Больше рецензий

BlackGrifon

Эксперт

Эксперт? Не, не видел

2 декабря 2019 г. 19:50

189

5 Щедрая слеза сентиментальности

Поворот на коду у Веры Камши вобрал все лучшее, за что мы полюбили «Отблески Этерны». Дворцовые интриги, перевернутая система ценностей, бесконечные батальные сцены, зашкаливающая милота и горечь потерь. Кажется, что сериал движется, никем не управляемый и конца этому не будет. Что тоже весьма неплохо. Погибнут и останутся в забвении исчерпанные персонажи и народятся новые, как Руппи, получивший в этом томе мощное развитие.

Чтение цикла становится похожим на ежедневную мессу под монументальный орган. Все длится по заведенному онтологическому порядку, но нет-нет, да какое-нибудь изощренное арпеджиато в духе Иоганна Себастьяна выдернет из горних размышлений в пределы человеческого, лукавого, полнокровного и даже сентиментального. Робер Эпинэ со своей любовью к куртизанке – такой рупор сентиментальщины, по поводу которой не хочется иронизировать, потому что такой преданности и болезненности посреди крошащейся действительности хочется каждому.

Да и очаровашка Валме, платонически влюбленный в Рокэ, требует романно-оперной слезы. Одаренный острослов с уходом своего кумира подвывает на потусторонние силы столь трогательно, что и здесь не находится места снисходительной усмешке.

А не сентиментален ли Руппи, спасающий от смерти своего адмирала? И какая безумно-сентиментальная вспышка проскальзывает между Бонифацием и Матильдой, двумя язвительными стариками! Сентиментально генералы взирают на побоище и своих молодых, задыхающихся в поражении офицеров. И вся сентиментальная пикантность в том, что со стороны каждого из враждующих или интригующих государств находятся самозабвенно прекрасные герои.

Это настроение проходит главной темой через весь роман, наполненный трупами, катастрофами, беспощадными военными мясорубками. Но контрапункт даже не в этом. Побочную тему здравого цинизма задает графиня Савиньяк, продолжающая раскапывать мистические тайны своего мира, пока попутно на нее еще валятся корзины грязного белья. За годы, в которые растягивается поденщина (а порой и почасовая) цикла, многие загадки Кэртианы уже поистерлись из памяти. Может, поэтому детектив Арлетта, так лихо спускающаяся в гробницы и высчитывающая призрачные явления, обладает непререкаемым шармом, но теряет в дедуктивной эффектности. Ее открытия затмевают ползущие камни, танцующие смерчи, которые преследуют наследников древних родов. Игра масштабами и ритмами - одно из главных композиционно-драматургических достоинств в эпической неотвратимости повествования.

Несмотря на живописную подробность, порой чересчур подробную в деталях, побочных персонажах, заковыристых манерах изъясняться, чтобы было похоже на всамделишную жизнь – по «Закату» особенно чувствуется несколько восторженная идеализированность пространства, где с прекрасными людьми случаются грустные вещи, а со злодеями – только ужасные. Где гедонистически любят вино, мужчин и женщин, военную славу, строптивое безверие, но не могут изменить равнодушно ужасный механизм устройства мироздания. Точнее, все катаклизмы ведут к очищению пространства от прежних законов, привязанностей, условностей. Самые мудрые и обаятельные персонажи только приветствуют это.

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее
`