Больше рецензий

satanakoga

Эксперт

Пишущая машинка для Малограмотных привидений

25 июля 2015 г. 18:58

1K

1

О, какая невероятная, очаровательная, космически восхитительная херня. До дрожи. За это, собственно, присуждаю единицу, потому как местами я хохотала и ногами дрыгала. А этого от меня далеко не каждый юморист-сатирик сумеет добиться, так-то.
Так что беру Фишера на заметку, чтобы больше ни-ни, а то подобного потрясения мне больше не вынести.
Сперва я несколько расстроилась, что сюжет моментально свернул с тёмных внутренних глубин психиатрии к широкому и подробному судебному процессу. Куда интереснее же наблюдать как психиатр, скажем, оказывается волком в овечьей шкуре, или, например, невинная пациентка обнажает тщательно замаскированные клыки и откусывает лечащему врачу голову по пупок. Фигурально выражаясь, конечно. Но нет, не судьба.

Итак, успешный психиатр-богач-красавец-вдовец-чувственные голубые глаза-и в штанах тоже порядок Томас Гибсон терпит фиаско в постели с очаровательной коллегой Джулией. Плач по эрекции усугубляется приступом депрессии из-за погибшей год назад жены, и Томас решает кардинально забыться. Очень удачно, кстати, что ему, как и многим его коллегам, в этот день выдали на пробу новый экспериментальный чудо-препарат - мнемониум, который проникает в клетки краткосрочной памяти и стирает воспоминания о неприятном и травмирующем происшествии. Тут же.
Препарат экспериментальный, поэтому потеря памяти может охватить от 6 до 12 часов, а то и больше, это как кому повезёт. Исключительная штука, мне б флакончик.
А наутро Томас просыпается в своей постели с окровавленными поцарапанными руками и не помнит вообще ничего о вчерашнем дне. В то же утро на пляже неподалёку находят машину Томаса (порш, кстати), в которой без сознания валяется одна из его пациенток - избитая и зверски изнасилованная. Такой себе задел истории. Начинается расследование, подозревают сами понимаете кого, но тут девушка припоминает новые подробности, которые ставят дело с ног на голову и грозят огромным грязным скандалом элите города.
К сожалению, чудо-препарат почти не участвует в интриге, потому что туман "тут помню - тут не помню" в самый нужный момент проясняется и потерпевшие припоминают мельчайшие подробности происходящего. Ну да ладно, кто не без греха, ведь и книги бы не было, если б нечего было рассказать.
А теперь о плохом. Всё очень, очень плохо.


От сюжета до исполнения.
Персонажи порой выдают очень странные умозаключения или оказываются пианистами/шлюхами/мазохистами/каскадёрами. Вот такие штуки меня особенно напрягают: когда автор посреди действия вдруг извлекает из кармана подробность о персонаже, которая не пришей кобыле хвост, но которая должна показать тонкую душевную организацию. Так Томас ни с того ни сего оказывается окологениальным пианистом, который отказался от карьеры из гордости - ибо не был лучшим. А ещё у него тонна журналов с Клаудией Шиффер, потому что покойная жена на неё похожа была. Многогранная личность, что и говорить.
Не знаю, вина это автора или переводчика, но получилось как получилось.
Например, главный герой видит стопку приглашений на встречу выпускников Бруклинской школы.

«Пятнадцатое июля, но это же сегодня», — подумал доктор Гибсон, кладя пакет с приглашениями на стол директора. То, что сам он не был приглашен, его не удивило — ведь он не учился в Бруклинской высшей школе.

Серьёзно? То, что мне не вручили Оскар за лучшую женскую роль меня не удивило - ведь я не снимаюсь в кино. Тут же просто Клондайк выводов!
Или вот замечательный образчик насыщенной внутренней жизни персонажей, которым всё же не чужды и материальные радости.

— Возьмем две машины. — Томас наконец преодолел колебания.
Она не стала возражать, ни капли не смутившись или не подав вида.
— Согласна, — сказала она. — У тебя…
Она хотела сказать — черный «порше», так как прекрасно знала, какая у него машина, какого цвета и все остальное, — к тому же это была ее любимая модель. Но она не закончила фразу, чтобы не выдать своего интереса к нему.

Или вот злокозненный детектив делает вид, что хочет поддержать пациентку, а сам просто объедает несчастную:

— Хотите перекусить, мадемуазель*?
— Нет, — ответила она.
— А нужно бы, Катрин, тебе это пойдет на пользу, — сказал инспектор.
Как будто для того, чтобы поддержать ее (на самом же деле он просто любил покушать), Тамплтон взял с подноса печенье, проглотил его одним махом и злобно посмотрел на Питера, вытирая рот пальцами.

И всё бы ничего, но рояли в кустах достигают такой величины, что способны раздавить Годзиллу как клопа.
А суд, который продолжается практически всю книгу, местами напоминает фарс а-ля "Династия", только смешнее. Там даже сцену соития разыгрывают чуваки в белых колготках с привязанными к поясу фаллоимитаторами. А когда эти штуки в цель попадают, звенит звоночек. Одна из моих любимейших сцен.
Возможно, если это всё в кино впихнуть, то ничего получится, на раз посмотреть, но детективным триллером этому бреду никогда не бывать.

*про мадемуазелей. Я сперва удивилась, что они там повсеместно встречаются, всё ж Штаты, а потом посмотрела на биографию автора и всё встало на свои места. Никакой он не Фишер, а вообще Марк-Андре Пуассан. Родной язык автора - французкий, а родился он в Канаде. Книга, соответственно, тоже изначально на французском написана. И не знаю даже, на кого сваливать. Если на автора, то он что же, не знал, что раз пишет о Штатах, то должен для аутентичности убрать мамзелей? А если на переводчика, то вряд ли так изощриться можно. Глупо как-то получилось.

Комментарии


Серьёзно? То, что мне не вручили Оскар за лучшую женскую роль меня не удивило - ведь я не снимаюсь в кино.

Своей рецензией заставили меня от души посмеяться)) спасибо)


Мне кажется, я подобрала удачную аналогию. И ещё много можно подобрать.


очень удачную)


Но вообще это несправедливо. Фиг с ней, лучшей, но за роль-то второго плана могли дать?.. Жмоты нещастные :)


Спасибо большое. Я зачастую читаю Ваши рецензии как книги, а то и вместо-))


Обычно я за собственное мнение выступаю. Но не в случае с Психиатром.


Это самая худшая книга из мною прочитанных. Читал, правда, очень давно , но помню, что написано отвратительным языком и без всякой интриги, что для триллера являеется совсем уж странным.