Больше рецензий

8 июня 2022 г. 00:16

419

5 Волу суждено на поле трудиться, беспечная жизнь уготована птице.

В противоположность метафизике диалектика исходит из того, что предметам природы, явлениям природы свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительную сторону, своё прошлое и будущее, своё отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития, внутреннее содержание превращения количественных изменений в качественные.
Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития от низшего к высшему протекает не в порядке гармонического развёртывания явлений, а в порядке раскрытия противоречий, свойственных предметам, явлениям, в порядке „борьбы“ противоположных тенденций, действующих на основе этих противоречий.

Иосиф Сталин

События романа разворачиваются с 1835 по 1843 годы. Париж и Ангулем. Произведение самобытно и исчерпывающе. Однако в цикле «Отец Горио» раскрывает предысторию, дальше «Утраченные иллюзии», и продолжение с некоторыми героями в «Блеск и нищета куртизанок». В самой книге три главы, выпущенные в разное время.

I, 1837 - о Люсьене Шардон и Луизе де Баржетон, о сложностях сословных отношений, этакая переработка "Элоизы" Руссо, только более реалистичная; II - о буржуазной газете, как новой силе оказывающей критическое давление на общество в мире всеобщей конкуренции, 1839; III - об изобретателе Давиде Сешаре и вседозволенности крупного капитала, 1843

На протяжении произведения Бальзак живописно рисует превращение таланта в товар. В новом мире всеобщего рынка - единственный принцип, всё продаётся и всё покупается, даже совесть. Особенного внимания заслуживает исследование истории изобретателя и отторгнутых от него плодов его труда:

"Бальзак создает драматические перипетии неравного поединка изобретателя с фабрикантами, выясняя до конца и совершенно конкретно, что закон не на стороне права и творческой мысли; малая толика коварства превращает закон в послушного слугу богатства. Жертву через ряд ступеней приводят к вынужденному отречению."

Было дело, что начинал читать Оноре де Бальзака, однако не вышло выдержать обилия описаний, которыми щедро снабжены все его работы. Однако, мне не хватало понимания необходимости этого, осознав которое, читать начинаешь с великим удовольствием. Пространные описания (лиц и костюмов, мест и обстановки) и всякого рода экскурсов (история производства бумаги, типографское дело, механизм банковских операций и пр.) сочетаются с напряженным драматизмом действия. Нельзя не привести отрывок из вступительной статьи Р. Резника:

"Читатели, интересующиеся только сюжетом, критики, не умевшие или не желавшие принять законы бальзаковского искусства, упрекали Бальзака в растянутости описаний; он же негодующе отстаивал необходимость этих художественных приготовлений для глубокого мотивирования человеческих драм. Самые описания у Бальзака драматичны, вводят в душевный мир героев и проникнуты предчувствием надвигающихся событий. Глубина мотивировок, объяснений всегда принадлежала к главным его заботам. «Талант проявляется в описании причин, порождающих факты...», «...писатель должен показать нам все его (факта.—Р. Р.) корни». Поэтому так тщательно обрисовывает он все пред¬ посылки действия, совокупность исторических, социальных, психологических, личных и случайных причин. Но когда причины предстоящей драмы найдены и проанализированы, тогда события сыплются градом. Необыкновенная концентрация событий лишь прольет яркий свет на их реальные корни."

Бальзак рассматривает явления природы и общества в каждой своей работе с научной обоснованностью, во всей взаимосвязи и взаимообусловленности явлений, в их постоянном движении, развитии, возникновении и отмирании. Гениальная прозорливость, сверх чуткое улавливание веяний буржуазной эпохи, титаническая работа на износ, вкупе с трезвостью диалектической логики, или даже, благодаря ей - сделали его величайшим писателем Франции, от которого как ростки, вышла целая школа лучших сынов Франции - Эмиль Золя, Гюстав Флобер, Гюи де Мопассан. Более того, Бальзак - большой любитель Рабле, Руссо, Монтескье, Гольбаха и Гельвеция. Поэтому все его произведения - глубоко материалистичны. В "Утраченных иллюзия" особенно на примере Люсьена видно, как происходит превращения количественных изменений в качественные, на фоне борьбы противоположностей интересов, увлечений и обязательств главного героя. О Бальзаке Карл Маркс и Фридрих Энгельс написали многое. Они считают Бальзака гораздо более крупным художником-реалистом, чем все Золя прошлого, настоящего и будущего. И у него действительно есть чему учиться.

В 1840 год он задумал написать «Человеческую комедию». Цикл научно-исследовательских романов о жизни в новом, буржуазном обществе. В этот цикл и входят "Утраченные иллюзии". Это своего рода противопоставление "Божественной комедии" Данте:

"Важнейшее, центральное в драме современности — возвышение буржуа, всевластие денег, падение старых ценностей. Аристократы уступают место туго набитому денежному мешку. Денежные интересы руководят политиками, подменяют патриотизм и законы. Бешеная конкуренция царит в деловой жизни. Деньги разъедают семью, становятся между родителями и детьми, превращают супругов в смертельных врагов. «Нет более близкого родственника, чем тысячефранковый билет»"

Интересно сказала Жорж Санд о Бальзаке: «Благодаря ему нашу эпоху впоследствии будут знать как ни одну другую... Мы знакомим наших детей со страницей прошлого, восстановленного усилиями серьезных ученых,— таков «Рим эпохи Августа»; придет день, когда, создавая исторические труды подобного рода, ученые назовут их «Франция времен Бальзака», и эти труды окажутся куда более ценными, ибо они будут почерпнуты из первоисточника».

Прилагаю несколько высказываний самого Бальзака. Он положил свой живот, всего себя без остатка подчинил творчеству лишь бы успеть реализовать все замыслы "Человеческой комедии", сознательно принуждая себя работать на износ:

«Я выносил в своей голове целое общество»; «Главные события моей жизни — это мои произведения»; «Все, что расширяет науку, расширяет и искусство»; «Начинают понимать, что я более историк, чем романист...».; «Я пленник идеи и дела, столь же неумолимых, как кредиторы...». «...ежедневно у меня жар... Я плачусь жизнью!»; «...я буду гордиться тем, что осмелился предпринять свой труд, даже если упаду под его бременем».

Очень важное примечание, которое чётко разграничивает "романы" и "романы":

"В первые десятилетия XIX века «романами» все еще продолжали называть, по традиции двух предшествующих веков, произведения неглубокие, чисто развлекательные, противопоставляя их высоким жанрам — трагедии и эпопее. Поэтому Бальзак часто называет свой романы «историями», «композициями», «трудами» и особенно охотно «этюдами», то есть изучениями."

"Утраченные иллюзии" особенно близки автору, так как история Давида Сешара в некоторой степени, это история и его жизни:

"Чтобы добиться независимости, необходимой для литературных занятий, он покупает на добытые взаймы деньги типографию, но наживает лишь долги, которые растут из-за ростовщической системы займов. Из долгов он не мог выпутаться всю жизнь, осужденный вновь и вновь прибегать к ростовщикам и платить новые проценты. Долги жестоко пришпоривали его в литературной работе."

Спекуляции земельными участками, финансовые аферы, борьба вокруг завещания, обогащение и банкротство - в его исследовательских романах это не отдельные, косвенные эпизоды, а само главное действие. В то самое время как история любви, преследования "условными" злодеями - второстепенное, сквозное. Пожалуй, Чернышевский многое у него подчерпнул, кроме художественной выразительности.

За «Утраченные иллюзий» автор подвергся ожесточённой травле большинства видных газет. Его лучшую работу обозначили "провальной". Всё из-за того, что в ней наотмашь выдаётся внутренняя "кухня" растленного газетного дела и "сенсаций", изобличающая орган печати как орудие того, кто за неё больше заплатит. "Широта взгляда на предмет проявляется в решительном протесте Бальзака против гонений на печать. Пресса — не корень зла, она — порождение более общего зла, лежащего в основе буржуазных отношений."

Завершающие страницы романа дают читателю нечто необыкновенное. Вводится новое лицо, с огромной энергией. Мнимый священник, бывший каторжник Вотрен из "Отец Горио". Прокладывается дорога для дальнейшего развития истории в "Блеск и нищета куртизанок". Интересна вкрадчивая философия здравого смысла нового, буржуазного мира, устами Вотрена, которую нельзя не привести здесь:

"Общество ваше поклоняется уже не истинному богу, а золотому тельцу! Таков символ веры вашей хартии, ибо политика принимает в расчет только одно установление — собственность. Не значит ли это объявить всем подданным: «Обогащайтесь!»"

"Почитайте, как бога, того, кто стоит выше вас и может быть вам полезен, и не покидайте его, покуда он дорого не заплатит за ваше раболепство. Короче, в мире дельцов будьте алчны, как ростовщик, и низки, как он; поступайтесь всем ради власти, как он поступается всем ради золота. И не пекитесь о том, кто падает: он уже для вас не существует."

"Прячьте изнанку своей жизни, выставляйте напоказ только свои достоинства. Скрытность, этот девиз честолюбцев, девиз нашего ордена, да будет и вашим девизом. Великие люди совершают почти столько же низостей, как и презренные негодяи; но они совершают их втайне, а напоказ выставляют свои добродетели — и величие их не поколеблено. Маленькие люди расточают свои добродетели втайне, а напоказ выставляют свое убожество: их презирают. Вы утаили свое величие и обнажили свои язвы."

В книге дан дельный совет всем начинающим писателям от Бальзака, принципы которыми он сам руководствовался:

"Чтобы обрисовать ваших героев, вы, как и он, начинаете роман с пространных разговоров; когда ваши герои наговорились вдоволь, тогда только вы вводите описание и действие. Борьба противоположных начал, необходимая для драматизма в любом произведении, у вас оказывается на последнем месте. Переставьте в обратном порядке условия задачи. Замените бесконечные разговоры, красочные у Скотта и бесцветные у вас, описаниями, к которым так склонен наш язык. Пусть ваш диалог будет необходимым следствием, вен¬ чающим ваши предпосылки. Вводите сразу в действие. Беритесь за ваш сюжет то сбоку, то с хвоста: короче, обрабатывайте его в разных планах, чтобы не стать однообразным."

Занимательно выведена Бальзаком любовь женщин:

"Многие женщины чересчур преувеличивают свои чувства и желают из кумира создать бога; между тем как другие, любящие мужчину более из любви к нему, нежели из любви к себе, равно обожают и его слабости, и его достоинства."

Трогательно показана история бедной Корали, отдававшей всё богатство ради вертопраха Люсьена. Трудолюбивая жертвенность Евы к Давиду. И беззаветная, рыцарская преданность вкупе с высочайшими добродетелями в лице прислуги Кольба и Марион, которые отдали без остатка все свои накопления за жизнь, и снабдили коркой хлеба любимого изобретателя с женой.

"У нас нет ни страсти к наживе, ни пристрастия к деньгам, которое вынуждает цепляться за каждую монету, задерживая даже самые законные платежи. А в этом, пожалуй, и состоят достоинства торгаша, ибо эти два вида скупости именуются: благоразумие и коммерческий гений!..."Оба друга судили общество тем более неумолимо, что они занимали в нем самое низкое место, ибо люди непризнанные мстят миру за унизительность своего положения высокомерием суждений. И отчаяние их было тем горше, чем стремительнее они шли навстречу неизбежной судьбе."

Как верно заметил Р. Резник: "«Утраченные иллюзии» — это отрезвление от наивно-юношеских, поверхностных представлений о жизни. Это и — шире — символ исторического опыта XVIII века, того трезвого знания о буржуазном обществе, которое должно было сменить иллюзии просветителей, еще неясно рисовавших себе это общество и ожидавших от него свободы и равенства. Такое трезвое знание — условие и залог верного взгляда на будущее." Оноре де Бальзак - талантливый, стихийный диалектик, приземлённый материалист, трудолюбивый и беззаветно преданный творчеству писатель. Это французский "Лев Толстой". Горячо советую каждому.

картинка McbeathCaserne