Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Обзор профиля rubaha-paren

Информация

Имя: Алексей Пол: мужской Дата рождения: 1 октября 1985 г. Местоположение: Воронеж Дата регистрации: 11 октября 2012 г. Статус: Гуру Рейтинг: 8051 баллов Индекс активности: 44 балла

О себе

ливлиб становится плохо реализованным фантлабом. до свидания. прощайте.

Оценка rubaha-paren:  1  

Доступ к фантазии
и
Планета Большой Ноль
- это нужное, остальное читать излишне.

разве что:
Размышления Мизантропа о сопернике прерваны стуком в дверь - для того, чтобы понять, что автор самостоятельно не выбрасывает свои идеи в помойное ведро, а ищет взаимодействия с читателем. здесь поясню: большинство рассказов публиковалось в прессе. учитывая, что почти все одни представляют собой вырванные из контекста куски повествования, автор, быть может, решил опереться на отзыв публики и критики, дабы понимать какую из историй продолжать. это касается почти всего - законченной новеллой является разве что Суперкозел. ну и сами эти Размышления... ведут они в никуда и являются чуть более чем только лишь подмигиванием автора читателю.

в остальном::

Вивьен Рельф - очень слабое, что определено… Развернуть 

Оценка rubaha-paren:  1  

На столе еда
В руке моей вилка
Падает тень от неё
Троица-трезубец-вилы
Ад это или рай
не пойму...
Я Блез Сандар - плохой поэт.

- и так 120 страниц.

Любимые авторы — 1

Магдалена Тулли
1 в избранном 627
Книжная коллекция "Комсомольской правды": «Великие поэты» 101 книга

..."Комсомолка" уже выпустила коллекции "Великие писатели", "Великие композиторы", "Великие художники"... Дошло дело и до великих поэтов, - то есть людей, которые сочетают в себе писательские, композиторские и художественные… Развернуть 

Книги без купюр, цензуры, сокращений 32 книги

Цель :: создание реестра книг, в которых произведения представлены в полном объёме (без вмешательства цензорского аппарата). Процедура :: добавляете книгу. следите за изданием!
пометки обязательны хоть какие-то, дабы было… Развернуть 

Противостояние: «Электронная книга против бумажной».
Казалось бы: LET'S GET READY TO RUUUUUUUUUMBLE!
Но для себя я определил победителя ещё до того, как на свет появился второй участник соревнования и это...
Конечно бумажная и не одна! Ведь безрассудно полагать, что в данной битве одна-единственная книга сможет противостоять миллиарду притаившихся в засаде моноблока символьных единиц.


Об участии данной книги будет доложено позже. Её роль эпизодическая. Эта история не детектив.

(если без соплей и по делу – см. с 30-го абзаца)


Мне никогда не везло с книгами (учитывайте построение предложения в прошедшем времени).
В детстве мама, конечно, читала мне сказки, перечень их сообщать, думаю, будет излишним – одинаков у всех (хотя ниже станет ясно, что я отказался от выдвинутого тезиса). Однако любимой всё одно оставалась выдуманная ею – про летающий трамвай, от того собственно и волшебный, то чуть не утопающий в тыквенной земле, то крадущийся по заснеженному карнизу крыши, дабы прознать злодейскую тайну. Приключений у него, по всей видимости, было много. Я не помню ни одного. Хм, даже стыдно сейчас пытаться выспросить нюансы и суть тех историй...
....Однако и среди издата были воистину запавшие в душу вещицы.
Например, «Ухти-тухти» Беатрис Поттер, сюжет которой мне казался мощнее и забористее, видимо в память домешалась Кэрроловская Алиса, «Золотой клубочек» Яна Райниса в обрамлении самых что ни на есть приятных гномиков, «Если бы вы знали» Виктории Вита с милейшим старичком на обложке и уматнейшим семейством огурцов внутри, подсунутая дедушкой-плотником «Здравствуй мастер!» Антона Мартынова, запредельно добрая «Как хорошо, что нет собаки…» Сергея Никитского и таки девчачий около-комикс Чижикова «Про девочку Машу и куклу Наташу».
Чередовалось это с наимощнейшими провалами в спектре генерируемых чувств и состояний от антипатии до омерзения. Типа «Маленький мук/Карлик Нос» Вильгельма Гауфа с рисунками Д. Бондаренко. Гауф и так-то далеко не детский автор, а с подспорьем изображений баклажанообразных носов и вовсе пробирал до экзистенциальной тошноты с зацикливанием на мысли «а если таким вот жить и остаться?». Вдобавок на мне частенько апробировалась истина «Восток дело тонкое», навезло что ли? Чего мне только стоили «Шапка Гугуцэ» Спиридона Вангели, «Козлик с бубенчиком» Каюма Тангрыкулиева и ужасающий слоупок-саспенс народного происхождения «Тыква-путешественница». До сих пор не пойму, откуда взялось столько книжек со сказками дружественных нам республик? – всяко-разно, а азиатов в роду нет. Ох уж эта издательская политика на поддержание… Удивил из этой плеяды только Ованес Туманян со своим «Храбрым Назаром» – переложением вечной темы о странствии плута.
Правда этим ребятам иной раз далеко до наших…
«Белая уточка» из собрания Афанасьева не загонит в депрессию лишь самых стойких, но и их поджидает свой гвоздь в крышку гроба – «Хаврошечка». Алексей Николаевич Толстой, как и его небезызвестный предок, в детской прозе явно предпочитал направление, ведущее к ранней седине. (читателя)

Зато всегда хорошо шли мелкокалиберные к развлечению склоняющие: пословицы, загадки, поговорки (здесь какие-то «Вий»-евские иллюстрации, ей-богу), народные считалки и дразнилки «Едет Ваня на быке», вплоть до совершенно НЛО-шного «Через наше село летело помело».

картинка rubaha-paren

картинка rubaha-paren

картинка rubaha-paren

картинка rubaha-paren


Но то всё детство. Баловство. Чтение, быть может, без работы художника вовсе б вымытое временем из памяти.
Школа к поставленной задаче подошла иначе и, пытаясь дополнить визуалитет смыслом, медленно и ненапористо подкидывала нам классику. Отечественную, ну, и от советской, на всякий случай, не открещивалась… Но каноническая гипнотизирующая обложка басни «Стрекоза и Муравей» Крылова по-прежнему оставалась милее заложенных внутрь направлений развития в нас морально-этического, а вот мощнейшие фигуры обывателей, исполненные Зарецким для Маршаковского «Рассказа о неизвестном герое» вспомнились много позже, в конце 90-х, и уже с негативным оттенком серого, когда улицы наводнили гопники, одетые по образу и подобию.
А потом снова облом – «Шинель» Гоголя – такое мрачное оформление до коего и содержание не дотянуло. Ныне копаясь в книгах, мне даже показалось, что это я подкрасил карандашом заглавие, чтобы внести диссонанс, разрушающий ощущение отсутствия человека. Ан нет… «Сказка о рыбаке и рыбке» Пушкина отвращала своим исполнением не меньше – вид старости вызывает резкое отторжение (у детей уж точно). И куда же без Алексея Николаевича со своим по мотивам – «Терёшечка». Это навсегда.
К позитивному. Чуковский в тандеме с изобразительной мощью Сутеева всегда доставлял: что «Федорино горе», что «Телефон», что «Айболит» – все на загляденье.
Из внеклассного вовремя попались «Как встречают Новый год в разных странах», много радовали «Жили-были роботы» Бутякова, жутко до дрожи, но всё ж таки привлекали «Какъ мыши кота хоронили» (рис. Нарбутъ) и космическое зло «Лисичка, иди играть!». Реабилитировался, наконец, Алексей Николаевич своим пересказом великого моралите «Мужик и медведь». (экранизировано, иллюстрации в моём экземпляре видимо из мультфильма и собраны)
Прорыв извне, разрушающий шаблоны и Берлинскую стену, свершил «Тедди-Плюшик и его друзья».
А модель моего поведения надолго определил земляк Ягодкин с книжкой «Про одного мальчишку». Посылок от зверей я, конечно, не ждал, но фишка с хлебом, мокнутым в воду, затем в сахар, на лето определила рацион питания всего двора.
Стремительней!
Второй и третий класс я всё боле пропускал, мотаясь по больницам, превращающим нормального ребёнка в обколотый гормональными шар. Побывки скрашивали «Английские сказки» и «Сказки Франции», где чёрт всегда остаётся в дураках. Андерсен, Шарль Перро и братья Гримм, огниво, трубочист, пастух и принцесса прилагаются. Волька ибн Алёша и Старик Хоттабыч тоже.

По возвращении из ссылки требовалась активность. Она же нависла и над литературным фронтом, определив его составными частями à la: Том Сойер, Гекльберри Финн (в издании, склеенном так, что первые страницы невозможно было расцепить, и насквозь растрёпанным, что тащить этот кирпич в школу было стыдно. На поверку в нём обнаруживалась куча бонусов типа «Сойер за границей», «Сойер – сыщик»), Дети капитана Гранта и т.д.: Буссенар, Верн, Купер, Стивенсон, Свифт в мягком. «Три мушкетера» начатые из-за ссоры с друзьями; недолгой, так что так и не дочитанные… Все эти приключения таскались и переносились с собой в (и по) дороге – новое изгнание, длиною в лето – на деревню к бабушке. Пока героев давно минувших лет не заменили новые. И по форме и по содержанию. Во всех смыслах. Черепашки ниндзя. На перевалочных пунктах родители покупали (/подкупали) периодически по томику или, если новых нет, по роботу. (Battle Beasts-style, если что).

картинка rubaha-paren

Далее.
Само собой: «Убийство в восточном экспрессе» и «Этюд в багровых тонах» и внезапно обретённая «Эммануэль» (к литературе имеет малое отношение, но к становлению героя – вполне).
Тем временем.
Школа, как могла, прививала любовь к чтению, нагнетая мощностя (разг. •устар. и •обл.) и палкой выбивая из меня всяческое приятие поэзии, генерируя тем самым пренебрежительное отношения к «нашим всё» Пушкину/Лермонтову, сама того не ожидая, расчистив место Маяковскому (оставшемуся в глубоком одиночестве; пример думается мне нередкий).
С прозой программа была помягче, так что сказки Салтыкова-Щедрина и «Вечера на хуторе близ Диканьки» стали настольными (на время изучения, Πάντα ῥεῖ καὶ οὐδὲν μένει, c'est la vie). «Тарас Бульба» заставил, правда, припомнить «Шинель»… Но не о грустном сейчас.
На удивление неплохо пошли «Война и мир» и «Тихий Дон» – но оба подхода я болел, и не был обременён более значимыми планами и задачами, но всё же достиженьеце. Достоевский и Булгаков тогда были по нраву и употреблялись большими необходимых объёмов. Но величайшими открытиями стали: «Отцы и дети» и «Обломов». даровавшие новую модальность и обосновавшими нарождающуюся увлечённость панком и прочим протестным или хотя бы внесоциальным. Выпускное сочинение писал по полюбившемуся к тому моменту Платонову, правда, по произведению, которого не читал. Так бывает.
Школа кончилась.
«Let’s get ready to ru- u- u- u-mble!»
Институт. Тут читать никто не заставляет, не мотивирует – это я о художественной составляющей. Но постепенно, ибо миновать библиотеку всё одно не получалось, читательский билет довёл меня до белого каления возможностями и потащил напрямки (разг. •устар. и •обл.) к тяжёлой артиллерии. Тогда случилось открытие новых городов и весей (кстати, действительно вполне географично вышло) – мою голову наводнили миры Кафки, Гессе, Гарсиа Маркеса, Уильямса, Воннегута, Бёрджесса… Пока я не застрял, «замахнувшись на, понимаете ли, нашего» Сааведра, Мигель де Сервантеса. Более полугода я сопровождал Алонсо Кихано по лабиринтам бытия…
Это составило мне славу книгочея и библиофила (а не простого раздолбая и пьяни), что приятно.
Двадцать девятый.
Как-то друг под стать моему тогдашнему складу – подвороты, полит. убеждения и длинные волосы – подвёл меня в магазине к полке с «Оранжевой серией» . Книг было много, знакомых имён же – наоборот. Подумалось: «сиё есть клад и надо хорошенько обдумать, что с ним делать». Друг являлся обладателем пары ярких томов и, считав мой настрой, молвил, что «сиё есть говно, но покопаться можно». Я, естественно, его мнению не внемлил. Оценил сам, потрогал, ушёл. Зима была.
Позднее, когда немного оттаяло и несколько потеплело, уже с другим сотоварищем – однокурсником, сосланным к нам на повторный год обучения, и также причисленным к библиофилам (правда читающий тоннами исключительно русское, да ещё и про «попаданцев») – мы выдвинулись покупать ему компьютер уровня пентиум 0. Я выступал консультантом и «взглядом со стороны» (что там смотреть?). Не смогли воспротивиться посещению обнаруженного по дороге книжного...
Системник куплен был. Не помню, сопутствовало ли тому употребление градусного, но помню, что на руках у меня оказалась первая купленная книжка. Выбирал я её щепетильно и скрупулёзно. Но опираясь на бюджет. В общем, фигурирующая на обложке грудь влияла не сильно. Меня больше интересовало, что это за «плагиатизм» такой, ибо этимологически я и сам нечто подобное изобрёл – вестимо, опоздал. Знать будем исследовать предшественника… то был Стюарт Хоум и «69 мест…».
Здесь сентиментальное путешествие заканчивается, собственно, как и детективная составляющая истории. Музыку-то я тоже долго слушал, но истое увлечение началось всё ж таки с первой кассеты. Купленной. Здесь та же аналогия. Кровные, знаете ли, определяют.
Тем временем.
Счастливый обладатель ЭВМ, закутанной в спортивную сумку, пролез в основной зал маршрутного такси марки «Газель», я же закрепился подле водителя. Так как район свершения покупки был ого-го как удалён от пункта нашего назначения, то решение приоткрыть мягкое бумажное тельце настигло без особенных прелюдий и промедлений. Точное соответствие погоды, а за ней и настроения книжного обстоятельствам реальным не без приятного меня удивило. А ближе к окончанию этого путешествия случилось даже эротическое (не в реальности, естественно). Фаллический настрой помог мне быстренько заставить работать машину на базе OS Windows 98 и поспешить в направлении дома, где произведение, конечно, было проглочено за ночь, но послевкусие оставило гаденькое…
Если учесть, что институтская юдоль моя началась в 2003-ем, а на книжке значится годом выпуска 2005-ый, то с достоверной долей вероятности можно принять, что заполучил я её сразу по выходу в тираж… Надо же – скоро юбилей!
Но, разбирая последние дня три стеллажи, я как-то само собой осознал, что не сложится ей праздника со свечкой. Ждёт её кара и казнь настигнет.

А меж тем, за последующие лета путём проб и ошибок, дорогой мимо книжных «развалов», распродаж, книжных магазинов и интернет-книжных, букинистов и проч., я подобрался к планке в 2000 томов, живущих собственной жизнью в моей личной библиотеке. Это притом, что: по почте идёт ещё парочка заказов, места больше нет, а в списке того, чем бы ещё хотелось обладать чуть более 200 позиций.

картинка rubaha-paren    картинка rubaha-paren


Остановите меня!!! Подарите, ну, я не знаю, ONYX BOOX Caesar что ли, а то я свихнусь. Уже слышны шаги Профессора Петера Кина

P.S.: Хорошая попытка, Лёш, но LiveLib при поддержке компании Макцентр <...> (???/мы подумаем)

P.P.S.: Эм-м, ну люблю-то я Кафку, но нам – мужчинам – признаваться в этом, знаете, ну... эээ... трудно. И собираю соответственно его издания. Но он не определил мою филию именно к бумажному носителю. Просто беспардонно вторгся в мироощущение и уходить не собирается.

To be continued...
Развернуть
//параллели::предвкушая перспективу

Кажись, я начинаю верить в некий замысел. Нет, не Божий, Елизаровский.
Откуда есмь пошло то ощущение:

Приканчиваю «Фильм, книгу, футболку» Бомона - о съёмках фильма; повествование об одних и тех же событиях ведётся от разных лиц.
Открываю «Коктейль "Торпедный сок"» Тима Дорси и первое, что вижу:

Труп распяли на башне вверх тормашками.
— Стоп! Стоп! — закричал человек на режиссерском стульчике.


Стоп! Не хочу ныне о кино. Беру следующую по списку прочтения - Драммонд/Мэннинг «Дурная мудрость».
Полистав, понимаю: события перекрёстные, взгляды на них разные.

Учитывая, что раньше Моррисон прошёлся сквозь Мика Фаррена до Саймона Стронга, не встретив по дороге Скэбиса - и вовсе паззл на лицо.

История произошла: 15 августа 2013 г.
Развернуть

Оказывается жизнь становится милей, если подчиняться и выполнять приказы двуногих существ.
- мысль продумана хозяином от лица собаки; в едко-сатирическом ключе с неимоверной издёвкой, если оценивать фразу по контексту.

Обсуждения rubaha-paren

Нужен Дьявол, Сатана, Люцифер, Вельзевул, Мефистофель, Воланд, Иблис и т.д. как главный герой , а не как рядовой участник событий или повод для сюжетной завязки. Навеяно темами "Дела дьявольские..." и Негодяй, подлец, антагонист как протагонист без оправдания его мотивов и поступков , но хо... Читать полностью

Основные темы фантастических произведений: Космическое путешествие, корабль поколений\гиперврата Контакт с внеземным разумом Путешествие во времени Параллельные миры Генная инженерия, мутации, сверхспособности и бессмертие Моделирование общества, утопия, тайные общества, заговор Научное изобрет... Читать полностью

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции