Больше рецензий

Sphynx-smile

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

16 сентября 2021 г. 00:48

296

4 "Спешите делать добро"

Книга Варжапетяна "Доктор Гааз" посвящена великому гуманисту XIX века Федору (Фридриху-Йозефу) Петровичу Гаазу (1780-1853). Своим милосердием, бескорыстием и самоотверженностью выдающийся немецкий врач и филантроп заслужил в России прижизненную славу "святого доктора".
Когда Гааз тяжело заболел и люди стали просить священника Орлова отслужить молебен о его здоровье, тот поспешил к митрополиту просить разрешения. Молебен о здравии иноверца по правилам служить было нельзя.
Митрополит Филарет, не дослушав объяснений священника, воскликнул: "Бог благословил нас молиться за всех живых, и я тебя благословляю! Когда надеешься быть у Федора Петровича с просфорой? Отправляйся с Богом. И я к нему поеду".

Так кем же был доктор Гааз?

О жизни его довольно документально рассказывается в книге, которая написана в форме рассказа некоего дворянина Арсения Пустошина, жизнь которого изменилась после встречи с доктором Гаазом. В начале повести он обычный прожигатель жизни как большинство молодых людей его сословия. Но затем "Деревенька моя пошла с торгов - под влиянием Гааза и я возомнил себя спасителем несчастных, залез в долги, тратя серебро на сапоги, подвертки, одеяла для арестантов, на устройство школы при Бутырском замке".

Фридрих-Йозеф Лоренц Гааз родился 24 августа 1780 года в Бад-Мюнстерайфеле (около Кёльна). Учился в католической школе, окончил медицинский факультет Гёттингенского университета. Специализацией Фридриха Иосифа стала офтальмология, а после получения диплома он практиковал в Вене. Там и произошло его знакомство с князем Репниным, которого лечил молодой врач.
Впоследствии князь уговорил Фридриха Иосифа направиться с ним в Москву.Так в 1806 году Фридрих Иосиф Гааз переезжает в Москву, где приобретает обширную практику и становится Фёдором Петровичем. Ему было всего 27 лет, когда он стал главным врачом Павловской больницы.

картинка Sphynx-smile

Еще через два года он начинает совершать свои первые поездки на Кавказ для изучения минеральных источников. После путешествия он изложил свои наблюдения в "Замечаниях о Кавказских Минеральных Водах" (1810), а затем — в трактате «Ma visite aux еаuх d’Alexandre en 1809 et 1810» («Моё путешествие на Александровские воды»), после чего и началось использование целебных источников и строительство курортов. Один из источников в Ессентуках до сих пор называется его именем.

Во время Отечественной войны 1812 года служил хирургом в армии, дошел с русскими войсками до Парижа, а затем опять же вернулся в Россию, где и прожил всю свою жизнь. В 1825 году после пресечения эпидемии тифа в губернской тюрьме, он получает должность главного врача Медицинской конторы и становится главврачом столицы.
В 1828 году Фёдор Петрович стал членом Московского Попечительного о тюрьмах Комитета. Именно тогда, ужаснувшись тем условиям, в которых содержатся заключённые, он стал делать всё, чтобы хоть немного облегчить их участь. Он отстаивал право заключённых на сострадание и справедливость. Благодаря доктору тяжёлые кандалы были заменены на облегчённые, которые он сам разработал и испытал на себе, предусмотрев на них кожаные или тканевые внутренние вставки, исключавшие прямой контакт с металлом.

картинка Sphynx-smile

Используемый при этапировании осуждённых прут генерала Друбича (длинный металлический стержень, к которому приковывали кандалами каторжан для этапирования) заменили благодаря доктору Гаазу цепь. При этом её стали применять только для рецидивистов и тех, кто совершил тяжкие преступления. Остальные передвигались теперь поодиночке и в облегчённых «гаазовских» кандалах. Старики и больные получили возможность идти без оков.

картинка Sphynx-smile

Благодаря Фёдору Петровичу женщинам-заключённым перестали брить половину головы, а многие незаконно осуждённые по его ходатайству были освобождены.

картинка Sphynx-smile

Невозможно перечислить все благодеяния доктора Гааза. Он добился пересмотра порядков в тюрьме, рядом с Бутыркой открыл детский приют для детей осуждённых, для жён открыл дом с дешёвыми квартирами и школу для детей ссыльных.

Всё это делалось на его собственные деньги. Кроме того, он постоянно навещал арестантов, неизменно справляясь об их нуждах, и приносил лекарства, деньги и нехитрые гостинцы. Он писал письма, прошения и ходатайства, не считался с тратами ради своих подопечных. По воспоминаниям Герценa,

«Гааз ездил каждую неделю в этап на Воробьевы горы, когда отправляли ссыльных….В качестве доктора…он ездил осматривать их и всегда привозил с собой корзину всякой всячины, съестных припасов и разных лакомств: грецких орехов, пряников, апельсинов и яблок для женщин. Это возбуждало гнев и негодование благотворительных дам, боящихся благотворением сделать удовольствие».

Известен разговор доктора с митрополитом Филаретом о судьбе осужденных:
"Вы все говорите о невинно осужденных, Федор Петрович, но таких нет, не бывает. Если уж суд подвергает каре, значит, была на подсудимом вина…
Гааз вскочил и поднял руки к потолку.
— Владыко, что Вы говорите?! Вы о Христе забыли.Вокруг тяжелое, испуганное молчание. Гааз осекся, сел и опустил голову на руки.
Митрополит Филарет глядел на него, потом склонил голову на несколько секунд.
— Нет, Федор Петрович, не так. Я не забыл Христа… Но, когда я сейчас произнес поспешные слова… то Христос обо мне забыл".

картинка Sphynx-smile

В романе «Идиот» доктору Гаазу посвящены такие строки:

«В Москве жил один старик, был „генерал», то есть действительный статский советник с немецким именем; он всю свою жизнь таскался по острогам и по преступникам, каждая пересыльная партия в Сибирь знала заранее, что на Воробьевых горах ее посетит „старичок генерал». Он делал свое дело в высшей степени серьезно и набожно; он являлся, проходил по рядам ссыльных, которые окружали его, останавливался перед каждым, каждого расспрашивал о его нуждах, наставлений не читал почти никогда никому, звал их всех „голубчиками». Он давал деньги, присылал необходимые вещи — портянки, подвертки, холста, приносил иногда душеспасительные книжки и оделял ими каждого грамотного, с полным убеждением, что они будут их дорогой читать и что грамотный прочтет неграмотному. Про преступление он редко расспрашивал, разве выслушивал, если преступник сам начинал говорить. Все преступники у него были на равной ноге, различия не было. Он говорил с ними как с братьями, но они сами стали считать его под конец за отца. Если замечал какую-нибудь ссыльную женщину с ребенком на руках, он подходил, ласкал ребенка, пощелкивал ему пальцами, чтобы тот засмеялся. Так поступал он множество лет, до самой смерти; дошло до того, что его знали по всей России и по всей Сибири, то есть все преступники. Мне рассказывал один бывший в Сибири, что он сам был свидетелем, как самые закоренелые преступники вспоминали про генерала, а между тем, посещая партии, генерал редко мог раздать более двадцати копеек на брата».

После его смерти, в скромной квартирке доктора в Гаазовской больницы, нашли плохую мебель, поношенную одежду, несколько рублей денег, книги и астрономические инструменты. А ведь он был богат, имел несколько домов, но все потратил на других. Астрономические инструменты были единственной слабостью покойного, и он покупал их, отказывая себе во всем. После тяжелого трудового дня он отдыхал, глядя в телескоп на звезды.
В последний путь его провожало 20 000 человек по сведениям полиции. На ограде могилы доктора висят созданные Фёдором Петровичем кандалы, а на табличке выгравированы слова, ставшие смыслом его жизни: «Спешите делать добро!»

картинка Sphynx-smile

Комментарии


Отличная и познавательная рецензия! Спасибо!


Спасибо. Я сама увлеклась этим процессом, написание рецензии помогает глубже взглянуть на содержание и лучше запомнить прочитанное. Напоминает школьные сочинения по литературе.

картинка Sphynx-smile


Используемый при этапировании осуждённых прут генерала Друбича (длинный металлический стержень, к которому приковывали кандалами каторжан для этапирования) заменили благодаря доктору Гаазу цепь

Недавно читал воспоминания эсерки Брешко-Брешковской Екатерина Брешко-Брешковская - Скрытые корни русской революции. Отречение великой революционерки так вот там она рассказывала, как с помощью этих прутов заключенных этапировали из одной тюрьмы в другую, правда женщин и мужчин приковывали раздельно. Видимо "цивилизация", а это был 1874 год, дошла не до всех.


Вполне возможно. Или враги доктора ( а их было много) ввели прут опять после смерти Гааза. Так глубоко я не занималась темой каторжан ни в России, ни в Европе.

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее