Больше рецензий

29 августа 2022 г. 11:05

246

5

Коль любить, так без рассудку,
Коль грозить, так не на шутку,
Коль ругнуть, так сгоряча,
Коль рубнуть, так уж сплеча!
Коли спорить, так уж смело,
Коль карать, так уж за дело,
Коль простить, так всей душой,
Коли пир, так пир горой!

(Алексей Толстой)



Иной раз в наших местах задаются такие характеры, что как бы много лет ни прошло со встречи с ними, о некоторых из них никогда не вспомнить без душевного трепета.

Всё-таки Лесков несколько польстил леди Макбет, назвав её именем Катерину Измайлову. В самом деле, разве эта раскаявшаяся вдохновительница убийства идёт в какое-то сравнение с женщиной, погубившей ради своей любви (да-да, знаю, будут спорить о том, что и не любовь это вовсе, а страсть звериная, но речь в книге не о христианском понятии любви) семерых человек? Гордая, сильная, жестокая, последовательная, целеустремлённая. Цельная натура, в общем-то, которыми принято восхищаться, да и цель для неё полностью оправдывает средства. Героиня интересна именно этим - безудержностью, способностью гореть огнём и сгореть в нём.

Лесков - мастер, собственное отношение к истории высказывает подспудно, описывает её почти безэмоционально, почти документально, даёт читателю возможность самому разобраться в том, от чего конкретно испытать душевный трепет - от ужаса, от восхищения, от зависти, от изумления, от отвращения. Или от комбинации всех этих чувств.

Не говорю уже о пейзажах в исполнении автора, которые сами по себе - история без начала и конца, действующие лица и побудительный мотив. К примеру, вот такая метафора ада на земле, основным мотивом которого является безнадёжность:



Безотраднейшая картина: горсть людей, оторванных от света и лишённых всякой тени надежд на лучшее будущее, тонет в холодной чёрной грязи грунтовой дороги. Кругом всё до ужаса безобразно: бесконечная грязь, серое небо, обезлиственные, мокрые ракиты и в растопыренных их сучьях нахохлившаяся ворона. Ветер то стонет, то злится, то воет и ревёт. В этих адских, душу раздирающих звуках, которые довершают весь ужас картины, звучат советы библейского Иова: "Прокляни день твоего рождения и умри". Кто не хочет вслушиваться в эти слова, кого мысль о смерти и в этом печальном положении не льстит, а пугает, тому надо стараться заглушить эти воющие голоса ещё более их безобразным. Это прекрасно понимает простой человек: он спускает тогда на волю всю свою звериную простоту, издевается над собою, над людьми, над чувством. Не особенно нежный и без того, он становится зол сугубо.

Прочитано в процессе Игры в классики