия (от "ре-лигаре") - восстановление утерянной связи. Достоевский изобразил не-павший рай. Разумеется, в нем нет религии в привычном понимании. Адам храмов не строил и на службы не ходил, но постоянно пребывал в единении с Богом. Так и Достоевский пишет:

"У них не было храмов, но у них было какое-то насущное, живое и беспрерывное единение с Целым вселенной".

"Позднее же религия уже ничем не могла помочь людям, да и когда герой хотел принести себя в жертву, это явно показано как бессмысленный акт".

Религии изображены либо как нечто деструктивное ("религии с культом небытия и саморазрушения ради вечного успокоения в ничтожестве" - чем не критика буддизма, кстати?), либо как нечто бессмысленное (когда люди молятся "своей же идее, своему же "желанию", в то же время вполне веруя в неисполнимость и неосуществимость его, но со слезами обожая его и поклоняясь ему"). Но это крайние формы религиозного сознания, которые и впрямь заслуживают критики. Здоровой же религии не изображено именно потому, что перед нами - картина падения общества, а не историческая сводка объективной картины мира.

Кстати, можно сказать, что здоровое религиозное чувство все-таки рисуется Достоевским в рассказе - это праведники, "которые приходили к этим людям со слезами и говорили им об их гордости, о потере меры и гармонии, об утрате ими стыда", которых высмеивали и убивали. Нельзя ведь сказать, что Достоевский и их критикует.

Попытка самопожертвования же смешного человека, по-моему, - есть просто крайнее выражение его любви. Не следует сравнивать героя с Христом, Который взошел на крест, будучи невиновным, в то время как смешной человек реально виновен в падении цивилизации.

"Честно говоря, как раз вот это «зернышко греха» очень меня смущает".

Это именно что христианское понимание греха, который, если его не давить, отравляет всего человека и потом начинает отравлять окружающих.

"Любовь к ближнему как добродетель и тема проповеди, опять же, кажется мне истиной универсальной, а не чисто христианской".

Однако вспомнить навскидку, в какой еще мировой религии проповедуется такая любовь к ближнему, я не могу. (Светское понимание добродетели в расчет брать не стоит - большая часть его постулатов корнями имеет религиозные идеи).

"Ну, а еще из рассказа для меня следует абсолютная невозможность хоть кого-то «обратить» путём проповеди. Собственный пример героя доказательство того, что религия и проповеди не могут никого спасти, а, вот, личный «инсайт» и, на его основе,- вера - другое дело".

Если бы проповедь была бессмысленной, герой не взялся бы за нее. Он не говорит о том, что никого не сможет вразумить, он говорит о том, что конечная цель - рай на земле - недостижима (что, кстати, вполне соответствует христианскому взгляду на мир, согласно которому своими силами люди на земле рай построить не в состоянии), то есть о том, что все его истину не примут. Но то, что все до единого ему не поверят, не значит, что ему не поверит никто.

Извиняйте за многословность, шибко тема интересная.)

Да я, напротив, радуюсь дискуссии. Значит, не зря написала отзыв на рассказ.)

Я согласна с вами, можно усмотреть критику любой религии, не исключая и буддизм, поскольку, как мне показалось, Достоевский критикует не божественное, а человеческое и/или социальное в религии. Просто критика христианства в данном случае кажется более необычной, учитывая другие произведения Достоевского.

перед нами - картина падения общества, а не историческая сводка объективной картины мира.

Про объективность тут говорить вряд ли стоит, это все же художественный текст.) Но если считать, что автор описывает происходящее «как есть», то выходит, что человечество перешло сразу от рая к падению, минуя стадию какого-то «здорового», но не райского общества. Достоевский не критикует «праведников», но у меня не возникло и ощущения, что он этих людей таковыми считает. Просто без жертв не будет и злодеев, а злодеев необходимо было показать.

смешной человек реально виновен в падении цивилизации

Вот этого я не понимаю от слова «совсем». Получается, что он виновен лишь в том, что он человек, а не ангел, никакого выбора у него нет, а, значит, невозможно говорить и о виновности.

Это именно что христианское понимание греха, который, если его не давить, отравляет всего человека и потом начинает отравлять окружающих.

По-вашему герой не хотел (не мог?) подавить в себе грех?

Однако вспомнить навскидку, в какой еще мировой религии проповедуется такая любовь к ближнему, я не могу.


Я тоже вряд ли сейчас возьмусь цитировать источники. Но тут, как мне кажется, каждому привычнее та культура (и религия), в которой человек воспитан. Поэтому нам ( и Достоевскому) привычнее цитировать Нагорную проповедь, например. При этом, любовь и ощущение сопричастности всего всему так или иначе лежат в основе любого религиозного мировоззрения.

Если бы проповедь была бессмысле нной, герой не взялся бы за нее.


Герой обрел личный смысл, для себя самого, это смысла вполне достаточно. Смысл этой проповеди для других (хотя бы для немногих) совершенно не очевиден. Сам герой до своего сна не стал бы слушать ничего подобного, а если бы даже и послушал, то ему было бы «все равно».

Просто критика христианства в данном случае кажется более необычной, учитывая другие произведения Достоевского.


Я, кажется, Вас наконец понял.) (Поправьте, если нет). Достоевский критикует христиан, а не христианство. То "социальное" и "человеческое", о котором Вы говорите по сути к вероучению отношения не имеет, критики же христианских идей в рассказе нет ни на йоту. Иначе притчу о людях, отправившихся молиться о дожде без зонтиков в руках, тоже можно записывать в "критику христианства".

выходит, что человечество перешло сразу от рая к падению, минуя стадию какого-то «здорового», но не райского общества.


И это тоже вполне христианский взгляд - сразу же после грехопадения все (почти все, так скажем - существенная часть всего) пошло наперекосяк.

Тут, кстати, интересно вот что. В рамках "Сна смешного человека" критика христианства в принципе нежизнеспособна, так как христианства (или его образа) в истории описанного общества нет. Христианство есть только потому, что есть Христос. В стране, привидевшейся смешному человеку, событий, схожих с воплощением Бога в этом мире, мы не наблюдаем.

Про праведников могу сказать только, что если Достоевский их так назвал, то вероятнее всего они таковыми и являются.

Получается, что он виновен лишь в том, что он человек, а не ангел, никакого выбора у него нет, а, значит, невозможно говорить и о виновности.


Вот здесь я не совсем понимаю Вас. Конечно, речь идет о сознательном акте греха - каким бы незначительным он ни казался. "О, это, может быть, началось невинно, с шутки, с кокетства, с любовной игры, в самом деле, может быть, с атома, но этот атом лжи проник в их сердца и понравился им". Повторюсь ,это очень христианское понимание греха. По слову отца Брауна можно устоять на одному уровне добра, но не на одном уровне зла - один грех неминуемо тащит за собой цепь других, если его не задавить волевым усилием.

По-вашему герой не хотел (не мог?) подавить в себе грех?

Я думаю, он в какой-то момент расслабился и самостоятельно дал волю греху, таящемуся внутри.

При этом, любовь и ощущение сопричастности всего всему так или иначе лежат в основе любого религиозного мировоззрения.

Уверяю Вас, Вы ошибаетесь. Даже не упоминая о радикальных сектах, которые также претендуют на роль "религиозного мировоззрения", можно привести в пример буддизм с его проповедью безразличия - "любовь также, как и ненависть не позволит вырваться из колеса сансары" - или иудаизм с ветхозаветным "око за око". Да и вообще, только в христианстве любовь ставится в центр идейного пространства - в то время, как, например, в иудаизме это выполнение условий договора, в исламе - исполнение закона, в каком-нибудь шаманизме - механика "тайных знаний". Христианство же прямо говорит, что заповедь о любви к ближнему (который может быть твоим личным врагом/ иноплеменником/иноверцем) - вторая по значимости после заповеди о любви к Богу. И вся религиозная жизнь должна проходить через призму этих двух пунктов, а не через принцип формального соблюдения норм.

Герой обрел личный смысл, для себя самого, это смысла вполне достаточно.


Герой, можно сказать, понял жизнь, и этим пониманием он спешит поделиться со всеми, заранее зная, что не все его поймут, - он делает это и по любви, и просто потому что не имеет права молчать после увиденного. Не знаю, для чего лишать его возможности быть услышанным? "И, уж конечно, собьюсь несколько раз, пока отыщу, как проповедовать, то есть какими словами и какими делами, потому что это очень трудно исполнить".
То "социальное" и "человеческое", о котором Вы говорите по сути к вероучению отношения не имеет, критики же христианских идей в рассказе нет ни на йоту.


Вероучение без практики его применения в жизни - не религия, а просто набор идей, да и Достоевский писал не трактат о вероучении, а художественное произведение .

сразу же после грехопадения все (почти все, так скажем - существенная часть всего) пошло наперекосяк


В том-то и дело! Счастье и гармония для человека на Земле либо возможно, либо - нет. На мой взгляд, "Сон..." - вот числе и о том, что это возможно, т.е. должно быть место некоему периоду жизни не "наперекосяк".

В стране, привидевшейся смешному человеку, событий, схожих с воплощением Бога в этом мире, мы не наблюдаем.


А Достоевский нам ничего конкретного не рассказывает о релизиозных представлениях, возникающих у людей, приснившихся герою. Не исключено, что могли возникнуть и идеи о воплощении Бога на Земле.

если Достоевский их так назвал, то вероятнее всего они таковыми и являются


Только если доверять автору.)

можно привести в пример буддизм с его проповедью безразличия - "любовь также, как и ненависть не позволит вырваться из колеса сансары" - или иудаизм с ветхозаветным "око за око".


Думаю, не стоит сводить религиозные представления менее близкие и знакомые, чем христианнство к набору простых цитат. Такого рода упрощения ни к чему хорошему не приводят.)

Да и вообще, только в христианстве любовь ставится в центр идейного пространства


Думаю, тут дело не только в "идейном пространстве", а еще и в наполнении и обогащении идей ээмоциями и жизнью души. Ну а еще очень многое будет зависеть от того, что понимать под "любовью". Когда я писала о том, что любовь - необходимое условие любого релизиозного мировоззрения, то имела в виду любовь как саму возможность для человека увидеть, понять и принять присутствие рядом с ним других людей (и Бога как Другого, само собой), такое понимание любви сочетается и с буддистским отказом от страстей (так как не имеет ничего общего со страстями), с мусульманским следованием закону и пр. Боюсь, что обсуждение из литературной плоскости может уйти в другую.)

Не знаю, для чего лишать его возможности быть услышанным?


А здесь уже всё зависит от личного мировоззрения и восприятия читателя. Мне кажется, что шансы героя быть услышанный крайне малы, его смогут по-настоящему "услышать" лишь те, кому снятся похожие сны. Но я в целом довольно скептически отношусь к возможности взаимопонимания между людьми.)

Вероучение без практики его применения в жизни - не религия, а просто набор идей, да и Достоевский писал не трактат о вероучении.<...> А Достоевский нам ничего конкретного не рассказывает о релизиозных представлениях, возникающих у людей, приснившихся герою.


Ну собственно вероучение - и есть набор идей. И мы видим, как Достоевский критикует в "Сне" именно идеи буддизма, социализма, разумного эгоизма. Критики христианства как такового - нет. Максимум - критика христиан (да и то не всех), но это совсем иное.

В том-то и дело! Счастье и гармония для человека на Земле либо возможно, либо - нет.


Так речь о том, что человек в принципе в состоянии жить в благодетели и не тосковать при этом. Но рай и грех - несовместимы, достаточно "молекулы" греха, и все рушится. Никакого переходного периода при этом не наблюдается. Здесь же, в реальности герой понимает, что рай на земле людям самостоятельно построить не удастся, каким бы простым план полюбить ближнего ни казался.

Думаю, не стоит сводить религиозные представления менее близкие и знакомые, чем христианнство к набору простых цитат


О, это не просто цитаты. Один из постулатов буддизма действительно состоит в том, что достигнуть конечной цели - вырваться из круга перерождений и слиться с безличностным нечто - можно только очистив свою карму от любых "отклонений" - как отрицательных, так и положительных. Иудаизм и впрямь держится Ветхого Завета и его норм, это факт, это не цитата.

Но да, давайте не будем углубляться в тему религиоведения.) Все, что я хотел сказать - так это то, что "Сон смешного человека" - исключительно христианское произведение, несущее в себе христианские истины, христианское понимание происходящего в мире, христианский взгляд на человека как сущность. И никакой критики собственно христианства в "Сне" нет (ни единого слова, серьезно, вот ни единого) и быть не может как минимум потому, что Достоевский к моменту написания рассказа уже был глубоко верующим православным христианином, и рассказ вполне созвучен остальным его "ключевым" текстам.

Вот.)

И мы видим, как Достоевский критикует в "Сне" именно идеи буддизма, социализма, разумного эгоизма.


Не идеи, а извращенно понятые и примененные идеи.) И не только эти.

Так речь о том, что человек в принципе в состоянии жить в благодетели и не тосковать при этом.


То есть теоретически?)

Думаю, мы не прийдем к единому пониманию этого текста. И это хорошо. Иначе жить бы стало скучно.)

В любом случае, обмениваться мнениями - это интересно.)

"То есть теоретически?)"

Хмммм. Вот тут ситуация двоякая. Конкретный человек на практике может жить без греха и быть счастливым. Все человечество на такое способно лишь теоретически, потому как огромная его часть уже погрязла в грехах - возможно, окончательно.

Об этом и говорит герой рассказа. "Рай на земле теоретически построить можно в два счета - возлюби ближнего, и точка. Но я знаю, что ВСЕ своих ближних не полюбят, а потому и рай людям не построить. Но конкретному человеку это знание может жизни перевернуть, а потому и буду проповедовать".

Добавить комментарий

Герард Реве «По дороге к концу»
«Грешить бесстыдно, непробудно, Счет потерять ночам и дням, И, с головой от хмеля трудной, Пройти сторонкой в божий храм» Александр Блок


Ах,…
Anais-Anais
livelib.ru
Фланнери O'Коннор «Царство Небесное силою берется»
"Многие говорят: "кто покажет нам благо?"
Псалтирь 4 : 7
#южнаяготика #жесть #насилие Религиозно озабоченный маньяк одержим идеей похитить…
Anais-Anais
livelib.ru
Федор Достоевский «Сон смешного человека»
я часто не мог смотреть, на земле нашей, на заходящее солнце без слез... Что в ненависти моей к людям нашей земли заключалась всегда тоска: зачем я не могу…
maru_maru
livelib.ru

Больше рецензий

• Все рецензии Anais-Anais
• Все рецензии на книгу «Сон смешного человека»
• Все рецензии на книги Ф. М. Достоевский