Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 20 700 000оценок книг
  • 1 100 000рецензий на книги
  • 44 500 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

Обзор профиля papa_i_more

Информация

Эксперт Здесь могла быть ваша реклама
Имя: Денис Фамилия: Пол: мужской Местоположение: Москва, Moscow Дата регистрации: 2 января 2011 г. Статус: Гуру Рейтинг: 17 тыс. баллов Индекс активности: 60 баллов
Рецензия экспертаЗдесь могла быть ваша реклама
Дополнительные действия
Оценка papa_i_more:  3  
Маленькая собачка - до старости щенок

Во-первых, хорошо, что подобные книги стали переводиться на русский. Хорошо, что разнообразные читательские интересы и запрос (который сейчас активно эволюционирует благодаря интернету, обгоняя планы нерасторопных издателей) влияют на наполнение книжных магазинов.

Теперь о плохом:
Я хоть и "миллениал", но читательский запрос поколения мне не близок. В основном. это касается эстетизации виктимного поведения (менталитета жертвы): всю книгу напролет главная героиня страдает из-за перипетий (хотя на мой взгляд, могла бы и сама попытаться разузнать что-либо об умершей матери). Единственный реальный (двигающий ее жизнь) поступок, которой совершила героиня за всю книгу (UPD я только сейчас понял, что даже это событие было до(sic) событий, происходящих в книге.За рамками её повествования.) - это… Развернуть 

Оценка papa_i_more:  3  
Так сладенько, что аж гаденько

Очень противоречивые мысли у меня о книге супругов Сюткиных.
С одной стороны, это, конечно, одна из самых удобоваримых книг за их авторством, и, в принципе, с этой книги можно начать знакомство с историей советской кулинарии. Авторский, кхм, стиль чувствуется, но не так сильно, как в последующих книгах.
Авторы ещё пытаются быть объективными, а не мелочно сводят счёты, как в "Русской и советской кухни в лицах", но их сладко-гаденькие тычки всё равно разбросаны по тексту: все упомянутые в книге исследователи "обласканы" Сюткиными. Особенно позабавили выпады в адрес Ирины Глущенко: что-то недопоняла и наидеализировала в отношении Микояна, но авторы её благосклонно прощают. Причем не постеснялись при этом взять эпиграфом слова из её книги "Общепит. Микоян и советская кухня".
Поглумились… Развернуть 

Любимые авторы

Хулио Кортасар, Юкио Мисима, Эльфрида Елинек, Трумен Капоте, Сомерсет Моэм, Туве Янссон, Ги де Мопассан, Джон Апдайк.
Рассказомания [Объект 22] 53 книги

Нашел - тьфу-тьфу-тьфу - идеальный подкаст для себя - программу на радио Маяк [Объект 22] - ведущий и чтец Евгений Стаховский.
Он потрясающий чтец с отличным вкусом. География и тематика рассказов просто поражают - огромное… Развернуть 

Terra incognita - Восточная Европа 26 книг

Личная подборка для расширения читательских границ.
Прошу друзей и просто хороших людей насоветовать мне самые интересные, полезные, необычные и познавательные книги, написанные восточноевропейцами (время написания - не важно).… Развернуть 

These are a few of my favorite things

Так-с. Давно я уже не публиковал тут больших развернутых текстов.

Вот, я недавно прочитал небольшую книжку Барбары Пим «Замечательные женщины»( изданную просто издевательски пошло в России – руки бы поотрывать). Спасибо огромное Анастасии Завозовой (кто не знает, что это переводчик Донны Тарт и «Маленькой жизни» Яна-простигосподи – гихары) - https://gorky.media/reviews/sejchas-my-budem-pit-chaj/

Особое очарование текста книги состоит в сотнях маленьких и сначала кажущимися неважными деталях – описании повседневной жизни послевоенной Великобритании.
Вообще у жителей Туманного Альбиона более чем трепетное отношение к своей истории и всем её аспектам. Естественно, не обошлось и без истории кулинарии. Существуют как научно-популярные передачи, так и куча блогов на эту тему.

Возвращаясь к Пим с её военно-послевоенным житьём-бытьём особенно интересно отметить передачу «Отчаянные дегустаторы отправляются…», где есть серия про питание и быт англичан во Второй мировой (переведено всё на русский) - https://youtu.be/1LtzyfTucaw

Или вот интересный блог тетеньки, которая готовит по рецептам определенной эпохи (говоря заумным языком занимается исторической реконструкцией). Вот к примеру, ссылка на её серию постов про еду и рецепты военного периода (увы, но на английском) https://www.lavenderandlovage.com/…/living-of-wartime-ratio…

Причем же тут вышеупомянутая писательница и её произведение? Так именно в тех самых мелочах, которые четко и подробно реконструируют культуру лучше любого специального учебника.

Так, например, случайно оброненная фраза, ярко живописует удручающие особенности рациона простых англичан:

«– На банке было написано «Старое золото», – несчастным голосом отозвался Джулиан. – Может, я слишком густо замешал?
– Консистенция жидкой сметаны, – прочла на банке мисс Эндерс. – Вот как должно быть.
– Трудно, конечно, вспомнить, какая она, сметана, – сказала мисс Стэтхем. – Наверное, жидкая сметана – это как пенка на молоке».

Вопрос экономии и распределения продуктов даже после войны был достаточно острым. Так, даже джем считался непозволительным лакомством (сколько сахарного роскошества) и дорогим подарком:

«Вошел Джулиан с подносом, на котором разместились приборы, хлеб, масло, джем и кекс. За ним последовала с чаем миссис Грей.
– Прямо как на пикнике, – произнесла Уинифред со своего места на коврике у камина.
– Мне, правда, не следует есть ваш джем, миссис Грей, – запротестовала я, как водится в наши дни. – Я с радостью поем просто хлеба с маслом, ничего страшного.
– Ах, пожалуйста, попробуйте, – отозвалась она. – Честно говоря, джем не из моего пайка, это подарок отца Грейторекса.
– Что, отец Грейторекс варит джем? – спросил Джулиан. – Впервые слышу о таких его дарованиях!
– О нет! – рассмеялась миссис Грей. – Подумать только, бедный старикан у плиты! Джем сварила его сестра, которая живет где-то в глуши. Удивительно вкусный.
– Как любезно было с его стороны подарить джем вам, – сказала я. – Он действительно прекрасный.!»

Особенностью английского военного и послевоенного рациона был яичный порошок (powered eggs) – https://en.wikipedia.org/wiki/Powdered_eggs - дегидрированная яичная масса, которую широко использовали в кулинарии из-за дешевизны и легкости в хранении и транспортировки:

«Она же с довольным видом изучала меню.
– Яичница-болтунья, – прочла она, – но, конечно же, яйца ненастоящие. Кит в карри, боже ты мой, кому захочется такое к чаю? Я на днях поругалась из-за него с Проутеро – сама знаешь, как строго она блюдет Великий пост и прочую такую чушь. Так вот, она ела китовое мясо, думая, что это рыба!
– А разве нет?
– Конечно нет. Кит ведь млекопитающее, – громко и с вызовом сказала Дора. – Поэтому, сама понимаешь, его никак нельзя считать рыбой.
У столика застыла официантка, чтобы принять заказ.
– Мне только чай и кекс, – быстро пробормотала я, но Дора не спешила и заказала ассорти из сандвичей.
– Неприятности вышли из-за кита? – ехидно спросила я.
– А? Нет. Но, думаю, Проутеро была порядком расстроена. Я не могла отделаться от мысли, что теперь один-ноль в мою пользу. Я ведь отплатила ей за шумиху из-за шляпок в часовне!
Оркестр заиграл румбу, и я разлила чай по чашкам. Развернув сандвич, Дора заглянула внутрь.
– Томатная паста, – объявила она. – Слушай, Милдред, как насчет того, чтобы в субботу съездить в школу на встречу выпускниц? Знаешь, что они собираются посвятить витраж памяти мисс Риду? Ты не думала поехать?»

Китовое мясо же активно продвигалось Министерством продовольствия, но не нашло широкого отклика из-за сложностей в готовке и специфического вкуса - http://www.cooksinfo.com/british-wartime-food

Во время войны нормой было одно яйцо на взрослого человека в неделю. И как было уже сказано выше, активно использовался яичный порошок, вместо настоящих яиц:

«А «пашотница»? Это невоплощенная мечта или амбициозное стремление купить кухонное приспособление, позволяющее изготовить аккуратное, искусственное с виду яйцо-пашот? Но ничего такого я не купила, и казалось вполне вероятным, что в тех редких случаях, когда у меня заведется свежее яйцо, чтобы сварить его без скорлупы, я и дальше буду ловить его в кипящей воде, где белок отделяется от желтка и колышется, как актиния.»

Вообще предпочтение отдавалось скромным, долгохранящимся продуктам, концентратам и консервам:

«У миссис Джабб, которая с толикой поощрения превратилась бы в отличную кухарку, наверное, давно уже опустились руки. Сегодня она поставила перед нами блеклые макароны с сыром и миску вареной картошки, а на буфете я заметила стеклянное блюдо с желе или «бланманже» того же неопределенного цвета.»

При этом даже военные и послевоенные годы в Великобритании были гораздо «богаче» (если так можно выразиться) в продовольственном плане, чем большинства стран Европы и СССР:

«Помыв салат, я сдобрила его толикой приберегаемого к особому случаю оливкового масла и посыпала солью. Еще выложила камамбер, свежий хлеб и миску слив-венгерок на десерт. Ленч получился идиллический – такой следовало бы смаковать под открытым небом, под бутылку вина и, что называется, «приличный разговор». Маловероятно, что от меня будет толк по части вина и беседы… Тут я вспомнила, что у меня есть бутылка бренди, которую я, согласно старомодному обычаю, держала на «чрезвычайный случай», и решила достать ее к кофе. Я так и слышала, как мама, поджав губы, говорит: «Только в медицинских целях, разумеется…» Но сейчас немолодым респектабельным леди незачем искать оправданий для покупки бренди или даже джина, хотя вполне вероятно, что кое-кто до сих пор их ищет, и хочется надеяться, что всегда найдутся такие, кто будет их искать».

Также хорошо видно, как изменились нравы и отношение к спиртному за время войны. Эмансипация женщин шла даже по такому направлению.

В книге Барбары Пим можно найти ещё множество разных элементов повседневной жизни. Их сочетание и составляет то непередаваемую атмосферу английской жизни. А для исследователя, да и просто зоркого человека, подобные книги – источник знаний о жизни и быте людей эпохи. Исследователи, занимающиеся историей повседневности, активно используют и художественную литературу, как один из источников. Более подробно о методе можно почитать в книге «Кухня и культура. Литературная история гастрономических вкусов от Античности до наших дней» французского историка, представителя школы Анналов Жана-Франсуа Ревеля.

Вот как-то так. Надеюсь, что это было небезынтересно и познавательно.

Мой телеграмм-канал: http://t.me/tastyburg

Развернуть
Дар слова и проклятие Цирцеи

Общение, диалог могут быть как настоящим наслаждением для человека, так и вящим ужасом. Есть люди, которые будто плывут по диалогу, купаются в нём, направляют течение, поднимают волны и создают тихую гладь - их общение "льётся", превращаясь в вид искусства.
Запечатленный и отрефлексированный диалог - основа любой пьесы.
Другие же - теряются, молчат, не могут выдать из себя ни слова, или наоборот только в состоянии отвечать пространными монологами с менторским тоном. Иногда эта особенность может прекрасно и отлично обыгрываться в произведении за каким-то персонажем, но всегда - автором, "имеющим голос".

И вот в чём парадокс: зачастую книги пишут люди, испытывающие проблемы в общении и социализации. Люди, которые об общении и диалогах в реальности не знают практически ничего. Это касается иногда даже авторов-классиков, но особенно видно в современной русскоязычной литературе. Им не хватает честности признать и осознать проблему - в итоге диалоги в их книгах беспомощны: они либо льются тоненьким умирающим ручейком, либо штормят и обращают в бурю и ураган любую фразу.
Герои этих авторов пытаются разговаривать друг с другом, но вместо общения на первое место ставится пыхтение, кряхтение, стенание, цежение сквозь зубы, бурчание, ворчание... Герои, только что не стоя на коленях, будто превратившись под заклятием Цирцеи, ревут, пищат, шипят, лают, пытаются выдавить из себя хотя бы малейший человеческий звук, но у них нет общения, только гвалт.

И поэтому моё сердце отдыхает на пьесах, подобных "Август: графство Осэйдж". Когда пьеса прекрасна не только проблемой, посылом, но и диалогам: маленькими, часто незаметными диалоговыми изысками, в которых ты чувствует всю гамму чувств героев. Видишь через слова их мимику, поступки, мысли. Это умение заложить автором несказанное в диалог, а читателем - расшифровать его. Даже молчание людей в таком произведении - это тоже диалог, общение.
Спасибо авторам, которые помогают обретать дар слова своим персонажам, а не накладывать на них такое постыдное и обыденное заклятие Цирцеи.

Развернуть

Я ничего на свете не боюсь - только змей и баб. У них много общего. Между прочим, вот что: последней в них умирает хвостовая часть.
(Музыка для хамелеонов I. Мохаве)

Женщины - как мухи: садятся на сахар и на дерьмо. Я не говорю, что я сахар, но сейчас она точно в дерьме.
( Музыка для хамелеонов I. Мохаве)

Обсуждения papa_i_more

Фанфары флэшмоба-2016 к февралю уже утихли: все разошлись читать свои полученные списочки литературы или бороздить просторы других игр и мероприятий на ЛайвЛибе. Споры, вопросы и яростный флуд будут дожидаться конца года и уже нового флэшмоба.
Но из года в год, от флудилки к флудилке ряд бугуртов по поводу ограничений пользователей в своих заявках заставляет подниматься педантичных, занудных статистиков во имя луны, тлена и циферок.
Вот и в этот раз, потратив один чудесный выходной на непонятно кому нужную работу, мы предлагаем вам окунуться в удивительный мир читательских НЕпредпочтений участников флэшмоба.

Читать полностью

Раньше можно было найти в книжном огромное количество научной литературы, которая не издавалась на английском: авторы были русскими. Теперь — только агитки и про экстрасенсов

09.06.2014

В детстве и юности я читала очень много книг на русском.

Это были книги самого разного рода. Это были, к примеру, книги по семиотике, лингвистике, мифологии и структурному анализу, которыми я тогда очень много занималась, и у меня не было никакого ощущения отставания России в данной сфере.

Вот есть Фердинанд де Соссюр, великий основоположник, вот есть Клод Леви-Стросс, а вот есть абсолютно великие русские имена — Владимир Пропп, «Морфология волшебной сказки»; есть Бахтин; Ольга Фрейденберг, «Поэтика сюжета и жанра»; Золотарев, «Родовой строй и первобытная мифология».

И у меня не было никакого ощущения второсортности России. Ощущение исторической трагедии — было...

Читать полностью

Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции