Больше рецензий

varvarra

Эксперт

с синдромом самозванца

1 июня 2020 г. 16:52

818

4 "Что делать?": философский вопрос на турецкий лад.

1905
У этой саги необычное построение. Все двенадцать глав первой части отображают один-единственный день 1905 года. Тридцатисемилетний Джевдет-бей собрался жениться. Его мысли постоянно возвращаются к теме свадьбы: ужин с будущим тестем, осмотр дома для новой семейной жизни, образ невесты, дважды промелькнувший перед взором... В то же время он разъезжает в наёмном экипаже по важным делам: проверить лавку, проведать умирающего брата, вызвать врача, привезти ему сына, встретиться с другом...
Один день и тысячи раздумий.
1936-1940
Вторая часть переносит читателя на тридцать лет вперёд.
В доме постаревшего Джевдет-бея собираются друзья. И шесть глав теперь уже посвящено одному дню 1936 года. В Турции идут реформы, разговоры о прогрессе. Сын Рефик и его друзья рассуждают о целях и смысле жизни. Десять лет дружбы - срок немалый, но как же изменились бывшие соученики! Рефик - единственный из друзей кто женат, ему достаточно для счастья скромных и непритязательных семейных радостей. Мухиттин пишет стихи и мечтает стать известным поэтом. Омер только возвратился из Англии, где провёл несколько лет, обучаясь на инженера. Виной ли тому Европа, но у молодого специалиста более высокие и честолюбивые цели, он мечтает стать завоевателем. "Я не хочу быть просто каким-то вшивым турком!" - в запале спора восклицает Омер.
Был момент, когда я подумала, что именно так построена книга: три части = три поколения = три дня из жизни каждого. Дальнейшее изложение приобрело более классическую форму саги (но сагой это произведения я бы не назвала), и читатель мог наблюдать, как изменяется жизнь каждого из героев.
Вторая часть самая обширная, но не из-за охвата событий и дат (1936-1940гг), она растянута за счёт бесконечных "вечных поисков": себя, цели, идеи, жизненного плана, "света и тьмы"... Омер-завоеватель, Рефик-мечтатель, Мухиттин-националист - каждый на свой лад пытаются оправдать собственное существование, споря друг с другом и каждый сам с собой. Готова согласиться с мнением, высказанным профессором Гыясеттин-беем в адрес Мухиттина: "Я таких, как ты, знаю! На все готовы, только бы не пострадали их гордость и самомнение."
Тема реформ, проблем молодой республики, кемализма, национализма могла бы быть интересной, но автор не раскрывает её, а лишь изображает, как над насущными вопросами страны пытаются рассуждать герои, не приходя ни к какому мнению... Если старинные друзья не могут договориться и прийти к заключению, то читателю куда сложнее постичь истину споров.
Вопрос "Что делать?" звучит слишком часто, иногда на турецкий лад (одноимённая статья Ленина тоже упоминается):

Что мне теперь делать, Аллах, что делать?

1970
Заключительная часть изображает один день из жизни Ахмета. Он представитель третьего поколения, сын Рефика и внук Джевдет-бея. Орхан Памук сумел изобразить этот день таким насыщенным, что удалось не только узнать об интересах Ахмета, его привязанностях, занятиях, вопросах искусства, но и краткую судьбы всех старых героев.

Первое знакомство с писателем не удовлетворило меня. Если манера изложения, язык не дают сомневаться в талантливости автора, то несостоятельность героев второго поколения прийти к общему мнению, постоянный конфликт и споры, утомили до скуки. Омер-завоеватель, Рефик-мечтатель, Мухиттин-националист напоминали Лебедя, Рака и Щуку. "В споре рождается истина" - не родилась.

Книга прочитана в группе КЛРС (Турция), в играх Русское лото, Книжное путешествие и Собери их всех!