Рецензии nzagreba

9 февраля 2017 г., 13:59
4 /  3.118
У каждого человека есть "убежище"?..

"Kellerkind" - название книги на немецком, языке оригинала.
Слово der Keller из заголовка имеет несколько вариантов перевода: погреб, подвал, убежище.
Я бы выбрала последний - именно убежище ребёнка...
Тогда книга становвится "во-первых" - романом, и только "во-вторых" - детективом.
Тогда становится понятнее, что нам рассказано о каждом персонаже - жертве. подозреваемых, полицейских: какое именно личное "внутреннее убежище" было выбрано каждым из них ещё в детстве, при столкновении с "миром взрослых". Очень качественное, на мой взгляд, описание - буквально несколькими штрихами - картин мира каждого из героев.
А подвал-помещение в повествовании имеется, да - в него некоторые из героев спускаются 2-3 раза "по ходу пьесы".
В книге удивительно много упоминаний / конкретизаций запахов - это почти обязательный акцент в описаниях людей, помещений, сцен у этого автора.
И ещё - в ней витает "за строками" поговорка из той местности, где происходит действие: "здесь вам не Германия, здесь Бавария"...

12 января 2017 г., 02:44
4 /  3.273
Это не...

- хотела было я начать свою "пару слов" по поводу этой книги, да вовремя спохватилась, вспомнив "дежурную шутку": мы же не составляем список того, что купить не нужно, идя в магазин ))
Итак, что это за произведение?
Ответ однозначен: авантюрный роман - пряио-таки по определению - основной сюжет = поиски старинного (второй половины XVIII века) клада.
Преступления - даже убийства! - в нём происходят, но их расследованию / раскрытию внимание не уделяется, а из того, кто именно их совершил, особого секрета от читателя не делается.
С вкраплениями:
истории- например, Саксонии;
"прогулок" - например, по Берлину или Дрездену...
В целом - вполне симпатичное, лёгкое и познавательное чтение.
Немецкие критики - из "Nürnberger Nachrichten" - указывают, что роман написан - Ganz und gar un-deutsch - "совершенно не по-немецки".)

6 января 2017 г., 23:23
5 /  4.062
Швед о Швеции. Пристрастно.

Роман-памфлет, который взбудоражил в конце ХХ века Швецию.
Автор написал его, когда жил в Берлине.
Якобы ответ на якобы письмо якобы чиновника Бахмана.)

Ну и письмо получил я на днях от господина Бахманна! Странное, очень странное письмо. Я и отвечать-то на него не собирался, но потом все же сел за стол и начал набрасывать ответы на его вопросы.
Эти мои ответы, утверждал в своем письме Бахманн, послужат основой брошюры, одной из тех брошюр, что сенат собирается разослать к Новому году. Означенные брошюры, написал мне Бахманн, будут содержать информацию о родных странах живущих в городе литературных меньшинств, причем отнюдь не статистического, а, так сказать, литературно-психологического характера; оказывается, в соответствии с линией государства и всего так называемого Союза, эти брошюры должны способствовать улучшению взаимопонимания среди представителей различных наций в плане культуры (Ebene, написал Бахманн, он употребил слово Ebene – в сфере культуры, что за нелепый канцеляризм!). Эти брошюры, по мнению Бахманна, якобы подготовят почву, чтобы мы, живущие в городе зарубежные писатели, могли выступать с лекциями, принимать участие в оплаченных дебатах, публичных дискуссиях… ну и тому подобная бюрократическая трескотня.

Страна пребывания "лирического героя" и чиновника не названа ни разу, но из контекста однозначно "вытекает" Германия.
Ответы - обо всём сразу: о том, что занимает самого автора-ответчика.
Я бы сказала так: в романе любящий подмечает недостатки любимой [Родины] - зло, едко, хлёстко...

... безудержное издевательство рисует некомплиментарный портрет Швеции и наше настоящее. Одновременно - портрет человека, который страдает от внешних и внутренних вызовов с такой последовательностью, что она прекрасна...

(перевод - из шведской аннотации)
Прочитано - "на одном дыхании". Что особо запомнилось?
Поразило, пожалуй.) Точка зрения автора на вступление Швеции в ЕС: страна проголосовала "за снюс" [бездымный табачный продукт = шведский жевательный табак, почти во всех ЕС-странах запрещён], как он выражается.
Слово "суверенитет" перед референдумом о вступлении не звучало, и эта тема (уступка его части в случае ответа "да") не поднималась - в газетных и ТВ-дискуссиях "они только и долдонили" (с): не запретят ли и в Швеции снюс?...
Недавно прочла - шведский критик, заметив, что книга читаема и в наши дни (почти 20 лет спустя), задаётся вопросом: интересно, что сказал бы Вальгрен на те же темы сейчас, когда изменилась страна, изменились люди?..
Это - мне - всегда интересно: что скажет Вальгрен, один из моих любимых авторов, на любую тему ))
Я думаю, что, кроме поклонников творчества Вальгрена (он в этом произведении "на себя не похож", надо заметить), книга будет интересна тем, кто захочет узнать мнение шведа о Швеции - небеспристрастное, но от этого только более ценное.)

3 января 2017 г., 01:05 , ru
5 /  5.000
"Встретились однажды немец, француз, американец, финн и русский…"

Кто ж из нас не знает пяток-другой анекдотов с таким или подобным началом? О чём они? В самом широком смысле - о различиях в национальных менталитетах, о наших представлениях о себе и "о них".
И эта книга - в почти "скоморошьей" форме (обучать, не назидая) - ровно о том же. Легко читается - написана на "хорошем" языке, не перегружена спец. терминами - простая, да не "простенькая".) Авторы - дипломированные психологи из Санкт-Петербурга - "завернули" свои знания в "фантик" рассуждений о бизнесе, "подсунув" читателю тему куда более широкую: "мы" и "они",

совместили несовместимое – описание психологических концепций и интересные литературные отступления.
Авторы ссылаются на социолога Хофстеда, который ввел пять маркеров для характеристик разных национальных культур. Никита Бутомо и Анна Сущевская добавили к этому списку дополнительно свои пять маркеров и исследуют трансакции между представителями разных стран с помощью таких критериев, как «креативнось – процессность», «высокий или низкий контент», «монологичность – диалогичность», «индивидуализм – коллективизм», «феминность – маскулинность», «амбивалентность – цельность», «стремление к определенности и неопределенности», «дистанция власти», «отношение к себе» и др. Для объяснения понятий пришлось включить в текст немного теории. А примеры сделали подробными и веселыми, с прибаутками и карикатурами.

Книга разделена на три части.
1. Концепции: по каким критериям смотреть / обсуждать станем.
2. Опыт самопознания нашего национального характера, с примерами из самых разных сфер жизни - общение, традиции, отношение к работе - в сравнении с жителями других стран / других наций.
3. Рассказ, как можно и нужно работать с представителями разных наций, учитывая описанные различия.
Отдельные главы посвящены скандинавам, немцам, англосаксам, французам, евреям, японцам, африканцам, китайцам.
Приложение: DVD с авторским фильмом, иллюстрирующим основные черты русского характера, проявляющиеся в международном общении, и рекомендации, как использовать полученные знания "в мирных целях".)
Отмечу отдельно остроумные "говорящие" иллюстрации одного из авторов - Н.Бутомо.
Я думаю, что книга интересна для очень широкого круга читателей: в ней подробно рассмотрен ответ на вопрос "какие мы?". А получить его можно только в сравнении - с другими... даже при отсутствии намерений "строить совместный бизнес"...)

2 января 2017 г., 21:30 , ru
5 /  4.000
"Efter det Ryssen kom i landet... Когда пришли Русские..." (шведская поговорка)

С неё тоже можно было начать рассказ о "злополучной подлодке «С-363»", прозванной на советском / российском флоте «Шведским комсомольцем».
Подзаголовок книги - Из истории современной скандинавской мифологии
Случилась эта история 27 октября 1981 г., когда советская дизельная подводная лодка «С-363», находясь в надводном положении, села на мель у юго-восточного побережья Швеции - неподалёку от главной военно-морской базы королевства, около Карлскруна.
Последствия "видны невооружённым глазом" и по сей день, их прозвали «перископный синдром» — чисто шведский недуг, имеющий ежегодные "осенние обострения" (перед принятием бюджета ВМФ страны): военное руководство непременно снова "видит" российские подлодки, конечно же, угрожающие...

Демократия и свобода мнений, как показывает практика, возникновению мифов не препятствуют: они существуют сами по себе, а миф — сам по себе. Во всяком случае, хваленая шведская демократия не уберегла шведов от массового психоза, не сработала.

Эта книга - уникальна: в ней наиболее полное описание тогдашних событий и их последствий. Написана она российским автором Борисом Николаевичем Григорьевым, в совершенстве владеющим шведским языком - с привлечением неизвестных русскоязычным читателям ранее материалов из шведских источников.
Тема эта - достаточно болезненная и для нас: "репутация советских подводников оказалась изрядно подмочена."(с) Года примерно 4 назад я обращалась с просьбой описать эту историю к кап-1 ВМФ РФ в отставке (он "в курсе" - там и тогда были его товарищи) - умному, грамотному. Получила ответ: "Что касается "Шведского комсомольца", то я — "пас". Не хочу ругать своих друзей-сослуживцев. Неправильно это." Что ж, его воля...

И тот факт, что автор книги — не моряк, а профессиональный разведчик, писатель и историк, придает повествованию особую ценность, поскольку позволяет рассматривать события в новом ракурсе, со своими деталями и нюансами, способными дать исследователю вопроса то, чего нет в описаниях событий, данных моряками, политиками и «борцами за историческую правду» с обеих сторон. Не говоря уже об изысканиях третьей стороны, откровенно заинтересованной в том, чтобы отношения первых двух навсегда заморозились на уровне XVIII в.
Сергей Апрелев капитан 1 ранга, командир подводных лодок «С-28» (СФ) и «С-349» (БФ)

Я думаю, что эта книга - повествующая о событиях более, чем 35-летней давности - любопытное чтение именно сейчас: позволяет лучше понять политику / риторику "официальной" Швеции, помноженную на 700-летнюю традицию, по отношению к России / РФ. Тем, кто интересуется.)

30 декабря 2016 г., 18:55 , ru
5 /  3.808
"Совы — это не то, чем они кажутся." (с)

Оригинальное название - есть привычка знать - Alskaren Fran Huvudkontoret / Любовник из штаб-квартиры.
Отличный роман - очень психологичный, именно саспенс.
На редкость хорошо описаны мотивы и мотивации действий всех основных персонажей.
Присоединяюсь к мнению обозревателя из шведской газеты "Norran": ".Камилла Грабен - очень умный и наблюдательный писатель".
Всё. что появится этого автора в переводах, непременно буду читать.

1 декабря 2016 г., 14:01
5 /  5.000
"Из чуждой он пришёл страны..."

- строка о русском военном из «Сказаний фенрика Столя» Й.Л. Рунеберга, великого финско-шведского поэта.
"Efter det Ryssan kom i landet... .Когда пришли Русские..." - это шведская поговорка, с которой начинаются многие рассказы о том, что было после того, как завершилось почти семивековое противостояние Руси — России со Швецией. Итогом его стал Фридрихсгамский (ныне г. Хамина) мирный договор, подписанный 5 (17) сентября 1809 года, по которому Великое Княжество Финляндское вошло в состав Российской Империи.
Эта книга - монография - предполагает, скорее, "глубокого", нежели "широкого" читателя. Она для тех, кому интересна история - как наука. Фраза в аннотации "значительная часть использованных источников впервые вводится в научный оборот" говорит вот о чём: автор нашёл методику / источники (ранее не исследованные), позволяющие нам сейчас ознакомиться с тем, как Империя обустраивала своё, своих граждан присутствие на "новых землях". Заслуга автора в том, что он прочёл (уже это - не простое дело: часть документов - на церковнославянском языке, да и почерки полковых священников...), описал, просчитал сохранившиеся в Национальном архиве Финляндии метрические церковные книги русских православных храмов XIX века на этой территории - прямые свидетельства о тех временах: списки крещений, венчаний (регистраций браков), смертей. Браки, вписанные в них - исключительно межнациональные (межконфессиональные), "смешанные": за российских военных выходили финские / шведские девушки, как правило - лютеранки, перешедшие (крещением) в православие (дети в этих браках - по закону того времени - православные). В самой Финляндии эти русскоязычные документы прочитаны ранее не были, количество таких браков / детей не было известно даже приблизительно.
Далее - следующий шаг - вопрос: как заботились обо всех них власти РИ, как поддерживали эти семьи? Документы той поры дали ответы и на эти вопросы: выплаты, пайки, женские палаты в военных госпиталях, пенсии овдовевшим и сиротам... Масса источников и ссылок на данные из них, не перескажешь - автор проделал громадный объём работы.
Читать - очень любопытно, перечни - поимённы-пофамильны: вот венчалась пара, вот родились дети, вот и смерть записана. Судьбы людские - штрихами. Всё это вписано в контекст времени и места: вот так жили они - там и тогда...
Это рассказ "о том, почему тысячи финляндских женщин выбирали себе в мужья русских солдат и матросов, все «за» и «против», чем отличались русские солдатские жены от финляндских, как складывалась жизнь в смешанных семьях, какие были предпочтения у финляндских невест в выборе женихов, какая ждала судьба их детей" и о многом другом.
Встречаются в этих церковных книгах и известные фамилии, например: граф В.А.Мусин-Пушкин (венчание в Св.Троицкой Церкви Гельсингфорса в 1828 г.), член Северного общества, знакомый А. С. Пушкина, и П.Н.Демидов (венчание в Церкви Гельсингфорского госпиталя, 1836), владелец богатейших уральских чугуноплавильных заводов.
Эта книга - 1 часть монографии. Продолжение последует. Мне интересно!

25 марта 2016 г., 20:10
5 /  5.000
«Лучше умереть вдали от родины, чем прожить без родины в душе»

- это его слова...
Вадим Николаевич Делоне [22.12.1947, Москва — 13.6.1983, Париж] — прозаик, поэт. Советский - антисоветский. Диссидент - "отсидент", как горько шутили в его время: был осужден за убеждения, отбывал наказание. Изгнанник.
Человек, который "вышел на площадь" - смог (по выражению А. Галича).
Не дожил до 36 - во сне остановилось сердце, не выдержало... Похоронен в Париже, "вдали от родины".

Про этого автора ещё никто ничего не написал.

на нашем сайте... Да и "штатная" аннотация к этой книге не слишком многословна, мягко говоря...
Эта книжка - в архиве, другое издание - 18 читателей...
Я не стану оценивать и рецензировать его строки - это сделано до меня.
У него всегда было мало читателей - так сложилась жизнь. Зато - какие!..
К.И.Чуковский написал в письме деду Вадима - известному советскому математику Б.Н.Делоне - о его первых стихах: «незрелые стихи очень даровитого мальчика», отметил «крепкий лирический стержень», «смятенность чувств» и «зрелую», «артистическую» форму...

В Париже Делоне упорно работал над книгой «Портреты в колючей раме», еще в рукописи удостоенной литературной премии им. В.Даля.


В. Буковский написал о романе "Портреты в колючей раме": «...книга Вадима, единственная им написанная, не мемуары, не трактат о лагерной жизни, а скорее зарисовки, наброски, новеллы, в которых автор живо и выпукло обрисовал характеры, нравы и отношения своих солагерников, передал саму психологическую атмосферу лагерной жизни, с той последней честностью, когда за каждую строку платишь кровью души» (с) - в предисловии к этому изданию на родине - Омск , 1993.

Книга Делоне о суровой лагерной жизни, полной жесткости, лицемерия и нелепости, в то же время чрезвычайно светлая. Ее освещает личность автора-поэта, стихи, вкрапленные в прозаическую ткань романа, и, конечно, вера и любовь Делоне к каждому оказавшемуся рядом человеку.

Это - "не правильная" рецензия. Это - призыв.
Прочитайте строки поэта и прозаика Вадима Делоне, почитайте о Человеке Вадиме Делоне - в Сети всё есть.
Мне очень жаль, что он - з а б ы т ы й поэт...

22 марта 2016 г., 17:13
5 /  5.000
«... не бывает стихов плохих, если пишет поэт влюбленный…»
"Прощальный свет в живых лучах
Нам дарят звезды, умирая.
Судьба поэта и врача
Светить другим, сгорая."

Это не обычная книжка стихов, это - памятник. От сына - отцу, через 40 лет после его гибели. «Мой сын, когда-нибудь ты встретишься с отцом…» Очень надолго отложенная встреча - так сложилось... Тем она важнее?
Нам - тем, кто читает её сейчас - она может стать памятником той эпохе: шестидесятые, оттепель, время молодости наших родителей или дедушек и бабушек... Что мы знаем о нём, что в нём понимаем? Какими они были тогда? Каким был он?
Жил-был в Ленинграде парень. Приехал из провинции, отлично закончил юрфак ЛГУ, выбрал службу в милиции, хотя были другие - интересные и заманчивые- предложения... И не о себе ли он написал это?

"Он на кафедре место свое мог занять,
Но ушел почему-то в милицию."

Каким он был? Мечтатель, романтик, человек мятущийся - искренний, влюблённый - так говорят его стихи, всем этим дышат строки... О чём они? Обо всём, что было его жизнью.
Обращался к сыну:

"Ты только не забудь
Отцовское лицо."

"Мой сын умен, немного хитроват
И потому не ходит в детский сад,
К тому ж Алешка слишком маловат,
Чтобы понять кто прав, кто виноват."

О любви, о Женщине, о женщинах... О жизни... О важном. О себе.

"Жизнь очень переменчива.
Мы в наши тридцать лет
Напрасно ищем в женщине
Того, чего в нас нет."

"Проведу я много дней
В грустном одиночестве,
В тихом помешательстве.
Что это пророчество
Или укрывательство?"

"Если в дом мой заглянет измена,
И в душе приютится тоска,
Я уйду с фонарем Диогена,
Человека и друга искать…"

"Мы живем в беспокойное время
В век надежд и заманчивых дел,
В век открытий небесных америк
И жестокой борьбы двух идей."

"Ни к чему от разбойного ветра
Делать крепости маленький дом –
Дом один – это наша планета,
Где пока что мы плохо живем."

"В жизни много ложного и шаткого
Разберись, попробуй, не спеша."

"Жить для себя, как волк живет, нельзя."

Он предчувствовал свою раннюю кончину, эта грустная нота звучит в стихах часто. Прозорливость сердца поэта?.. Он сам поставил себе "диагноз – патологическая грусть."


"Еще виски не украшает иней,
Но с чувством, что осталось мало жить,
Мы все тридцатилетние мужчины
Спешим кого-то снова полюбить."

"Мне двадцать восемь лет.
До возраста Христа осталось жить мне мало.
Трудов моих совсем не знает свет,
Учеников и пасхи вовсе нет –
Знать, одержимости мне в жизни не хватало."

"Грусти Чехова, мудрости Шоу,
Смерти Байрона я хочу."

Он мало успел сделать за свои 32 года... Он многое успел: жениться, родить сына... развестись... Любил, грустил, радовался, пил вино, работал на износ - служил справедливости, как мечтал, поступая на юридический...

Алексей Шкваров - сын - предварил публикацию стихов так:
"посвящаю этот сборник своим сыновьям, его внукам – Алексею, Александру и Георгию Шкваровым".

Мне моего бессмертия довольно,
Чтоб кровь моя из века в век текла.

- написал тогда же, в 60-е, о себе другой советский поэт...
Это - и о Геннадии Шкварове тоже...

«Светить другим, сгорая… В этом назначение людей?»

Как же грустно... и как светло от этих стихов!..
Мне было трудно выбрать строки-кусочки, чтоб выложить их здесь: вносила, заменяла, сокращала ссылки. снова что-то вписывала... Стихи эти - все вместе - портрет этого Человека, его личный стихотворный дневник той поры.
И когда читала книгу в первый раз несколько лет назад, и сейчас, когда взялась писать эти строчки, вспоминала очень ленинградский телефильм "Проводы белых ночей" ( 1969 г .) и песенку, спетую в нём - "Ах, как они любили!.."

17 марта 2016 г., 00:15
5 /  3.667
"Рожден для службы царской..."

Эта книга об отношении к воинскому долгу и службе барона Карла Густава Эмиля Маннергейма - генерала-лейтенанта Императорской армии (служба - с 1887 года по 1918 год.), а впоследствии - маршала Финляндии, её президента.
За службу России и участие в боевых действиях он получил многие государственные награды, в том числе Георгиевский крест и все боевые награды, которые были в Империи до 1918 года для отличившихся военных.
Пункты из послужного списка кадрового военного сопровождены краткими историями полков армии России, в которых он служил в разное время в течение более, чем 30-летней карьеры в армии нашей страны.
Здесь есть "чёрные"/ "бессмертные" гусары, кавалергарды, уланы-Владимирцы, варшавские лейб-уланы и гвардейская кавалерийская бригада, и многие другие.

Автор - кадровый военный, полковник запаса - историк, исследователь, кандидат исторических наук (СПбГУ), доктор философии (Университет Хельсинки, Финляндия).
Это большая редкость: увлекательно и доступным языком написанная монография (не публицистика!) - со ссылками на источники информации, с интереснейшими приложениями.
Могу смело рекомендовать всем, кто интересуется историей нашей Родины вообще, и российской военной историей - в особенности.