Больше рецензий

14 декабря 2019 г. 16:16

500

4 прочтем это по-быстрому

Сложности разной длины.

Коротким эпизодом легко проткнуть читателя с его клиповым аппетитом. Сценарист-режиссер потирает руки: четыре смены, две локации. Заверните. Вопрос: а может это автор не умеет длиннее? -остается открытым. Впрочем, в книге есть одна продолжительная глава. Но она выбивается и в стилистике.

Два почерка в одном флаконе.

Автор иронически сочувствует своему лирическому герою. Он не устает от этого и, кажется, даже подбадривает издевками: «а хлеб с томатной пастой ты еще не пробовал». Но в длинной главе, где бурлят эмоции, ирония бледнеет и почти исчезает. Такие вот проекции.

Многоточие над_ Ё.

Осторожнее, читатель, в тексте того и гляди зацепишься за какой-нибудь авторский заплёт или пасхалку, типа: «отчужденный манекен» или «Одномерный человек» Герберта Маркузе. Кабаков в «Последнем герое» полирует лейблы на брендовых шмотках. Ханов в «Непостоянных величинах» - на огненной воде. Так чем не авторский стиль? Букер уже выехал.

Крестики-нолики.

У кого нет своих счетов с Иисусом, пусть первым кинет и даже добросит. Надо отдать должное деликатности пишущего предложения с евангельскими цитатами. Автор явно сочувственно сопит где-то сверху, поглядывая через плечо на очередное эпистолярное послание ЛГ к несмысленным галлатам. Не знаю, штудируют ли на филфаках «Филокалию» или «Лествицу», но неоднократно ловила себя на подмигивании, мол, умеем в богословие. Есть надежда, что Романа не оставят угасать в ереси «справедливости». Но это не точно.

Вместо эпитафии. Короче: борзо, интересно, изгодно. Остро-социально. Заходите еще.

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее