Больше рецензий

ARTSHOCK

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

24 июня 2012 г. 09:44

1K

5

"Ах, если б я был в двух обличьях,
Я и не я, — тогда б весь мир был наш!..."

Роберт Браунинг.



"Голем стал символом обступающего города,
и поиски загадочного существа любопытным образом
превратились в поиски секрета самого Лондона."

Питер Акройд



Изображение - savepic.ru — сервис хранения изображений
Спешите занять места! К вашим услугам столики в душной, чадящей, но заманчиво близкой к подмосткам преисподней - раскошелитесь на 4 пенса и залитый светом газовых рожков раек - всего за 2. Удовольствие на любой карман!

Что же за "зрелище", в самом деле, приготовил для нас мистер Акройд? А приготовил он нам увлекательнейшее во всех отношениях, грандиозное чтение.
Со всей присущей ему образной роскошью, особенным ритмом, укладываясь в сравнительно небольшой объем, Акройд разворачивает перед нами поистине великолепное, высокоинтеллектуальное полотно.
Автору удалось легко и ненавязчиво, но с удивительной глубиной коснуться всех без исключения тем, живо занимавших умы современников живописуемой им эпохи. Но, не будем торопиться...

Никаких иллюзий - смерть главной героини, финал нашей фееричной истории открывает представление сразу, как только занавес поднят. Казалось бы - что дальше? Как будет выкручиваться автор?
Но выдумки мистеру Акройду не занимать.

Он смешает в равных пропорциях блестки и ветошь, сияние прекрасных умов и грязные помыслы детей смрадных, сумрачных закоулков, страшную правду давно минувших дней и самую малую горстку собственной скромной "лжи" и получит в итоге..., что бы вы думали?
Самый настоящий викторианский Лондон. 100 % Лондон.

О, Лондон! Новый Иерусалим! Столица мира!
Он и есть главный герой этого романа. А не какая-то там отдельно взятая Лиззи.
Лондон, "духовный, четырежды сущий, извечный" Лондон, порожденные им и принятые в гостеприимные объятия гении и злодеи, его метафизика, символика, ежедневное бытие.

Лондон, любовно выписанный Акройдом, нисколько не уступает Лондону великих его лико- и летописцев. У Акройда город и живое, мыслящее существо, и порожденный людским воображением мрачный идол, и реальная веха в хронике веков.
Лондон восссоздан со всей возможной точностью - до молекул.

Лондон, охваченный безумным страхом перед неким Големом. Человеком ли, или творением ли рук человека, а может исчадием самого ада.
Показательно повальное в те времена увлечение лондонцев оккультизмом и прочими весьма условными науками и верованиями. Старый мир рушился на глазах, наступала пора неопределенности, потерянные люди находили себе оправдание и успокоение в полном отвлечении от реальности, призывали на помощь несуществующую магию и колдовство.

Лондон, взбудораженный самим Джеком-Потрошителем. Кто только не брался за этот маньяко-образ - Акройду он явно удался. Его трактовка свежа и оригинальна. Неожиданна.
Кроме того, Джек-Потрошитель дал возможность Акройду смаковать безусловно интереснейшую в контексте изображаемого времени тему, библейскую, если хотите, дилемму - тему убийства. Что это? Страшный грех, омерзительное деяние, а может само искусство во всей наготе?
Акройд, вслед за своим учителем Томасом де Куинси, препарирует этот вопрос со всем должным тщанием. Несмотря на очевидную скользкость вопроса, автор удерживает равновесие.

Лондон, застигнутый водоворотом прогресса. Застигнутый врасплох. Лондон чудовищных, фатальных контрастов. Лондон вопиющей бедности и фальшивой пышности и праздности.

Лондон, лелеющий в своем лоне все виды порока и "блестящей жизни". Лондон передового искусства. Прародитель практически всех сценических жанров на свете.
Экскурс в историю одного из этих жанров, пользовавшегося и пользующегося даже в наши дни бешеной популярностью - мюзик-холла, кабаре, музыкального театра, как вам угодно, занимает в "генеральном плане" Акройда чуть не центральное место.
Большой ценитель, истинный знаток, Питер Акройд посетит практически все культовые заведения того времени.
К слову, мюзик-холл, можно вопринимать и как аллегорию самого Лондона. И там, и там - кипят нешуточные страсти, есть место безудержному веселью и истинному трагизму, есть и раек, и преисподняя, главные герои и статисты.

Что же касается прочих грустных или веселых героев представления и обреченной с первых же секунд Элизабет, то не беспокойтесь, и про них наш уважаемый рассказчик, тот ещё интриган, не забудет.
Герои-марионетки в надежных руках города-кукольника, который будет самым причудливым образом расставлять их то так, то эдак, пересекать их дорожки, запутывать следы, задавать им трепку или снисходительно умиляться. В общем, скучать вам будет решительно некогда.

При первом брошенном на них взгляде, артисты акройдовской труппы вполне возможно покажутся нечаянно знакомыми, чересчур забавными или ходульными и малоправдоподобными. Но не спешите делать выводы. Будьте снисходительны, как и автор - тонкий психолог. К числу прочих достоинств рассказчика Акройда стоит отнести его невероятную деликатность в деле изображения реальных исторических персонажей - авторское мнение в скелетах их образов, разумеется, присутствует, но оно соседствует с верностью традициям (какой истый англичанин без этого) и честностью и беспристрастностью документалиста.

Чем ещё так заманчиво представление прекрасного постановщика Акройда?
Акройд, действительно, бесконечно любит то, о чем рассказывает. Он берется только за те вопросы, в которых "он - профессор".
Автор мастерски жонглирует жанрами - перед нами и детективная история, и научно-популярное эссе, и остро-социальный роман, и комедия положений с привкусом готики; стилями - нас швыряет из сокровенного повествования от первого лица, в бесстрастный рассказ наблюдателя, а потом и вовсе в дневниковые записки или хронику судебного допроса.
Наконец, безумно интересно горячо протестовать или соглашаться, удовлетворенно кивая, мыслям и рассуждениям живого классика об искусстве, его вечном предназначении, относительности и разноликости; о "сцене" - реальности и игре; о славе - ее сладости и бренности; о судьбах маленьких людей и личностей в одной на всех исторической реальности и многом-многом другом.

Это чтение - настоящий стереороман, задевающий все шесть человеческих чувств. Из-под пера Акройда возникает филигранно сотканная в тайных уголках нашего воображения зыбкая перспектива. Она движется, дышит, источает свои ароматы, звучит на тысячи ладов, сияет всеми гранями - она почти осязаема, но живет по своим собственным законам.

Напоследок хочется ещё раз настоятельно советовать сие действо к обязательному посещению. Оно того стоит!

Все, кто не хочет ждать третьего звонка, чтобы посетить наш спектакль и вместе с героями прогуляться по улочкам и предместьям мрачного Лондона, добро пожаловать на прогулку!
Мистер Джон Аткинсон Гримшоу, замечательный викторианский урбан-живописец, окажет честь мистеру Акройду и вызовется быть вашим гидом. Итак...
Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений Изображение - savepic.net — сервис хранения изображений Изображение - savepic.net — сервис хранения изображенийИзображение - savepic.net — сервис хранения изображенийИзображение - savepic.net — сервис хранения изображенийИзображение - savepic.net — сервис хранения изображенийИзображение - savepic.net — сервис хранения изображенийИзображение - savepic.net — сервис хранения изображенийИзображение - savepic.net — сервис хранения изображенийИзображение - savepic.net — сервис хранения изображений

Ветка комментариев


Согласна, "Лондон" - колоссальный труд! И именно, да, "живой" и "как есть". Так что и вправду - биография)

Читай-читай. Потом обсудим)

`