Больше рецензий

DollakUngallant

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

12 июля 2020 г. 23:56

826

4

Когда я думаю о тех наших согражданах, кто служил нацистам, я понимаю, о чем мы никогда не должны забывать.
О том, что оккупация Европы произошла с главным месседжем нацистов к европейцам: «давайте вместе строить Великий Германский Рейх!». Миллионы жителей Европы с согласием откликнулись на призыв. Поэтому термин «коллаборационизм» - «сотрудничество», придуманный французским маршалом Петеном очень хорошо подходит европейцам. Движение Сопротивления объединяло минимальную часть жителей оккупированных стран. Поэтому, каждый раз, когда мы будем говорить, что советский солдат раздавил нацистскую гадину, европейцы будут чувствовать себя ущербно.

О том, что в Европе немецкий солдат вел рыцарскую, великодушную и благородную войну. Воевавшие против нацистов и сдававшиеся в плен не подлежали уничтожению. Лояльное гражданское население, частная собственность и культурные ценности Запада были неприкосновенны.

О том, что в СССР война велась немцами на уничтожение государства и населения. «На Востоке не возможно вести рыцарскую войну». Здесь, по завету Гитлера, велась расовая, беспощадная война.
«Прекрасный Париж сдали, и никто не пострадал». Если бы сдали Ленинград и Москву не осталось бы камня на камне.
Германизация территорий, «завоевание земли немецким мечом для немецкого плуга». «Освобождение земель от ненужного населения». «Жизнь на Востоке не имеет цены, культурных ценностей на Востоке не существует». Вот такие «месседжи» были для нас!
В условиях войны на уничтожение тех, кто шел на службу «Великому Рейху» нельзя назвать слабым французским словом.
Допускаю, что ненавидевшие большевиков, ждавшие немцев наши граждане могли не знать истинных целей и сущности нацистов. Но они все (и воспоминания, приводимые в книге подтверждают это) уже через неделю оккупации понимали, что немцы пришли уничтожать. И если тех, кто работал ради выживания на предприятиях, в хозяйстве ещё можно как-то понять. Их даже в послевоенные годы в СССР не преследовали.
Но тех, кто хотел хорошо кушать и мягко спать и ради этого шли на сделку с нацистами, росли по служебной лестнице, готовы были «идти с немцами до конца». Одни из них убивали вместе с нацистами, другие работали в нацистских газетах и поддерживали первых. По сути они были одинаковы.
В книге приведены, помимо громоздкого на одну треть текста вступления, записки именно таких людей. Поняв истинные цели немцев, они продолжили им служить. Служить тем, кто убивал их собственный народ. Ну какие они коллаборационисты!? Они отступники, изменники. Доподлинно.
В книгу вошли записки двух «идейных» изменников. И прямо скажу: мне кажется, что они сами будучи недоумками и народ принимали за дураков. В самом деле каким уровнем ума надо обладать, чтобы ждать врага, как освободителя! И вскоре, ничуть не удивляясь ничему (тем более собственной тупости) уже вскоре поняли, что были не правы. Через месяц после того, как оказались под немцами. И тут же «встали на защиту Родины», продолжая служить безжалостному врагу, несущему погибель нашему народа. Они решают использовать нацистов для «освобождения» России.
Если отбросить все идеологические факторы, стенания и даже моральную оценку деятельности этих людей, то кроме непроходимой тупости в этих людях почти ничего не видно.

«Неужели же приближается наше освобождение? Каковы бы ни были немцы – хуже нашего не будет. Да и что нам до немцев. Жить-то будем без них».

Осипова надеется, что с приходом оккупантов наступит время рассвета, науки, литературы и искусства.
Почитаешь этих борцов с большевизмом, и большевики становятся чуть ближе, отношение к ним становится чуть теплее, даже если ненавидел их раньше.
У Осиповой все пронизано жуткой ненавистью. И я в очередной раз убеждаюсь в том, что определенный тип ненависти – неизбежный и неизменный спутник непроходимой глупости. 21 сентября 1941 года, когда в городе уже немцы, а на окраинах снова и снова стрельба, она пишет «Это стреляют большевики…Война скоро кончится» Это значит, что она не знает ни большевиков, ни свободы, ни народа своего. Она просто больной человек.
Олимпиада Георгиевна Полякова (Осипова) страдала тяжелой формой бруцелеза, и как пишет ее знакомая В.Ф. Панова, принимала морфий. «…а морфий кончился, и достать негде, и она говорит: - Пусть убьют лучше!» Что ж это многое объясняет.

Через пару дней семейная пара Осиповых беседует с немецким офицером, который выгнал их из временного бомбоубежища, выстроенного в парке. Оказалось, что фюрер его бог, а фюреровы труды – его Евангелие. Через неделю немцы повесили на площади двух мужчин и одну девушку, грабивших дома на запретной территории между Красной Армии и немцами. Публичная казнь! Такого при большевиках не было. Немецкие солдаты грабят сами. Двери в дома и квартиры запрещено запирать на замки! Немцы заскакивают в квартиры и хватают, что попало. При большевиках такого не было. Какое разочарование в нацистах! Бедная женщина!
И «надежды на новую свободную жизнь» окончательно угасли. Но при всем этом Осиповы идут на услужение к немцам и делают хорошую «карьеру». Она - из уборщицы бани в сотрудницы газеты.
Автор дневника ни словом, ни намеком не сообщает о том, как это произошло, кто и за что так облагодетельствовал пожилую семейную пару.
Так вышло, что книгу «Свершилось. Пришли немцы!» довелось читать сразу после потрясающих воспоминаний А.В. Тырковой-Вильямс «На путях к свободе».
Большевики отняли у нее почти все: собственность, привилегии, страну, родину… Беда русского дворянства вообще и А.В. Тырковой, в частности, состоит в том, что они помогали и поддерживали собственных губителей – большевиков. Позже, когда многие из них осознали, что натворили, почти ни у кого не хватило совести честно признаться в этом. А.В. Тыркова-Вильямс, отдавая ей должное, во многом раскаялась, но даже она все-равно покрывает свои признания в ошибках смягчающим «сахаром», цветами наивности про «идеалы свободы, равенства» и т.д. и т.п.
Ариадна Владимировна писала свою книгу в годы Великой Отечественной войны в оккупированном Париже. В 1943 году Волховский фронт проходит через ее малую родину – Вергежу на Новгородской земле, когда родовая дворянская усадьба оказалась на линии ожесточенного огня.
Казалось бы, у кого как не у А.В. должно пылать сердце? Кто как не она должна ненавидеть большевиков и желать скорейшего их уничтожения? И она действительно не испытывала никаких к ним симпатий. Но чтобы хоть как-то поддержать фашистов, которые вторглись в Советский Союз, я уж не говорю о сотрудничестве, хоть словом одобрения помочь немцам в их нападении! Нет, ничего подобного! Она любит свою родину Россию и никогда никак не содействует ее врагам.

Комментарии


Да уж, а сейчас сколько таких "Осиповых", мечтающих об освободительных демократических бомбах и танках? Только эти люди всегда наивно полагают, что их самих, их близких и имущества это все ну никак не коснется, пострадают только "ватники"...


Ужасно хотелось бы, чтобы уроки той войны усвоили все-все. Чтобы не повторялись роковые ошибки. Увы...это не возможно.


Очень хороший, справедливый текст. Лично я с Вами на 100 % согласен. Есть тут только одно предложение, с которым бы поспорила одна категория граждан, и то при замене одного в предложении слова.
Цитирую Ваше предложение:
''Лояльное гражданское население, частная собственность и культурные ценности Запада были неприкосновенны.''
Так уж сложилось, я проживаю на территории Латвийской Республики. И здешние титульные граждане весьма бы сильно обиделись на это предложение. Они бы ругались по поводу того, что после 1945 года их не причислили к категории жителей Запада и частную собственность на территории Балтийских стран и, насколько я могу предполагать, на территории соцстран Варшавского договора, отнюдь советская власть не уважала.
---
Я понимаю, что вопрос к теме Вашей рецензии подходит только очень по касательной, но не могу не подчеркнуть того факта, что тема войны и коллаборации на территории Балтийских стран в силу их особого положения в 1939 - 1945 годах настолько тёмный лес вообще для всей мировой историографии, там такая масса гадкого, инфернального и неподдающегося договорённостям (в историографии проблемы), что ужас берёт и иной раз охватывает безнадёга.
Я, надеюсь, Вы понимаете, почему я пишу столь обтекаемо и тщательно выбирая слова.