11 лет помогаем находить
интересные книги
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Людмила Улицкая «Казус Кукоцкого» — рецензия

Оценка CaptainAfrika:  5  
Дар видеть

Когда я берусь читать книги Людмилы Улицкой, я точно знаю, что мне предстоит умное, увлекательное чтение. У каждого, конечно, свои критерии. Для меня они таковы: хороший стиль, яркие описания, внятная точка зрения автора, интересные и иногда неожиданные ситуации.

Не мной замечено, что современная российская литература выстраивает своеобразный цикл, в котором через историю нескольких поколений показана действительность советского времени, сталинской эпохи, ранней оттепели. Елена Иваницкая предполагает, что “обращение к прошлому — это возможность ухода от сегодняшнего идеологического давления и возможность исследовать его истоки”, а также как восстановление памяти, “оборванной, выкорчеванной и подменённой”. Наиболее интересным вариантом развития такой метатемы из недавно прочитанного могу назвать “Старую девочку” Владимира Шарова. Но у Шарова это всё-таки альтернативная история без особого углубления в череду поколений. У Марины Степновой, например, в “Женщинах Лазаря” есть тема сменяющихся поколений, правда, несколько однобоко представленная.

А вот в “Казусе Кукоцкого”есть и признаки семейной саги, и знаки эпохи, и, что особенно важно, особенный взгляд на человека как на профессионала. Об этом читать всегда интересно. Ещё интереснее понимать, что о враче (Павел Алексеевич Кукоцкий - знаменитый гинеколог) пишет человек с биологическим образованием и научным опытом работы.

“Казус Кукоцкого” - не очень ровный роман, с довольно неожиданной второй частью, представляющей собой почти поэтическое прозрение о загробном мире, и несколько слабоватым по художественной силе концом третьей части с совсем уже лишним куском о маньяке Семёне Курилко.
Первые страницы романа несколько напоминают набоковскую “Защиту Лужина”: та же цепкая наблюдательность, то же зарождение в человеке уникального дара (Лужин уже в детстве - шахматист, юный Павлик - уже врач). Эта погружённость в своё дело, профессию - несомненный дар, который для Улицкой очень важен. Именно этот дар может быть подспорьем, смыслом для человека в непростые времена. В “Казусе Кукоцкого” это сам Кукоцкий, его друг врач-генетик Илья Гольдберг, Елена, чертёжник. Даже приёмыш Томочка страстно увлечена ботаникой.

Казус начинается как раз с приходом в дом Томы, а драматичным становится, когда Таня (приёмная дочь Павла Алексеевича) уходит из института и из лаборатории. Меняется эпоха - меняется отношение к делу и профессии. Человек 60-х имеет выбор: продолжать, как старшее поколение, быть профессионалом, работником в какой-либо области или заниматься более свободным, творческим делом. (Как Таня, которая начинает мастерить ювелирные украшения. Или саксофонист Сергей, который не только играет, но и сочиняет).

Павел Алексеевич умел передавать своим ученикам помимо технических приёмов ту маленькую неназываемую словами штучку, которая составляет сердцевину любой профессии.


Тот самый настойчивый образ пустыни, песка в романе символизирует зыбкую почву под ногами. Нельзя быть уверенным ни в чём. Профессионализм Павла Алексеевича не спасает его от семейной драмы. Смена власти в стране не спасает Гольдберга от арестов. А Таня не может избежать соблазна пьянящей свободы, влекущей за собой ещё бОльшую бездну.
Улицкая прекрасна там, где говорит об особом даре Кукоцкого - внутривидении, о пространственных представлениях Елены, которая видит всё происходящее в нескольких проекциях.

Елена при первых же звуках саксофона вцепилась в обшлаг мужниной куртки: она услышала, а вернее сказать, увидела происходящую музыку как множество плавных лекальных кривых, разбегающихся из тёмной сердцевины металлического горла, и самая главная из них, тугая и матовая, как свежая резина, превращалась в плоскую кривую и раскатывалась стройной спиралью Архимеда, которая всё расширялась, заполняла всю комнату…


Эта способность видеть невидимое - ключ к пониманию романа. Старшее поколение, на долю которого выпала война, эвакуация, репрессии и аресты, обладает особой зоркостью, каждый своей. Василиса, с одним глазом,почти ослепшая в старости, всё видит яснее остальных своим глубоко христианским зрением. Елена, впавшая в беспамятство, но способная почти к провидению.

Казус Кукоцкого и его семьи - в особом разладе с миром, со своим делом, со временем.

Буквология

Комментарии


Добрый день. Спасибо за интересную рецензию.
В поддержание темы "цикла, истории нескольких поколений" хотела бы порекомендовать книгу Елены Катишонок Жили-были старик со старухой.


Спасибо. На эту книгу давно засматриваюсь.

Джонатан Франзен «Поправки»
Как часто бывает с хорошими и значительными книгами, поначалу роман “Поправки” вызывает отторжение. Слишком сложно включиться в это мозаичное повествование,…
CaptainAfrika
livelib.ru
Владимир Шаров «Старая девочка»
Владимир Шаров, историк по образованию, следует принципу: "история для каждого своя". Нет единого, раз и навсегда определённого пути Истории. Есть множество…
CaptainAfrika
livelib.ru
Людмила Улицкая «Казус Кукоцкого»
Как только роман Людмилы Улицкой «КАЗУС КУКОЦКОГО», был включен в список обязательных для изучения в школе произведений, общественная палата Российской…
IgorTomskij
livelib.ru
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вы сможете:
Стать книжным экспертом
Участвовать в обсуждении книг
Быть в курсе всех книжных событий и новинок