Больше рецензий

_Nikita________

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

31 января 2023 г. 15:45

403

2 Как говорил картавый, «время покажет..." (с)

Владимир Войнович написал местечковую, куцую (идеями), политическую сатиру-агитку "только для своих".

Почему "только для своих"? Потому что сатирический эффект теряется, если твоя оценка событий и процессов отличается от авторской, если ты включаешь голову, если помнишь вещи, которые усложняют картину, если ты не совсем инфантильный подросток, склонный к немедленным эмоциональным реакциям.

Почему местечковую? Потому что это не комедия типажей, дающая срез эпохи, чей комедийный эффект, будучи не привязан к персоналиям, начнём угасать через долгое время. Книга Войновича фиксируется на конкретном моменте, а потому станет непонятной очень быстро, ибо это свойство всякого контекста. Энциклопедией эпохи (в том смысле, в котором фильм "Брат", это, допустим, энциклопедия 90-х) "Малиновый пеликан" тоже быть не может, ибо тут всё только для своих, то есть однобоко, намерено упрощёно, без сложностей, чтобы читатель кушал, но не размышлял. Реконструировать мышление политических сторонников Войновича через этот текст можно, а пытаться делать выводы более широкие - вряд ли (это как пытаться понять Казахстан по фильму "Борат").

Почему куцую? Потому что Владимир Войнович умеет придумывать сюжеты на пустом месте, но в отношении содержания он очень слабый. Возлюбил он когда-то идею пип-шоу (иронизируя над идеей западной бездуховности), и вот читаешь ты об этом в одной книжке, открываешь другую, - а там они, родимые, снова, в том же контексте (кстати, очень провинциальная фигня: вот это: о, пип-шоу, запад, свобода, зашибись). Тут хочется отметить, что Владимир Войнович склонен к пошлинке. Допустим, его сатирическая книга "Монументальная пропаганда" могла бы на уровне идеи быть интересным исследованием догматического мировоззрения на сломе эпох, но, увы, у автора получилось это лишь отчасти; и вот там в какой-то момент начинаются странные вставки: то идейная сталинистка (главная героиня) не знает, что такое оргазм (тут полагается смеяться), то физиологичное описание соития с эякуляцией на живот, после чего героиня зачёрпывает семя пальцем и пробует его на язык (всё ведёт к тому, что она чувствует вожделение к Сталину, - тут тоже полагается хихикать, чай, не вольнолюбивых любителей пип-шоу показывают, а зашоренных советских людей).

Вернёмся к тому, почему книга Войновича куцая. Войнович всегда эксплуатировал один и тот же набор достаточно бедных мыслей, но тут это достигло терминальной стадии. Всю книгу он пересказывает одни и те же мысли, которые можно пересчитать по пальцам одной руки.Он их буквально пересказывает, раз за разом, раз за разом, раз за разом, ещё, ещё и ещё. Любая ситуация, любое воспоминание, любой ход используются автором, чтобы вернуться к этим мыслям. Это как мантра, авторское "ом", которое нужно повторять непрестанно, не включая никакое интеллектуальное усилие. Под конец книги это банальное неуважение к читателю набивает оскомину, начинает раздражать. И вновь повторю - все эти мысли только для своих и намерено упрощены, потому что только в таком виде "свои" и примут их.

Вот, допустим, он топорно высмеивает русских за убеждение, что Америка желает нам зла. Как он это делает? Ну, он представляет дело так, что вот есть необразованный глубинный народец, который уверен, что все его проблемы обусловлены влиянием США и не хочет решать какие-то актуальные (для автора, естественно) проблемы, а жаждет, значит, победы над Асашай. И вот после чтения сего остаётся один вопрос: а он намерено формирует "соломенное чучело" или действительно видит глобальные политические игры, борьбу сфер интересов и прочая столь по-детски? То есть: зачем он кормит читателя интеллектуальным калом? И да, рассказчик - альтер-эго самого Войновича, - конечно, не "глубинный народец", а всесторонне прекрасный светоч всего хорошего, разумного и т.д. Ну и к слову, про отношение США к режимам, которые не хотят прогибаться под них. В этом году исполняется 20 лет американскому вторжению в Ирак. Давайте спросим у Саддама, что он думает по этой теме. Что, нет Саддама? Убили? А кто ж это сделал? Может, Владимир Войнович расскажет? Нет, он не расскажет. Он вообще проделывает весьма хитрый ход: занимайтесь своими проблемами и не думайте о... Только глобализованный мир так не работает. Я не уверен, что даже родоплеменной строй мог так работать - сконцентрировавшись только на своих внутренних делах, ибо всегда хочется знать, не имеет ли соседнее племя намерения дать тебе дубинкой по голове и забрать твой запас орехов. Но это лирика - знаний в этой области у меня нет. Так вот, возвращаясь к теме, повторяю, мысли Войновича не ориентированы на то, что ты будешь размышлять над ними, привлекать какие-то знания со стороны - ты должен потреблять этот пятикратно переваренный контент в том виде, в котором его поставляет автор. Это подводит нас к вопросу, почему книга Войновича - агитка?

Почему же агитка? Потому, что кроме однобокости "только для своих" автор исподволь читает тебе проповедь в своём стиле. Не любит он, допустим, ДНР, а любит Украину - и начинает исподволь транслировать тебе своё отношение. И тут уж всё зависит от твоего отношения к вопросу, от того, насколько ты в теме, насколько поздно ты "проснулся". Я в теме через людей, которые в теме, иногда вплоть до значительной близости (и часть из которых мне близки и чей интеллект и знания превосходят мои), поэтому меня проповеди Войновича не очень трогают и собеседником его я быть не могу. Хотя можно повеселиться с эпизода, где автор предлагает потрафлять безграмотным и как бы невзначай вбрасывает проповедь, что нужно говорить "в Украине" (несмотря на то, что Булгаков в "Белой гвардии" или автор "В окопах Сталинграда" - киевлянин Виктор Некрасов*, то есть авторы более значимые, чем Войнович, писали иначе).

Всё это для моего восприятия делает книгу сомнительной. Если отложить в сторону рядовые идеи типа той, что среди властей предержащих встречаются коррупционеры и головотяпы (вот это открытие - прям в самое сердце, Войнович посягнул на самые основы мироздания), ничего в ней нельзя принимать на веру, потому что автор назойливо будет вбивать тебе в голову свои идеи, не оставляя для твоего размышления никакого места. Но ты должен думать, думать и думать. Только если для автора бросить какую-то мыслишку - дело минуты, то для анализа читателю может понадобиться продолжительное время, особенно при условии, что найти беспристрастную информацию трудно. Будет ли у читателя "Сказок дедушки Володи" такая мотивация?

Ещё я склонен (ещё раз: мы откладываем в сторону все трюизмы книги, не восхищаемся ими и не хватаемся за сердце, а смотрим на интенции и мотивации) видеть в "Малиновом пеликане" не только книгу "для своих", но и "для себя". Я замечаю, особенно в последний год, что люди, подобные Войновичу, нуждаются в "терапии". То есть реальный мир - он сложный, он неприятный, он очевидно не вмещается в концепции этих людей, в прокрустово ложе их представлений, поэтому Войновичу и Ко нужна какая-то простая концепция и простые ответы, которые позволили бы им объяснить реальность в благоприятном для них ключе, не встречаясь при этом с реальностью. Вот так.

*
У Булгаковы такой отрывок можно найти в том месте, где Турбин ругает гетмана. У Виктора Некрасова - в сборнике "По обе стороны океана", который предваряется краткой автобиографической заметкой:

" Родился 17 июня 1911 года в городе Киеве (Россия). Отец — Платон Федосеевич Некрасов — банковский служащий (1878–1917). Мать — Зинаида Николаевна Некрасова (до брака Мотовилова) — врач (1879–1970).
Детство провел в Лозанне (мать окончила медицинский факультет Лозаннского университета) и в Париже (мать работала в военном госпитале). В 1915 году вернулись в Россию и обосновались в Киеве.
После окончания школы учился в железнодорожно-строительной профшколе, в Киевском строительном институте (закончил архитектурный факультет в 1936 г.) и в театральной студии при киевском Театре русской драмы (закончил в 1937 г.).
До начала войны некоторое время работал архитектором, потом актером и театральным художником в театрах Киева, Владивостока, Кирова (бывш. Вятка) и Ростова-на-Дону.
С августа 1941 года — в армии. Воевал в Сталинграде, на Украине, в Польше. После второго ранения в 1944 г. демобилизовался в звании капитана. Награды — медаль «За отвагу» и орден Красной Звезды."

Комментарии


Спасибо, Никита!
Очень обстоятельная убедительна рецензия.