Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 20 700 000оценок книг
  • 1 100 000рецензий на книги
  • 44 500 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

tsumikomu написала 151 рецензию

Сентябрь 2020 г.

Оценка tsumikomu:  3  
куда приводят мечты

Семейные саги всегда представляют собой достаточно объёмные истории, в которых переплетается всё: любовь, ненависть, предательство и верность. Жанр подразумевает живое изложение человеческих ошибок и удач, но Кондротас, по его же собственному утверждению, предпочёл сконцентрироваться на одной любви, как самой важной части нашей жизни. Но даже так она тут что раненое животное: лежит в крови, агонизирует, корчится, кричит.

Ты подумаешь: где он, Бог? Я его не вижу.

«Взгляд змия» это в первую очередь семейная сага. В ней отражена жизнь поколений нескольких семей, чьи истории волей случая переплелись в один узел. При этом книга отнюдь не формата «Саги о Форсайтах»: том всего один и не самый толстый. В результате такого усечённого формата изложения преемственность угадывается едва-едва, а… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  3  

Биография Тургенева разнообразна: на своём пути он встретил много известных личностей, совершал поступки добрые и не очень, любил много и одновременно скупо. Из-за этой многоликости историю его жизни можно интерпретировать в диаметрально противоположных плоскостях. Так, некоторые биографы ставят во главу угла его чувства к Полине Виардо, некоторые рассматривают его исключительно как писателя, а некоторые (например, Н. Богословский) — как неудавшегося, но очень старательного революционера. Как говорится, истина в глазах смотрящего.

Историю жизни Тургенева автор даёт, не опираясь на открытые источники – письма или дневники участников тех событий. Он излагает её на свой манер: делая акценты на ему видимые опорные точки. Их подбор с одной стороны логичен, потому что Тургенев действительно… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  5  

25 том «Чёрного клевера» продолжает основную линию этой истории. Вместо с появлением одного из тёмной триады, которому ну очень нужно открыть врата в мир демонов, истории каждого из героев открываются с новой стороны. Это не происходит в ущерб сюжетной линии наподобие филлерных арок, наоборот – их черты характера и осколки прошлого разворачиваются в контексте основной истории, но не оттеняя её, а делая глубже.

Несмотря на размах греческой трагедии, «Чёрный клевер» остаётся «Чёрным клевером». На протяжении тома успеешь и поседеть от страха, и посмеяться, и погрустить — как с этой мангой бывает всегда. Сюжет иногда тяжёл, иногда действительно драматичен, но надежда остаётся всегда даже в самые, казалось бы, безнадёжные моменты.

Прочитав уже два следующих тома, не устаю удивляться тому, как у… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  2  

Сведения о строении Земли и её законах в той или иной степени, но формируют наше мировоззрение. Бережное отношение к природным ресурсам невозможно без адекватного понимания закономерностей их развития. Эти знания в совокупности позволяют подходить к проблемам жизнеобеспечения комплексно и с пониманием причин и последствий, а не жить сегодняшним днём, не заботясь о том, что будет завтра. По этой причине «Популярная история Земли» актуальна по своей сути, несмотря на то, что описываются в ней события прошлого — как раз они и помогают нам лучше понять, чего ждать от будущего.

И это хорошо.

Плохо другое.

Материал в книге разбит по тематическим главам: начиная с эволюции земных слоёв и заканчивая поэтапными изменениями климата. В каждой из них разбирается определённый аспект развития Земли в… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  4  

Если верить путеводителям, то Азия — место чарующее, загадочное и исполненное изящества. В туристических кварталах может быть и так, но стоит сделать шаг в сторону от протоптанной дороги, как всё становится иначе. Азия в первую очередь это регион контрастов, в котором чудовищная бедность соседствует с роскошью, а древние законы жестокости – с современной этикой и моралью. Здесь этим никого не удивить.

– Но всё наоборот. – Дэй сминает бумажный пакет в шар. Швыряет его далеко-далеко. – Всё наоборот. И мы делаем всё, что можем. Продолжаем бороться. Выживаем.

В городе-крепости Цзин ищет свою сестру, которую продали в бордель собственные родители. Этот факт не удивляет её саму, не потрясает – не более, чем часть реальности. Она живёт впроголодь на улицах Хак Нама, дерётся насмерть за свою… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  4  
и каждый накопил внутри себя собственные слова,
и каждый стал пожирать собственные слова,

Переворот в Чили, когда к власти пришёл Пиночет, запустил маховик репрессий, которые прекратились только спустя без малого десять лет. За это время были убиты, запытаны и покалечены сотни тысяч людей, среди которых были и политики, и деятели искусства, и обыкновенные, ничем не примечательные люди, попавшие в горнило террора по доносу или вовсе случайно. Всё это спровоцировало огромную волну эмиграции, когда из страны бежали все, кто мог, кому было куда.

Эта книга средоточие их боли и их переживаний. Такие вещи невозможно оценивать беспристрастно, потому что по сути она — громкий крик, в котором смешалось отчаяние от того, что уже совершилось, и ярость от того, что может произойти ещё. Ни у рассказов,… Развернуть 

Август 2020 г.

Оценка tsumikomu:  5  
то ли все с ума сошли, то ли я чего-то не понял
— Ах, видели бы вы эти места, — вторглась в беседу миссис Роберт. — Красота изумительная. Нечто совершенно уникальное. Позади горы, впереди море и..., и... ну и солнце над головой. Совершенно уникальное.
— Словом, всё, как по законам природы, — любезно промолвил мистер Ривз.

Мир искусства суть понятие растяжимое. Наряду с талантами и гениями, всегда было (есть и будет) много проходимцев с мелкими страстишками, которые прикрывают таким образом собственную никчёмность. Здесь как раз встречается их наглость с одной стороны и обывательская застенчивость – с другой. Не каждому достанет мужества в хоре восхвалений сказать своё «Нет». А вдруг не так понял? А вдруг не так посмотрел? Не могут же столько людей ошибаться?

Порочный круг.

Мистер Ривза от его окружения отличает конкретность: делец из… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  5  

Катастрофы — большие и малые — сопровождают развитие Земли. В различной степени, но они определяют динамику рельефа, состав атмосферы и даже среднюю температуру. На сегодняшний день эти процессы не имеют чёткой трактовки и логического объяснения, а оттого непредсказуемы и по-прежнему представляют опасность для человечества.

В книге собраны самые крупные катастрофы, которые известны человечеству более-менее подробно. При этом Рязанов не углубляется в дебри глубокого научного анализа, а описывает всё пусть поверхностно с точки зрения структурности, но одновременно живо и ярко. Книга поделена на тематические разделы, в каждом из которых анализируется отдельно взятый катаклизм и даже не обязательно катастрофический, но имеющий глобальный спектр воздействия.

«Великие катастрофы в истории… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  4  
Фантазии легко разгуляться, когда имеешь дело с массами огромных размеров и с периодами времени почти бесконечными.

Современная экономика делает ставку на непрерывное развитие технического прогресса. Это, в свою очередь, невозможно без соответствующей ресурсной базы. За её поиск и расширение как раз и отвечают разведывательные службы, состоящие из геологов и геофизиков. Но, как это часто бывает, сугубо потребительская цель тянет за собой исследовательскую. Невозможно определить потенциальные места залегания полезных ископаемых или углеводородов, если не руководствоваться концепцией строения и развития Земли. Вот как раз с ней и связана одна большая проблема: её просто нет.

Судо даёт основную выжимку из всех теорий и гипотез, которые существовали на момент издания книги. Спойлер: ничего… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  3  
Каждый человек должен оставить после себя след. Почему бы мне не нарисовать свой след кровью империи?

Сегодня о Калигуле можно найти массу научных трактатов, исследований, исторических свидетельств и трактовок. Его поступки пытались интерпретировать с самых разных сторон и точек зрения, брали за основу воспоминания современников, стараясь оставаться вне эмоциональных оценок, но всё же оставались пристрастными. Проще было бы удариться в крайности, но истина, как обычно, где-то посередине.

Говорите правду, однако чем меньше вы ее раскроете, тем лучше.

«Калигула» Саймона Тирни — не исторический трактат. Да, он соблюдает известную хронологию событий, но при этом предпочитает сконцентрироваться на житейско-бытовой составляющей жизни Калигула и Рима того времени в целом. Поэтому сразу же… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  3  
Не избирай в святые Иова, век промаешься.

Сюжет вращается вокруг центральной фигуры Хорна – преподавателя одного американского колледжа. Он ничем не примечателен: изрядно потрёпанный жизнью, неуверенный, то и дело раздумывающий о правильности выбора и принятых решений на ключевых жизненных развилках. Хорн отгорел как преподаватель и как человек: в нём не осталось ничего от юношеской наивности, открытости миру и людям. Он по-прежнему зажигательно читает лекции студентам, но внутри сумрачно и тускло, только проносятся фоном воспоминания и сожаления, невнятные и расплывчатые, перекати-поле.

Несмотря на то, что «Гостиница» заявлена в жанре университетского романа, история скорее о том, как система целиком сгнила сама в себе, запятнав гнилью всё вокруг, и Хорн выступает здесь в качестве… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  5  
– Ты, похоже, пропустила новость, что в мире больше нет такой вещи, как святость? Все продается.

Материнство как сам процесс в общественном понимании ассоциируется как с чем-то из ряда вон: запредельным, невероятным. Филиппинке Джейн некогда думать о святости процесса – ей нужны деньги и предложение стать суррогатной матерью поступает как никогда кстати. И она не одна такая. В клинике «Золотые дубы» живут десятки таких женщин, как она, которые вынашивают чужих детей и подсчитывают потенциальные бонусы от успешных родов. Действительно, похоже на ферму.

Книга, которая затрагивает такие сложные социальные проблемы, как чрезмерное потребление, деклассация отдельных слоёв населения, бытовой расизм, возведённый в норму, по идее должна была стать бомбой среди читательской аудитории. Но она ею не… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  4  

Художественные альбомы сегодня мало чем могут удивить современного читателя. Маленькие репродукции в сочетании с откровенной плохой печатью (этим грешат даже крупные издательства) не дают возможности ни как следует рассмотреть, ни оценить то или иное произведение. В таком свете подход в «100 видах Эдо» выглядит оригинальным и откровенно новаторским. Верстка книги рассчитана таким образом, чтобы у читателя была возможность не только ознакомиться с колоритурой исходной гравюры и ознакомиться с сопроводительным текстом, но и в том числе оценить цветовые изменения, которые произошли с ней в поздних версиях издательства.

Андо Хиросигэ писал 100 видов с реально существующих мест. Об этом можно сделать вывод, опираясь на базу, составленную культурологами по каждому листу. Где-то чуть… Развернуть 

Июль 2020 г.

Оценка tsumikomu:  5  
Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.
Нет ничего скучнее и непоэтичнее, так сказать, как прозаическая борьба за существование, отнимающая радость жизни и вгоняющая в апатию.

Чехов всегда казался своим современникам человеком, который максимально заземлён, живёт насущными проблемы и редко отвлекается на что-то отвлечённо-возвышенное. Во многом это убеждение исходило из скрытности самого Антона Павловича, который позволял другим разглядеть только часть, а по-настоящему своё «я» показывал редко и единицам. Остальные же делали выводы о его личности, основываясь на его же произведениях за неимением ничего другого, – распространённая ошибка.

Чехов как литератор среди всех прочих примечателен огромным количеством оставшихся записок, писем и зарисовок. Их-то и положили в основу «без глянца», чтобы составить общую канву повествования,… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  3  
сова на глобусе
Даже зуб собаки излучает свет для тех, кто ему искренне поклоняется.

Уроки истории в школе всегда кажутся занудными, излишне затянутыми, до зубового скрежета скучными. Дела давно минувших дней в большинстве своём навевают сонливость, что не способствует развитию пиетета перед поворотными точками развития человечества. События, описанные в «Собирателях реликвий», не претендуют на значимость в памяти потомков. Что, однако, не мешает на их фоне отчётливее рассмотреть процессы куда как более глобальные.

Дисмас собирает религиозные реликвии: настолько достоверные, насколько прилично будет их вручить ко двору монашествующих властителей. Последние, впрочем, заботятся не о чистоте происхождения каждой конкретной вещи, а об их количестве. В результате озадаченные археологи находят бессчётное… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  4  
кто-то должен умереть, иначе никто так ничего и не поймёт
Техника — это хитрая попытка преодолеть сопротивление мира, сделать его путём изменения темпа жизни более плоским, стереотипным, чтобы убить жизнь духа.

В круговерти повседневных проблем люди часто (даже слишком) теряют себя и адекватное восприятие окружающей действительности. Для них мир сужается до размера текущих проблем, а за границами восприятия остаются чувства других людей, как что-то ненужное и несущественное. Они думают, что суть бесконечны и будут длиться в пространстве времени до скончания века. Так продолжается до первого осознания, до первой трагедии.

Вальтер Фабер работает монтажником-инженером на внушительных строительных объектах. К моменту начала повествования он уже объездил весь мир, поднимает крупные проекты, уважаем в профессиональных кругах — словом, состоялся и как… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  3  
Муза истории, подобно сове Минервы, вылетала в полночь.

Все исторические перипетии, которые проходят страны и регионы в процессе своего развития, так или иначе, но находят своё культурное отражение среди картин, книг и устных преданий. Этот порождает и противоположную реакцию: нельзя, невозможно рассматривать художественное произведение вне исторического контекста, определяющего его рамки. Эта формула носит универсальный характер и, как показала практика, в равной степени применима к разным эпохами, в том числе — к расцвету шекспировской драматургии.

М. А. Барг не берёт на себя неподъемную задачу по определению роли для истории Шекспира как такового. В книге «Шекспир и история» в первую очередь речь идёт о мировоззрении той эпохи и о том, как оно отразилось в первую очередь в…

Развернуть 
Оценка tsumikomu:  5  
не горюй
Я думал, с возрастом становишься мудрее. А на самом деле только узнаешь, какой ты pendejo.

Не существует идеальных семей (как и идеальных людей), в которых всё изо дня в день хорошо. За закрытыми дверями совсем необязательно разыгрываются трагедии шекспировского размаха, но мелкие бытовые и воспитательные неурядицы никто не отменял. Кто-то подрался, кто-то наврал, кто-то разгрохал любимую вазу, поругался друг с другом, схватил двойку в школе — неидеальная, но очень нормальная семья.

«Дом падших ангелов» начинается не с начала, как этого обычно ждёшь от какой бы то ни было истории, а с конца. Патриарх большого семейства умирает. Старший Ангел прожил долгую жизнь, перевидал немало мест, людей и событий, но всё же, на пороге он понимает, не так много, как хотелось бы. А хотелось бы ему ни… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  5  

«Недетские сказки» нельзя отнести в чистом виде к японскому фольклору. Универсальность их образов фактически превращает их в философские притчи, поданные в форме волшебных существ. Простота формулировок позволяет приобщиться к ним в том числе и тем, кто далёк от культурного кода страны восходящего солнца. Рассказанные в книге сказки (а их всего четыре), намного шире географических или же национальных рамок, а включают ни много ни мало, но весь мир и нас в нём тоже.

Книга отдельно выделяется высоким качеством перевода и яркими иллюстрациями, органично дополняющими текст.

Кэндзи Миядзава родился в бедной семье. Каждодневный труд, отсутствие социальных лифтов и местами сохраняющееся кастовое неравенство делали жизнь простого человека того времени тяжёлой, а порой и просто невыносимой.… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  2  
Одно из самых сильных впечатлений, которое выносишь из странствий по болотам и лесам, — это тишина, плотная, почти осязаемая, воспринимаемая как качество пространства.

Сегодня для историков и этнографов история Западной Сибири по-прежнему остаётся загадкой. Несмотря на все попытки пробиться к понимаю хотя бы даже основных этапов её развития, этот таёжный край не отдаёт своих секретов, только изредка позволяет увидеть разрозненные обломки ушедших столетий: городища, могильники, ржавое оружие и до странности странные деревянные изображения богов. «Легенды и были» начинаются как раз таки с описания этих мест: неразгаданных до сих пор символов памяти и забвения.

На этом в книге всё хорошее заканчивается.

Авторский тандем так и не смог в итоге определиться, какой именно период они пытаются… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  5  
токийское болеро

Таинственная пропажа Люси Блэкман в Японии — случай достаточно известный. В своё время о нём писали практически во всех крупнейших газетах, настолько история о англичанке-хостес взбаламутила широкую общественность. Такое масштабное освещение проблемы стало возможным благодаря стечению обстоятельств: саммиту крупнейших государств, который тогда проходил в Японии, и упорству родителей, отчаявшихся ускорить привычными способами полицейское расследование. Дело в том, что, несмотря на свою драматичность, обстоятельства, которые привели к её гибели, не были чем-то из ряда вон выдающимся для японских реалий. По ходу рассмотрения дела всплыл не один десяток подобных случаев. И даже не одна сотня.

Здесь настолько редко сталкивалась с серьезными преступлениями, что даже не умели их…
Развернуть 

Июнь 2020 г.

Оценка tsumikomu:  5  

Впервые столкнувшись с евангельскими текстами я усомнилась в целесообразности такого количества чудес: исцеления, умножения еды, воскрешения – разве одного раза было бы не достаточно? Но, пытаясь понять логику действий человеческих масс, не увидевших в мессии мессию, вдруг сам собой сформировался уже другой вопрос, к самой себе: «А сколько чудес понадобилось бы мне, чтобы признать бога в человеке перед cобой?».
И правда – сколько?

Он вернулся к нам, а мы, вечно чем-то занятые, не поверили ему, высмеяли его за безумный вид, заключили в сумасшедший дом за то, что он желал простить прегрешения наши, как за два тысячелетия до этого.

У романа «Искусство воскрешения» несколько смысловых слоёв. С одной стороны, это утрированно-художественное жизнеописание реальной исторической личности: Доминго… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  3  
одна большая маленькая ложь
Когда я говорю так громко, я не могу понять, кто говорит – я или кто-то другой.

Жил-был доктор Мануэль Риттер: нормальный доктор, нормально жил. Однажды к нему вломилась незнакомая мадам с требованием, чтобы он сделал ей ребёнка. Она была настойчива и симпатичная, доктор посопротивлялся для галочки и сдался: тело его предало и вот это вот всё. Получившийся результат он не видел, но мыслями то и дело возвращался к придуманному образу, фактически, живя на две семьи: свою и чужую. Но, как и всякой лжи, этой санта-барбаре приходит конец (и слава богу)

Стук

История не воспринимается даже с натяжкой на какую бы то ни было реалистичность. Действия главных героев лишены логики и проникнуты каким-то мутным ожиданием чего-то обязательно плохого. Неосмысленные действия сопровождаются проседающей… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  4  
Нарушения авторских прав, кражи, мошенничество, хищения, отмывание денег, фальсификаторская деятельность и незаконная торговля культурными ценностями — вот далеко не полный список правонарушений в сфере искусства.

Преступления в мире искусства многолики: начиная с перерисовки и заканчивая банальной кражей. Как правило, все эти незаконные действия не попадают в новостные ленты и редко становятся достояние широкой общественности, создавая головную боль преимущественно для искусствоведов. К сожалению, сейчас не так много внимания уделяется просветительской работе в этом направлении. Несмотря на технологическую сложность изобразительных экспертиз для обывательского понимания, сами по себе преступления в искусстве отличаются со всех сторон художественным подходом, зачастую граничащим с самыми… Развернуть 

Оценка tsumikomu:  3  
Или я не понял этой жизни, или она никуда не годится

Когда говорят о Гончарове, то в памяти всплывают в первую очередь его произведения: «Обломов», «Обрыв», но никак не он сам. Личность писателя, как правило, обходят стороной в курсе школьной литературы, а после неё не так много людей обращается к творчеству писателя, чтобы иметь о нём какое-никакое представление. «Без глянца» в своей манере пытается прервать эту несправедливую цепочку и показать широкому читателю Гончарова — тихого и спокойного, почти незаметного в общественной толчее — таким, каким он был, каким его запомнили.

Книга составлена по общему шаблону, который используется в этой серии: сначала идут воспоминания о личных качествах Гончаров, его увлечениях и характере, потом — основные вехи жизненного пути. Завершает… Развернуть 

1 2 3 ...
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции