Книжный портал
с персональными рекомендациями
и личными коллекциями
  • 15 000 000оценок книг
  • 940 000рецензий на книги
  • 58 000 000книг в коллекциях
Зарегистрируйтесь или войдите
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно

feny рассказала 10 историй

«Что ты, баба, белены объелась?»

Кто бы знал, что эта детская сказка несет в себе автобиографические черты Александра Сергеевича.
Написана она была болдинской осенью 1833 года. Литературным источником является «Сказка о рыбаке и его жене» («Vom Fischer und seiner Frau») – из сборника братьев Гримм «Детские и семейные сказки» («Kinder und Hausmärchen»), который был напечатан в 1812–1814 годах. Но Пушкин создал свое вполне оригинальное, существенно отличающееся произведение. Это подчеркивается и национальным колоритом, и другими деталями и, главное, изменением женского образа: это не просто жена рыбака, а «черная крестьянка», «прявшая свою пряжу», ставшая «столбовою дворянкой» и все более и более помыкавшая мужем. Здесь литературоведы (ох уж эти литературоведы) увидели черты прототипа, - дворовой девки, дочери крепостного и управляющего сельцом Михайловским и (впоследствии) Болдином Михайлы Калашникова - Ольги Калашниковой, той, которую принято считать «крепостной любовью» поэта.
Сказка отражает завершающий этап отношений Пушкина и Ольги, в то время уже вольной, получившей отпускную по ходатайству поэта и вышедшей замуж за обедневшего (правильнее сказать почти нищего) дворянина и носившей фамилию Ключаревой.
Вряд ли теперь можно точно установить характер их взаимоотношений, даже исходя из наличия некоторых документов. Как сами понимаете из сюжета сказки, образ Ольги здесь мало симпатичен, - ну чем она занимается, как не вымогательством? Но ведь это только версия (нашедшая здесь отражение), одной из сторон.
Имел ли моральное право поэт на подобное, вопрошать бессмысленно. Искать права самой Ольги тем более. В то время связью барина и подневольной ему крепостной было никого не удивить. Как не удивить и выражением Пушкина - «неосторожно обрюхатил».
В других произведениях, также несущих черты частной жизни поэта, образ Ольги различен (вероятно от формы их отношений на тот момент). Это: «Русалка», «Яныш королевич» из «Песен западных славян», «Евгений Онегин» и многое другое.

Развернуть

КАРТИНКИ К «ЕВГЕНИЮ ОНЕГИНУ»
В «НЕВСКОМ АЛЬМАНАХЕ»

В 1829 году в «Невском альманахе» были напечатаны фрагменты «Евгения Онегина» с первыми иллюстрациями к роману, нарисованными художником А. В. Нотбеком. Однако иллюстрации оказались крайне неудачны. Пётр Вяземский писал о них Пушкину: «Какова твоя Татьяна пьяная в „Невском альманахе“ с титькою навыкате и с пупком, который сквозит из-под рубашки? Если видаешь Аладьина (хотя на блинной неделе), скажи ему, чтобы он мне прислал свой „Невский альманах“ в Пензу: мне хочется вводить им в краску наших пензенских барышень. В Москве твоя Татьяна всех пугала». Сам Пушкин отреагировал на выход иллюстраций очередными эпиграммами, из которых уцелели две.
картинка feny
Вот перешед чрез мост Кокушкин,
Опершись жопой о гранит,
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мосьё Онегиным стоит.
Не удостоивая взглядом
Твердыню власти роковой,
Он к крепости стал гордо задом:
Не плюй в колодец, милый мой.

картинка feny
Пупок чернеет сквозь рубашку,
Наружу титька — милый вид!
Татьяна мнет в руке бумажку,
Зане живот у ней болит:
Она затем поутру встала
При бледных месяца лучах
И на потирку изорвала
Конечно «Невский Альманах».

Развернуть

Еще одно мнение

Анной Карениной восхищаются, ненавидят, жалеют, осуждают, не понимают. Сколько дано советов, сколько предложено выходов из создавшейся ситуации, сколько существует точек зрения на произошедшую трагедию.
Велик Лев Николаевич! Время идет, а история Анны Карениной по-прежнему редко кого оставляет равнодушной.
Количество сочинений, предположений, версий, исследований, рецензий и комментариев растет.
Не осталась в стороне и поэтесса Инна Кабыш. Вот ее вариант:

Теперь-то я вижу, что никто не виноват:
ни Вронский, ни свет.
Просто любовь бывает «тонкая» и «широкая»,
и Анна любила «тонко»,
а где тонко, там и рвётся.
Широкая любовь – куст,
у неё много ветвей.

Женщина любит мужчину как мужчину,
как нечто противоположное,
как врага, —
это та «ветвь», о которой сказано:
«и к мужу твоему влечение твоё».

Женщина любит мужчину как собственного
ребёнка,
как живот,
как часть себя.

Женщина любит мужчину как брата —
как сорок тысяч братьев! —
как родную кровь,
как старшего.

Женщина любит мужчину как родину:
как Медея,
для которой измена Ясона —
измена родины.

Женщина любит мужчину как хозяина,
ибо сказано:
«и он будет господствовать над тобой».

Женщина любит всем «кустом»,
всею собой:
женой, матерью, рабой.

Анна любит одной «ветвью»:
как любовница.
Это красиво и сильно,
и это вся она:
ей больше нечем любить.

Любовь Анны не куст, а цветок в вазе:
прекрасный,
благоухающий,
хрупкий,
но без корня и на одном тонком стебле.

Цветок гибнет, потому что он цветок.
Никто не виноват.

Развернуть

Письма Мариенгофа

Не могу удержаться, чтобы не остановиться на письмах, входящих в этот том, - письмах Анатолия Мариенгофа к свой жене Анне Никритиной.
Ниже предлагаю небольшую нарезку. Не думаю, что здесь нужны какие-либо комментарии. Просто читайте, не забывая, что им было уже за 50. Желаю всем сохранить такие чувства в этом возрасте.

Мартушок миленький!
…..
Каракули твои прелестны, но совсем не прелестно, что ты не спишь ночью. Шостакович Шостаковичем, а спасть надо. Знай, Мартын, ты для меня больше, чем «все», и если ко мне прилично относишься – береги себя и нянчись со своим сердцем.
Цацкаюсь же я со своими ногами, хотя мне это противно во как! Я бы давным-давно на себя плюнул, но у меня есть Нюха, и вот таскаюсь по Пятигорскам, и мокаю себя во всякую дрянь, и, как старая жидовка, лечусь и лечусь…
…..
По Нюхе очень скучно, потому что очень люблю.
….
Ох, я тебе и туфли купил! Знатные? Правда? Пожалуйста, не бранись. Если и на дождик не годятся, отдадим на кладбище.
….
Пиши больше всего о коте. Если о себе вдруг упомянешь, в обиде не буду.
….
На все плевать! Только вот моей женки рядом нет. Ох, если бы она была под бочком!..
…..
Обцеловываю тебя вдоль и поперек, любонька моя.
…..
Почему нет писем? Получил – одно единственное. Неужели не пишешь? Бога, Нюшенька, побойся! Знаешь, что такое кора головного мозга? Так вот ты мне ее и ковыряешь, злодейка!
Остальное все в порядке, включая жопу.
Обнимаю. Твой.
…..
А сею секундочку получил твою открытку. Балуй меня, любушка, балуй! У меня здесь других праздников нет. Обожаю.
…..
Живу, как наш миленький кот: сплю, ем, сплю, ем… и грущу по своей Нюхе.
…..
Скоро мне уже собираться к мой возлюбе. А я – возлюба ее?.. Как ты осилила трудную рабочую неделю? Как наше сердечко? Как наше пузо? Что мы лопаем?
…..
Скучаю по тебе, Мартуха, любовка ты моя. Длинный.
…..
Твой старый, длинный, но еще кр-р-расивый:) сантиментяй Толюха.
…..
Твой болезный но … хорош проклятый!
…..
Твой Абажун. И какой!..
…..
Твой Толька.
…..
Твой Толюн.
…..
Твой, твой!
Развернуть

Сравнивая переводчиков...

Шекспировские сонеты в переводах Самуила Маршака давно и прочно на слуху.
И вот в этой книге я встречаюсь с сонетами Шекспира в исполнении омского поэта-переводчика Евгения Фельдмана. Люблю сопоставлять разные переводы. И здесь не удержалась. В этом сравнении Фельдман не уступает признанному мэтру. А временами и выигрывает.
Итак – сонет 145:

Перевод Самуила Маршака

«Я ненавижу» - вот слова,
Что с милых уст ее на днях
Сорвались в гневе. Но едва
Она приметила мой страх,

Как придержала язычок,
Который мне до этих пор
Шептал то ласку, то упрек,
А не жестокий приговор.

"Я ненавижу", - присмирев,
Уста промолвили, а взгляд
Уже сменил на милость гнев,
И ночь с небес умчалась в ад.

"Я ненавижу, - но тотчас
Она добавила: - Не вас!"



Перевод Евгения Фельдмана

«Я ненавижу», - приговор
Произнесли ее уста.
И на меня метнула взор,
И прочитала, как с листа,

Что раны в мире нет сильней,
Чем та, что мне нанесена.
И бессердечностью своей
Сама была потрясена.

«Я ненавижу», - покраснев,
Она промолвила опять,
Но утро, темень одолев,
Кошмары обратило вспять.

«Я ненавижу – в третий раз
Она сказала, - но… не вас!»

Развернуть
НАШИ ЛИМЕРИКИ

Книга основоположника «поэзии бессмыслицы», автора многочисленных абсурдистских лимериков Эдварда Лира прекрасна.

Но «наши люди» тоже не промах. Существует Вольный Город Лимерик, все желающие там побывать тык сюда.
В качестве предупреждения: в Городе не существует понятия "ненормативная лексика" и "запретная тема".

Молодая красотка с Урала
Темной ночью с цыганом удрала
И, согласно молве,
Отдалась на траве...
А быть может, молва тут приврала.


Дочь магистра из города Бремена
Однажды проснулась беременна.
Но служанка магистра
Объяснила ей быстро,
Что ее затруднение временно.
Развернуть
"Пигмалион" и "Современник"

После недавнего посещения «Современника» и просмотренного спектакля появилось желание перечитать «Пигмалиона».

Интересно, когда на впечатления от читаемого произведения, накладываются сценические образы.

Ниже кадры из просмотренного спектакля. В главных ролях Алена Бабенко и Сергей Маковецкий.

картинка feny

картинка feny

картинка feny

картинка feny
Элиза. Незначительная облачность, наблюдавшаяся в западной части британских островов, возможно распространится на восточную область. Барометр не дает основания предполагать сколько-нибудь существенных перемен в состоянии атмосферы.

картинка feny

История произошла: 30 июля 2013 г.
Развернуть
О вкусах...

Расскажу историю о том, что подвигло меня на прочтение этой книги.

Недавно я читала «Фрегат «Паллада» Гончарова. Путешествуя, он невольно сталкивался с кулинарными пристрастиями в других странах и, в частности, с чайными традициями.
Последние вызывали у него большие возражения.
Я сделала выписку из четырех пунктов, в которых отразила основные воззрения Гончарова на правила и традиции чаепития. Вот они:
1. Чаю без сахару быть не должно.
2. Английский черный чай – яд.
3. Зеленый чай, который пьют американцы – варварский напиток.
4. У китайцев в чае извращенный вкус.

Забавно то, что мои вкусы в этом отношении совершенно противоположны:
1. Не приемлю чай с сахаром. Для меня это напрочь испорченный напиток.
2. Прекрасно отношусь к черному чаю, в том числе английским сортам.
3. Лояльна по отношению к зеленому чаю, периодически употребляю его.
4. Это единственный пункт, с которым я готова согласиться. Речь шла о том, что китайцы добавляют в чай жасминные и розовые листики. Я тоже не люблю никаких добавок в чае.

И все же сравнивая эпохи проживания (где я и где Гончаров!), пришла к выводу, что исходить надо из традиций времени. Пытаясь найти информацию, какой же чай употребляли в 19 веке в России, наткнулась на упоминание об этой книге Похлебкина.
Что я извлекла из нее:

- В Россию чай пришел из Китая. Китайский чай всегда был более нежных сортов, отличался меньшей резкостью, чем индийский, - тот, что в основном употребляли в Англии. Кроме того, англичане пьют чай с молоком и сливками, а это требует более крепкого настоя.

- Гончаров говорил о цветочном чае. Что это такое? Лишь у Похлебкина я нашла объяснение: это черный чай высокого качества с преимущественным или исключительным содержанием типсов (едва распустившихся почек), причем недоферментированных типсов, придающих чаю утончённые аромат и вкус.

- В 19 веке в России зеленый чай был слабо распространен из-за его высокой стоимости. Цена на зеленый чай была в пять раз выше. Низкая покупательская способность, отсутствие привычки почти вытеснили зеленый чай на долгое время.

Подвести итог можно расхожей фразой: о вкусах не спорят, а если эти вкусы не совпадают в пространстве и во времени – тем более.
Закончить хочется цитатой из Похлебкина и реверансами в его же сторону. Я в очередной раз получила подробную и детальную информацию на интересующую меня тему от него.

Вполне понятно, что национальные способы заваривания чая – результат многовекового опыта каждого народа, длительного применения чая в конкретных условиях определённой страны. Поэтому они тесно связаны с географическими, климатическими, социальными и другими условиями отдельных стран и могут быть поняты только на общем фоне их национальных условий. Вот почему нельзя механически применять эти способы в иных условиях или расценивать их как неверные. Часто они связаны с иной, «не нашей» системой питания и вполне объяснимы в её рамках и более того – рациональны.
Развернуть
Вспоминая детство

Этот Петя
может
вскачь
критикнуть
всемирный матч. —
«Я считаю:
оба плохи —
Капабланка и Алехин,
оба-два,
в игре юля,
охраняли короля.
Виден
в ходе
в этом вот
немарксистский подход.
Я
и часа не помешкаю —
монархизмы
ешьте пешкою!»
/«Нагрузка по макушку» В.В.Маяковский/


Читая это, вспомнилась история из моего детства.
Тогда была у меня замечательная подруга – Марина. И в школе и после нее, все свободное время мы проводили вместе.

Увлечения были разные. Часто играли в шашки, еще резались в «Чапаева». Как-то решили освоить более серьезную игру – шахматы. Марина расспросила своего отца: как называются фигуры, как каждая из них ходит.

И принялись мы играть в шахматы: самозабвенно, с упоением.
Но, то ли отец недоговорил, то ли подруга не поняла. Теперь уже не помню, сколько прошло времени, когда стало для нас неприятным сюрпризом известие о том, что сражаемся неправильно. Как?! Ни за что не догадаетесь!
Рубились мы до последней фигуры, как в шашках, никакого тебе ни шаха, ни мата…

Развернуть
Мысли вслух: письма и мемуары

Я всегда любила эпистолярный жанр. Но прежде это были художественные произведения. Сейчас, одновременно я читаю две книги писем – просто писем. Читаю увлеченно, все с тем же интересом.
Удивительно то, что при этом я не люблю мемуары. Хотя, казалось бы, эти жанры рядом, в одной нише. А у меня к ним разное отношение.

Мне кажется, что письма подразумевают какую-то камерность, интимность, исповедальность, если хотите, – ведь они предназначены, как правило, одному человеку. А исповедь, это - откровенность.

А мемуары… мемуары подразумевают… открытость. В данном случае, откровенность и открытость для меня не синонимы. Можно открыть душу, поделиться секретами с одним человеком, но не совсем миром. И между открытостью и правдивостью я не могу поставить знак равенства в мемуарах. Читая их, мне часто приходит на ум фраза из «Служебного романа»: «Я вам не верю».

А в письмах все иначе…
Вот только есть еще этическая сторона вопроса: а имеем ли мы право читать это?!

Развернуть
Регистрация по электронной почте
Пароль будет создан автоматически и отправлен вам на почту, или ввести пароль самостоятельно
Регистрация через соц. сеть
После регистрации Вам будут доступны:
Персональные рекомендации
Скидки на книги в магазинах
Что читают ваши друзья
История чтения и личные коллекции