Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Людмила Улицкая «Казус Кукоцкого» — рецензия

Оценка CaptainAfrika:  5  
Дар видеть

Когда я берусь читать книги Людмилы Улицкой, я точно знаю, что мне предстоит умное, увлекательное чтение. У каждого, конечно, свои критерии. Для меня они таковы: хороший стиль, яркие описания, внятная точка зрения автора, интересные и иногда неожиданные ситуации.

Не мной замечено, что современная российская литература выстраивает своеобразный цикл, в котором через историю нескольких поколений показана действительность советского времени, сталинской эпохи, ранней оттепели. Елена Иваницкая предполагает, что “обращение к прошлому — это возможность ухода от сегодняшнего идеологического давления и возможность исследовать его истоки”, а также как восстановление памяти, “оборванной, выкорчеванной и подменённой”. Наиболее интересным вариантом развития такой метатемы из недавно прочитанного могу назвать “Старую девочку” Владимира Шарова. Но у Шарова это всё-таки альтернативная история без особого углубления в череду поколений. У Марины Степновой, например, в “Женщинах Лазаря” есть тема сменяющихся поколений, правда, несколько однобоко представленная.

А вот в “Казусе Кукоцкого”есть и признаки семейной саги, и знаки эпохи, и, что особенно важно, особенный взгляд на человека как на профессионала. Об этом читать всегда интересно. Ещё интереснее понимать, что о враче (Павел Алексеевич Кукоцкий - знаменитый гинеколог) пишет человек с биологическим образованием и научным опытом работы.

“Казус Кукоцкого” - не очень ровный роман, с довольно неожиданной второй частью, представляющей собой почти поэтическое прозрение о загробном мире, и несколько слабоватым по художественной силе концом третьей части с совсем уже лишним куском о маньяке Семёне Курилко.
Первые страницы романа несколько напоминают набоковскую “Защиту Лужина”: та же цепкая наблюдательность, то же зарождение в человеке уникального дара (Лужин уже в детстве - шахматист, юный Павлик - уже врач). Эта погружённость в своё дело, профессию - несомненный дар, который для Улицкой очень важен. Именно этот дар может быть подспорьем, смыслом для человека в непростые времена. В “Казусе Кукоцкого” это сам Кукоцкий, его друг врач-генетик Илья Гольдберг, Елена, чертёжник. Даже приёмыш Томочка страстно увлечена ботаникой.

Казус начинается как раз с приходом в дом Томы, а драматичным становится, когда Таня (приёмная дочь Павла Алексеевича) уходит из института и из лаборатории. Меняется эпоха - меняется отношение к делу и профессии. Человек 60-х имеет выбор: продолжать, как старшее поколение, быть профессионалом, работником в какой-либо области или заниматься более свободным, творческим делом. (Как Таня, которая начинает мастерить ювелирные украшения. Или саксофонист Сергей, который не только играет, но и сочиняет).

Павел Алексеевич умел передавать своим ученикам помимо технических приёмов ту маленькую неназываемую словами штучку, которая составляет сердцевину любой профессии.


Тот самый настойчивый образ пустыни, песка в романе символизирует зыбкую почву под ногами. Нельзя быть уверенным ни в чём. Профессионализм Павла Алексеевича не спасает его от семейной драмы. Смена власти в стране не спасает Гольдберга от арестов. А Таня не может избежать соблазна пьянящей свободы, влекущей за собой ещё бОльшую бездну.
Улицкая прекрасна там, где говорит об особом даре Кукоцкого - внутривидении, о пространственных представлениях Елены, которая видит всё происходящее в нескольких проекциях.

Елена при первых же звуках саксофона вцепилась в обшлаг мужниной куртки: она услышала, а вернее сказать, увидела происходящую музыку как множество плавных лекальных кривых, разбегающихся из тёмной сердцевины металлического горла, и самая главная из них, тугая и матовая, как свежая резина, превращалась в плоскую кривую и раскатывалась стройной спиралью Архимеда, которая всё расширялась, заполняла всю комнату…


Эта способность видеть невидимое - ключ к пониманию романа. Старшее поколение, на долю которого выпала война, эвакуация, репрессии и аресты, обладает особой зоркостью, каждый своей. Василиса, с одним глазом,почти ослепшая в старости, всё видит яснее остальных своим глубоко христианским зрением. Елена, впавшая в беспамятство, но способная почти к провидению.

Казус Кукоцкого и его семьи - в особом разладе с миром, со своим делом, со временем.

Буквология

Комментарии


Добрый день. Спасибо за интересную рецензию.
В поддержание темы "цикла, истории нескольких поколений" хотела бы порекомендовать книгу Елены Катишонок Жили-были старик со старухой.


Спасибо. На эту книгу давно засматриваюсь.

Макс Фрай «Сказки Старого Вильнюса (сборник)»
Заранее простите мне все слова любви, которые я хочу употребить по отношению к этому автору. Очень долго созревала для того, чтобы начать читать «Сказки…
EbelingStablished
livelib.ru
Людмила Улицкая «Зеленый шатер»
“Зеленый шатер” стал для меня уже третьим прочитанным мной романом Людмилы Улицкой. Книги Людмилы Евгеньевны я открыл для себя три года назад, когда и стал…
psyho_dmitry
livelib.ru
Владимир Шаров «Старая девочка»
Владимир Шаров, историк по образованию, следует принципу: "история для каждого своя". Нет единого, раз и навсегда определённого пути Истории. Есть множество…
CaptainAfrika
livelib.ru
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок