Избранное shulaev – 261

BlueFish

Эксперт

Эксперт Лайвлиба

31 декабря 2013 г. 02:01

448

5

Все мирно сопят в ожидании Нового года, ну а я отдаю последний долг Родине, так сказать, в виде рецензии на Ортега-и-Гассета.
Сразу оговорюсь, что сборник отличается не только массивностью, но и редким богатством содержания - от "Восстания масс" до "Этюдов о любви", так что он сможет порадовать как искусствоведа ("Дегуманизация искусства"), так и музыковеда, скажем, любителя Дебюсси, - а поскольку мы здесь как-то больше о литературе, то и я поговорю о запомнившейся мне с ранней юности работе, "Мысли о романе", где Ортега-и-Гассет с характерно испанской прямотой и горячностью предсказывает будущее романа, исследует его философские основы, дает формулу идеального произведения и вообще всячески подталкивает молодых авторов к разработке спящих в потенции возможностей романной формы. "Несомненно одно: им не найти бесценных подземных сокровищ, если, садясь за свой роман, они не испытывают глубокого ужаса. От тех же, кто так и не осознал всей тяжести положения, в котором оказался этот литературный жанр, я ничего не жду".

Трансформация романа
Жанр романа, подобно древней каменоломне, истощен, тематическая новизна исчерпана, посему надо искать новые пути. Утверждая, что новые произведения "поглощают" старые, Ортега-и-Гассет замечает, что европейские романы XIX века устарели, что самый жанр романа исторически трансформируется из указания на события в представление этих событий во плоти, иными словами - в роман присутствия, психологический роман.
"Источником наслаждения становятся не судьбы, не приключения действующих лиц, а их непосредственное присутствие. Нам нравится смотреть на них, постигать их внутренний мир, дышать с ними одним воздухом, погружаться в их атмосферу".
Или, иными словами, "важно не то, что показано, а сама возможность показать что-либо имеющее отношение к человеку, а что именно — безразлично".
Нечто восточное, правда? "Люди должны больше беспокоиться не о том, что они делают, но о том, каковы они суть".

Роль сюжета
К эпосу, к приключенческим произведениям Ортега-и-Гассет относится сурово - как к детству литературы.
"Механический восторг от приключенческого романа не затрагивает сознательной части нашего «я». От чтения подобного опуса остается неприятный осадок, словно мы предавались какому-то гадкому, постыдному удовольствию. Выдумать приключение, способное пробудить высокие чувства,—дело сегодня в высшей степени трудное".
В хороших романах набор приключений опционален. Так, в "Дон Кихоте", к примеру, не столь важно, что именно происходило с героями, сколь важны сами характеры и образ окружающего мира.
В этом свете довольно предсказуемым образом особую прелесть приобретает Достоевский, спасшийся в "крушении романа", как одинокий Робинзон. Достоевский интересен Ортеге не безумием славянской души, но удачным ре-формированием романного жанра (бесконечные диалоги, краткость сюжета - действие часто занимает всего несколько часов или дней) и героями, чье поведение, в полном соответствии с законами жизни, входит в противоречие с односторонней характеристикой наблюдателя (автора), пробуждая - я очень люблю эту фразу - "нашу извечную растерянность перед самодовлеющей тайной другого".
Теми же особенностями - стремлением сбивать читателя с толку в оценках персонажей, постоянной изменчивостью характеров и неторопливостью повествования - отличаются Стендаль и Пруст, хотя у последнего с неторопливостью слегка перебор вышел; а вот был бы там сюжет, совсем крошечка, - и вышло бы, по мнению испанца, идеальное произведение.
"Сюжет продолжает выполнять свою (хотя и чисто механическую) роль—нитки в жемчужном ожерелье, проволочного каркаса в зонтике, кольев—в походной палатке."

Интерес к действию и созерцание
Касаясь отношений между действием и созерцанием, Ортега-и-Гассет замечает, что созерцание и интерес как формы со-участия - взаимоисключающие понятия; интерес (и производный от него сюжет) необходим, чтобы показать созерцателю, на что, собственно, смотреть, что видеть, но этим его функции исчерпываются. "Механизм внимания придает всему перспективу, форму и иерархию". Если же интерес главенствует, мы лишаемся того, что Ошо звал невыбирающей осознанностью: "Интерес заволакивает сознание туманной пеленой и, понуждая нас к выбору, оставляет в тени одно, одновременно проливая избыток света на другое"; а если вспомнить, что при этом мы еще и страдаем чувством вины из-за гадкого, постыдного удовольствия... Да, судя по всему, большинство современных читателей в картине мира Ортеги принадлежат к славной когорте мазохистов.

Гипнотическое внушение мнимого существования

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее