Больше рецензий

1 июля 2021 г. 16:54

61

5 "Время золота, время серебра" (межавторский цикл)

По дороге в легенду... (с)

Вера Камша - "Время золота, время серебра"
Элеонора Раткевич - "Время серебра"
Сергей Раткевич - "Искусство предавать"
Владимир Серебряков - "Краткий очерк по физиологии подгорного племени"

Не знаю каким образом доселе цикл проходил мимо меня, но это определенно лучшее, что я читала в этом году. Начать с того, что я давно и надежно отравлена «Отблесками Этерны» Веры Камши, а межавторский цикл начался как раз с ее одноименной вещи, которая прекрасна и сама по себе, но в обрамлении цикла становится совершенно живой, впрочем, об этом несколько позже. «Время золота, время серебра» напоминает Этерну не только созвучием названий и имен (Оллария–Олбария, Окделл–Одделл… впрочем, простите, Одделл появился несколько позже). «Время золота, время серебра» напоминает Этерну основным пронзительным мотивом: мир, который необходимо спасти, всей своей тяжестью ложится на плечи избранных. Так было с Ринальди, так было с Рокэ Алвой (в перепетии Этерны я сейчас вдаваться не буду: у меня о них есть километровый пост) и так – точно так – было со здешним Эдмундом Доаделлином, королем-полуэльфом, чья династия хранила Олбарию пять сотен лет («венок из боярышника дает королю только одно право – право первым умереть за свою страну»), а затем пала по людскому коварству и ненасытности. Эдмунд Доаделлин в тридцать с небольшим лег в неосвященную землю. Эдмунду Доаделлину дано несравненное право: пожертвовав посмертием ("тот, кто прав перед Господом, придет туда, где ему будет легко и встретит тех, кого любит"), вернуться – голосом, не во плоти – в Олбарию, куда вошел смертоносный гномий шарт, и постараться спасти своих (а ведь он, истинный король, уже полвека как мертв) страну и людей.
А дальше история отчасти напоминает историю вполне земной Жанны д’Арк. А дальше мир падает на плечи Джеральда де Райнора, прозванного Золотым Герцогом. Так рождается новая династия и завершается легенда.
Однако мир, если он хорош, продолжает жить и за пределами авторского замысла, именно поэтому повесть переросла в цикл: и не просто в череду продолжений: в цикл межавторский. Это удивительно и весьма отрадно, что смена ведущей перо руки мир и историю не испортила, а напротив – дала возможность увидеть картину с разных ракурсов, дала неимоверно сильное, логичное и красивое продолжение.
Как минимум, королю нужен наследник, а значит – нужна королева. Сердце короля Джеральда, первого в своей династии, скрыл боярышник, цветущий на могиле любимой. Король не возьмет за себя женщину, которая жаждет богатств и власти. Король не возьмет за себя женщину, которая любит его – такой ему предложить нечего. Наступило время серебра – время дружбы. Но королю нужна королева, пусть и не нужна любовь. Поскольку династия де Райноров не прервалась, королеву он нашел. И это еще одна легенда, где траурный плат окунают в горячую воду, а ушедшие благословляют живых.
Ну и, наконец, гномы. Те самые кошмарные убийцы и насильники, которых ценою стольких усилий и жертв остановили в первой части. Ведь все не так просто, все совсем непросто: тут вмешалось «проклятие эльфов» (о котором довольно подробно в «Кратком очерке о физиологии…», объясняющем, в частности чудовищный дисбаланс в количественном соотношении полов у гномов), стечение обстоятельств и то, что камень тоже может вынести не все. Королю Джеральду предстоит либо извести опасных соседей под корень, либо искать выход, невероятный выход, что станет возможным лишь благодаря одному шпиону и предателю … но удержитесь от поспешных выводов, господа.
Весь цикл – китайская шкатулка, лабиринт: все не так, как кажется, и не так, и не так, но он написан в стилистике легенды и потому прекрасен вдвойне и пронзает сердце своей красотой. Кроме «Этерны» я нашла лишь одно произведение, на которое это похоже по стилю и языку – «Пой, Менестрель!» Максима Огнёва (тоже мной нежно и страстно любимый). И (когда-то я писала это относительно все той же Этерны, но ко «Времени золота…» подходит очень, а лучше мне не сказать): «Книгу хочется разобрать на цитаты. Я встречала мнение, что язык слишком... вычурен, что ли. Не знаю. Это легенда. Легенда может говорить красиво».
Легенда может говорить красиво Более того, легенда может быть красивой – до пелены слез, до иглы в сердце, до того, что от нее нельзя оторваться и невозможно забыть.