Больше рецензий

15 марта 2022 г. 16:40

334

3 «Лучшее в нас» Стивена Пинкера: тысяча страниц в оправдание насилия

Стивен Пинкер выдвигает тезис, парадоксальный настолько, что заставляет усомниться в степени адекватности автора: на протяжении всего текста почти в тысячу страниц он пытается убедить нас, что человечество век от века становится чище и добрее. Самый очевидный контраргумент рожденному в его уме тезису — почти беспрерывные войны на протяжении всего XX века, пик которых пришелся на десятые и сороковые годы, он опровергает, прибегая к относительным показателям вместо абсолютных. В качестве образцов древней жестокости он приводит гомеровские и библейские тексты, где насилия и в самом деле предостаточно. Еще один способ Пинкера погрузиться в прошлое и сделать выводы относительно того, как именно тогда жили люди, — это свидетельства об образе жизни человеческих сообществ, развитие которых остановилось на племенной фазе, что позволяет ученым воспринимать их как носителей нравов древнего человечества и изучать их поведение именно с этой точки зрения.

Пинкер прочитал Гомера, но упустил из виду другой не менее величайший эпос, порожденный в глубине древнеиндийской культуры, — «Махабхарату», хотя именно там он мог бы найти куда более впечатляющие свидетельства о масштабах человеческих жертв в битвах тысячелетней давности: по некоторым оценкам, количество жертв именно в этой битве, которая длилась всего восемнадцать дней, находится в диапазоне от шестисот миллионов до миллиарда человек. Сражающиеся использовали не только холодное оружие, но и брахмастры — прообраз современного ядерного оружия, которое обладало куда большей разрушительной силой и было невероятно точным — оно управлялось силой мысли. Оно могло уничтожить как целую армию, так и отдельного человека. Защититься от него был невозможно. По сравнению с этой битвой и в самом деле все последующие войны и сражения выглядят мелкими, а количество жертв в них — незначительным.

Но «Махабхарату» Пинкер не читал, иначе непременно вставил бы пару цитат из нее в свою книгу, и тогда бы все могло сложиться в стройную теорию. Вместо этого Пинкер манипулирует относительными значениями, пытаясь убедить нас в том, что увеличение числа жителей на планете автоматически масштабирует количество жертв в военных и другого рода конфликтах. Не обходит он вниманием и животных. И здесь тоже видит прогресс: если раньше «фермеры кастрировали и клеймили скот, прокалывали уши и носы, купировали хвосты», то сейчас, о чудо, среди людей появились те, кто даже полностью отказался от употребления мяса в пищу: «Процент вегетарианцев хоть и растет, но все еще настолько низок». И тут же оговаривается: «Однако он и не должен быть высоким. Быть вегетарианцем и заботиться о качестве жизни животных не одно и то же». Это еще один пример логической слепоты Пинкера, обретенной им в попытке объять необъятное и перевернуть историю человечества с ног на голову. Впав в многословие, он использует в качестве доказательств факты, которые в действительности работают против его теории.

Еще в конце XVIII века для лишения жизни одних людей другими начинает использоваться специальный механизм — гильотина, поставивший казни на поток и позволивший масштабировать количество жертв до десятков тысяч. Последовавшие за Французской революцией наполеоновские войны, которые длились с небольшими перерывами четверть века, где техническая оснащенность армий была не менее важна, чем их численность, унесли уже пять миллионов жизней. Изобретение автоматического оружия поставило производство человеческой смерти на конвейер, который не останавливался на протяжении всего XX века ни на мгновение и продолжает работать по сей день. Иногда он словно уменьшает скорость, но не по отношению к животным: в этом случае он каждый год набирает обороты, делая человеческий стол все более сытным и разнообразным. Мечта короля Франции Генриха IV о том, чтобы «у крестьян по воскресеньям была курица в горшке», воплотилась с избытком.

Эксперт