Больше рецензий

26 октября 2019 г. 12:39

585

4.5

Вы пойдете очень далеко, очень. Я, правда, не могу точно сказать, куда вы в итоге придете, в Вестминстерский дворец или в Уормвудскую тюрьму. Насколько я знаю нашего друга Фрая, он скорее всего побывает в обоих этих местах. .... И знаете Фрай, почему вы пойдете так далеко?
- Нет, сэр.
- Потому что вы обладаете дерзостью, равной которой не то, чтобы мало, а просто нету больше на свете.
- Правда, сэр?
- Фантастической, наиполнейшей, сверхъестественной дерзостью, подобной которой я еще никогда не встречал.
Произносилось все это тоном легким и дружеским и - выбор этого слова может показаться безрассудно нелепым, но никуда не денешься - восхищенным.


К автобиографическим вещам часто возникает интерес далеко не с первого знакомства с автором. Сначала одно произведение - восторг (или нет, но что-то цепляет и продолжаешь читать дальше), потом другое, третье, родство душ (как тебе кажется), узнавание себя, любование смысловыми рифмами, литературным талантом, искра, буря, безумие, вопрос - "а что же ты такое на самом деле?"

Как правило, все так и происходит. Но только не со Стивеном Фраем. Я читала "Гиппопотама" дивясь отличному слогу и чувству юмора, а зная что Фрай - еще и оскароносец, комедиант, шеролковед,бывший заключенный, всеми любимый дворецкий, открытый гей - сочла, что хочу узнать историю жизни от первого лица.

Я бы очень хотела бы, чтобы мой 14-ти летний сын (если у меня будет такой) прочитал эту книгу, это очень поможет разобраться в себе, Фрай описывает все сложности подросткового характера с последствиями: в школе он отнюдь не отличался хорошим поведением; и выдает анализ своих поступков спустя много лет: описал всю подростковую злость, все отчаянные попытки присоединиться к остальным, будучи настолько непохожим, . Кроме того, описывает свои увлечения музыкой и литературой, мне бы хотелось, чтобы мои дети тоже читали хорошую литературу и любили искусство.

И еще больше хочу, чтобы рьяный гомофоб прочитал эту книгу, и осознал, сколько нелепых и отвратительных мифов до сих пор живы и процветают; понял, как сложно себя ощущает человек, когда понимает, что он другой, а пока нет ни сил, нет принятия себя таким какой ты есть чтобы открыться окружающим.

Эта книга - своего рода исповедь, по одну сторону в исповедальне находится автор, по другую - любой желающий, я в том числе. Дафна Дюморье как то высказала такую мысль, что ад - это когда ты сидишь в зале и на экране разворачивается вся твоя жизнь с самого начала и ни одна подробность не упущена: все как есть. Фрай, судя по всему, репетировал свое пребывание в преисподней: подробно описал неприглядные моменты своих первых 20-ти лет своего существования: кражи во имя чревоугодия и странствий (а в итоге тюрьма) вранье и весьма натуралистично описал забавы с другими пацанами. Видимо, представить все без прикрас на суд читателю (хотя какой нахрен суд, кто тут у нас закутан в белое пальто по самые здрасте) есть важный этап на пути согласия с самим собой и для того, чтобы помочь остальным в этом. Но, судя по тому, что времена затяжной алкогольной и наркотической зависимостей впереди (автор за все 20 лет напился всего раз, но упоминал о том, что постигнет в будущем), следующие части биографии будут мрачнее.

Как часто бывает с людьми с незаурядной судьбой, семья тоже весьма нетривиальна. С отцом, гением в области математики и, кажется, инженерии, при этом полным профаном в бытовых вопросах, будучи также далеким от гуманитарных материй, сложились непростые отношения; с матерью более теплые, но нельзя сказать, что Фрай, будучи ребенком и подростком, мог разговаривать по душам. История матери, еврейки по происхождению, легла в основу одного из персонажей "Гиппопотама", и не только это касается личности, но и дома, поместья в Норфолке - действия романа, кажется, развиваются там же, где вырос Фрай.

В общем, Стивен Фрай тот человек, с которым хочется выпить чаю или чего покрепче, поржать. Обнять. За все, что сделал для нас всех. Нужно обладать недюжинным мужеством, чтобы написать такую книгу, я до этого не встречала еще ни одного автора, кто способен на такое. Браво.