Больше рецензий

Deli

Эксперт

Авангард дурного вкуса

8 июня 2012 г.

2K

5

Мироздание, замкнувшееся само на себя. Клочок реальности, вобравший в себя весь мир и все чувства мира. А мир этот завис на краю пропасти, и так ему хочется ступить в пустоту, что этот шаг кажется самой желанной и заветной мечтой.
Иногда встречаются писатели, заслуживающие свое звание классика - причем, дважды, а может, и трижды. Но Камю просто бесподобен, ему удалось столь гармонично соединить внешний динамичный сюжет и глубинные переживания, что создается впечатление, будто все эти мысли и эмоции изначально родились внутри тебя, а вовсе не были продиктованы звучащей извне книгой. В маленьком алжирском городке происходило что-то странное: сначала везде находили дохлых крыс, потом пропали кошки, а потом и людей стала поражать неведомая болезнь. Один из главных героев - врач, и ему не составило труда догадаться о том, что за напасть обрушилась на их город, однако власти в первую очередь думали об общественном спокойствии, отмахивались общими фразами, критический момент был упущен, и когда отрицать очевидное стало бесполезно, город объявили зоной карантина и закрыли. Динамичное повествование, медицинское расследование, голый экшн. Зона отчуждения железным барьером обрушилась на город: уехавшие жители не могли вернуться, а гости не могли уехать. Для случайно оказавшегося по чумную сторону баррикад молодого журналиста это стало настоящей трагедией. Он стал вестником нового недуга - тоски. Внезапно, до сих пор даже не задумывающиеся над этим, люди вспомнили, что у них есть близкие, и, усиленная разлукой, эта тоска становится невыносимой, усиливаясь, выгорая, соединяясь с постоянным страхом эпидемии, новых разлук, заточения, невозможности связаться с внешним миром. Это невероятный, невыразимый накал эмоций усиливается до предела, выворачивает душу и, достигнув крещендо, ужасающе преображается в свою полную противоположность. Где был пир во время чумы, где почти языческие ритуалы заклятия злого духа? Кто-то пытался бороться, кто-то пытался сбежать, прорвать заслоны, кто-то - скрыться в темных углах. Где всё? Пришла привычка, смерть стала молчаливой сестрой. Пришли покорность судьбе, бессилие, отчаяние. Безнадежность. Камю рисует словами, будто прозрачными красками на стекле, а ты смотришь через них на солнце и видишь непередаваемый ужас. Это такой накал эмоций, что становится трудно дышать.
Я понимаю, что это.
Чума вышла за пределы простой эпидемии, приобретя тонкость метафоры и величие миропорядка. Чума - это состояние души, и она властвовала над людьми еще задолго до прихода болезни в этот город. Это то, что разлучает людей друг с другом. Это то, что отделяет людей от мира. Эта тонкая грань подобно скальпелю иссекает нарывы души, и нужно что-то получше крепкого иммунитета, чтобы уцелеть под смертоносным дыханием этой чумы.
А самое поразительное в том, что автору каким-то непостижимым образом удалось нащупать одну шизоидную струну внутри меня. Когда я был молод, было у меня такое концептуальное понятие как "карантин", выросшее из отчаяния, боли, дымного неба и грязных бинтов. И вот сейчас оказалось, что мой "карантин" и "чума" у Камю - лишь два названия одного чувства. Одиночество прозрачной завесой целлофановой плёнки больничной палаты. Безнадежность, как скальпель, ведущий по коже новые линии жизни. Обреченность по капле втекает по трубке мне в вены. И низко нависший потолок, по словам любимой моей безумной Амели, заменяющий собой крышку гроба. И так до конца. А после конца ждет нас только огонь крематория. "Я - Безысходность."
Ненавижу себя за то, что не читала это по программе - тогда как раз был карантинный период. Моя реакция была бы потрясающей. Но я и сейчас потрясен. Это грандиозно.
"Нельзя жить одной только чумой".

2b4fdc1c5290dd8338d1aaa8671af856.jpg



Карантин — это я,
карантин — это ты.
Желтизна сентября
возле пьяной мечты.
У больницы авто,
на носилках она…
Расскажи мне про то,
что шепнет тишина.
Я почувствую боль,
морфий в вены волью.
Я уже не король
и другую люблю.
Карантин — это смерть,
карантин — это сон…
Ты должна умереть,
отдавая поклон.
Ты не бойся, ложись,
ощути, что мертва…
Карантин — это высь.
Ты, наверно, права…
(с)
  Карантин — это я,
  Карантин — это ты.
  Это вся жизнь моя,
  Блеск погибшей мечты.
  Карантин — это смерть,
  Карантин — это сон…
  Предгорячечный бред,
  Животворный огонь.
  Быль и небыль сплелись,
  Против смысла восстав.
  Карантин — это высь.
  Ты, наверное, прав…

Комментарии


Спасибо за интересную рецензию, забираю в хотелки.


И вам спасибо) Это оказалась настолько невероятная вещь, что просто выше всех ожиданий


Хм, странно... заглянула в свои книги, оказывается, я читала, но не помню ни слова... И не так давно ведь - лет 10 назад. Надо перечитать обязательно! А рецензия - супер! как всегда, когда ты отвлекаешься от своих фантазмов и пишешь о серьезных книжжжках!


да камю - сам фантазм еще тот, такшо ниабижай хвантастику, закаляй нервы, тебе еще меня читать =D
я, наверно, тоже лет через десять перечитаю. чтоб цитаты повыписывать. интересно, здесь осталась ли хоть одна невыписанная цитата?


Очень понравилась первая часть рецензии, а вторую часть постарался не читать - ведь не интересно знать содержание книги до ее прочтения.. Вы согласны со мной, Deli? :)


а я содержание особо не раскрывала) во второй части рецензии не про книгу, а про меня))) или вы это так тонко намекаете, что мне пора писать автобиографию? xDDD


благодаря вашей рецензии обязательно прочитаю, судя по всему, это та книга, которая мне нужна именно сейчас


надеюсь, понравится) это вещь такая, странная, но за душу берет неслабо)


Николай Гумилёв «ЗАРАЗА»

Приближается к Каиру судно
С длинными знамёнами Пророка.
По матросам угадать нетрудно,
Что они с востока.

Капитан кричит и суетится,
Слышен голос, гортанный и резкий,
Меж снастей видны смуглые лица
И мелькают красные фески.

На пристани толпятся дети,
Забавны их тонкие тельца,
Они сошлись ещё на рассвете
Посмотреть, где станут пришельцы.

Аисты сидят на крыше
И вытягивают шеи.
Они всех выше,
И им виднее.

Аисты — воздушные маги.
Им многое тайное понятно:
Почему у одного бродяги
На щеках багровые пятна.

Аисты кричат над домами,
Но никто не слышит их рассказа,
Что вместе с духами и шелками
Пробирается в город зараза.


ты не поверишь... =D
как раз слушаю этногенез, а там тоже читают стихи гумилёва-старшего


Я поверю. Я тебе вообще верю безоговорочно во всём ^^ Значит, так совпало.


да, похоже, что так)


Отличная рецензия на прнвосходную книгу!


спасибо)

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции