Больше рецензий

PavelMozhejko

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

2 октября 2021 г. 14:19

1K

5

«Но торжество кому ж уступит
В пыли рожденный человек?
Венец ли вечных пальм он купит
Иль чашу временную нег?
Господень ангел тих и ясен:
Его живит смиренья луч;
Но гордый демон так прекрасен,
Так лучезарен и могуч!»
(Аполлон Майков)

картинка PavelMozhejko
Я пишу эту рецензию в сентябре 2021 года в Минске, столице Беларуси. Чуть более года назад (мгновение по сравнению со всей историей человечества и лишь 1 % от столетия) мне не приходилось задумываться о том, каких цветов на мне одежда, не забыл ли я поставить скрытый режим в настройках мессенджера, на свободе ли еще мои друзья и знакомые (а может уже выехали из страны), что я говорю в телефонную трубку и публикую у себя в соцсетях, уволят ли меня завтра лишь за мнение и успею ли я обменять неустойчивые рубли на более надежную валюту, да и вообще, имею ли я право на хорошее настроение в таких условиях… Если вы не в курсе, что произошло за эти 400 дней в моей стране и продолжает происходить сейчас, то любые западные и местные независимые СМИ вам в помощь. И на этом фоне заявление канадско-американского психолингвиста Стивена Пинкера о том, что «насилия в мире стало меньше», и что мы живем «в самое лучшее время» звучит и вызывающе, и в некоторой степени оскорбительно. Но стоит ли оскорбляться? Оставим это для людей непоследовательных и импульсивных, а сами, поступим разумно и рассмотрим аргументы автора, ведь серьёзность его намерений доказывают годы работы над книгой и результат: 850 страниц текста, 100+ графиков и схем на основе статистических данных, 1954 ссылки на источники, 30 страниц библиографии.
***
Наша оценка качества жизни и комфортности существования всегда субъективна и ограничена личным опытом. У каждого из нас на протяжении жизни бывают как светлые, так и темные полосы. Но человеческая жизнь слишком коротка, чтобы стать мерилом государства, народа, цивилизации. История – это прежде всего процесс, живая река событий, а не застывшее мгновение, сотканное из фактов. «Большое видится на расстоянии», и дать оценку ключевым поворотам мировой истории по праву можно лишь на больших интервалах. Возьмём десятилетний интервал. Поместим его начало в 1931-й год, и получим к концу этого отрезка времени мировую войну и избыточную смертность, борьбу кровожадных идеологий, геноцид, россыпь способов взаимного уничтожения… А смести этот интервал всего лишь на тех же десять лет вперед, и уже картина обратная. А если взять вековой интервал и проанализировать ХХ век целиком? «Кровавее» ли он европейских войн XV-XVII вв.? А Первого крестового похода? А первого века нашей эры с экспансией Рима? Чтобы понять это, нужна универсальная характеристика, «мерило насилия», и, конечно же, достоверные данные. Имея первое и второе, мы сможем приблизиться к пониманию того, каков наш мир сейчас, по сравнению с тем, в котором жили наши далекие предки, в каком направлении движется наша цивилизация, можно ли считать выбор этого пути правильным и можно ли его в принципе считать выбором, можно ли сказать, что мы «в целом добрые» или «с рождения нейтральные», а может быть даже «изначально злые»? Не является ли наш путь бегом по кругу? Известно, что чтобы не заблудиться в лесу и идти прямо, необходимо фиксировать визуальные маркеры как впереди, так и позади. Благодаря этому, становится видна траектория. Примерно тем же самым в своей книге занимается Стивен Пинкер, и вот почему это так важно:

«Снижение уровня насилия, скорее всего, самое значительное и самое недооцененное достижение в истории нашего вида. Его последствия затрагивают самую суть наших верований и ценностей — ничто для нас не может быть важнее ответа на вопрос, изменяются ли с ходом веков условия человеческого существования, а если да, то к лучшему или же к худшему. На кону стоят концепция грехопадения, моральный авторитет религиозных писаний и священноначалия, вопрос о врожденной безнравственности или, наоборот, милосердии, свойственном природе человека, проблемы движущих сил истории и этической оценки природы, общества, традиций, чувств, разума и науки.»

Сейчас мы живем в век информации. Благодаря интернету новости с любой обитаемой точки планеты доходят до экрана наших устройств в считаные минуты. Более того, ХХ век – самый задокументированный век в нашей истории (то ли еще будет с XXI-ым). Последствия теракта в далеком Афганистане, избиения в Африке, перестрелка с мафией в Мексике, школьный шутинг в США… всё это льется на нас сплошным информационным потоком. И тут проявляется одно из ключевых искажений, формирующих у нас представление о нашем времени, как весьма жестоком. Но так ли это на самом деле?

«Когнитивные психологи Амос Тверски и Даниэль Канеман показали, что люди интуитивно оценивают сравнительную частоту явлений сквозь призму так называемой эвристики доступности: чем легче вспомнить примеры явления, тем более вероятным оно кажется

«Лучшее в нас» - это книга, в основе которой лежит история и статистика, и в первую очередь это обзор мировой истории, преследующий своей целью определение тех процессов, событий, факторов и институтов, которые понижают или наоборот повышают уровень насилия. Первых Стивен Пинкер называет «добрыми ангелами», а вторых «внутренними демонами». Значительное место в книге занимают психология и социология. Одна из глав посвящена физиологии мозга, что добавляет в повествование немного нейробиологии (к слову, весьма беглое и не очень удачное объяснение, видно, что Пинкер тут заходит на «чужую» территорию). Местами можно встретить теорию игр, так что познакомиться вкратце с ней перед чтением этой книги будет не лишним.
«Лучше»/«хуже» - понятия относительные, а единственный доступный нам инструмент сравнения - наше прошлое. За прошлое отвечает история, наука интересная, но имеющая в своей основе факты и теории, подверженные искажению, неточной интерпретации, умышленной лжи и замалчиванию, т.н. «веяниям времени». И это, пожалуй, та ахиллесова пята во всем остальном весьма стройной и последовательной теории Стивена Пинкера. Видимо именно поэтому в книге столько ссылок на источники (едва в тексте встречаются какие-то данные, как сразу же следует соответствующая ссылка), а данные автор берет из исследований других ученых, которые более компетентны в каждом из поднятых Пинкером вопросов. Правда, и это не помогло избежать многочисленной критики, бьющей именно в сбор данных. К слову, на Западе недавно вышла отдельная книга коллектива ученых с критикой книги Стивена Пинкера. Им понадобилось десять лет на ответ. Тем интереснее. Возможно и ее переведут и издадут на русском языке.
картинка PavelMozhejko
Книга «Лучшее в нас» состоит из десяти глав, первые семь из которых являются анализом истории нашей цивилизации и выделением тенденций снижения уровня насилия в ней. В первой главе «Другая страна» Стивен Пинкер разоблачает распространенное ныне ложное представление о реальном уровне насилия в разные эпохи человеческой истории: доисторический мир охотников и собирателей, Греция Гомера, библейские времена, Римская империя и раннее христианство, Средневековье, Европа на заре Нового времени, становление национальных государств, ХХ век… Во второй главе «Процесс усмирения» Пинкер исследует природу насилия, сравнивает уровни насилия в различных человеческих сообществах, а также то, как повлияло на уровень насилия появление первых государств и развитие цивилизационного процесса. В третьей главе «Цивилизационный процесс» последний рассмотрен более подробно, выявлены его приметы и тенденции, такие, как сокращение числа убийств в Европе, а также проанализировано как соотносятся насилие и классы, насилие и расизм, насилие и достаток, процесс децивилизации «хипповских» и «рок-н-ролльных» 1960-х и последующая рецивилизация 1990-х. Четвертая глава «Гуманитарная революция» посвящена процессу постепенного сокращения пятен на «репутации» человечества, таких как жертвоприношения, инквизиция, гонения, пытки, казни, рабство и деспотизм; рассмотрены причины гуманитарной революции, такие, как просвещение. Пятая глава «Долгий мир» исследует войны, в том числе войны эпохи династий, эпохи религий, эпохи суверенитетов, эпохи национализма и эпохи идеологий; также затронута тема взаимосвязи мирного сосуществования и демократии, ядерного вооружения, либерализма. В шестой главе «Новый мир» (вторая половина ХХ века) рассмотрены новые виды войны, такие как гражданская война, геноцид и терроризм. Седьмая глава «Революция прав» рассматривает процесс постепенно расширения прав различных категорий людей (и не только): права женщин, права детей, права гомосексуалистов, права животных и т.д. На этом исторический обзор заканчивается и в восьмой главе Пинкер рассматривает пять главных «внутренних демонов» человека: хищничество, доминирование, месть, садизм и идеологию. В противовес предыдущей главе, девятая посвящена нашим «добрым ангелам»: эмпатии, самоконтролю, морали, табу и разуму. Наконец, десятая глава «На крыльях ангелов» обобщает вышесказанное и подводит итоги всей книги, выводя пять «исторических сил», снижающих уровень насилия: Левиафан (государство), торговля, феминизация, расширяющийся круг эмпатии и рационализация принятия решения и поведения.
За основную единицу измерения уровня насилия Пинкер берет величину количества насильственных смертей на 100 000 чел. населения. Эта цифра коррелирует с уровнем несмертельного и косвенного насилия. Проблема заключается в том, чтобы найти достоверные данные по этому показателю в первобытные и древние времена и Средневековье. Дикие племена не вели и не ведут никакой статистики и описи, поэтому все, что остается ученым, так это анализировать останки, культурные артефакты и редкие письменные свидетельства того времени, интерполируя данные относительно настоящего времени.
В целом, книга устроена следующим образом: Пинкер берет одну конкретную тему, называет источник(-и) данных по теме, рассказывает, как собирались данные и что в себя включают, почему выбраны именно эти данные. Затем дается ряд графиков по этим данным и соответствующий их анализ, после чего из анализа делаются выводы, которые встраиваются в общую теорию. Источники данных у любознательного читателя могут сформировать отдельный большой список «к прочтению». Читателю также следует быть готовым к языку статистики и помнить о том, что последняя никогда не дает однозначных ответов и говорит вероятностями, а это в свою очередь значит то, что все выводы Стивена Пинкера не категоричны.
Не стоит забывать, что книга на родине автора издана в далеком 2011 году, а написана соответственно еще раньше. Читая некоторые главы нельзя не вспомнить одно событие в нашем регионе, произошедшее позже, которое местами позволяет обвинить Стивена Пинкера если не в недальновидности, то в некотором завышенном оптимизме. И это, конечно же, конфликт на юго-востоке Украины. Было бы интересно узнать, как объяснил бы это ученый, в рамках своей теории?
Добавлю еще абзац специально для белорусских читателей этой рецензии. Наша страна упоминается в книге три раза. Причем первый раз, как «Белоруссия», в месте, где говорится об (не)отмене смертной казни. Оба последующих раза, уже как «Беларусь», в тех местах, где говорится об отказе от ядерного оружия и восточноевропейских странах, которые так и не смогли стать полноценными демократиями. В общем-то, не хочется лишний раз поднимать тему правильного написания, но как бы то ни было, в одном издании стоило бы придерживаться принципа единообразия.
Читать эту книгу в целом легко и интересно. Порой, могут испугать и запутать многочисленные цифры и модели теории игр (дилемма заключенного, дилемма пацифиста, «око за око» и пр.). Тем не менее, многочисленные цитаты, неплохой язык повествования автора, удобная структура, неожиданные выводы и увлекательные теории не дадут заскучать.
Давайте теперь рассмотрим, в чем заключается теория Стивена Пинкера и к каким выводам он пришел в ходе своего исследования.
***
Чтобы понять, стали ли мы в целом «добрее» или наоборот, «злее», Стивен Пинкер сквозь призму истории сравнивает, каковы тенденции изменения нашего поведения с разных точек зрения: психологии, культуры, биологии. Его исследование охватывает как древние времена, так и современность, вплоть до 2000-х. Конечно, большее внимание уделено последним трем векам, т.к. именно за этот период есть наиболее полный массив данных.
Забавно, для того, чтобы убедиться, что мы стали добрее, можно просто вспомнить некоторые наши широко употребляемые выражения, об истинном смысле которых мы уже не задумываемся:

«Женщина, надевающая крестик, редко осознает, что это инструмент пытки, казни — обычной в древнем мире; мужчина, упоминающий «мальчика для битья», не думает о старинном обычае пороть невинного ребенка за провинности принца. Нас окружают приметы жестокости жизненного уклада предков, но мы их почти не замечаем. И подобно тому как путешествия расширяют кругозор, мысленный тур в наше культурное наследие напомнит о том, насколько в прошлом все было по-другому.»

Опираясь на данные из многочисленных источников, Стивен Пинкер приходит к выводу, что насилия в древние времена было значительно больше, нежели в наши дни, и в целом, уровень его постепенно и практически постоянно снижался, если не обращать внимания на некоторые пики больших войн и прочие локальные кризисы.
Автор выделяет шесть основных факторов снижения уровня насилия в мировой истории:
1) «Процесс усмирения» – постепенное возрастание роли «третьей силы» (государства), выполняющей арбитраж между сторонами конфликта и монополизирующей насилие в рамках системы прав и обязанностей;
2) «Цивилизационный процесс» – в ходе этого процесса мы стали обращать внимание на других, понимать, что мы являемся частью большего целого, родилась «вторая натура» (этика);
3) «Гуманитарная революция» – эпоха Просвещения дала нам осознание важности каждой человеческой жизни и постепенный отказ от навязанного церковью, государством, народом насилия (казни, рабство, деспотизм, жертвоприношения);
4) «Долгий мир» - очередной этап снижения уровня насилия, когда после Второй мировой войны великие державы и развитые государства отказались от войны, как способа решения споров.
5) «Новый мир» - время, когда после завершения «Холодной войны» наиболее кровавые проявления насилия в мире, такие как гражданские войны, геноцид и терроризм, стали появляться реже.
6) «Революция прав» - начиная с середины ХХ века отсутствие больших войн, рост благополучия, рационализация мышления и расширение круга эмпатии позволили нацелить фокус внимания на новые группы, в мире распространились движения за права женщин, детей, гомосексуалистов и животных.
Как видно из шести приведенных выше факторов, все они социально-культурные. Но Пинкер дополнительно исследует вопрос того, повлияла ли или нет за это время на нас биология, можно ли сказать, что эффект естественного отбора в сторону «доброты» хоть и выгоден, но незначителен по сравнению с заслугами культуры и разума? И ответ: да, эффект незначителен и им в целом можно пренебречь.
Стивен Пинкер отрицает и то, что мы имеем «внутреннюю тягу» творить зло и нуждаемся в постоянном усмирении и утолении «жажды крови». Люди изначально не злы и не добры, но имеют свои врожденные наклонности и особенности (например, социопаты), на которые в значительной мере влияет воспитание, образование и среда (например, культура чести «одиночек» по духу или уровень образования).
Среди сил, направляющих нас в ту или иную сторону, Пинкер выделяет пять «внутренних демонов» (зло) и четыре «добрых ангела» (добро). Каждая из этих сил обладает своими особенностями, своей внутренней логикой, преследует свои цели и приводит к различным результатам распределения выгод и рисков во взаимоотношениях с другими индивидами.
«Внутренние демоны»:
1) Хищничество – практическое насилие, нацеленное большей частью на материальное;
2) Доминирование – иерархическое насилие, может быть как индивидуальным, так и групповым;
3) Месть – насилие на основе морали и чувства справедливости, имеет конкретный объект и меру;
4) Садизм – насилие ради извращенного удовольствия, становящееся привычкой, не имеет самоограничения;
5) Идеология – насилие от убеждения, оправдывающее неограниченные жертвы ради «великой» (безграничной) цели.
«Добрые ангелы»:
1) Эмпатия – позволяет нам понимать то, что чувствует другой человек, и соответственно корректировать свое поведение;
2) Самоконтроль – биологический инструмент, специфика работы мозга, позволяющая нам моделировать ситуации и оценивать последствия своих потенциальных действий, чтобы загодя ограничивать их в случае неблагоприятного (невыгодного) исхода;
3) Чувство морали (и табу) – общие для отдельного сообщества правила, регулирующие взаимоотношения между индивидами, можно сказать, что это также «третья сила»;
4) Разум – позволяет нам выходить за доступные физически пределы, тем самым расширяя круг эмпатии, позволяет мыслить критически, оценивая каждую ситуацию и каждое событие во всей совокупности сложившихся обстоятельств.
Имея набор из сил, склоняющих нас к добру и ко злу, мы соответственно склонны творить и первое, и второе. Но почему же все-таки чем дольше существовала человеческая цивилизация, тем чаще люди в массе своей выбирали ненасильственные способы взаимодействия? Потому что появились «исторические силы», которые делали это выгодным, что доказывает Пинкер, используя матрицу дилеммы пацифиста (воевать или сотрудничать) и применяя ее для каждой из пяти выделенных в список ниже.

«Каждое из них, хоть и в разной степени, проявляет себя в целом ряду исторических последовательностей, числовых наборов данных и экспериментальных исследований. И каждое, что нетрудно продемонстрировать, меняет матрицу вознаграждений дилеммы пацифиста таким образом, чтобы переманить людей в драгоценную мирную ячейку. Давайте пробежимся по ним.»

1 Левиафан (государство) – «третья сила» над схваткой.

«Если государство накладывает на агрессора достаточно крупный штраф, превышающий полученную им прибыль, скажем делает агрессивность в три раза невыгоднее миролюбия, оно выворачивает наизнанку матрицу вознаграждений потенциального агрессора, делая мир для него привлекательнее войны.»

2 Мирная торговля - «другие люди становятся более ценными живыми, чем мертвыми», необязательно быть родственником, чтобы быть полезным.

«Мысль, что обмен выгодами способен превратить нулевую сумму войны в положительную сумму двусторонней прибыли, была одной из ключевых идей Просвещения.»

3 Феминизация.

«Ценности, близкие женщинам, способны снижать уровень насилия благодаря психологическим следствиям базового биологического различия между полами: самцы вынуждены конкурировать за доступ к самкам, а самки предпочитают держаться в стороне от рискованных предприятий, которые могут оставить их детей сиротами.»

4 Расширяющийся круг сочувствия – мы все больше узнаем друг от друге, какое бы расстояние нас не разделяло, а то, что нам понятно и знакомо, уже нас не пугает, а стало быть и не вызывает агрессию, мы привыкаем к разнообразию всего на свете.

«Грамотность, урбанизация, мобильность и доступность средств массовой информации в XIX и ХХ вв. непрерывно росли, а во второй половине ХХ в. возникла глобальная деревня, обитатели которой получали все больше информации о жизни других, непохожих на них людей

5 Эскалатор разума – рациональное мышление позволяет избежать неэффективных решений и избавиться от предрассудков, более того, принятые решения можно обосновать, и доказательство будет универсальным (понятным всем, кто мыслит также рационально).

«Гуманистическая система ценностей, которая ставит на первое место благополучие человека — продукт разума, потому что ее можно обосновать. С ее постулатами согласится любое сообщество мыслящих людей, каждый из которых ценит собственные интересы и готов договариваться с другими, опираясь на разумные доводы, в то время как общинные и авторитарные ценности ограничены племенем или иерархией.»

Совместив все пять сил (разумное государство, мирная развитая торговля, женщины, чьи права обширны и защищены, внимание к каждому члену сообщества, отказ от иррациональных воззрений и способов принятия решения, оценка и анализ при выборе шагов) мы невольно наталкиваемся на образ некого идеального демократического государства. Конечно, в мире таких нет. Но есть те, которые приблизились к нему ближе, чем остальные. В частности, государства Западной Европы. И графики, предложенные Пинкером, это подтверждают. Мы видим, что именно тут уровень насилия минимален по большинству показателей.
И что же теперь, насилие постепенно сойдет на нет, как только «отстающие» страны демократизируются и станут похожими на Западную Европу? Далеко не обязательно. Во-первых, трудно поверить, что в обозримом будущем все страны станут демократическими. Как трудно поверить и в то, что таких стран станет хотя бы большинство. Но трудно поверить и в то, что страны, уже ставшие демократическими, перешедшие этот морально-политический барьер, откажутся от своих принципов, а их граждане от приобретенных удобных прав и свобод. Однако, все возможно. И Стивен Пинкер, вопреки всем заявляющим о его «елейном» тоне и завышенном «оптимизме» заявляет следующее:

«Меня порой спрашивают: «Откуда вы знаете, что завтра не случится войны (геноцида, теракта), которая опровергнет ваш тезис полностью?» Спрашивающие не уяснили главной идеи книги. Я не утверждаю, что мы вошли в так называемую эру Водолея, в которой все до единого земляне утихомирятся на веки вечные. Суть в том, что значительное снижение насилия уже произошло, и нам необходимо осознать этот факт. Снижение разных видов насилия происходит под влиянием политических, экономических и идеологических условий в отдельных культурах !!!в определенное время!!!. Если условия изменятся, насилие может вернуться

***
Я начал эту рецензию с темы Беларуси-2020. Ей же и закончу. У народа Беларуси в августе 2020 года украли выборы (снова), но на этот раз таким наглым образом и с такой волной арестов и избиений, что это вызвало массовые протесты. Вскоре противостояние обрело асимметричный формат: вооруженное и готовое к насилию меньшинство силовиков против мирного, «вооруженного» плакатами и символикой, большинства. В общем и целом, такая же ситуация сохранена и в эти дни. В спорах, чатах и интервью уже сломлено не мало копий на тему того, правильно ли была «выбрана» концепция мирного ненасильственного протеста. Вот только мне кажется, что «выбора концепции» как раз-таки и не было, а был моральный выбор, и абсолютное большинство, даже находясь в состоянии обиды, страха, ненависти к преступникам, выбрало отказ от насилия и агрессии, и более того, не поддалось вполне понятным и таким ожидаемым импульсам. Многие скажут, что это просто страх, страх быть избитым и посаженным за решетку по несправедливому приговору. В какой-то мере так и есть, инстинкт самосохранения никто не отменял. Но даже на словах, многие, кого я слышал и слушал, отказывались «проявить» насилие даже к откровенным негодяям. Все, что желают эти люди, так это справедливости, а это, согласитесь, кое-что другое. Белорусский народ в массе своей отказался быть доносчиком, надзирателем и палачом.
Проявление феминизации («три грации», «женские марши»), расширение круга эмпатии (горизонтальные связи, волонтеры, концерты во дворах, районные чаты), забота о каждой человеческой жизни («лучше избежать каких-бы то ни было жертв»), запрос на альтернативную государственной культуру, образование, сферу услуг, понимание того, что главное в этом мире сегодня люди, интеллект и информация, а не станки, сырье и танки – все это вторит выводам Стивена Пинкера и говорит о том, что в нашей стране УЖЕ произошел морально-этический переход, такой, который никак нельзя сделать принудительно или в какие-то конкретные сроки. Это все приходит тогда, когда созревает новое общество, избавляясь от старых предрассудков. Но можно ли обойтись без насилия, скидывая с плеч ярмо застывших в прошлом дикарей, так и не поменявших дубины на книги?..

«При всех невзгодах нашей жизни, при всех проблемах, существующих в мире, спад насилия — это достижение, которым мы можем наслаждаться, и повод ценить силы цивилизации и просвещения, которые сделали его возможным.»

***
Сложно коротко пересказать такую большую работу даже на десяти страницах. Для тех, кто хочет познакомиться с идеями Стивена Пинкера подробнее, кто хочет узнать об интересных исследованиях, о неочевидных тенденциях и просто интересных фактах, предлагаю объемный иллюстрированный КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК по ссылкам ниже.
КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК (Часть 1/7):
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---234---konspekt-1-09-29
КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК (Часть 2/7):
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---234---konspekt-2-09-29
КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК (Часть 3/7):
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---234---konspekt-3-09-29
КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК (Часть 4/7):
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---234---konspekt-4-09-29
КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК (Часть 5/7):
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---234---konspekt-5-09-29
КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК (Часть 6/7):
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---234---konspekt-6-09-29
КОНСПЕКТ-ЦИТАТНИК (Часть 7/7):
https://telegra.ph/pavelmazheikabooksreview---234---konspekt-7-09-29
***

МОЕ МНЕНИЕ ОБ ИЗДАНИИ:
Качественное иллюстрированное издание в традиционном для «АНФ» оформлении.
Формат стандартный расширенный (170x240 мм), твердый переплет, без суперобложки, 952 страницы, с иллюстрациями, закладка ляссе.
картинка PavelMozhejko
картинка PavelMozhejko
картинка PavelMozhejko
Достоинства издания: научный редактор – Екатерина Шульман (канд. полит. наук); хорошее качество печати; белая бумага; твердый переплет; наличие колонтитулов; информация об авторе; подробное оглавление; многочисленные иллюстрации (графики, таблицы, компьютерные 3D модели); хорошо выделенные заголовки и цитаты; примечания; библиография; предметно-именной указатель; дополнительное предисловие к русскому изданию.
Недостатки издания: не обнаружено.

ПОТЕРЯЛ БЫ Я ЧТО-НИБУДЬ, ЕСЛИ БЫ ЕЕ НЕ ЧИТАЛ:
Да. Одна из лучших научно-популярных книг, прочитанных мной за последнее время. «Лучшее в нас» серьезная, объемная работа, охватывающая различные области знаний, от истории и социологии, до биологии и статистики. В первую очередь, это увлекательное путешествие по истории нашей цивилизации, позволяющее неединожды взглянуть на нее с непривычного ракурса. Но помимо этого, это скрупулезный анализ насилия, во всей его многогранности. Книга не лишена вдохновляющего оптимизма, но главное в ней все же то, что она дает прочувствовать, насколько медленен и извилист путь постепенного; избавления от жестокости и ненависти друг к другу.

КОМУ ПОРЕКОМЕНДОВАЛ БЫ:
Книга будет полезна тем, кто увлекается социологией и историей, в том числе и обилием ссылок на другие исследования. Безусловно, книга не оставит равнодушными тех, кому интересна «природа человека» с научной точки зрения.

ВИДЕО В ТЕМУ: Научный редактор русского издания книги «Лучшее в нас» Екатерина Шульман обсудила с автором его книгу. Результат этой беседы станет отличным дополнением к прочтению.

01:15:31

<= эта рецензия на моем телеграмм-канале

Комментарии


Отличная рецензия, Павел! Хорошего дня вам)


Спасибо большое! Взаимно! )


Thank you very much!


И Вам спасибо! )