Больше рецензий

19 июня 2020 г. 20:15

329

4.5 Все мы здесь прекрасные люди

Вот так оглядываешься назад спустя полвека, ба, да каждый, с кем ты общался в пору своей молодости, теперь корифей. В кого не ткни на общей фотографии, попадешь в основателя школы или народное достояние.

Дача в тихом поселке – это, конечно, хорошо, но в молодости, когда все, что у тебя было, пачка бумаги, все тоже было не так уж плохо. А потому нет ничего удивительного в светлой грусти писателя, который вспоминает тех, с кем ему довелось дружить, общаться и кого любить, в смутные годы крушения старого мира и строительства нового. Вспоминает он тех, кого когда-то любил (и кто позднее эту любовь не изгадил своими эмигрантскими мемуарами), кого так и не понял, и даже тех, с кем общался ближе, чем нужно.
Да, Ивнев прочно стоит на позициях советской власти: Сережа самоубился, Мандельштама сгубил индивидуализм, (Гиппиус туда и дорога с ее загребущими ручонками – за границу, писать мемуары) – ну а на чем еще ему стоять. Дача – это ведь тоже хорошо на сегодняшний день.
Намеренно или нет, Ивнев превращает себя во всепонимающего страстотерпца и никого не осуждает, ограничиваясь редкими шпильками (потому что нечего было уезжать за границу и писать там всякое). По его словам, счастьем для него было буквально все: работа бок о бок с Луначарским, беседы с Блоком, встречи с таким разным Есениным, великое сидение в белом Новороссийске с Мейерхольдом.
Во второй половине книги он пытается бодриться, но от главы к главе грусти прибавляется. Хоть и описал он, как приходил к нему за благословением такой же молодой поэт Леонид Мартынов, каким был автор, когда пришел с повинной к Блоку. Но та ли это преемственность, которой ты хотел? Остались напоследок и трагичные рассказы о Судейкине, о Крученых, Вертинском, о семействе Марьяновых, хотя воспоминания о них поданы в почти анекдотичном виде. Но это возрастное, конечно.
А в целом почти все в воспоминаниях автора прекрасные люди. Может, так оно и должно, зачем зазря плеваться ядом в каменные бюсты, которыми стали твои старые знакомцы.
У Ивнева получилось почти о всех говорить с уважительной интонацией, рисовать интересные образы как людей, так и городов, в которых происходило действие. Интересные зарисовки, их и вправду язык не поворачивается назвать мемуарами.

Прочитана в рамках игры Killwish.

Источник

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
`