Рецензии mapysh

20 ноября 00:28 , ru
3 /  4.485

Роман американского писателя Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом» – один из немногих, который произвёл на меня сильное впечатление. Впечатление сильное, но не особо приятное.
Место действия в романе – сумасшедший дом («кукушкино гнездо»), а действующие лица – обитатели этого дома.
Люди, которые по разным причинам (психические заболевания разной степени тяжести от безобидных странностей поведения до буйного помешательства) оказались в психбольнице, не могут не вызывать сочувствия. И, казалось бы, персонал больницы (врачи, медсёстры, санитары) как профессионалы должны помогать и облегчать постояльцам их незавидную участь. Должны. Но не всегда у них получается это делать по-людски. А почему? Может быть, потому что они тоже живые люди со своими проблемами и «заскоками».
Вот вы бы согласились работать в сумасшедшем доме? Я - ни за что! И, думаю, мало кто из «нормальных» людей сможет выдерживать психологические нагрузки, которые ежедневно вынужден испытывать персонал этой лечебницы. Наверное, поэтому почти у всех там работающих со временем развивается т.н. «профессиональная деформация».
И старшая медсестра (Большая Сестра) отделения «острых» мисс Вредчет не такая уж вредина, какой видят её больные. Она просто старается поддерживать порядок на своём участке работы. Конечно, не без «перегибов». Но ведь и её подопечные, мягко говоря, не ромашки.
Требование неукоснительного повиновения, строгого соблюдения дисциплины и жёсткость руководства – стиль её работы. Такой стиль выработался у Большой Сестры за долгую работу в отделении. Ведь самый лёгкий путь управления людьми – это их запугать. А что может быть легче, чем запугать психически больного человека?
Вот такая жизнь, которая по-своему даже устраивала обе стороны (руководство больницы и больных) тянулась бы долго, если бы в один прекрасный день не появился в этой лечебнице новичок Макмерфи. С этого момента жизнь в «кукушкином гнезде» стала меняться для всех его обитателей…
Но хэппи энда в романе не будет. Тут всё как в жизни – добро выживает, зло процветает. А что считать «добром», что «злом» – каждый понимает по-своему. И иногда эти понятия вовсе меняются местами…
Книга прочитана – эмоции получены. Впечатлений для размышлений – через край.
Пишу этот отзыв только спустя несколько дней после того, как была перевёрнута последняя страница книги. А в первые часы после прочтения моя реакция была такой, как на иллюстрации художника А. Новиченко к этому изданию.

картинка mapysh

Несомненно, Кен Кизи написал талантливое и сильное произведение, которое многих заставит задуматься о жизни. Ведь «кукушкино гнездо» – это своеобразная модель нашего общества. И, несмотря на то, что книга была написана более полувека тому назад (в 1962 г.), она не устарела до сих пор. И, я думаю, всегда найдёт своего заинтересованного читателя.

25 июня 2017 г., 00:51 , ru
4.5 /  3.993

Эта книга не совсем обычная, так как включает в себя художественное произведение и научную статью. Тема книги - мазохизм с точки зрения психолога.
Роман «Девочка на шаре» написан интересно, читается легко. Его герои яркие, диалоги живые, сюжет динамичный. Но содержание романа раскрывается по-настоящему только после прочтения следующей за ним психологической статьи («Мазохизм как способ выжить, или Обогревая вселенную...»).
И если, читая роман, может показаться, что автор - новичок в большой литературе, то познакомившись со статьёй, понимаешь, что Ирина Млодик, в первую очередь, серьёзный и опытный психолог.
Темой мазохизма я никогда не интересовалась, так как до этого понимала его в общеупотребительном смысле. Но из книги узнала много интересных и полезных вещей. И мне стали понятны некоторые жизненные ситуации, которые раньше приводили в недоумение (а то и злили или надолго обижали). Жаль, что книга не попалась мне раньше. Иначе многих давних ошибок общения можно было бы избежать.

...опыт внешних лишений, полученный в детстве, оборачивается крепко встроенным и прекрасно налаженным механизмом самолишения – отрешения от собственных желаний и потребностей. Не замечать усталости, боли, жары, холода, голода, своих сильных чувств, дискомфорта, «махнуть на себя рукой» для мазохиста намного естественнее, чем проявить хотя бы минимальную заботу о себе. <...>
Ко всем же остальным, «имеющим наглость» заботиться о своих потребностях и интересах, мазохист будет относиться неприязненно или агрессивно, не проявляя, впрочем, этих чувств явно, поскольку в детстве его агрессия была подавлена и теперь имеет особенные формы...
<...>
Типичный мазохист часто выглядит милейшим или тишайшим человеком. Он не злится напрямую, не просит, не требует, открыто не возмущается и не предъявляет претензий. А потому вы чаще всего и знать не будете, что не так: отчего он страдает, чем обижен, чего ему недостает. Если вы ему чем-то доставляете дискомфорт, он не скажет вам об этом. Он будет терпеть. Вы же должны были «догадаться», а раз не догадались, то это нехорошо с вашей стороны. Вы думаете, что он мог бы хоть что-то сделать с тем, что ему плохо, и ошибаетесь. Он просто «выше» этих мелочей и потерпит. А вам пусть будет стыдно за то, что не догадались.
7 июня 2017 г., 19:44 , ru
3 /  4.050

Восемнадцать рассказов, объединённых в сборник «Рассказы о Маплах», воспринимаются, скорее, как единое произведение (роман о семействе Маплов?).
Знакомство молодых Джоан и Ричарда ещё в студенчестве, их свадьба, семейная жизнь, рождение детей, любовники и любовницы, развод пары и новые браки, рождение первого внука — обо всех этих событиях четы Маплов мы узнаем, прочтя «Рассказы».
Признаюсь, эта книга меня несколько разочаровала. Я ожидала большего от автора таких известных романов, как «Кентавр», «Ферма», «Давай поженимся», «Супружеские пары». Джон Апдайк пишет интересно и читать его легко. Но эти рассказы показались мне скучноватыми, местами затянутыми, а юмор — вымученным. И в целом после прочтения остался неприятный осадок растерянности и сожаления. И это всё?
Так в чём же смысл счастливой семейной жизни? В хорошем сексе, взаимопонимании, общих интересах, налаженном быте, детях и внуках? Наверное, во всём этом сразу. Конечно, при условии уверенности в себе и своей половине. А также в том, что супруг (супруга) принадлежат душой и телом вам. Но...

«Никто не принадлежит нам наяву. Только в нашей памяти».
(рассказ «Бабушки—дедушки»)
28 апреля 2017 г., 23:06
4 /  4.125

Мы не думаем о старости и смерти.
А надо ли вообще о них думать?
Когда мы молоды, красивы и полны энергии наша будущая старость — это что-то далёкое и маловероятное.
Но вот вдруг умерла старая бабушка, которая перед этим долго болела. Позже — всё чаще станут уходить родственники туда, откуда никто не возвращается. И поневоле начинаешь задумываться и о своей будущей старости.
Ведь что такое старость? Это, прежде всего, бесконечные проблемы со здоровьем. Так называемые возрастные болезни, которые медленно, но верно отравляют радости жизни.
Лишний вес на боках (и других частях тела), который в молодости выглядел всего лишь пикантно, с возрастом вызывает одышку даже при лёгкой ходьбе и быструю утомляемость после самой простой физической работы.
Или вдруг появившиеся проблемы с кишечником, вызывающие (прошу прощения!) длительные запоры. И, как следствие, (снова извините!) неуправляемое выделение кишечных газиков.
А ещё бессонница ночью и сонливая заторможенность днём, забывчивость, неловкость, раздражительность, обидчивость... И вот в один «прекрасный» день старый человек понимает, что он уже:
1) не в состоянии контролировать некоторые физиологические функции своего организма;
2) не может обойтись без посторонней помощи;
3) он совсем один и ему некому помочь.
Особенно обидно с этим смириться, когда рассудок ещё не повреждён и голова пока ясно работает. Что не скажешь о памяти, которая уже потихоньку начинает подводить. (Можно вдруг забыть, о чём говорили вчера вечером, но отлично помнить события 20-летней давности.)

В подобной ситуации оказалась и главная героиня романа Маргарет Лоренс «Каменный ангел». Агари Шипли уже за 90, и она живёт в своём доме с 65-летним сыном Марвином и его женой Дорис. Её муж Брэмптон и младший сын Джон давно умерли. А она всё живёт.
Агарь угнетена мыслью, что становится обузой в семье сына. Но в то же время она панически боится перспективы оказаться в специализированном доме для престарелых. А эта перспектива с каждым днём становится для неё (к сожалению, в сложившейся дома ситуации) всё более вероятной.

«Каменный ангел» — тяжёлая и грустная книга. В которой глубоко пожилая женщина на протяжении всего действия вспоминает разные события своей долгой жизни.
Мы узнаём, что у Агари было немного радостей, но много жизненных испытаний.
К тому же с ней бесчеловечно обошёлся отец (богатый торговец), так и не приняв её выбор супруга и лишив поэтому наследства.
Муж Брэм, которого Агарь по-своему любила, тоже не принёс ей счастья. Более того, она стыдилась его неотёсанности и тяготилась его жизненной непрактичностью.
Она, по сути, всю жизнь была одинока.

«Я всегда, всегда хотела одного: жить и радоваться. Так почему же у меня ничего не вышло? Я знаю, знаю. Когда я все поняла? А может, я всегда знала — в глубине души, в самой дальней её пещере, о которой никто и не догадывался? Мне было чему порадоваться — мужу, детям, тому, что утром восходит солнце, тому, что я есть на этой земле, — но нет, я не давала этой радости хода, озабоченная соблюдением приличий, вот только кому, кому они были нужны? Была ли я хоть раз самой собой?
Гордыня определяла всю мою жизнь, она была моей пустыней, а демоном моим — страх. Я всегда была одинока, всегда, и совсем не знала свободы, ибо цепи свои носила с собой, и сковывали они не только меня, но и всех, к кому я прикасалась. Мужчины мои, что давно умерли! Сами ли или я вам помогла? Ничего теперь не исправить.»

Ещё более печален, хоть и предсказуем, конец книги. Агарь Шипли умирает в больнице от тяжёлой болезни. Но её последние дни хотя бы не были мучительны, так как в больнице она получила уход и обезболивающие лекарства.
Да, все мы смертны. С природой не поспоришь. А жизнь проходит слишком быстро. Но это наша жизнь. Какая бы она не была.

13 апреля 2017 г., 21:23 , ru
4 /  3.949

«Исповедь моего сердца» — роман о человеке, прожившем яркую и насыщенную событиями жизнь, полную взлётов и падений, богатства и бедности, любви и предательства.
Абрахам Лихт — его главный герой. Кто же он такой?
— Талантливый и разносторонне развитый человек, добившийся успехов в зарабатывании денег в разных областях (ораторское искусство, политика, медицина и т. д.);
— заботливый многодетный отец (трое сыновей, один из которых приёмный, и две дочери) и любящий муж (четыре законных брака и один несостоявшийся);
— просто обаятельный и харизматичный мужчина с благородной внешностью героя-любовника?
А может быть, Абрахам Лихт — это:
— хитрый, расчётливый и коварный делец, обманными путями зарабатывавший большие деньги на бедах людей;
— резкий и безжалостный отец, который сразу разрывал всякие отношения с собственными выросшими детьми, как только они начинали идти против его воли;
— эгоист с манией величия, смысл жизни которого использовать в личных интересах любого и каждого (включая членов семьи)?

Как и любой персонаж хорошей художественной литературы главный герой «Исповеди...» очень противоречив. Им можно как восхищаться, так и ненавидеть. Смотря что вас привлекает (отталкивает) в людях.
Роман довольно объёмный (544 страницы), однако читать его мне было интересно.
Очень понравился язык изложения Джойс Кэрол Оутс. А также — немного жутковатые отступления с описанием историй «фамильного гнезда» Лихтов (дома-церкви на болоте). Эти легенды проходят через всё повествование, частично объясняя поступки действующих лиц (а иногда и окончательно запутывая/запугивая читателя).
Так же, как противоречив главный герой, так же и противоречиво у меня осталось «послевкусие» после прочтения этой книги.
— Понравилась ли «Исповедь моего сердца»?
— Да (несмотря на все недостатки главного героя).
— Хотелось бы встретить такого человека в жизни?
— Да не дай бог!

И всё-таки... Есть что-то маняще-притягательное в талантливых и деятельных личностях. Пусть даже по складу характера эти люди и аферисты. Ведь они живут «на всю катушку». Смысл их жизни — Игра (с большой буквы). Заработал (своим умом, талантом и находчивостью) шальные деньги — отлично! Потерпел фиаско в очередной афере — ну что ж... просто на этот раз не повезло. Ведь жизнь — это Игра.

Вся жизнь театр, а люди в ней актёры.
О! Как же истина верна!
Играем мы, бывает, роли
В которых сути нет, и нет добра.

(Натаниэль Бараш)

19 августа 2016 г., 04:15
3 /  3.916

Барбара Шер (Barbara Sher) написала «Лучше поздно, чем никогда. Как начать новую жизнь в любом возрасте» в помощь сорокалетним, точнее, людям, переживающим кризис среднего возраста (или кризис середины жизни).
Почему именно в середине жизни очередной возрастной кризис ударяет по нашему организму сильнее всего? Наверное, потому что в районе 40 плюс-минус 10 лет (у каждого по-разному) неизбежно происходит осмысление личного жизненного опыта и в связи с этим даже переоценка основных ценностей.
Автор считает, что до сорока лет поступки человека обусловлены более природой и инстинктами, нежели критическим мышлением. И поэтому книга поделена на две большие части (книги):
* Книга первая. Природа и инстинкты: ваша первая жизнь.
* Книга вторая. Возвращение к оригинальной личности: ваша вторая жизнь.

В первой части первой книги подробно рассмотрены критерии, по которым ощущается кризис среднего возраста. А во второй части первой книги – те понятия (ценности), которые рекомендуются автором к критическому переосмыслению. К ним Б. Шер относит: возраст (глава 4), красоту (глава 5), любовь (глава 6), популярность и неудачи (глава 7) и некоторые другие.
Вторая книга («Возвращение к оригинальной личности: ваша вторая жизнь») будет полезна в том случае, если вы приняли мысли автора из первой книги.

Я пишу отзыв уже после повторного прочтения «Лучше поздно, чем никогда». Признаюсь, что после первого прочтения не смогла оценить по достоинству её полезность для себя. Главным образом из-за многословия автора. Где-то в середине книги я даже чуть ли не засыпала, читая одно и то же, но разными словами (как мне показалось в первый раз).

Однако, оглавление книги составлено так, чтобы не упустить из внимания основные и важные тезисы автора. Приведу оглавление книги здесь целиком.

Книга первая. Природа и инстинкты: ваша первая жизнь.
Часть 1. Вы находитесь здесь.
Гл. 1. Без паники, это всего лишь кризис среднего возраста.
Гл. 2. Вы больше не любимец судьбы.
Часть 2. Иллюзии
Гл. 3. Ограничения времени
Гл. 4. Возраст.
Гл. 5. Красота.
Гл. 6. Любовь.
Гл. 7. Сколько очков вы набрали?
Гл. 8. Побег на свободу.
Гл. 9. Могущество.
Книга вторая. Возвращение к оригинальной личности: ваша вторая жизнь.
Гл. 10. Мужество жить своей жизнью.
Гл. 11. Как превратить мечту в цель
Гл. 12. На пути к величию.

Кроме того, каждая глава подразделена на несколько подглав.
Например, глава 5 ("Красота") состоит из подглав:

Назад к прошлому, к черту будущее!
Подлинная цель красоты.
Тайный план природы для людей, достигших середины жизни.
Издержки красоты.
Обратная сторона: выгоды и невыгоды обыкновенной внешности.
Правда, скрывающаяся за мифом о красоте.
Создание богатой внутренней жизни.


Подобная структура облегчает восприятие текста в целом.

К достоинству книги можно отнести многочисленные упражнения ко всем главам (32 упражнения). Эти упражнения представляют собой в основном серию вопросов к читателю, ответы на которые помогут ему лучше разобраться в себе. После каждого упражнения Б. Шер также приводит и ответы людей среднего возраста разных профессий. И может быть, некоторые из них совпадут с вашими ответами...
Для примера приведу одно из упражнений к главе 3 «Ограничения времени».

Упражнение 9. Что дало мне время, или «Если бы я знал тогда то, что знаю теперь»
Что вы знаете сейчас и что могло изменить вашу жизнь, если бы вы знали это раньше? Возьмите бумагу и ручку и запишите столько пунктов, сколько сможете.
Вот несколько ответов, которые я получала.
«Я хотела бы, чтобы кто-нибудь сказал мне: нужно делать то, что тебе нравится. Но никто такого не говорил».
«Хорошо бы знать, что нет никакого судьи, сидящего на небесах и ведущего счет моим добродетелям и старанию. И что встреченные люди вовсе не обращают внимания на мои недостатки; они заняты своими проблемами». (...)
«Я не понимал, что нужно делать то, что лучше всего работает для меня. Я мог бы расслабиться и принять себя таким, какой есть».
«У меня был длинный список того, что я хотел видеть в людях: интеллект, чувство юмора, остроумие, стиль. Не было только самого главного – доброты. Сегодня я поставлю доброту выше всего». (...)
А как насчет вас?
После того как вы ответили на вопросы, покачали ли в сожалении головой: «Только посмотрите, что я мог бы сделать, если бы знал то, что знаю сейчас»?
Конечно, можно сформулировать и иначе.
Только посмотрите, что вы можете сделать сейчас и что не могли никогда прежде!
Это дало вам время.
Надеюсь, сейчас вам яснее: то, что выглядело как катастрофа, катастрофой вовсе не является.

Подытожу свои впечатления об этой книге.
1. Что понравилось?
Благожелательный и ненавязчивый тон автора; отсутствие нравоучений и сверх-оптимизма (которыми страдают большинство книг популярной психологии); чёткая продуманная структура книги (оглавление); большое количество полезных упражнений.
2. Что не понравилось?
Многословие и несколько раздутый объём текста книги; ориентированность автора прежде всего на американского читателя.
3. Кому будет интересна?
Б. Шер адресует свою книгу всем сорокалетним людям обоего пола. Но привязка к возрасту «40 лет» здесь условна. Если вы вдруг стали задумываться о смысле своей жизни или, не дай бог, впали по этому поводу в депрессию – прочтите эту книгу!

28 июля 2016 г., 02:26
3.5 /  4.000

Марта Бернейс (Martha Bernays, 1861—1951) вышла замуж за Зигмунда Фрейда (Sigmund Freud, 1856—1939) в 25 лет и прожила с ним в браке более 50-ти лет, пережив мужа на 12 лет. У них было шестеро детей: Матильда, Мартин, Оливер, Эрнст, София и Анна. Первый ребёнок – Матильда – родилась в 1887 году, а шестой – Анна – в 1895 году. Марта Фрейд, как и большинство замужних женщин своего времени, стала домохозяйкой. То есть полностью подчинила свою жизнь мужу и детям. Она была ласковой, заботливой и рассудительной женой и матерью.

Я вдруг осознала, насколько отличалась от его [Зигмунда Фрейда] матери. Она была нервной, суматошной, соблазнительной, властной – я была спокойной, дисциплинированной и послушной. Я сразу заметила, что ему нравятся эти черты во мне, именно они были ему нужны. Я безо всякого труда приняла его представление об идеальной женщине. Знаю я и то, что он не обольщался насчет моей красоты. Он преспокойно написал мне об этом через несколько недель после нашей помолвки. (...)
... он, стараясь смягчить удар, тут же напомнил о других присущих мне качествах, о том, что он любил во мне. Это были те качества, которые, по его мнению, мужчина мечтает найти в своей супруге – кротость, великодушие, разумность.

Если про личность З. Фрейда написано очень много, то про его жену Марту мало что известно. Французская писательница Николь Розен (Nicolle Rosen) решила исправить эту ошибку. Проштудировав большое количество документов и книг (список источников – в Послесловии к роману) из жизни известного психоаналитика, она составила свой образ его незаметной по жизни жены. Однако книгу Н. Розен нельзя назвать полностью документальной. Десять писем (датированных с 23 сентября 1946 г. по 30 сентября 1947 г.), которые приводятся в романе, никогда не были написаны Мартой Фрейд к миссис Мэри Хантингтон-Смит, поскольку последняя – плод фантазии Н. Розен. По замыслу автора романа Марта Фрейд ведёт переписку и делится воспоминаниями о своей жизни с этой несуществующей подругой, видимо затем, чтобы придать им (воспоминаниям) достоверность.

Особо много места в воспоминаниях Марты занимают прежде всего муж Зиги, её младшая сестра Минна и дочь Анна.

Я знаю, что ревновала Зигмунда к Анне больше, чем к Минне. Близость, возникшая между Анной и отцом, сильно ранила меня. В конце концов, Минна была моей сестрой, ровесницей. Между нами всегда была дружба, пусть и с примесью ревности. С Анной всё было иначе. Мы жили в разных мирах. С ней я соперничать не могла. Внешне она относилась ко мне с уважением, но между нами не было никакой близости, нежности, ничего, что могло бы заглушить неприязнь, которую она у меня вызывала. Не могу отделаться от мысли, что так она мстила мне за то, что я отвернулась от неё с самого рождения, за то, что была нежеланным ребёнком.

Можно ли доверять всему написанному в этой книге писательницей Николь Розен от лица Марты Фрейд? И насколько правдоподобны те мысли, которые автор вкладывает в голову главной героине? Сама Н. Розен пишет об этом в Послесловии так:

Безусловно, я принимаю всю ответственность за слова и мысли, которые я приписываю ей, за события, которые являются плодом моего воображения. Но в то же время вымысел так тесно переплетен с фактами, что всё придуманное мной кажется таким же истинным. Марта предстаёт перед нами реальным человеком, такой, какой её представляют документы, которыми мы располагаем. Я ничего не выдумала о семье Марты, об исторических событиях, на фоне которых проходила её жизнь, ни о характере действующих лиц, ни об их внешности.


картинка mapysh
Фото 1. Зигмунд Фрейд и Марта Бернейс до свадьбы, 1884 г. (https://24smi.org)

картинка mapysh
Фото 2. Зигмунд Фрейд и его жена Марта в день 25-й годовщины свадьбы, 1911 г. (https://lenta.ru)

10 июля 2016 г., 22:40
3.5 /  3.485
Книга о доброте?

Роман Сью Таунсенд «Женщина, которая легла в кровать на год» начинается эпиграфом:

«Будь добрым, ведь каждый на твоём пути ведёт трудный бой».
Приписывается Платону и много кому ещё.

А заканчивается словами:

Внизу в гостиной Стэнли разжигал камин.
День выдался не холодным, но старик решил, что Ева порадуется живому огню после долгих дней взаперти.
И оказался прав.
Когда Александр принёс ожившую Еву в гостиную и усадил на диван перед камином, она сказала:
— Ведь это же доброта, правда? Просто доброта.

Между этими отрывками – 415 страниц текста и год жизни Евы Бобер – главной героини романа.

Её муж – Брайан Бобер – пятидесятипятилетний учёный-астроном. Он «весь в науке», что не мешает ему последние восемь лет иметь любовницу Титанию (коллегу по работе). Сын и дочь Евы и Брайана – Брайан-мл. и Брианна – семнадцатилетние близнецы-вундеркинды, только что поступившие на первый курс Лидского университета.
Ева – пятидесятилетняя домохозяйка, она всю жизнь посвятила семье – стирала, убирала, готовила еду и т. д. Но дети выросли и уехали учиться в другой город. И тут Ева ощутила некоторую растерянность и решила отдохнуть за все годы семейной жизни от бесконечных и утомительных домашних хлопот. Она просто ограничила своё жизненное пространство одной комнатой, находясь почти всё время в кровати и прячась от общения и жизни под одеялом.

Почему она это сделала? Сама Ева об этом не говорит. А окружающие трактуют её поведение каждый по-своему. Мужа это сначала удивляет, а потом раздражает. Тем более, что он настолько далёк от быта, что даже толком не может приготовить Еве поесть.
У детей своя собственная жизнь. И то, что происходит в доме «предков» их мало заботит. Близнецы выросли «математическими гениями» и у них в силу молодости ещё нет сочувствия и внимания к близким людям. (А может быть, оно и совсем не разовьётся, придушенное в зародыше расчётливостью математического склада их ума.)
Заботу о Еве вынуждены взять на себя Руби (мать) и Ивонн (свекровь). Они по очереди, в меру своих старушечьих сил, подкармливают и ухаживают за Евой. Но, наверное, единственный человек из окружения Евы, который её понимает и искренне хочет поддержать – это Алекс (Александр – случайный знакомый Евы, вдовец с двумя маленькими детьми-школьниками).
Ева провела в добровольном заточении целый год. И за это время, как она сама утверждает, её физическое и умственное здоровье не пострадало. Однако, семья так не считает...
Вот вкратце такая необычная и немного грустная история.

Однако, Сью Таунсенд сумела рассказать о ней в присущей ей лёгкой и шутливой манере. Этот своеобразный английский юмор... когда вызывают улыбку в общем-то невесёлые события и становится вдруг грустно от нелепо-смешных ситуаций, в которые попадают герои романа.
Например, так автор иронизирует над бытовой неприспособленностью Брайана Бобера:

Увидев жену выходящей из ванной в белом полотенце, Брайан сказал:
— А, Ева, чертовски рад, что ты встала. Не могу открыть дверцу стиральной машины.
Ева присела на кровать и проинструктировала:
— Надо дважды сильно ударить по защёлке ребром ладони, словно ты профессиональный убийца.
Брайан расстроился, когда жена переоделась в розовую льняную пижаму и залезла обратно в постель.
— Стиральная машина, – напомнил он.
— Яремная вена, – парировала Ева и два раза рубанула воздух ладонью.
— Еда закончилась, – посетовал Брайан.
— Еда продаётся в «Сэйнсбери», – откликнулась Ева. – А когда пойдёшь туда...
— Пойду? Я? – перебил муж.

После прочтения у меня остались противоречивые впечатления от этой книги.
Мне нравится слог Сью Таунсенд. Роман читается легко. И даже о серьёзных вещах автор повествует с юмором. Хотя юмор тут своеобразный. Какой-то грустный и вымученный. И вообще за всё время чтения меня не покидало ощущение гротеска на грани реальности происходящих в книге событий. Даже многие второстепенные персонажи (например, Поппи – однокурсница близнецов) большей частью немного странные и эксцентричные типы. И в целом вся история выглядит немного надуманной и нереальной.
Однако остаётся послевкусие тревожности и одиночества. А также хрупкости человеческой жизни и зависимости судьбы человека от случая. Счастливого случая встретить поддержку добрых людей в трудные моменты жизни.

23 июня 2016 г., 15:57
3 /  3.538

Марта Кетро – домохозяйка и активный блогер. Она ведёт свой ЖЖ уже более десяти лет. И у неё по-настоящему «живой» журнал – несколько сотен подписчиков, многочисленные комментарии к постам и 136-е место в рейтинге журналов. (К слову, Марта Кетро – это псевдоним, образованный от слов «карта метро» путём перестановки первых букв).
«Осенний полёт таксы» представляет собой сборник большого количества коротких рассказов. Читая которые сразу чувствуется, что они написаны блогером – живой язык, откровенные темы, много эмоций и мало серьёзных мыслей. Несмотря на последнее, такая проза тоже имеет место быть. Ведь иногда просто хочется раскрыть книжку и окунуться в мир, в котором всё легко, просто и местами даже смешно.

С тех пор как психолог одарила меня термином «отзывание либидо», я всё время представляю его, либидо, в виде маленькой чёрной таксы, весёлой и стремительной, которая вечно рвётся с поводка и несётся к цели, ведомая обонянием. Чувство быстро опережает у неё чувство долга, а нюх – мозги. Жизнь этой таксы была бы совершенно прекрасна, если бы не я, всегда готовая свистнуть и отозвать, и тогда она вешает уши и понуро плетётся к ноге – у меня очень воспитанная собака.
(Рассказ «Дама с собачкой»)

Особо хочется отметить весёлые и милые иллюстрации Оксаны Мосаловой к этой книге.
картинка mapysh

28 мая 2016 г., 20:02
3 /  3.278

«Матильду» модной французской писательницы Анны Гавальда я прочла залпом за два дня (прочла бы и за день, если бы было больше свободного времени).
О чём говорит такая скорость?
1) Книга с интересным сюжетом.
Скорее нет, чем да.
2) У автора лёгкий слог.
Да.
3) Анна Гавальда — моя любимая писательница.
Нет.

Теперь немного подробнее о моих впечатлениях после прочтения «Матильды». Так как боюсь, что спустя какое-то время я начисто забуду про неё, как это случилось и с парой других книжек Анны Гавальда (которые я уже прочла ранее).
Подобные книги я отношу к категориям «женская проза» и «книга для отдыха». «Женская» — потому что про наше девчачье, то есть в первую очередь про любовь и все связанные с ней переживания. «Для отдыха» в моём понимании — это когда в книге счастливо сочетаются лёгкий слог писателя с относительно незатейливым сюжетом, в котором в конце концов всё хорошо и все счастливы. И не дай бог никаких философских рассуждений и глубоких мыслей! Это же отдых — приятно читается и легко забывается!
Если предельно упростить, то главная линия сюжета сводится к одному несчастливо-счастливому случаю из жизни главной героини (молодой девушки Матильды). Матильда по рассеянности теряет сумочку с большой суммой денег и личными документами (несчастье). Но сумочку находит случайный человек и возвращает её владелице в целостности и сохранности (счастье).
Если бы вернувший пропажу человек оказался красивым, молодым и стройным юношей, то можно было бы сразу предположить, что героиня влюбится в него с первого взгляда. Но в жизни (точнее, в книге) не всё так просто. Жан-Батист (так зовут этого человека) некрасив, неопрятен, толст, немногословен и чуть ли не со странностями. (Таким он показался героине при первой встрече.) Несмотря на это он всё же заинтересовал Матильду, и она в конце концов в него влюбилась.
Хэппи энд. Занавес.

Какой же вывод из этой незамысловатой книжной истории могут сделать молодые (и не очень) поклонницы творчества очень популярной сегодня французской писательницы?
Анна Гавальда как бы ненавязчиво подводит нас к мысли, что первое впечатление часто обманчиво и нельзя судить так категорично о человеке (как это делает сначала Матильда) только по его внешности.
Да. Всё правильно. Так оно и есть на самом деле, и все мы к этому рано или поздно приходим.
Но всё же... Кто из нас в молодости не мечтал о «принце на белом коне»?
Кстати о принцах. Вспомнился вдруг старый анекдот:
— Девушка, вы ждали принца на белом коне?
— Да.
— Так вот он я!
— Ха, прикольно. А где же принц?

Ну вы уже, наверное, поняли из всего того, что написано выше, что я не в особом восторге от этого произведения. Моя оценка — твёрдая троечка (три балла из пяти).
Если вы в отпуске и у вас впереди куча свободного времени, то читайте «Матильду». Получите удовольствие хотя бы от процесса чтения, тем более, если А. Гавальда — ваша любимая писательница.
Ну а если вы читаете только полезную литературу, то прочтите лучше «Самоанализ» Карен Хорни. Принесёт больше пользы, а главное, не жаль будет потраченного впустую времени!

20 апреля 2016 г., 20:44
4 /  4.500

В сборник «От первого лица: разговоры о прошлом и теперешнем» Людмилы Стефановны Петрушевской вошли 38 рассказов (в том числе несколько её интервью, эссе и лекций).
Если вам интересна биография и воспоминания Л. Петрушевской, то обратите внимание на рассказы «Моя Москва», «Путь советского писателя», «Как начать петь», «Дачный театр», «История моих сказок», «Ответы на вопросы разных людей».
Из книги я узнала, что Л. Петрушевская не только пишет (рассказы, романы, сказки, пьесы), но и рисует (акварель; любимые цветы — белые розы). А также хорошо поёт (начинала ещё в детском хоре, а в 67 лет вышла на сцену в жанре кабаре-певицы). Причём, сама написала тексты и музыку к некоторым песням.
Во многих рассказах этого сборника автор вспоминает своё детство. Которое было отнюдь не безоблачным. Она по полной хлебнула все тяготы послевоенного времени. Но об этом лучше всего узнать из рассказов, так сказать, от первого лица.
Мне также было интересно познакомиться со взглядами Л. Петрушевской на профессию писателя. Много интересных мыслей есть в рассказах «На тему о вдохновении», «Путь советского писателя», «Письмо начинающему поэту», «Ответы на вопросы разных людей», «Лекция о жанрах», «Лекция из цикла "Работа с драматургом"» и др.
В одном из интервью («Ответы на вопросы разных людей») Л. Петрушевская делится тем, как пришла к своему авторскому стилю письма.

Я решила ото всего отказаться, что уже было, и писать абсолютно просто, безо всяких украшений и даже без диалогов. <...>
Это был отказ привлекать внимание читателя. Я даже диалоги прятала внутри абзаца в кавычках. Ничем не привлекать внимания! Я решила делать всё наоборот, ничем не удивлять и не брать, а отталкивать. Не пускать. Но не пускать ненужных, посторонних, незнающих. Чужих, которые не понимают. Я искала читателя, который не наслаждения ищет от способа чужого писания, а ищет разрешения самых важных вопросов бытия, жизни и смерти, любви и одиночества и т. д. Главные вопросы, незыблимые, последние вопросы: зачем жить? Каков смысл того, что с нами происходит? Где истина? <...>
И этот мой читатель, я думала, не нуждается в украшениях, он нуждается в прямом и чётком рассказе о том, что произошло.


Хотелось бы особо отметить, что все рассказы этого сборника очень разные. В них есть не только серьёзные размышления, но и лёгкие и даже забавные зарисовки из жизни автора и её семьи. Например, я от души смеялась, когда читала «Приключения на полуострове. Джеймс Бонд», «Сверчок на печи», «Пани, мадам, сеньора».
У Людмилы Петрушевской вообще отличное чувство юмора и самоиронии.

А что вы хотите, чтобы я пользовалась нынешними методами камуфляжа? Парик ХХL, ресницы трёхмесячной наклейки, балахон мини и высокие сапоги под шорты? А губы, то, что под шеей, и нос пересоздать по методу Майкла Джексона?
Мне 73 года, пусть этим балуется 60-летняя молодёжь.


«От первого лица» — это прежде всего сборник воспоминаний. Ведь автору есть что вспомнить (на момент публикации книги в 2012 году ей было 74 года). При этом особо жаль, что такие талантливые люди были «не у дел» во времена бывшего СССР.

Я — чернушница по определению советского лидера с интересной фамилией Черненко. Он назвал меня «очернительницей советской действительности», и много лет я была запрещённым автором. <...>
В целом я была как Нестор-летописец. И остаюсь им. Почти везде в моих текстах присутствует реальность. Некоторые меня читать не могут. Они, возможно, так и пройдут по жизни, не зная чужой беды. Чернуха, бытовуха? Есть другое слово, реализм.


Примечание:
С более полным вариантом рецензии (больше цитат и картинок) можно ознакомиться в моём блоге.

4 апреля 2016 г., 23:34
5 /  4.500

Рассказ The Aquarium напечатан в журнале The New Yorker (June 13 & 20, 2011).
В журнале "Иностранная литература" (2015, № 6, с.150-167) он был опубликован в переводе Антона Ильинского в разделе "Документальная проза".
Рассказ автобиографичен. В нём говорится о печальных событиях, происшедших в семье автора в 2010 году с его младшей дочерью Изабель. К сожалению, ребёнка не удалось спасти, несмотря на все усилия медиков и родителей.
В конце рассказа опубликованы несколько писем в редакцию.

Я не читал ничего более душераздирающего, чем рассказ Александра Химона о смерти дочери. Часто говорят, что смерть ребёнка - самое ужасное, что может пережить человек, и отчаяние Хемона поистине сложно описать словами...
Кен Клонски, Ванкувер
13 июня 2015 г., 14:53
4 /  2.333

В последнее время я увлекаюсь выпечкой домашнего хлеба, поэтому с интересом просматриваю литературу по этой теме. Недавно ознакомилась с книгой "Хлеб и булочки: Подробное иллюстрированное руководство" (автор-составитель Д. Д. Дарина).
В целом книга произвела приятное впечатление.

Что мне понравилось:
1) Общее красочное оформление книги.
2) Все рецепты сопровождаются фотографиями каждого этапа технологии изготовления изделия.
3) Имеется необходимый минимум полезных знаний о продуктах, входящих в состав рецептов теста (о муке, сахаре, дрожжах и др.).
4) В книге собрано большое количество самых разных рецептов мучных изделий (я насчитала 28) с указанием степени сложности и общего времени приготовления.

Оформление книги на примере рецепта приготовления пиццы:

картинка mapysh

Однако, после более внимательного ознакомления с содержанием книги я заметила ряд мелких недочётов:
1) В отдельных рецептах меня смутило повышенное (на мой взгляд) содержание дрожжей.
Например, для приготовления белого хлеба (с.44) рекомендуется аж 20 г свежих дрожжей на 2 стакана муки (это около 320 г муки).
По моему опыту приготовления несдобного теста (которым и является хлеб) вполне достаточно 15-17 г прессованных дрожжей на 1 кг муки. Повышение содержания дрожжей вызывает более активное брожение и созревание теста (сокращая общее время приготовления), однако в готовом изделии будет ощущаться характерный привкус дрожжей. Что не всем нравится. Разумеется, это моё субъективное мнение.
2) Однотипных иллюстраций слишком много.
То есть, если технология изготовления каких-либо изделий почти одинакова, то автор всё равно приводит практически идентичные серии фото для каждого из этих рецептов. А количество иллюстраций в отдельных случаях доходит до сотни штук. Например, приготовление круассанов иллюстрируется серией из 135 фото (с.51-60). Мне кажется, что можно было бы показать подробную серию фото для какого-либо одного рецепта, а в сходных с ним случаях лишь указывать на него ссылку.
3) Несколько сумбурно-клиповое предоставление материала в целом.
Я имею в виду, что "теоретические отступления" несколько хаотично вкраплены в общую массу рецептов. Конечно, это смотрится эффектно, но при такой подаче материала смазывается структура содержания книги.
Мне удобнее воспринимать информацию, когда отдельно идёт теория, отдельно - рецепты.

Дальше...