Больше рецензий

russian_cat

Эксперт

Кошачий взгляд на книги

2 ноября 2021 г. 23:06

2K

5 Нон-фикшн как триллер

Потрясающая книга. Я буквально проглотила ее. Это тот самый случай, когда нон-фикшн читается с более напряженным вниманием, чем любые приключения.

Не знаю, почему в аннотации книга названа «медицинским детективом». Может, потому что она построена по принципу «расследования» различных знаковых событий в истории хирургии. Но детектив там или не детектив, а «на кончике стула» книга держит не хуже триллера. За описываемых пациентов и врачей переживаешь так, как не каждая художественная книга заставит. А какие баталии разгорались вокруг медицинских открытий…

Век современной хирургии начался в 1846 г. в Бостоне в операционной палате Центральной больницы штата Массачусетс. Шестнадцатого октября там появился на свет наркоз – обезболивание посредством вдыхания химического газа.

Меньше 200 лет назад медицина еще не знала ни обезболивания, ни гигиены, да и многих «простых», по современным меркам, операций не производили, а если пробовали – то со смертельным исходом. Обыденным для хирурга делом было оперировать в костюме, покрытом кровью и гноем предыдущих пациентов, инструменты в лучшем случае обтирали тряпочкой, а перевязочный материал мог и на пол упасть в процессе, прежде чем его использовали по назначению. Ну не выбрасывать же из-за такой ерунды.

Но автор неоднократно подчеркивает и напоминает, что все это дико с нашей, современной точки зрения (книга написана в 1956 году), а в описываемое время все это было нормой. Грязь, гной и зловоние (равно как боль и крики) считались неотъемлемой частью больниц вообще и операционных в частности.

До изобретения наркоза операции, конечно же, проводились на находящихся в полном сознании пациентах, которых удерживали крепкие санитары. Разве что 100 капель опия дадут. Но что они значат, если оперируют, скажем, опухоль молочной железы, или ампутируют ногу, или вырезают(!) камень из мочевого пузыря? (Это все не было, конечно, для меня новостью, но вот когда читаешь описания таких операций и видишь их как бы «вживую», глазами рассказчика, то волосы на голове шевелиться начинают). Основное мастерство хирурга состояло в быстроте его движений: чем быстрее он отрежет все, что нужно, тем меньше пациенту терпеть чудовищную боль. Стальные нервы нужно было иметь такому врачу, чтобы продолжать делать свое дело, не обращая внимания на дикие крики и понимая, что, возможно, пациент этой операции не перенесет.

Отлично понимаю, почему люди тогда не обращались к врачам, пока совсем не припрет. Методы лечения суровы, далеко не всегда эффективны (аппендицит, например, до последнего лечили терапевтически) и ко всему этому - большой шанс умереть, если не на самой операции, так потом, от сепсиса. Но на врача все равно, разумеется, смотрели, как на избавителя, потому что был выбор или просто загнуться от болезни, или перенести мучительную операцию и последующее восстановление, но все-таки иметь шансы выжить. (Как у Филатова: «Будешь к завтрему здоровый, если только не помрешь!..»)

Изобретение наркоза стало революцией в хирургии. А началось все… с веселящего газа и стоматолога, который заметил его свойства и понял, что с его помощью можно безболезненно удалять зубы. Но… никто не принял всерьез его изобретение. Операции и без боли? Что-то за гранью фантастики, не смешите мои тапочки. Зато потом – какая же разыгралась борьба за право присвоить себе заслугу такого открытия!

А еще была борьба за то, можно ли применять наркоз при тяжелых родах. Аргументы «против» были совершенно гениальны:

Церковь и влиятельные приходские врачи борются со всеми нетрадиционными методами. И орудие, при помощи которого они это делают, имеет огромную силу. На острие их копий текст Библии, третья Книга Бытия, глава шестнадцатая: «Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей!..» Вы понимаете. И все это значит, что сам Бог запретил безболезненные роды, а с ними и хлороформ.

Но наркоз все-таки «прижился» относительно быстро: очень уж неоспорим был эффект. Другим новаторским идеям и их авторам повезло куда меньше.

Особенное сопереживание вызывает история Земмельвейса – врача, который одним из первых понял причину таких частых смертей пациентов от «гнойных лихорадок» и в буквальном смысле жизнь положил на то, чтобы убедить в своей правоте других. Он говорил простые, с нашей точки зрения, истины: что, возвращаясь из анатомического театра после вскрытия трупов, нужно тщательно вымыть руки, прежде чем осматривать больных и рожениц; что инструменты тоже нужно мыть, а не просто обтереть полой одежды, чтобы кровь не капала; что постельное белье после больных с гнойными инфекциями нужно постирать, прежде чем стелить его другому больному. А тогда все это встречалось в штыки! Земмельвейс бился многие годы, натыкаясь на презрение и насмешки, доведя себя практически до сумасшествия от собственного бессилия и чувства вины, но так и не смог найти достаточную поддержку в медицинских кругах. И это несмотря на то, что факты говорили за себя: в отделениях, где Земмельвейс построил работу по своему принципу и нещадно заставлял персонал соблюдать чистоту и мыть руки, смертность от гнойных инфекций могла сократиться раз в десять! Но... отсутствие связей, ораторского и писательского таланта, неумение подлизываться к начальству, скромность и другие факторы стали препятствием к тому, чтобы настолько важное открытие приняли и признали в мире. Пройдет еще немало лет, прежде чем всем станет ясно, что он все же был прав.

А гной, кстати, довольно долго считался благотворным, то есть не только неотъемлемой частью раны, но даже признаком выздоровления. Хороший пример того, как ошибочная идея, кем-то когда-то высказанная, может надолго закрепиться и стать даже неким «общим местом», которое само собой разумеется.

Другой пример: кесарево сечение. Существовало пособие, утверждавшее, что разрезанную матку зашивать не нужно, она сама «стянется». И из этого врачи исходили десятки лет, не пытаясь оспорить. Правда, женщины после такого кесарева не выживали никогда, так что прибегали к нему только в самых безнадежных случаях, когда совсем уже нечего было терять. (Когда благодаря новому методу удалось добиться смертности «всего» в 56% прооперированных рожениц – это был невероятный успех).

Расскажет автор и о других врачах и ученых, вложивших огромное количество сил и таланта в развитие медицины, преодолевших на своем пути массу препятствий. Не забудет и о других, тех, что всеми силами сопротивлялись чему-либо новому, до последнего отстаивая традиционные «дедовские» методы. В некоторых случаях это была банальная лень: нововведения требовали слишком много «лишних» телодвижений (каждый раз мыть руки, делать, что ли, нечего больше). А в других – просто неспособность перестроиться и овладеть новыми, более современными инструментами. Или же религиозные блоки в голове. Множество разных причин. Но общими усилиями все же многое изменилось в лучшую сторону за несколько десятков лет. И люди, которые за этим стояли, вызывают неподдельное восхищение.

Некоторым из них нелегко было не только на работе, но и дома. Не всех семья поддерживала. Вот взять Роберта Коха. Тот был энтузиастом своего дела, увлеченным исследователем. Жена же его эту работу категорически не одобряла: он врач, должен лечить пациентов, а он их почти что забросил, жить-то как? И ее тоже можно понять: благо всего человечества – это прекрасно, но семье нужны деньги здесь и сейчас, детей надо на ноги ставить, а муж возится в чулане с крысами и сибирской язвой, все остальное ему неинтересно. Нелегко жить рядом с гением. Но в его случае усилия увенчались успехом.

Автор шаг за шагом раскрывает для нас важные вехи на пути развития хирургии XIX века и попутно приводит массу занимательных фактов и живо рисует обстановку того времени (и не только в медицине).

Тем, кому плохо от медицинских подробностей, лучше воздержаться от данной книги, тут они очень яркие и чрезвычайно воздействуют на воображение. Всем же прочим – яростно рекомендую.

Прочитано в рамках игр:
KillWish, 8 тур, 3/3
Игра в классики, 17 тур, ход №4

Ветка комментариев


Вот не зря я её давно заприметила )))
Слушала ?


Не зря)) я и пару других книг автора в виш закинула.
Нет, глазами читала. Аудио вроде не видела, хотя не помню точно.


Аудио даже в двух начитках)
В общем, надо добираться скорее)


Тогда тем более))
Хм, мне только "Век криминалистики" вроде попадался. Впрочем, его я тоже хочу)


ты права) это я невнимательная оказалась(
но в любом случае интересно)


Да, мне теперь у него всё интересно)


понимаю))

`