letzte_instanz на livelib.ru

Информация

Эксперт Брикет Пломбира Топ-1000 экспертов: 618 место
Имя: Анна Фамилия: обычная немецкая фамилия Пол: женский Местоположение: Чита Род занятий: министр внутренних противоречий Читалки: Ritmix Сайт: https://www.deviantart.com/letzte--instanz Дата регистрации: 14 апреля 2014 г. Статус: Гуру Рейтинг: 27 тыс. баллов Индекс активности: 639 баллов Профили в других социальных сетях:

О себе

Художник в вечном артблоке, писатель в вечном кризисе, алкоголик в вечной трезвости, альтернативный христианин.
Редко говорит то, что действительно думает. Часто пишет то, что не может сказать.…

letzte_instanz

Эксперт

Брикет Пломбира

23 июля 2021 г. 20:13

2K

4 тебя обманули родители, ты уже вырос никем*

Не хотите идти к психологу? 

Ничего, ваши дети сходят за вас. 


Эту книгу практически невозможно воспринимать ни как детектив, ни как стандартный янгэдалт. Любителям и ожидателям последнего будет скучно, а детективная составляющая в конце скатывается в ничто и смысла не имеет. «Дилемма выжившего» – про другое. И понять её, пожалуй, легче всего будет тем, кто прямо или косвенно столкнулся с разными проявлениями гиперопеки и вот этими всеми родительскими ожиданиями от «вложений»... Так что, я думаю, почти каждый увидит здесь что-то до боли, до дрожи, до болезненных флешбеков знакомое. И если вам повезёт не узнать в описании героев себя или своих родителей, то на ум непременно придут друзья, дальние родственники или какие-нибудь рассказы про детей коллег.


Семнадцатилетнего Стасика гиперопекает матушка. Выбирает ему одежду, ревнует к потенциальным друзьям, вламывается в комнату, несмотря на то, что сыночка присобачил к двери щеколду, однозначно намекая на желание иметь личное пространство. Матушка придавила своего Стасика, прижала, приклеила к себе. Изображая истерики в театре одного актёра, она пытается манипулировать сыном, чтобы он... остался с ней навечно?

Честно, не могу понять логику таких родителей. Они правда хотят, чтобы их дети на всю жизнь остались с ними? Чтобы не пришлось «отпускать» их в другой город, в отдельную квартиру, делить их с друзьями, с избранником? А зачем? Сепарация ребёнка – правильная неизбежность, благодаря которой в мир выйдет новый человек, а не «стакан воды», «предмет для гордости», «красный диплом» или ещё какой-нибудь неодушевлённый предмет, запертый в отчем (матчем) доме на радость семье и потеху родительским гостям. А как же счастье самого ребёнка? У него ведь тоже есть... ну там, чувства? Он же, наверное, имеет какое-то своё мнение, у него есть какие-то свои желания. И они могут не совпадать с родительскими, и это нормально. Ненормально не допускать ни мысли, ни шанса, что ребёнок в вашем доме лишь гость. Не пленник.

А как насчёт взрослых, внушающих семилетнему ребёнку вину за то, что в катастрофе он выжил, а многие другие нет? Разве давать наставление «совершить что-то великое» в «награду» за спасение – адекватно? А если человек не хочет, например, поступать на физмат, спать в кровати, пить кофе с сахаром, прислуживать бабуськам, впускать мать в комнату и совершать великое? Это вот вообще не по нему, и он не хочет? Не имеет ни возможности, ни ресурса? Неужели мы всем что-то должны? И должны не потому что нам самим хочется помочь, а потому что «в нас вложено», потому что мы выжили, потому что «мы у мамы одни», потому что «это наш крест»? Кем вырастет этот пассивный, безвольный (даже обезволенный), плывущий по течению выживший, но желающий утонуть? Как он будет интегрироваться в общество, если у него из желаний только сдохнуть или слиться с ковром?


Второй главный герой «Дилеммы» – Даня, который как-то неожиданно выяснил, что он не вундеркинд. С лёгкой руки (кстати, тоже травмированной в детстве и не удосужившейся видимо посетить психотерапевта) мамули Даня пытался со своим среднестатистическим мозгом (как у всех!) стать гением. Но он, конечно, не знал, что он среднестатистический, ведь мамуля-то говорила, что он особенный («ты не такой как все» написано на колбасе*). Сначала нагрузки может и не давят, новая информация любой сложности нормально воспринимается, но отсутствие «переключателя» на другие виды деятельности и поминутно расписанные дни занятий с репетиторами без отдыха предсказуемо сбивают спесь. Мамулину. Оказывается, можно было бесконечно наказывать сына за ошибки и манипулировать материнской любовью во все стороны, а сын всё равно окажется тупым ничтожеством и просто не оправдает вложенных сил и средств. Но это не так страшно, когда вспоминаешь, что вообще-то у тебя есть ещё дочь...


Матушка и мамуля – не просто абстрактные демонизированные женщины, это даже не собирательный образ, не преувеличение для большей зрелищности и сопереживаемости их детям. Такие родители (обоих полов) реально, действительно есть. Они встают утром на работу, ходят в театры, принимают гостей, а потом приходят домой и бьют ногами сына за то, что он не соответствует родительским требованиям. А кто-то обвиняет одиннадцатилетнюю внучку в распутности и чуть что говорит великую фразу «сама виновата». Кто-то скидывает кредиты на дочь, а сам прячется по заграницам.


В книге почти нет нетравмированных и адекватных, но здесь даже как-то логично, что эти люди со шрамами умудрились влезть в проблемы и неожиданно друг с другом соприкоснуться. Беды сближают, и ничего не поделать.

Книгу портит «детективная составляющая», она вообще нелогичная и даже странная, прямо чувствуется, как автор выложилась на максимум по психологии и менталочке, и её не хватило на всё остальное. Ну не могут столько людей одновременно считать, что семилетний мальчик виноват в том, что он выжил, а другие нет. Что капитан предпочёл его спасению чьи-то другие жизни. К капитану есть вопросы, но ребёнок-то при чём? Он и без того всю жизнь прожил в ожидании утопления или срастания с ковром: ненормальная матушка, крепко внушённое чувство вины за чужие смерти и наставление совершить великое вообще мало благоволят становлению стабильной психики... Другие «сломленные», конечно, знать этого не могут, но и обвинять никого уже особого смысла не имеет.


Можно было обойтись без розовых зайцев. Но сама Кристина Двойных говорит, что у неё была идея на этом и завязать сюжет (а я знаю, как тяжело выбросить образ, который был Началом), но всё-таки... Идея детектива подлила дёгтя в абсолютно прекрасную книгу о психотравмах, гиперопеке, абьюзерах и их жертвах.


Дальше...

letzte_instanz

Эксперт

Брикет Пломбира

17 июля 2021 г. 19:03

2K

4.5

Мне было интересно, неужели у Микиты Франко выйдет что-то лучше «Дней нашей жизни»? Нет, не вышло. Но получилось на уровне, а уровень у «Дней...» – очень, очень хороший. Обе книги действительно получились... просто получились.

Можно поругать «Тетрадь в клеточку» за изобилие крайностей: главный герой Илья как-то быстро, одновременно сталкивается с девочкой с булимией, нищей мигранткой из Таджикистана, богатым геем, мальчиком с чокнутой мамашей-веганшей, матерью (точнее, уже как бы отцом)-трансгендером и бабушкой с диагнозом «совок головного мозга». Кажется, что это как-то слишком, и автор пытается схватиться за всё и сразу. С другой стороны, в школе со мной в одном классе учились девочка-грузинка, две сестры-карлицы и мальчик с умственной отсталостью. В параллели были открытый гей и…

Развернуть

Любимые авторы — 14

24 августа 2015 г. 20:53

2K

Графский чай в современной литературе.

Хотела (почему-то) написать об этом ещё до того, как дочитала книгу, но было откровенно лень. Капитан Очевидность (собственно, я) провёл уникальное (ой ли?) исследование на основе этого текста (собственно, всей книги) и после некоторых колебаний (ахаха) выяснил, что любимый чай у писательницы - Эрл Грей. Без молока и сахара. Эрл Грей пили все, всегда и при любых обстоятельствах. Причём даже те люди, что не были друг с другом знакомы, поэтому семейная привязанность к конкретно этому чаю отметается. То ли из сортов чая Мориарти знает только этот, графский (что, думаю, маловероятно, ибо можно же загуглить, например), то ли просто это именно её…

Развернуть

30 июня 2015 г. 23:04

698

Встреча с Дмитрием Глуховским в Тюмени

Ровно уже завтра я бесповоротно и безвозвратно распрощаюсь с Тюменью, придётся покидать насиженный городок: поеду высматривать себе новое место под солнцем. А 30 числа в Тюмень решил приехать Дмитрий Алексеевич, и это стало моим самым главным прощальным подарком. Да, я большой-пребольшой его фанат, поэтому не остановили меня ни катастрофическая нехватка времени, ни проливной дождь с грозой. Да и вообще, зал был полон, так что, видимо, фанат не я одна. Начиналось всё по-обычному: организаторы пытались пошутить насчёт погоды, сам же Глуховский шутил о вещах более интересных и более успешно. Потом задавали вопросы, самые разные, в том числе не…

Развернуть

Обсуждения letzte_instanz

25 июля 2016 г.

418

Джон Ирвинг — американский аналог «Ангелов ADAC»

Автор: Von Martin Scholz Фото: Kimmo Mäntylä/Lehtikuva/picture alliance Джон Ирвинг не водит гигантский джип, ему хватило и полноприводного «Пассата», чтобы вытянуть автора журнала «Welt» Мартина Шольца с его «Z3» из снега. Человек, которого «Guardian» оценил как «последнего великого белого писателя Америки», показывает нам свой новый город Торонто. Полтора часа мы говорили, и теперь Джон Ирвинг нуждается в свежем воздухе. Уже год 74-летний писатель постоянно проживает в Торонто – родном городе его жены. Здесь, в огромном канадском городе, движение совсем другое, чем в Вермонте, где он жил долгие годы в большом доме на горе. Когда автор…

Развернуть

29 марта 2015 г.

2K

Главный герой - отрицательный персонаж...

Хотелось бы узнать, есть ли книги, где главный герой является отрицательным персонажем (этаким плохим парнем), при этом большая часть книги и сосредоточена на нём. Фантастика, фэнтези, мистика, военные. Заранее спасибо за интерес к теме)

Понятно
Мы используем куки-файлы, чтобы вы могли быстрее и удобнее пользоваться сайтом. Подробнее